Перейти к содержимому


Фотография

World of Darkness: Блюз полуночного города

мир тьмы: пламя в ночи

  • Закрытая тема Тема закрыта

#141 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

I7Fkmoe.jpg


Миднайт-сити, здесь всё начнётся, здесь и кончится. Луна коронует город, возвышаясь посреди затянутого тучами небосвода. Холодный осенний ветер завывает, взметая в воздух охапку промокших и изорванных газет. Заголовки первых полос кричат об очередной жертве. Платье, розы, смазанная помада. Холодная кожа, остекленевший взгляд, глубокий порез на лебединой шее. Ветер уносит газеты вдаль, туда, где начинается Старый город, полный ярких огней. Он подносит зажигалку к тонкой сигарете. Язычок пламени облизывает её, и тут же исчезает среди безбрежной темноты. Табачный дым, наполнивший лёгкие, вырывается струйкой из плотно сжатых губ. Но на языке остаётся несмываемый привкус горечи.
 

j3uXlMi.png



Свинцовые тучи прочерчивает яркий зигзаг. Всего на мгновение, он освещает город, обнажая все его тайны. Небеса отчаянно ревут, взирая на нерадивый людской род. Затем всё стихает: и свет, и грохот, лишь крохотные капли барабанят по иссиня-чёрному асфальту. Пиджак промокает до нити, замирают часы, больше не тлеет табак. Он не может оторвать взгляда от города, сокрытого в полуночной тьме. Его шпили теряются среди туч. Фасады зданий венчают гаргульи, с презрением глядящие на тех, кто остался прикован к земле. Он снимает промокший пиджак, со следами пролитого вина, и тот летит вниз, исчезая в кромешной темноте. Садится в тёплый салон, где звучит приятная музыка. Трогается с места. Миднайт-сити, здесь всё начнётся, здесь и кончится.
 

https://youtu.be/F12SLv_Q1wI




  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 425

#142 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

9FfyFYK.jpg
 

Это как прыжок с парашютом, сколько раз ты его не делай, на мгновение у тебя перехватит дыхание. Смерть — или просто опасность, но их границы давно стёрлись — стоит так близко, что её холодное дыхание явственно чувствуется затылком. В её пустых глазницах копошатся жирные черви, и чем больше вглядываешься в костлявое полусгнившее лицо, тем больше узнаешь в нём свои собственные черты. Запах тлена забивает ноздри, и кружит голову, сводя с ума, противоречивое желание покончить с жизнью в угоду чему-то иному, в мгновение ока, вытесняется паникой, что покрывает испариной лоб, заводит сердце, подобно старой музыкальной шкатулке, и дарит телу сладкую дрожь. Остаётся лишь следовать плану, и недоумевать, откуда взялось это странное наваждение, умолявшее бросить всё, за что борешься, и, с разбегу, сигануть вниз…
Они осторожно перелезают через забор, стараясь не шуметь, и не оставлять следов, что могли бы привлечь внимание охраны. Кому-то это выдаётся проще, сказываются годы тренировок, или вынужденной практики, кому-то труднее, но, спустя добрые тридцать секунд, все они оказываются по ту сторону. Это странно, но сам воздух кажется здесь другим, будто тлен, исходящий от особняка, пропитывает собой всё вокруг. Он пятнает пруд, превратившийся в дурно пахнущее болото, в котором нет даже жаб, и лишь мошкара вьётся над его мутной поверхностью. Оно пятнает деревья с высохшими стволами и искривлёнными ветками, на которых одиноко болтаются жухлые листья, ещё не выстлавшие ковёр на порченой земле. Оно пятнает даже людей, это нельзя понять умом, но сердце понимает: все, кто задерживаются в этом месте, расстаются со всем хорошим, что удаётся сохранить в этом мире. Они превращаются в жалкие пародии на самих себя, невольно уродуя всё, что любили, отказываясь от всего совершенного в прошлом добра, лишь бы не вспоминать, во что же они превратились теперь.
Здесь нельзя оставаться надолго, нутро трубит, при взгляде на статую, высящуюся посреди двора. Измождённый лик генерала Кроуфорда похож на лицо больного чумой, доживающего свой последний час. Яблоко, оставленное на фарфоровой тарелке внутри заплесневелой беседки, почернело и сгнило, подарив пир облепившим его мухам. Среди рассветного тумана проглядывает силуэт часового, бредущего вдаль вместе с собакой на привязи, с её пасти стекает слюна. Если бежать слишком быстро, сухая трава выдаст шаги, они схватят, не проявив ни капли жалости, и расстреляют на месте. А быть может подарят участь хуже смерти, заперев в тёмном подвале, полном пыточных инструментов. Если плестить, будто хромая псина, они настигнут раньше, чем доберёшься до дубовых дверей. Будет всё то же самое только с другой перспективы.
Им приходится сдерживать сердечный порыв рвануть, что есть мочи, навстречу старому особняку, выточенному из камня. Но вместе с тем подгонять трусливый разум, вторящий ждать, пока пройдёт очередной часовой. Сухие кустарники, кажется, позабывшие, что такое настоящая жизнь. Беседка возле пруда, насквозь пропитанная запахом гнили. Сухая пожелтевшая трава, отчаянно рвущаяся к небесам с мольбой о спасении. Сначала они прячутся, сливаясь с тенями, затем бегут, разгоняя кровь. Наступает миг, когда приходится затаиться, боясь даже вздохнуть. Часовой проходит мимо, крепко сжимая поводок, и в свете одиноких солнечных лучей, его лицо приобретает звериный оскал. Собака замирает, принюхиваясь, но не успевает зарычать, как он пинает её ногой, осыпая горой ругани. Вскоре, он вновь превращается в неразличимый силуэт посреди рассветного тумана.
Затем, наступает миг, когда нужно сделать последний рывок, и пронестись по каменным ступеням, не сбавляя ходу. Им приходится зажмуриться, толкая дверь, в надежде, что она не заскрипит. И она не скрипит, лишь ветер врывается внутрь с глухим хлопком, принимаясь раскачивать занавески на грязных окнах. Они забегают внутрь, и, в ту же секунду, тяжелая дубовая дверь захлопывается за их спинам, грохот проносится по пустым залам, но его никто не слышит…
Внутри было пусто, темно и душно. Осыпавшаяся со стен штукатурка, пыль и сырость повисли в воздухе, отчего дышать им было предательски тяжело. Похоже, здесь и вправду, никто не жил много лет, по крайней мере, об этом красноречиво говорили следы запустения, отпечатавшиеся на всём вокруг. Откуда-то сверху слышался странный шум, туда вела старая деревянная лестница, грозящая обрушиться от любого шага. Проходы вели в боковые комнаты, где было также пусто, темно и душно, это всё, что можно было сказать о них, глядя издалека. Странное чувство незримого присутствия не покидало никого из ступивших под своды старого особняка, это вполне походило на тревогу, адреналин, впрыснутый в кровь, ну а может...

Музыка



#143 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Напряжение зависло в воздухе. Густое, вязкое, его словно можно было пощупать, нужно было лишь протянуть руку. Я не протягиваю. Вместо этого застываю на месте, обращаясь вслух. Кровь стучит в висках, отдаваясь в уши церковным набатом по усопшим. Только были ли это те, кто уже отправился на тот счет, или те, кому только предстояло, и кто сейчас посреди этого особняка, придя сюда за ответами на вопросы, которых мы сами не знали.
От этой мысли по спине пользет предательский холодок и я сам вздрагиваю. Отгоняю неприятные мысли и вновь обращаюсь в слух.

#144 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ☼ ¯\_(ツ)_/¯ ☼
  • 23 826 сообщений
  •    

Отправлено

Наконец они в доме. Тяжелая дверь гулко хлопает за спиной, заставляя вздрогнуть и внимательно прислушаться - не слышал ли кто? Но, кажется, тут некому слышать - дом явно необитаем. Но зачем тогда его так охранять? Агнес хмурится - загадка из разряда -"ничертанепонятно". Сверху слышатся какие-то странные звуки, а по спине пробегает холодок от странного ощущения чужого присутствия, как будто кто-то неизвестный и невидимый наблюдает за ними. Кажется, тут даже шепотом говорить - уже равносильно громкому крику. Ощущение незримого присутствия чего-то или кого-то не исчезает, и Агнес делает крошечный, совсем незаметный, как ей кажется шажок ближе к Никосу, под его защиту, а ее взгляд и слух обостряются, пытаясь обнаружить то, что вызывает это странное ощущение.


0e36bc18048d9fcc300f326cc927b20a.gif


#145 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

Прижимаюсь спиной к стене и перевожу дух. Я не то чтобы утомилась от всех этих рывков — скорее, просто понервничала. Ну, риск всегда сопряжён с переживаниями, а уж если на кону что-то серьёзное, как в нашей ситуации…

Делаю глубокий вдох, медленно двигаюсь вперёд и прислушиваюсь ко всем звукам. Параллельно пытаюсь осмотреться здесь. Вроде бы мы в безопасности… Относительно, по крайней мере. Но сердце продолжает колотиться в бешеном темпе. Мне кажется, оно сейчас вырвется из груди. Но пока оно на месте и я жива, а значит, всё ещё могу если не кардинально повлиять на что-то, то хотя бы постараться это сделать.



#146 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Страх липкими пальцами обхватывает горло, морозом охватывает тело. Звуки остаются где-то на самой грани сознания, но остаются лишь неразборчивыми звуками. Я сильнее сжимаю рукоять биты и громко сглатываю. Страх пропитывает меня насквозь, сковывает изнутри.
Я тихо рычк себе под нос имя Нэнси. Это помогает сосредоточиться, пламени внутри вновь вспыхнуть и растопить оед. Приказываю себе сосредоточиться и осмотреться вокруг. С этим местом что-то - все - было не так. Нужно было узнать, что именно.

#147 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Либо особняк не пустовал, либо в нём водились призраки, это можно было понять, прислушавшись в звукам, доносившимся со второго этажа. Скрипы, стоны и крики эхом разносились по полупустым залам, поначалу это могло показаться завыванием ветра, гулявшим по особняку. Затем, начинало казаться, что кого-то безжалостно пытают, готовясь принести в жертву тёмному божеству. А потом надрывный мужской голос выкрикнул имя «Лукреция», прокатившееся по особняку, подобно раскату грому, и Джессика поняла, что к чему. Либо незримый призрак отчаянно пытался их напугать, либо всё было куда прозаичней. Прямо сейчас, на втором этаже заброшенного особняка, кто-то занимался сексом.
Однако, и заброшенность оказалась лишь весьма умело наведённым мороком. Особняк, и вправду был старым, как грязь, его никто не ремонтировал, и почти не убирал, однако, в каждой комнате можно было  найти следы, явно говорившие о том, что его регулярно посещали. Либо жили тут всё время, сказать точно было затруднительно. Вопреки осыпавшейся штукатурке, грязи, и спёртому воздуху, на полу и мебели, почти не было пыли, её не протирали намеренно, но, невольно смахивали при использовании. Одна из найденных комнат была приспособлена под холодильник, в ней было невообразимо холодно, кругом лежал лёд, среди которого были спрятаны бутылки с весьма дорогим вином, и огромное количество сырой и полуфабрикатной еды. Электричества в особняке не было, зато была газовая плита, и целая куча подсвечников с совсем свежими следами воска, а ещё куча грязной и завонявшейся посуды, над которой роили мухи. Наконец, возле лестницы стоял шкаф, в нём была мужская и женская одежда, строгая и не очень, но неизменно чёрных и белых цветов. Неподалёку стояло фортепиано, наверное единственный предмет, за которым явно ухаживали, протирая его от пыли до блеска.
Однако, ответ на главный вопрос, Джессика нашла не сразу. Она до последнего не знала, хочет ли найти его, на самом деле, или предпочтёт блаженное неведение страшным секретам. Но жажда правды оказалась сильнее, после встречи с агентом Стайлзом, её не покидало смутное чувство, что раскрыть это дело, полагаясь на логику обыденного мира будет невозможно. Настанет час, когда ей придётся ступить за грань, рискнув привычным пониманием мира, в обмен на шанс сделать его лучше. Прямо как спиритуалисты или оккультные детективы, она отринет постулаты, говорящие о том, что может быть, а чего - нет чтобы прикоснуться к тайнам, сокрытым среди кромешной темноты. Похоже, этот час настал, Джессика всё ещё не верила в мир, сокрытый от людского взора, слишком часто ей приходилось сталкиваться с безумцами, вторящими о приказывающих им голосах, тайных заговорах, и убийствах во благо. Но, быть может, именно поэтому, она была готова предположить — только предположить — что преступления полуночного душегуба были связаны с чем-то, что находилось за гранью доступного простым людям. И осознание этого нарастало, чем дольше она находилась в не таком уж заброшенном особняке, точно волна поднимаясь где-то в груди. Это был не разум, он всё ещё вторил, что убийца — простой маньяк, как и прочие, мечтавший удовлетворить свои тёмные страсти. Это было сердце, и оно уже знало: за его преступлениями крылось нечто большее.
Тревога нарастала, словно тысячи глаз буравили её спину, выглядывая из-за ободранных комодов, пыльных кресел-качалок, и старинных кроватей. Она нервно оглядывалась по сторонам, держа ладонь возле рукояти пистолета, но никто так и не показался на глаза. То ли с ними просто играли, заманив в эту искусно сделанную ловушку. То ли это была пустая тревога, образы, созданные воспалённым сознанием. То ли, здесь, и вправду, было нечто странное.
Странное, но не связанное с тем, что творилось наверху. О нет, похоже, кто-то и вправду, просто занимался сексом. Люди склонны выбирать странные места для удовлетворения плотских страстей. И не менее странные способы. Но это чувство исходило откуда-то снизу, точно корни огромного чёрного дерева, оно сплеталось где-то под землей. Это дерево было средоточием зла, всего самого плохого и дурного, что только мог совершить человек. Оно отравляло землю, на которой стоял этот особняк, пятная всё, к чему прикасалось. И людей запятнать было проще всего, особенно если люди не знали счастья и прежде. Как же просто им было склониться ко злу, если они не ведали, что такое добро.
Она взяла себя в руки, как делала это десятки — если не сотни и тысячи, — раз прежде. Нельзя столько проработать в полиции и на улицах Старого города, если ты рохля, который не может совладать с собственным страхом. Она могла, и она делала это снова, и снова, если в сердце нет страха, ничто на свете не сможет тебя сломить. Подточить — другое дело, но Джессика предпочитала об этом не думать. Пустые мысли редко доводили до добра, скорее наоборот. Ей приходилось знать людей, которые спивались и сходили с ума, не в силах решить, как им жить. Этот выбор за них делал кто-то другой, так происходило каждый раз. Живой пример, как не стоит жить, именно поэтому она предпочитала слову действия.
Переходя из комнаты в комнату, она пыталась понять, где это чувство становится сильнее всего. Откуда смотрят глаза, где корни чёрного древа начали свой рост из одного единственного семечка. Вопросы оставались без ответов, пока, в один момент, она не почувствовала, — не столько сердцем, сколько самой кожей — что оказалась близко, как никогда. Тёмный коридор уходил вниз, туда где не горел свет, и не было ничего кроме кромешной тьмы. Стены с облупившейся штукатуркой сменял неотшлифованный камень, старый настолько, что особняк, по сравнению с ним, казался младенцем. Она затаила дыхание, не зная, стоит ли повернуть назад, и сказать остальным о своей находке. А быть может, просто смолчать, не зная, как они отнесутся к такому, без сомнений, странному откровению. Или шагнуть во тьму, туда, где таилось нечто, о чём не принято говорить вслух? Нечто, что можно увидеть в дурном, чахоточном сне. Нечто, что можно почувствовать, оказавшись в полном одиночестве, разбитым и отчаянным.
Всё повторялось снова: разум не знал, но сердце уже понимало ответ. Затаив дыхание, она осторожно шагнула вниз, по замшелым ступеням, вырубленным из древнего камня. Шаги эхом отозвались по узкому и тёмному коридору. Совсем скоро потух свет, и она очутилась в кромешной темноте. Шёпот в голове, неразборчивый, но такой понятный, — снова — не разумом, но сердцем, предлагал ей спуститься вниз. Прикоснуться к тому, что таилось в глубинах, сокрытых под старым особнякам. Они были старше, куда старше, чем можно было себе представить. А то, что таилось в них, нельзя было даже осознать. Ноги Джессики уже не слушались её, продолжая нестись всё глубже, и ниже, навстречу ответу на незаданный вопрос. Тьма колола глаза, мёртвая тишина — уши, но всё это не имело значения. Шёпот стал голосами, но смысл начинал ускользать, превращаясь в неразборчивую какофонию, грозящую свести с ума.
Наконец, она поняла: впереди дверь, и сердце упало. Шагнуть вперёд и раствориться в том, что крылось за порогом, или отступить пока ещё остался последний шанс? Отступить навстречу свету солнца, льющемуся с неба, отчаянно пытаясь одолеть тьму? Отступить навстречу звёздам и луне, дарящим веру, надежду и любовь? Отступить, навстречу тем, кто любил её, вопреки всем козням, что строил этот жестокий мир? Или…
Её бледная ладонь легла на ледяную ручку. Джессика дёрнула её. Ручка не поддалась. Она дёрна сильнее. Ручка не поддалась. Она стала остервенело дёргать её, снова и снова, но ледяной камень не поддавался. Врата оставались закрыты. В них нельзя было войти, не принеся жертвы. Голоса засмеялись. Засмеялись над ней. Затем стихли. Осталась только сосущая пустота и отчаяние. Его горький привкус застыл на языке, как сигаретный пепел. Стало холодно, точно наступила зима, она обняла себя за плечи и стала подниматься наверх.
Путь выдался долгим и трудным. Куда сложнее и дольше, чем спуск. Таков закон, его не изменить. За это время в еёё голове тысячи раз пронеслись одни и те же вопросы. Что это было? Что на неё нашло? Неужели, она и вправду, была готова шагнуть за порог, даже зная, что за чернота таится там, лишь бы найти причины полуночных убийств? Ответы на эти вопросы, ей предстояло найти самой.



#148 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

Вокруг кромешная темнота, а я на ощупь пытаюсь подняться по ступеням обратно. Вспоминаю, что у меня в кармане лежит зажигалка, вынимаю её и продолжаю медленно идти, стараясь осветить её пламенем пространство впереди и под ногами. Получается не очень, потому как её огонёк слишком слаб, но так я всё равно чувствую себя лучше, спокойнее и уверенней. А лестница всё не заканчивается…

Не понимаю, что на меня нашло, и оттого по коже бегут мурашки. Я ведь прекрасно знаю, что излишняя самонадеянность не доводит до добра, так почему тогда неслась вниз сломя голову? Что заставило меня забыть об осторожности? Почему я не сообщила другим сначала? Что, если бы дверь открылась? Что, если бы меня за ней кто-то поджидал? Пожалуй, тогда меня настигла бы весьма глупая смерть. Неужели мне настолько хочется раскрыть это дело, что я готова без размышлений рискнуть жизнью без сильной на то необходимости?..

В действительности… в действительности мне кажется, что я не контролировала себя. Будто мой разум помутился… под чьим-то влиянием. Но это же невозможно, правда?.. Вероятно, сейчас самое время вознести молитву Богу, чтобы уберёг от всех бед, но я толком не знакома ни с одной. Да и не верю ни в Него, ни в прочую сверхъестественную лабуду. Впрочем, в последнем у меня появились сомнения, которые я должна развеять, вот что я думаю.

Наверное, нужно вернуться ко входу. Полагаю, мои спутники там.



#149 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Время здесь с трудом поддаётся счёту, оно густое и вязкое, точно смола. Стираются границы между минутами и часами, ведь не происходит ничего, за что можно было бы уцепиться. Шум, как и прежде доносится сверху, но окромя него в старом особняке царствует гробовая тишина. Они чувствуют себя точно на дне глубокой ямы, засыпанной землёй. Пройдёт ещё пара мгновений, и закончится воздух. Тело сведёт судорогой, заставив отчаянно биться в тесном и душном гробу. Кулаки застучат по гнилому дереву, отчаянно пытаясь выцарапать путь наружу. Затем наступит слабость, которой не было равных. Померкнет перед глазами свет, хоть здесь, и так, кромешная тьма. Сознание пустится в далёкий полёт, навстречу предсмертных видениям, порождённым обезумевшим от боли сознанием…
Дурные мысли, сами собой, наполняют голову, сколь ни гони их прочь. Стихает даже былая ярость, становясь тусклым огоньком, освещающим путь к цели. Это всё место, нет никаких сомнений, оно всему виной. Темнота стирает границы между правдой и вымыслом. Тишина порождает звенящий звон и внутренний голос становится громче голоса собственного. Затхлый воздух наполняет лёгкие, и они молят вырваться наружу, чтобы вздохнуть полной грудью.
Здесь нельзя оставаться надолго, эта мысль продолжает, церковным набатом, бить в голове каждого из них. Они решают не разделяться, пока Джессика не вернётся, обойдя пустые и пыльные комнаты. Но, проходит минута, другая третья — все давно потеряли им счёт — а её всё нет. Подозрения закрадываются сами собой, неужели полуночный душегуб притаился где-то рядом, и уже окропил свежей кровью свой остро заточенный нож? Неужели они проглядели охрану, и она уже начала устранять их, одного за другим? Или… или всё куда проще, а в то же время так сложно?
Однако, подозрениям не суждено выплеснуться наружу. Вскоре, Джессика возвращается в прихожую, где её дожидались остальные. Дрожащая рука сжимает зажигалку. Её пламя колеблется, отбрасывая на бледное лицо причудливые тени.



#150 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

Наконец, возвращаюсь в прихожую. Осознаю, что до сих пор сжимаю побелевшими пальцами горящую зажигалку, тушу пламя и убираю её на место. Надеюсь, теперь моё лицо не выглядит так жутко, как наверняка выглядело при столь тусклом освещении от неё. Руки всё ещё дрожат, поэтому я сую их в карманы.

— Особняк явно не заброшен, — негромко говорю я. — Одна из комнат оборудована под холодильник, в других есть одежда, почему-то в чёрных и белых тонах, грязная посуда, газовая плита… И да, наверху, судя по звукам, трахается парочка. Ещё здесь есть подвал, но дверь в него заперта. Почему-то мне кажется… — Я невольно запинаюсь. — Почему-то мне кажется, что именно там мы найдём то, что ищем.

Почти нестерпимо хочется закурить, но не думаю, что это хорошая идея, так что сдерживаю свои желания. Чёрт, и даже кофе не выпить.



#151 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Она выглядит так, будто оглядываясь вокруг этого страшного места сумела отыскать привидение, и у меня не аозникает сомнений, что это вполне возможный вариант. Это место было настолько… неправильным, что вообще не должно было существовать. Его нужно было снести, а лучше - предать огню, который в легендах всегда был страшным врагов всякой нечимти.
Я нервно сглатываю и оглядываюсь вокруг. Это место давит на мою психику пытается заставить съежиться на полу и застыть, потеряв всякую надежду и волю. Моего внутреннего пламени недостаточно, чтобы разогнать окружающую темноту, и потому хочется уйти как можно быстрее.
- Что там? - хриплым шепотом раздается мой вопрос детективу.

Ещё здесь есть подвал, но дверь в него заперта. Почему-то мне кажется… — Я невольно запинаюсь. — Почему-то мне кажется, что именно там мы найдём то, что ище

Я не спрашиваю с чего она так решила, предпочитая довериться чутью профессионала. Легким движением закидываю биту на плечо и с облегчением выдыхаю: наконец-то хоть что-то, кроме бесконечного стояния в гнетущей темноте.

#152 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Никос медленно поднял взгляд на потолок, изогнул бровь, но так ничего и не сказал. Затем перевёл взгляд на Джессику, и спросил, уже не так тихо, как на улице, но, всё равно не в полный голос: — Считаешь, в подвале может прятаться наш убийца? — в его тоне слышались нотки горькой иронии. — Или… — он чуть прищурился, не отводя от неё взгляда, будто пытался разглядеть на лице Джессики, нечто, что она так и не произнесла вслух. — Ты думаешь, что там есть что-то ещё? — на последних словах он сделал особое ударение, будто, и сам чувствовал присутствие незримых сил, властвовавших в особняке. Каждый мог почувствовать нечто странное, неправильное и порочное, что пропитала воздух, стены, и саму землю, на которой стояло старое здание. Но ещё ни один не мог признаться в этом, в полной мере. Сознание старательно отвергало любые сомнения в привычных догам. Всё можно объяснить умом, настойчиво твердило оно, заглушая чувства. Не пытайся смотреть на то, чего, всё равно, не сможешь понять. Не задавай лишних вопросов, и не услышишь ответов, которые не стоит произносить вслух. Словно защитный механизм, разум делал всё, чтобы уберечь их от неприглядной правды. Но, рано или поздно, сдастся и он. Остаётся один вопрос: когда?
— Похоже, эти встречи проходили именно тут. — продолжил он, спустя секунды молчания, вновь оглядев пыльную, тёмную и душную комнатушку. Лестница ведущая наверх выглядела настолько дряхлой, что на неё было страшно ступать. Окна с белым занавесками не протирали множество лет, и они покрылись толстым слоем пыли и грязи. Полумрак жёг глаза, но огонь привлёк бы ненужное внимание. Вновь, приходилось идти на компромисс. — Одно непонятно, почему они не прибрались, хотя бы для вида. Если тут были гости, или, хотя бы шлюхи из того клуба, не лучше ли было навести чистоту, чтобы не привлекать лишнего внимания? Неразумно… — он поскрёб лоб, и снова задумался.



#153 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ☼ ¯\_(ツ)_/¯ ☼
  • 23 826 сообщений
  •    

Отправлено

- А проститутки были нужны точно для...  - Агнес едва заметно запнулась. - Для этого?  Как-то странно все. Шлюхи, которых опаивают, чтобы они ничего не помнили.. 

 

Агнес опасливо посмотрела на потолок. Если там кто-то занимается сексом, то как они туда забрались? Вряд ли по лестнице. 


0e36bc18048d9fcc300f326cc927b20a.gif


#154 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

Не знаю почему, но вместо того чтобы отозваться сразу, я молчу в течение нескольких секунд, нервно покусывая губы.

— Что-то, — наконец, говорю я, выделяя интонацией слово «что-то», — там точно есть. Что касается девочек, то не думаю, что они были в том состоянии, чтобы обращать внимание на беспорядок.

Агнес задаёт вопрос, но я не знаю, что на него ответить, поэтому просто пожимаю плечами. Наверное, на моём лице сейчас отражается растерянность.



#155 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

— Как бы там ни было, похоже, так просто в подвал мы не попадём, — Никос вздыхает, и кладёт ладонь на плечо Агнес, заметив тень тревоги на её лице. — Если мы хотим понять, что к чему, придётся допросить кого-то из местных. Можно попробовать схватить кого-то из охранников, и затащить сюда, но, вряд ли это будет просто. Они, наверняка, проходили боевую подготовку и могут поднять шум. Тогда нам точно несдобровать, — Никос качает головой, взявшись за подбородок, его взгляд опущен к самому полу, застеленному пыльным ковром. — Или проверить, кто там наверху, — он снова поднимает взгляд, прищурившись. — Вряд ли это случайные гуляки, забравшиеся сюда, чтобы потрахаться в необычном месте. Они бы просто не обошли охрану, а значит… — не договорив, Никос шагает навстречу дряхлой лестнице, половицы скрипят под его весом. Застыв перед ней, он бросает на остальных мимолётный взгляд, на заросшем лице застыла кривая ухмылка. Он осторожно кладёт ногу на первую ступень, прогнившее дерево прогибается под его весом, издав жалобный стон, но, всё-таки, остаётся целым. Ещё один шаг, он ставит ногу на вторую ступень, всё то же ощущение трясины, тянущей вниз, всё тот же предательский звук. Но и она остаётся целой.
— Ну вот, — говорит он, кивнув, и застыв посреди хрупкой лестницы. — Подняться можно, но только по одному. Так что, наверх, или у вас есть другие идеи? — Сверху вновь доносятся протяжные стоны, скрип, и сладострастные вздохи.



#156 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

— Нет, — я качаю головой, — лучше допросить их, — киваю наверх, — чем охрану. К тому же есть шанс, что «гости» знают больше, чем часовые, которые могут и не задавать лишних вопросов, если им достаточно платить.

Приближаюсь к лестнице, но пока что не ступаю я на неё. Жду, покуда Никос поднимется: по одному и правда гораздо безопаснее. Лишний раз рисковать незачем.


  • Тaб это нравится

#157 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Я стою позади остальных и пытаюсь унять собственные страхи и сомнения. Что если там, внизу, кроется нечто, с чем не справится человек? Что не одолеть ударом биты или ножа? Я вспоминаю слова Волка и невольно вздрагиваю. Едва слышно рычу от злобы на себя. То ли атмосфера этого места так на меня давила, то ли дело было в простой усталости из-за отсутствия нормального отдыха, но мои нервы начинают сдавать. С другой стороны, может дело было в том, что во мне было слишком мало алкоголя, а на моей бите - слишком мало (точнее, вообще нет) чужой крови.
Шепчу имя. Нэнси Финнеган. Сосредотачиваюсь на своем желании мести и сомнения отступают назад. Стою позади остальных, ожидая, пока Никос и девушки поднимутся наверх.

#158 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Половицы скрипят под ногами, грозя, с оглушительным треском, обрушиться вниз, утянув его за собой. Тишина, звенящая в ушах, наполняет сознание, отчего голова грозит взорваться нестерпимой болью. Темнота остаётся незыблемой, и солнечные лучи теряются в её границах, превращаясь в ничто. Затхлый воздух, пропитанный пылью, сыростью и запахом осыпавшейся штукатурки, наполняет лёгкие, когда они молят о свежем воздухе. Шаг за шагом, Джек поднимается наверх, где уже стоят остальные, став неразличимыми силуэтами посреди полумрака. Шаг за шагом, прогнившее дерево прогибается, словно пытаясь затянуть его в пучины того, что притаилось внизу, куда не ступал ещё ни один из них. Шаг за шагом, он шепчет имя Нэнси Финнеган, словно мантру, и оно придаёт ему сил. Если он сдастся, никто не отомстит за её смерть, и она станет лишь ещё одним именем, выведенным на первой полосе пожелтевшей газеты. Если он погибнет, этот город останется городом проклятых, где потухнут последние огни, навеки погрузив его во тьму. Если он не сумеет пройти этот путь до конца, то никогда не простит себя. Это худшее наказание из возможных.
Они молчаливо кивают друг другу, на лицах, скрытых во тьме, отпечаталась мрачная решимость. Здесь, наверху, в канделябрах, закреплённых на ободранных стенах, горят крохотные огоньки, отбрасывая на их лица причудливые тени. В их свете, ни один из них не похож на человека, который вошёл под эти мрачные своды. Возможно, это всего лишь морок, дым и зеркала, игра света и тени. Возможно, это смутный намёк на то, чем им придётся стать, чтобы пройти этот путь пламенной ночи до конца, не сорвавшись, стоя у самого края обрыва. Возможно, все они медленно сходят с ума, оказавшись в месте, для которого нет места на всём белом свете.
Сладострастные стоны заполняют узкий коридор, освещённый лишь светом свечей. Они медленно крадутся по нему, ладони тянутся к оружию, готовясь сжать его в любую секунду. Выкрикнутые имена повисают в воздухе, но для них они не значат ничего. Столько комнат, и все пусты, лишь ветер гуляет по ним, взметая ввысь пыль и мусор. Вздохи становятся всё учащённей, кажется, стены сделаны не из камня, но из тонкой фанеры. В одной из них, они находят стихи,выведенные чернилами на ослепительно-белых листах, они пропитаны почти осязаемым отчаянием. Кровать скрипит так близко, что они чувствуют её вибрации, разливающиеся вокруг. Приоткрытая дверь встречает их ближе к концу восточного коридора, они замирают возле самого края стены, чтобы осторожно заглянуть внутрь и...
Побелевшие от натуги пальцы сжимают лебединую шею, что есть мочи. Она снова и снова открывает рот в немом крике, пытаясь сделать один единственный вздох. Он вдавливает её в кровать, из груди вырывается нечто отдалённо похожее не звериный рык. Закатываются глаза, её ладони тянутся к его лицу, но не чтобы выцарапать глаза - лишь коснуться бархатной кожи, перед тем, как провалиться в забытьё. Едва слышный хрип срывается с ярко-алых губ, и он отпускает её шею, раскинув руки в стороны, будто распятый Бог. Он кричит её имя, что есть мочи, и оно, эхом, катится по пустым залам, заполненным тьмой, пылью и отчаянием. Ветер колышет занавески на большом, вымытом окне. Пламя бесчисленных свечей подрагивает, грозя погрузить комнату в первозданный мрак. Поверхность старинного зеркала у изголовья кровати похожа на водную гладь.
 



#159 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Не было времени разбираться, что тут происходит, одного взгляда достаточно, чтобы понять - ничего хорошего. Делаю первый шаг и снимаю биту с плеча. Второй шаг - перехватываю оружие обеими руками и целюсь. Третий - цель начинает оборачиваться, услышав шум позади себя, но уже слишком поздно - и металлическая бита едва ли не со свистом летит ему в висок. Бью со всей силой, со всей накопившейся внутри яростью, уже чувствуя силу, с которой произойдет удар и ощущая его боль.

#160 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Со смачным хрустом бита врезается в висок, оставляя на бледном лице кровавую печать. С его губ срывается тихий, едва ли не жалобный стон, и он, кубарём, летит с кровати, пытаясь понять, что происходит. Большие карие глаза, в которых застыл страх и недоумение, бледная кожа, длинные пальцы. Он и она похожи, точно брат и сестра. Вот только он ещё жив, а она уже переступила порог, за которым начинается дорога без возврата. Он не произносит ни слова, лишь, мимолётным движением, хватает гладко отполированный револьвер, лежащий на прикроватной тумбочке. Тут же вскидывает его, направив на Джека, и судорожно переводя взгляд с одного из незваных гостей на другого.



#161 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

Мы заглядываем внутрь спальни и видим совсем не то, чего я ожидала. Джек реагирует на разворачивающиеся события молниеносно. Реагирует сильным ударом биты в висок незнакомца, и я не могу винить панка за это.

Моргнув, сбрасываю оцепенение, делаю шаг вперёд, оказываясь в комнате и одновременно с этим выхватывая пистолет из кобуры, и принимаю одну из стоек, которым меня обучали в академии. Целюсь в слегка дезориентированного парня и нажимаю на спусковой крючок. Не медля больше ни секунды.






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых