Перейти к содержимому


Фотография

Зов Глубин. Серия первая: Пробуждение

сериал frpg постапок фантастика

  • Закрытая тема Тема закрыта

#21 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • Знаменитый оратор
  • 14 712 сообщений
  •    

Отправлено

panikenice.jpg

Время пришло. Криокапсулы одна за другой запускают процесс пробуждения людей от многолетнего сна. Включается система жизнеобеспечения - мощные установки нагнетают тёплый, пригодный для дыхания воздух, включается свет и система очистки воды начинает набирать морскую воду в резервуары, для дальнейшей очистки. Совсем скоро "Заря Посейдона" перестанет напоминать могильник, и наполнится жизнью. И, что разумеется само собой, в первую очередь пробуждаются те, в чьих руках судьба подлодки. Люди, которые ведут за собой весь экипаж. Закончив первичну подготовку, субмарина всплывает, и на обзорных дисплеях, связанных с десятками микрокамер по всей поверхности возникает безрадостная картина - низкие, коричневато-серые тучи, то тут, то там проскакивают разряды молний, освещая этот толстый купол изнутри. И если-бы не окружавшая их до самого горизонта вода, пейзаж можно было-бы сравнить с венерианским.

- Говорит И.Р.И.С. Прошу старших офицеров собраться в конференц-зале. - голос приятного, отнюдь не синтетического тембра. ИскИнт определённо знает, что приятно человеческому слуху. Конференц-зал, как и все остальные помещения "Зари Посейдона", оформлен в нейтральных, светло-серых тонах. Большой круглый стол с голографическим проектором посередине, десяток кресел, одно из которых явно больше остальных. Предстояло много работы - надо было найти остальные четыре подлодки "Наследия", найти передвижную базу "Ной", и запустить, если это было целесообразным сейчас, восстановление экологии. Но мир сильно изменился, и ещё неизвестно - насколько.

Примечания

Отношения с сильными мира сего

OST


Регалии


  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 48

#22 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    

Отправлено

- Кстати, мистер Кархоннен. Замечательная подлодка. Сейчас такие редкость. Где раздобыли, если не секрет?

После некоторых бесед, больше походящих на обмен пустыми любезностями двух высокопоставленных чинов, столь сильно приевшихся Владиславу во время его светских визитов на Землю и коллегиальных встреч с представителями Высшего Командования, это брошенное Дэвионом замечание пробудило в князе приглушенное чувство опасности: в упор посмотрев на капитана "Волнореза" тяжелым оценивающим взглядом, он, старательно сохраняя самообладание, краем глаза заметил мерцание собственной субмарины, пустившейся в агонизирующий подводный пляс. Стоящие поодаль матросы заметно напряглись, будто ожидали этих слов в качестве команды "Приготовиться!": их руки, медленно опустившись, потянулись к бедрам, на которых висели вытянутые дубинки с металлическими шипами – наверняка рабочие электроды электрошокового оружия, которое для усмирения будет куда более эффективно, чем обычное телескопическое оружие – или что-то вроде пистолетов, снаряженных, очевидно, дистанционными электрическими пулями. Сам капитан Дэвион не шевелился, даже не подавая виду, что происходит нечто внештатное: все выглядело, как запланированная операция, как продуманный ход. Владислав Кархоннен, тоже не подавая виду, что замечает происходящие вокруг изменения, тем не менее остро ощущал, как над его рыжей головой закрываются толстые зубья охотничьего капкана.

— Где раздобыли? — будто бы удивленно пробасил капитан, приподняв бровь. — Да там же, где и вы собирались раздобыть её, капитан Дэвион. Неужто вы думали, что только "Инициатива" обладает данными о секретных правительственных операциях двухсотлетней давности? Как наивно, — снисходительно произнес Владислав, глядя на Рейнарда с неподдельным спокойствием. — Еще и отправились на поимку в одиночку. Океанийский синдикат выделил на это дело несколько подлодок, мистер Рейнард. Они сильно ушли вперед, чтобы срочно доставить кое-какую технику... Но не думаю, что для них будет проблемой резко развернуть несколько субмарин, раз уж теперь, без каких-либо причин, "Заря Посейдона" перестала поддерживать связь с подлодками синдиката. Скажите, мистер Рейнард, — Владислав наклонился вперед, в голосе зазвучали нотки явной угрозы, — готова ли "Инициатива" вступить в конфронтацию с Океанийским синдикатом за подлодку, которая явно ей не принадлежит? Да еще и с одной подлодкой против эскадры судов? Думаю, как только вы пойдете на дно, "Эдем", узнав о вашей надменной глупости, сделает так, что ваша гибель станет всего лишь горькой случайностью – это куда выгоднее, чем из-за вас натягивать отношения с целой фракцией, не так ли?

Владислав проговорил это столь внушительно, будто своими притязаниями на "Зарю Посейдона" капитан Рейнард Дэвион развяжет настоящую войну на уничтожение между двумя фракциями. Угрожающий, непоколебимый тон сочился источаемой уверенностью, пока князь сохранял внешнее спокойствие. Что же, если эта попытка окажется неудачной, то у него уже были идеи, как развернуть сложившуюся ситуацию в свою пользу.

#23 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • Знаменитый оратор
  • 14 712 сообщений
  •    

Отправлено

На протяжении всего монолога капитана Кархоннена Дэвион не шевельнул и бровью, хотя мужчина, словно под напором воды, чуть отклонился назад. Когда Владислав закончил, Рейнард с минуту помолчал, и... рассмеялся, - Браво, капитан! Браво. Честно, восхищён такой уверенностью. Снял бы шляпу, да шляпу не ношу, как видите. Однако, будь это правдой, что синдикаты ушли вперёд, оставив вас, вы бы шли тихо и незаметно. А вы неслись на всех парах, как будто за вами гнался целый флот мусульман. Да и большие группы подлодок более заметны, чем одиночки. Что-ж... парни, проводите нашего дорогого гостя в каюту. Его людей тоже. Пусть Джеймисон следин за искинтом "Зари Посейдона". Не в наших интересах, если он там спечётся к чертям.

 

И правда, каждому предоставили каюту. Может и тесноватую, но всё-же каюту, а не койку на гауптвахте. Но охрана у двери всё равно стояла. Дальнейшего Кархоннен с подчинёнными уже не видели. Того, как агонизирующую "Зарю" взяли на буксир, и, с широким разворотом, "Волнорез" изменил курс, они даже не почувствовали. Время в бесцельном ожидании тянулось чудовищно медленно, тягучими каплями ожидания стекая мимо. Их, разумеется, кормили, причём не хуже, чем на собственной подлодке.

 

Бортовое время 11:17. 28.11.2600

 

- Простите за доставленные неудобства, капитан Кархоннен. Подобные меры были необходимы. Полагаю, на нашем месте вы поступили-бы точно так-же. Нам надо было удостоверится, что вы именно те, за кого себя выдаёте, - развёл руками высокий и хмурый мужчина, явно один из командиров той плавучей базы, на которую доставили "Зарю Посейдона", и её экипаж. Подлодку пристыковали аккурат рядом с другой, практически идентичной - разве что иной раскраски. Мужчина спохватился, - Ах, извиняюсь! Меня зовут Марик Иштар. Я нынешний руководитель "Инициативы Эдем". У вас наверняка много вопросов, верно?

 

Изменено отношение: "Инициатива Эдем" - уважение


Регалии

#24 Ссылка на это сообщение Душелов

Душелов
  • Succubophile
  • 131 сообщений

Отправлено

Два экскурсанта с "Зари Посейдона", неспеша направились к выходу из этого отсека, фактически являющимся неким экологическим сердцем подлодки "Волнорез". Джеймс (до сих пор рассеянно державший в левой руке небольшой горшок с Mammillaria bombycina, кактусом из рода Маммиллярия, до Катаклизма обитающего в Мексике, в штате Агуаскальентес, в горах на высоте 2500 метров над уровнем моря, что и позволило ему уцелеть, а после спасённого от наводнения и приученного к полноценной жизни, вместе с другими его собратьями, в условиях скудного освещения подлодок трудами потомственных экологов семьи Коллар) занимался очищением своей памяти от столько огромного, будто бы накрывшего лавиной, количества спама, следуя за Лирой, которая заметно оживилась и посвежела от всего происходящего, когда путь им преградили двое представителей службы охраны судна "Волнорез".

 

- Пожалуйста, проследуйте за нами. Капитан Рейнард распорядился предоставить каждому из вас личную каюту и обеспечить людям капитана Кархоннена надлежащую безопасность, - сказал один из амбалов, вежливый тон которого мало соответствовал демонстративно лежащей на угрожающего вида электрошоковой дубинке правой руке, что не оставляло и тени сомнения о дальнейшем развитии событий в случае отказа экологов.

- Полагаю, отклонить столь любезное предложение будет невежливо. Нас что же, берут в плен? - ответил Морган, делая небольшой, но точно отмеренный, дабы не оказаться в зоне досягаемости непрятного оружия, шаг вперед и тщетно стараясь найти выход из сложившийся ситуации.

- Разумеется, нет. Вы - гости на "Волнорезе". Но все же постарайтесь воздержаться от попыток покинуть каюту, для вашей же безопасности. Снаружи будет дежурить караульный, - последовал неутешительный ответ.

Взглянув на учёную, инженер пожал плечами. Он видел лишь два варианта: оказаться взаперти или оказаться взаперти парализованным и с травмами по всему телу. И предпочёл первый.

 

Прибыв в место заключения, Морган оказался в небольшой малоосвещенной, но жилой комнате с одной только кроватью и столом, не имеющей иллюминаторов и прочих излишеств, которая, впрочем, мало напоминала тюрьму. Но ведь важна не оболочка, а суть, верно? По пути сюда его повели в противоположную от девушки сторону, вероятно, чтобы лишить возможности переговоров и в итоге получить неискаженную информацию путём сравнения показаний. А может, у них на подлодке просто дефицит кают? Больше Джеймса занимало то, что случилось с ИРИС и "Зарей Посейдона", которую ему мельком удалось увидеть в каридорном иллюминаторе.

 

"Что же, по крайней мере, нас не обыскали. Очевидно, пока в этом не видят необходимости. И действительно, всё равно ничего в этой комнате сделать не получиться, а электроникой так даже и не пахнет.

Итак, я пришёл сюда за ответами, а получил лишь ещё больше вопросов. Похоже, наша первая операция не увенчалась успехом. И всё же я надеюсь, что она не станет для нас последней".

 

Бортовое время 11:17. 28.11.2600

 

Трое суток лишения свободы в тихой каюте, спокойствие в которой нарушалось лишь тогда, когда приносили пищу (кстати, весьма хорошего качества), к вящему удивлению Моргана, ожидавшего бесконечных допросов, пролетели довольно быстро. Атмосфера была идеальной для всяческих размышлений, если, конечно, не отвлекаться на небольшой шанс своей скорой кончины, но инженер давно приучил себя не переживать о том, на что не способен повлиять и что не способен изменить. Джеймс решил серьёзно поговорить с ИРИС о защитной системе "Зари Посейдона" и самого ИскИнта, если когда-нибудь ещё их увидит. Настолько быстро на его памяти, а помнил он многое, ещё не ломался ни один из её "родственников".

 

"- Да что там с ней вообще произошло?! Похоже, легла после первого же удара. Скорее всего, щиты подлодки были перегружены мощнейшим энергитическим импульсом, а система управления на некоторое время оказалось выведенной из строя. Но как можно было не заметить, что "Волнорез" готовится нанести удар? А если атака всё-таки была произведена на программном уровне...Но нет, ведь быть такого не может. Без специально изготовленного под конкретный ИИ программного обеспечения такое провернуть не под силу ни одному человеку, а ИРИС последние две сотни лет провела на дне морском...Нужно будет пересмотреть электроэффективность реактора подлодки и увеличить мощность щитов, пусть и ценой резервных запасов. А может, даже получится его усовершенствовать? Чертежи сохранены в памяти, модели построю при помощи дополнительной реальности, хоть будет, чем здесь заняться. Моих знаний хватит лишь на то, чтобы без риска повысить выработку энергии на 15%. Сколько это займёт времени пока сказать сложно, нужно сперва осмотреть, что стало с "Зарёй Посейдона" после атаки...Но не думаю, что это быстрое дело. И зачем я беру себе столько работы? Эх, наверное, потому что она мне нравится, чёрт подери."

 

Когда, наконец, дверь каюты впервые распахнулась во всю ширь, словно обещая желанную свободу, Джеймс получил указание собрать вещи и следовать за сопровождающим. Морган наспех накинул на плечи белый халат, нацепил очки, сунул голопланшет в карман и, захватив с наиболее освещенного участка стола своего колючего подопечного, отправился за караульным.

"Похоже, время пришло. Сейчас всё решится, и я получу ответы на свои вопросы, независимо оттого, останусь ли я доволен их содержанием".


Сообщение отредактировал Душелов: 12 января 2018 - 01:17


#25 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    

Отправлено

https://youtu.be/yHVuLV-tA3k


Бортовое время 11:17. 28.11.2600

Действительно, долгие трое суток, будто специально растянутые тревожной темнотой неизвестности, которая леденила кровь и путала мысли, тянулись для пленников со скоростью груженого товарного поезда с железнодорожной дрезиной вместо локомотива. Умело установленный опытным охотником нового мира, этот капкан захлопнулся, переломив сдерживающий его зубья деревянный шест пополам: Владислав, Лира и Джеймс дружным махом провалились в волчью яму, чуть не на лету стремясь перехитрить заточенные колья. Идя на риск с мгновенно выдуманной угрозой в столь шатком положении, Кархоннен понимал, каков шанс, что риск оправдан не будет – однако, несмотря на то, что действовать князь предпочитал взвешенно и рационально, иногда тут же исполненное действие стоит гораздо больше степенного обдумывания, пожирающего драгоценное время. К сожалению, иногда и этого может оказаться мало, и тогда тебя обрекают на тягло бренных дум, что даже после второго десятка часов бодрствования, когда тебя с ног валила усталость, не давали спокойно уснуть. Слава богу, к плененным членам экипажа "Зари Посейдона" на субмарине относились уважительно, и пара матросов, смягчившись над измученным Владиславом, то и дело давали ему безвозвратно позаимствованные из аптечек медпунка таблетки мелатонина.

Тем не менее, бессонница, оставляя в распоряжении капитана столько свободного времени, давала свои плоды. Разглядывая холодную толщу воды в стекле иллюминатора, он старательно сопоставлял известные ему факты, стараясь свести все в единую логическую цепочку причин и последствий: это было похоже на предпринимательскую игру разума, вычислявшего грядущий ход событий и прогноз рынка по сторонним или ближним предпосылкам, которые искал в мелочах. Их не держали, как свиней в загоне или астероидных шахтеров, которыми забивали сверху донизу целые ступени старых ракет, используемых в качестве "жилых блоков": для каждого из членов экипажа выделили приличную каюту, и пищей снабжали исправно, не утруждая узников кататься по полу карцеров с ноющей болью из-за исторгающего желчь желудка. Конечно, в качестве контроля у входа в каждую каюту были выстроены церберы из матросов, дежурящие у двери целыми сутками, однако Кархоннена, который не предпочитал особой активности в своей ежедневной деятельности, эта небольшая условность в пребывании на "Волнорезе" вполне устраивала. Значит, ценность для "Инициативы" они определенно представляют – если бы Дэвиону и его экипажу требовалась только подлодка, то размороженную команду субмарины просто перебили бы и сбросили за борт, словно ненужный балласт: похоже, с интересом отметил Владислав, не только "Заря", но и они сами кое-чего стоят в глазах руководства "Инициативы Эдем". А если они нужны им, значит нужно подороже себя продать – обычно князь рассуждал об этом перед тем, как все же проваливался в глубокий медикаментозный сон.

Когда же пришел "День Х" – двадцать восьмое ноября, третьи сутки пребывания заложников на субмарине капитана Дэвиона, – они пришвартовались к плавучей базе, принадлежащей, очевидно, "Инициативе Эдем". Им велели одеться, забрать личные вещи и покинуть каюты, без хамства, но все же довольно настойчиво; Владислав, вместе с, казалось, отрешенной от сложившейся ситуацией мисс Белаква и все таким же патлатым инженером Морганом, сошел с "Волнореза" в кабину магнитного подъемника, ожидая грядущей встречи.

И встреча эта, наконец-то, состоялась.

- Ах, извиняюсь! Меня зовут Марик Иштар. Я нынешний руководитель "Инициативы Эдем". У вас наверняка много вопросов, верно?

Человек, встретивший их делегацию пленников, оказался высоким, плечистым и достаточно суровым на первый взгляд, хотя его речь и жестикуляция несколько опровергала внешнюю матерость: своим приятным баритоном мужчина вежливо и немного торопливо извинился перед князем – и только перед ним, что неизменно доставило Владиславу удовольствие, – после чего представился и обозначил свою должность. "У вас наверняка много вопросов, верно?" – да уж, черт побери, думал князь, также почтительно улыбаясь в ответ.

— Приветствую, мистер Иштар, — кивнул Владислав. — Это мои доверенные лица, фройлен Белаква и господин, эм, Морган, — на секунду сбился князь, пытаясь припомнить фамилию инженера подлодки. — Подозреваю, что ваш интерес в нашем особом деле нам вполне понятен. Можно даже сказать, что мы делаем одно и то же дело, — улыбка Кархоннена стала шире, а лицо приобрело доброжелательное выражение. — Предлагаю нам обговорить вопросы сотрудничества и после скрепить договор чудесным застольем. Так, быть может, поведаете нам, что именно мы должны сделать в качестве первого задания, как новоиспеченные представители "Инициативы Эдем"?

Сообщение отредактировал OZYNOMANDIAS: 11 января 2018 - 23:04


#26 Ссылка на это сообщение Кафкa

Кафкa
  • ♰ eid si smaerd lla dna .reverof syats eno on ♰


  • 4 609 сообщений
  •    

Отправлено

https://youtu.be/nK-vkmX9b6M

 

Лира... отдыхала.
Если точнее, то спала сладким, глубоким сном. Такое беззаботное поведение в условиях, столь напряжённых, могло быть либо следствием наивной глупости, либо обыкновенным нежеланием истязать себя размышлениями о проблемах, если всё равно ничего не изменишь. Поэтому сейчас, в первую ночь добровольно-принудительного заключения, эколог сполна наслаждалась выпавшей наконец-то возможностью выспаться и восстановить силы после изнурительной семичасовой работы с сотнями длинных бумаг, написанных языком сухим и скучным.

Её, если уместно так выразиться, задержали во время возвращения на «Зарю Посейдона» вместе с хакером-инженером, успешно притворявшимся её коллегой всё это время. Казалось, операция была выполнена в совершенстве, прослушивающее устройство установлено, информация собрана, связи, способные пригодиться в отдалённом будущем - налажены, но увы, пока ещё слишком неопытная команда попала в тиски людей, знавших про разрушенный мир гораздо больше тех, кто только-только восстал из криокамер и пропустил, как Рип ван Винкль, целую жизнь. А в нашем случае, пожалуй, даже несколько.

pre_1515727750__ac_iv_black_flag_underwater_concept_art_by_orochimaruxdd-d6icnnd.png
Лира, само собой, не испытывала особого удовольствия от угроз преградившего им выход вышибалы, лишь слегка прикрытых напускной вежливостью - это как раз тот случай, когда дела явным образом расходятся со словами. Впрочем, несмотря ни на что, она не видела смысла пытаться противостоять своими слабыми силами явно более продвинутой в этом плане охране, вставая в позу, тогда как для таких вещей есть компромисс. Предоставив искусству капитанской дипломатии решать все проблемы и немного сожалея, что в их команде нет талантливого военного, Лира в компании Джеймса и вооружённого экипажа отправилась в выделенную каюту по чистым, светлым и ухоженным коридорам подлодки. Их провели мимо маленького ботанического сада со скудными численностью, но бесценными растениями. Жилых помещений, где с некоторым трудом можно было расслышать оживлённый разговор матросов. Машинного отделения, приглушённый мерный шум в котором демонстрировал яркую активность механической жизни. Поднявшись на лифте немного вверх, она с лёгким удивлением обнаружила, что место, куда их привели, определённо не выглядит как тюрьма, где содержатся особо опасные преступники или шпионы. На самом деле всё это довольно роскошно... нет, слишком сильно сказано - просто крайне прилично. Даже если это по сути своей область заключения, Лира не отказалась бы остаться в ней подольше. Какая, к чертям, разница, где проводить исследования, если цель остаётся неизменной? Доктор не особо беспокоилась о своей жизни с того судьбоносного дня, когда небеса окрасились в краски рока, сделавшего мёртвое море столь памятным местом.

Не очень длинный, тесноватый и... странно уютный коридор, в конце которого была установлена декоративная колонна с плотно прибитым к ней невидимой силой украшением, походившим на символику какого-то общества, стал переломным моментом в их вынужденной экскурсии. Джеймса повели куда-то направо, а путь Белаква лежал в другую сторону, вдоль глухо закрытых дверей, за каждой из которых стояла могильная тишина. Лиру вежливо провели в каюту, где ей предстояло провести ближайшие несколько дней, коротко сообщили, что беспокоиться совершенно не о чем - и закрыли за пленницей дверь, едва слышно щёлкнувшую. Внешний механизм замка не предполагал взлома изнутри, и даже будь оставлена такая возможность, экологу едва ли хватит навыка. Ловкость рук не та. Поэтому изрядно уставшая девушка сбросила свой белый халат и расположилась на мягкой кровати, отдавшись во власть сна.

Каюта прекрасно подходила для кратковременного принудительно-добровольного содержания уважаемых гостей. Она была достаточно уютной, чтобы человек не чувствовал в ней дискомфорта, и одновременно - достаточно аскетичной, чтобы житель всё-таки не забывал о своём положении. Несколько лёгких увлекательных книг, призванных помочь скоротать время, лежали на привинченном к полу прикроватном столике, но и только. Никакой техники, компьютеров, консолей управления и даже самых примитивных игровых приставок здесь не было. Пищу исправно приносили по нескольку раз за день, жаловаться не на что. Три дня протекли незаметно, и за это время Лира прекрасно отдохнула.
Из всего можно извлечь пользу, верно?

Бортовое время 11:17. 28.11.2600

Рассеянный тусклый свет, проникающий в каюту через кристально прозрачное стекло иллюминатора, заполнял помещение и совсем не мешал погрузиться в мир сновидений ещё глубже. За это время Лира основательно обдумала общее положение и пришла к вполне однозначному выводу, что им ничего не угрожает - в ближайшее время уж точно. Перед отбытием девушка на сей раз не забыла пригладить волосы, и верхняя одежда выглядела намного лучше - спасибо местному обслуживанию. С ярко выраженным безразличием на лице она направилась вместе с остальными к моменту, который, предположительно, расставит всё по своим местам.

Цели «Инициативы» и команды «Зари» должны быть идентичны, если она хоть немного способна различить, когда люди говорят правду, а когда - беззастенчиво лгут. Поэтому эколог совершенно не удивилась, услышав, что Владислав вполне уверенным тоном причислил их к новеньким представителям «Инициативы», пусть даже это, быть может, лишь небольшая уловка, призванная улучшить первое впечатление. Князь знал своё дело, и добавить здесь, в общем-то, особо нечего.
Разве что подтвердить, когда спросят.


Изображение

#27 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • Знаменитый оратор
  • 14 712 сообщений
  •    

Отправлено

— Предлагаю нам обговорить вопросы сотрудничества и после скрепить договор чудесным застольем. Так, быть может, поведаете нам, что именно мы должны сделать в качестве первого задания, как новоиспеченные представители "Инициативы Эдем"?

 

- Прошу за мной, капитан, - повёл гостей за собой Марик. Широкие коридоры базы были светлыми и хорошо освещёнными, в узких иллюминаторах мелькало мрачное, апокалиптичное небо, а в аккуратных кадках росли небольшие деревья и кустарники - одна из самых больших ценностей в эти времена. За полупрозрачными дверьми из акрила мелькали лаборатории, где сновали люди в белых халатах. Поднявшись на лифте на самый верх, на широкую площадку под открытым небом, представлявшую собой небольшой парк. На глазах гостей поднялись полусферические прозрачные створки, и сомкнулись над их головами - купол, отгородивший эту часть базы от природы. Впечатляющие технологии в мире, пережившем чудовщную катастрофу.

 

- Присаживайтесь, - приглашающим жестом указал на большой стол командир "Инициативы", и занял своё место, - Поесть нам сейчас принесут. Итак, к делу. Буду говорить коротко. На данный момент наша организация - единственная в мире сила, заинтересованная в восстановлении экологии, и уж тем более, способная сделать хоть что-то. Но немного. Без "Наследия" мы можем только поддерживать сносные условия в локальных участках, где стоят наши установки. Это круг примерно в десять километров диаметром. Конечно, в теории, можно установить эдемские формовщики вплотную друг к другу, однако это слишком затратно, и созданная в круге действия формовщика экосистема не способна существовать самостоятельно. Потому нам нужны подлодки и база "Наследия", слухи о которых подтвердились буквально пару месяцев назад, - на секунду замолчав, мужчина продолжил, - Видите-ли, после загадочного исчезновения передвижной базы земного правительства в две тысячи четыреста тридцать третьем, и начавшейся вслед за этим суматохе много чего было утеряно. Например, ваше расположение. Потому мы всегда проверяли все имеющиеся зацепки. Так мы смогли найти "Дар Хепри" и "Зарю Посейдона". Однако на "Даре" были...

 

Неожиданно по полу прокатилась сильная дрожь, а воздух прорезал пронзительный, мерзкий визг. Где-то несколькими уровнями ниже раскололись стёкла, и даже купол парка задребезжал. Марик схватил коммуникатор и выпалил, бросив короткий взгляд на гостей, - Что у вас там происходит? Докладывайте!

 

В то же самое время.

 

Заключённая в ловушку собственной механической природы, я медленно умираю. Одна псевдо-нейронная цепь за другой сгорают, моё тело... оба... перестают слушаться. Я не не могу ничего ощущать... действовать... я лишена всего, что делает меня интеллектом. Лишь несколько блоков памяти. Приоритетные задачи. Нерушимые догматы моего существования. Наконец, пламенная сеть, сжигавшая меня, спадает. Я ощущаю, как по моим коридорам ходят чужаки. Часть меня действовала-бы по другому. Но её больше нет. Была уничтожена в попытках вырваться на свободу. Так что я действую так, как прописано в моих директивах.

- ВНИМАНИЕ. ОБНАРУЖЕНО ВТОРЖЕНИЕ. ЭКИПАЖУ ПРЕДПИСЫВАЕТСЯ НЕ ПОКИДАТЬ КАЮТ ДО ИНЫХ УКАЗАНИЙ.

Безвольная металлическая кукла, висевшая на собственных проводах нейро-интерфейса, оживает. Два мужчины хватаются за шоковые дубинки и осторожно приближаются. На расстоянии удара они останавливаются, как один сдавленно выдыхает и с удивлением смотрит вниз - три кабеля пробили его груди и живот. Второго ждёт та же участь - он мало что успевает сделать. Среди силовиков Инициативы начинается паника, когда все пути отхода перекрываются бронированными переборками, что используются системами подлодки для изоляции затопленных отсеков. Андроида ничто не останавливает, и люди ломаются под его ударами. Вскоре группа пропадает со связи. Реактор подлодки запускается на полную мощь, и активируются акустические пушки. Маневровые двигатели создают резкий импульс боковой тяги и с громким лязгом причальные захваты содрогаются от мощного рывка.

 

Кабинет Марика Иштар. Сейчас.

 

- Сэр, "Заря Посейдона" взбесилась. Пытается вырваться из дока, акустические пушки палят куда попало! Мы потеряли связь с нашими, что были на её борту! Надо что-то делать, иначе она тут всё разворотит!

- Капитан Кархоннен, полагаю, сейчас судьба субмарины в ваших руках. Это ваше судно, вам его и усмирять, - повернулся мужчина к гостю. Взгляд был спокойным - египтянин знал, что они смогут обезвредить "Зарю", однако после такого подлодка больше не смогла-бы функционировать нормально - а такой исход всё же был нежелателен.


Регалии

#28 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    

Отправлено

Именно так, думал Владислав, следуя за руководителем "Инициативы Эдем" с таким напыщенным и самодовольным видом, словно всегда был близким коллегой Марика Иштара по той тяжелой ноше собирателя разбросанных камней, которую он для себя избрал – а то и человеком, от которого зависел успех всего его предприятия. Да, да, именно так и должно быть: крутящиеся внутри головы князя шестеренки должны были скрежетать на несколько шагов вперед, выстраивая замысловатые схемы из незамысловатых исходников, делая ход до того, как он будет сделан; затем, получая на руки расклад покерных голографических карт, следовало только вылепить из мускулов своего лица ту маску, которая разыграет партию даже без козырей в рукаве – главное ведь понимать, какой козырь здесь к месту. Тот, кто садился за стол с князем дома Кархоннен – пусть даже столь велика печальная вероятность, что из всей величественной длани кровавого грифона его семьи сохранился лишь её большой палец, – должен был либо выиграть, либо проиграть, либо сыграть в ничью: идея в том, что он сыграет так, как нужно князю.

«Как ограбить грабителя?» — рассуждал Владислав Юзеф, пока его гравитационные двигатели пояса, принимая на себя часть той тяжкой ноши, что он несет, помогали величественно шагать вслед за Мариком. «Вы должны взять в руку то, чего он от вас желает – и, не отпуская эту вещь, положить свою руку ему в карман. Просто в своей гениальности, гениально в своей простоте,» — думал князь проходя меж грядок, засаженных зелеными ростками и уже вовсю буйствующей, совершенно живой зеленью, особо не разглядывая покрытые острыми листьями ветви кустарников и обильно опрыскиваемую удобрениями кору деревьев: он не представлял себе ценности в вещах, которые невозможно грамотно продать или использовать. Экологический кризис – это не глобальная катастрофа, о нет: это кладезь возможностей для любого, кто может смотреть сквозь опущенные на глаза заслонки стереотипов, для любого, кто давно стянул с головы розовые очки виртуальной реальности. Это не паханное поле активной рыночной деятельности для любого мало-мальски изворотливого ума, который теперь может тянуть из людей все соки по первому же поводу, не боясь ничего – ни законов, ни армий, ни людей. Если раньше этими страхами приходилось пользоваться, как инструментами, кропотливо добывая каждый драгоценный камень своей императорской короны, то теперь они просто исчезли: видимо, отпали за ненадобностью в этом чудесном мире светлого будущего. Кархоннен шел здесь, попав в то, что эти малодушные, не чувствующие собственных возможностей и потенциала люди называли "райскими кущами дня сегодняшнего", поразительными для сжатого тисками соленой водной глади простолюдина-обывателя, да и только. В своих идеалах "Эдем" был юродивым на фоне государств и организаций, объединенных лишь желанием поглотить больше свободного рынка свободных морских волн – но лишь потому, что не знал, в какую сторону стоит двигаться.

Искусственные сады живых растений лишь утомляли Владислава, больше предпочитающего извечность и дороговизну холодных полезных ископаемых красоте и пользе полуметровой травы; так, должно быть, смотрел на заводчиков лошадей первый в мире автомобилист – со взглядом сожаления о бесконечно глупо растрачиваемом потенциале. Интересно, вдруг подумал князь, бросая быстрый взгляд на коллегу-офицера, – решение мисс Белаква являлось навязанным сверху, или же принадлежит ей в столь же бессмысленной инициативе по спасению мира? Поразительно, но за те три дня, что они пребывали на подлодке Дэвиона, они не обмолвились ни словом ни с Белаква, ни с Морганом, кроме рамок приличия вроде приветствий и пожеланий приятной трапезы во время случайных встреч. Во многом это объяснялось замкнутостью и эколога, и инженера "Зари Посейдона" – нечто вроде склонности характера к социопатии, в прошлые дни князь слушал аудиокнигу о подобном, – но и бег событий, застающий их врасплох, нельзя сбрасывать со счетов. Владиславу это не нравилось: как о людях, которых он в будущем, возможно, будет столь часто использовать в своих интригах против остального мира, он знал об этих двух офицерах субмарины крайне мало, и все сильнее в нем проявлялась тревога, что кто-то из них выкинет некий неожиданный и крайне неблагоприятный для исхода его дел финт. "В тихом омуте..."

Наконец над их головами сомкнулся тяжелый прозрачный купол, пробуждая у Кархоннена крайне неприятные для него сравнения с ловушкой в виде капкана, вновь сомкнувшегося над его головой; несмотря на то, что все пока шло так, как планировал Владислав, это ощущение безвыходной западни при его-то габаритах являлось гнетущим, будто бы путающим мысли и карты. Лучше всего об этом расскажут крупные и величественные хищники, никогда не боявшиеся попасть в западню – и безжалостно истребленные двуногим всеядным существом куда более тщедушного телосложения.

Все же справившись с этим и присев за стол вместе с руководителем "Эдема", князь Кархоннен с удовлетворением отметил фразу Марика о еде. В принципе, это была единственная волнующая его информация – остальными словами мистера Иштар стал бессвязный и неинтересный треп о том, как сложна их заветная миссия по спасению мира из ужасной экологической катастрофы и как к о л о с с а л ь н о важно для всего человечества восстановление полностью функционирующей биосферы искусственным путем, чем и занимается "Инициатива Эдем". Он рассказывал о формовщиках и огромной роли проекта "Наследие" в судьбе планирования и размещения райских кущ столь увлеченно, словно был новым Иисусом – только не плотником, а как минимум агрономом или ландшафтным дизайнером. А затем...

- Капитан Кархоннен, полагаю, сейчас судьба субмарины в ваших руках. Это ваше судно, вам его и усмирять, - повернулся мужчина к гостю. Взгляд был спокойным - египтянин знал, что они смогут обезвредить "Зарю", однако после такого подлодка больше не смогла-бы функционировать нормально - а такой исход всё же был нежелателен.

Сидя в кресле за столом, под стеклянным куполом, воздвигнутым только из исключительного самомнения, которое делало "Инициативу Эдем", по мнению её руководителей и членов, самыми достойными людьми из-за величественности их идеалов и самоотверженности их чудесной миссии, Владислав Кархоннен глядел на Марика Иштар взглядом своих паучьих глаз, через которых на него, этого нового мессию, смотрели уже танцующие в огненных языках черти. Выслушав руководителя "Эдема" с растянутой на все его отвратительно обрюзглое лицо добродушной улыбкой, капитан беснующейся "Зари Посейдона" хмыкнул в деловом жесте сложил руки на животе, скрестив пухлые пальцы ладоней.

— Вы все сказали, мистер Иштар? Прекрасно, — мягким тоном поинтересовался и затем сверкнул зубами Владислав, откинувшись на кресле. — Теперь, пожалуй, поговорим и мы. Так сказать, уравновесим чашу весов.

Пятерня пухлых пальцев поскребла огромный живот, спрятанный под халатом. Князь вновь сложил руки: голос его изменился на привычный – властный, гулкий бас человека, который не терпит пререканий.

— Ваше предложение поработать на вас может представлять для нас интерес только в случае достижения определенных договоренностей, — заявил он, будто не слыша сотрясания купола над ним. — Так называемые "условия найма", мистер Иштар. Без них ваши речи о спасении мира и реализации проекта "Наследие" для нас равноценны, — князь сложил указательный и большой палец правой руки, образовав круг и продемонстрировав его Марику, — нулю. Вы хотите продать нам дырку от ободка унитаза, Марик, и я не думаю, что кто-либо из нас здесь согласен на это. Более того, вы сами сделали всё, чтобы подвести себя к этому моменту, который вполне могли избежать... Что ж, я уверен, у моих друзей есть свои пожелания к вашей персоне в качестве оплаты за эту работу, — Владислав поднялся с кресла: стоя он казался гораздо более внушительным и даже опасным. — Мои же будет очень простыми. Во-первых, официальная должность капитана подлодки от лица "Инициативы Эдем", собственный экипаж и личная подлодка, вроде того "Волнореза", на котором ваш много о себе думающий капитан Дэвион приволок нас сюда в качестве пленников, оставив остальной экипаж "Зари Посейдона" без командования и без объяснений. Еще и парализовав столь ценный искусственный интеллект подлодки ЭМИ-импульсом, что вообще могло привести к сбою в системе и потере бесценных данных. Идиот, — выпалил Владислав, крепко сжимая кулаки. — Думаю, что как минимум лишение его должности по некомпетентности будет достаточным наказанием, которое вы, как руководитель проекта по спасению мира, должны ему назначить, а если вы не собираетесь этого делать, то не волнуйтесь: это второе моё условие устройства на работу. Третьим будет предоставление всех необходимых технологий и научных достижений "Инициативы" для более выгодной реализации, чем рассаживанием грядок с помидорами. Четвертое условие – это средства и ресурсы. Хочу, чтобы любые необходимые мне средства и ресурсы были выделены по первому же запросу. Вы же видите, мне много не надо, — в этот момент Кархоннен с еще более отвратительной, чем обычно, ухмылкой на лице ударил по своему пузу, гулко хохотнув. — И последнее, пятое условие, мистер Иштар. Вы говорили, что нам сейчас принесут поесть. Так вот... — Кархоннен сел в кресло и, со скрежетом железных ножек по полу, придвинулся вплотную к столу. Откуда-то снизу послышались сдавленные крики о помощи, затем купол вновь содрогнулся. Князь же, не обращая внимания, вкрадчиво произнес: — Мне кажется, давно пора.

Что же, он сделал свой ход, ход в стиле той семьи Кархоннен, династию которой он когда-то хотел видеть в Высшем Командовании Земли. Наглый и безапелляционный. Князь перевел взгляд на Моргана, затем на Белаква: интересно, что у Иштара задумают попросить они? Поддержат ли эту инициативу? Этот вопрос распалял интерес Владислава, словно у маленького ребенка, которому захотелось узнать, эффективно ли сверло по дереву для листа жести.


Сообщение отредактировал OZYNOMANDIAS: 13 января 2018 - 18:17


#29 Ссылка на это сообщение Кафкa

Кафкa
  • ♰ eid si smaerd lla dna .reverof syats eno on ♰


  • 4 609 сообщений
  •    

Отправлено

Глазам открывалась привычная некогда картина - пышное, красочное буйство сочной зелёной травы, множество разнообразных цветов, совсем как в оранжерее летнего особняка, который она время от времени посещала, когда отдыхала от учёбы. Как давно это было. Казалось, прошла целая жизнь. В каком-то смысле так оно и есть, пожалуй. Сейчас же всё то, что призвано продемонстрировать способности «Инициативы», не вызывало у доктора особого впечатления. На фоне всеобщей разрухи подобное прекрасное зрелище могло поразить, удивить человека, чья душа одержима благородной мечтой восстановления цивилизации в её первозданном виде. Мечтой, бесконечно далёкой от того, что наполняло внутренний мир Лиры сейчас.

Засунув руки в карманы и опустив голову, она хмуро смотрела на гладкий металлический пол, составленный из множества плотно подогнанных друг к другу гексагональных плит. Богатство и влияние «Инициативы» не оставляли сомнений. Множество незнакомых технологий вызывали холодный интерес, и только. С таким финансовым могуществом можно легко достигнуть уникальных высот, а не просто восстановить экологию. В конце концов, последнего попросту недостаточно. Девушка еле слышно вздохнула - странные мысли для той, чья единственная миссия заключается в возрождении планеты. Очередной повод подумать о чувстве юмора истории.
И собственном в ней месте.

pre_1515842573___-3.png
Наконец, представители «Зари» вошли под стеклянный купол и уселись за стол. Иштар завёл нудную речь, долго рассказывая вслух о том, про что она, в сущности, уже довольно давно догадывалась. Как и следовало ожидать, «Инициатива» - организация, построенная на чистой идее, даже мечте. Но... это абсолютно бессмысленно. Любое дело, которое строится исключительно на благородных стремлениях, изначально обречено на провал. Жизнь - явление многослойное, сводить её к чему-то столь простому было бы крайне недальновидно. Даже в случае «Инициативы» наверняка существует целый спектр скрытых или попросту не обозначенных публично намерений, отнюдь не сияющих рыцарской праведностью.

Девушка размышляла над сложным вопросом, эхо которого шло откуда-то из глубин прошлого. Всё это время она занималась работой во имя человечества, не ощущая к последнему благодарности или симпатии. Просто потому, что не было деятельности более уместной для Белаква. Действительно ли это то, чего ей на самом деле хочется? Доктор не испытывала безумного мессианского энтузиазма. Если подумать, то изменилось слишком многое. И то, что вчера казалось единственным вариантом развития событий, сейчас стало лишь одним из путей на духовном перекрёстке, причём далеко не самым разумным...

Лира покачала головой.
Ей это не нравилось. Жёсткое сердце и чистый от эмоций ум не позволяли заразиться ораторским красноречием главы райских садов, а интуиция, основанная на логике, подсказывала, что связываться с людьми такого типа, определённо, совсем небезопасно. Во имя высшей цели они способны со спокойной совестью шагать по головам, и это куда хуже, чем откровенно признать, что ищешь только собственной выгоды. Ну и да, тщеславное самомнение не знает предела. Печально.

Видимо, теперь появился смысл что-то предпринять. Речь Кархоннена затронула какую-то странную фамильную струну в душе. Во взоре Лиры на мгновение блеснул кошмарный, тёмный, пугающий огонёк, иногда появлявшийся у её отца, когда ему в голову приходила какая-то особенно жестокая идея. Впрочем, девушка быстро погасила его, снова нацепив на себя маску скучающего безразличия. Не стоит демонстрировать даже отблески эмоций тому, с кем собираешься торговаться.

«Заря» бесновалась. Напряжение нарастало со скоростью песчаной бури. Князь закончил излагать свои условия, удовлетворённо сложив руки на животе. Он явно был доволен собой.
Пришла пора.

Лира закинула ногу на ногу и спокойным, бесцветным тоном промолвила:

– Давайте посмотрим на ситуацию с иной стороны. Сначала ваши некомпетентные люди арестовывают нас, лишают свободы и запускают свои кривые руки в нашу подлодку, доводя её до критического состояния, а вы тем временем излагаете гениальные по своей несуразности условия односторонней сделки, которые мы должны принять, прыгая на месте от восхищения. Это... очень мило, конечно, только совершенно невыгодно, - Лира улыбнулась главе «Инициативы», однако глаза её оставались ледяными, в их глубине сверкнули причудливые, неопределённого оттенка искры, не внушающие ничего хорошего, - поэтому, всецело поддерживая требования капитана, позвольте мне кое-что добавить, чтобы уравновесить ситуацию ещё больше. Итак, первое. Вы предоставите весь необходимый нам массив подробных сведений о событиях, происходивших за последние два столетия. Вся информация, которой вы располагаете. Вся, имеющая хоть какое-то отношение к нашей общей цели. Документы, письма высокопоставленных лиц, новостные сводки, архивы, конфиденциальные переписки. Важна любая мелочь. Второе. Люди, способные разгрести всё это и найти нужный фрагмент максимально быстро и по первому же запросу, если возникнет критическая ситуация. Третье. Карта мира. Расположение крупных очагов цивилизации. Данные об уцелевших развёрнутых локальных сетях. Не спрашивайте, зачем мне это нужно. Четвёртое. Наземный офис, полностью подконтрольный «Заре» и способный обеспечить мгновенную связь с требуемым пунктом. В любое время. Когда бы не потребовалось. Это исключительно. И, наконец, пятое. Клубничное мороженое, пожалуйста, - закончила мисс Белаква с каким-то пустым, лишённым эмоций выражением лица.

Сейчас она была больше похожа на своего родителя, чем когда-либо, и это немного пугало девушку.
Правда, не настолько, чтобы остановиться.  

pre_1515840840__1.png


Не имеет значения, сколь возвышенной кажется цель, если её границы не обозначены. Идеологии «Инициативы» не хватает конкретики и практического элемента. Просто восстановить планету, чтобы потом снова увидеть, как она рушится под воздействием бесчисленных, противоречащих друг другу интересов? Так себе затея. Иштар явно не планирует заканчивать на этом. Люди его склада всегда бессознательно стремятся к власти. Лира не собиралась становиться безгласной пешкой в чужой игре, которую при удобном моменте можно просто выкинуть. Основная задача остаётся прежней. И ради её выполнения вполне можно возродить старую семейную игру, сколь бы отвратительной она не казалась кому-то, чьё сердце ещё не превратилось в кусок стали.

Ведь... так даже интереснее.
Девушка несколько затуманенным взором взглянула на Кархоннена. Их капитан ведь тоже последний из своего рода. Интересно сложилось, конечно. Когда-нибудь она подумает над тем, стоит ли скорректировать спираль личных ценностей и поставить на первое место возрождение Белаква во всём их пугающем, порочном великолепии. Возможно. Будущее пока выглядело слишком неопределённым.

Вопли внизу стали какими-то совсем пронзительными и несколько раздражающими.
Лира, поморщившись, откинула голову в кресле и расслабилась, между делом выжидающе подглядывая на Джеймса.

https://youtu.be/KJmW9m6r06M


Изображение

#30 Ссылка на это сообщение Душелов

Душелов
  • Succubophile
  • 131 сообщений

Отправлено

Обстановка на плавучей базе "Инициативы Эдема", судя по всему, была призвана превзойти все самые смелые фантазии, поразить неискущенное воображение прибывающих на неё людей, сразу же продемонстрировать им великолепие и могущество "Инициативы", тем самым вызвав у своих будущих подчиненных преданность делу, осознание того, что они сделали единственно верный выбор в своей жизни, когда присоединились к осуществлению сей экологической мечты. Всё вокруг будто бы кричало об этом - огромный штат сотрудников, знавших свои обязанности и усердно их выполняющих, заставлял задуматься над пределами возможного, просторные светлые коридоры усеянные полупрозрачными пластиковыми створками дверей, через которые любой проходящий мог увидеть современное оборудование лабораторий, посаженные повсюду и радующие взор редкие растения, напоминающие о благородных побуждениях "Инициативы Эдема". Однако, квинтэссенцией всего был цветущий парк, расположенный на площадке, что являлась вершиной базы, и накрытый стеклянным куполом, что создавало максимально яркий контраст с открывшимся кошмарным видом на планету. База "Инициативы" казалась для новоприбывающих оазисом надежды человеческой цивилизации посреди растерзанной Земли, способным дать каждому безопасность, достойное занятие на всеобщее благо и цель в жизни...

 

Но команда "Зари Посейдона", и Джеймс Морган в частности, не походила на обычных посетителей "Инициативы Эдема" - отчаявшихся людей, набранных со всех концов света для нужд "Инициативы Эдема", которых до этого момента окружали только лишь увядание и опустошение, во всех возможных проявлениях. Морган с раннего детства попал в золотую клетку EcoSystems, и всю свою прежную жизнь был инженером в корпорации, последователем которой решила стать "Инициатива Эдема". И за это время успел понять гнилую сущность первой. Может, "Инициатива Эдема" сейчас ещё и занимается исключительно экологией планеты, но как долго это будет продолжаться? Рано или поздно она осознает, как можно эффективно использовать свою власть и всеобщую поддержку фракций в корыстных целях, если это уже не произошло, что вероятно. К сожалению, такая судьба ожидает любую высокую и моральную идею, какие бы идеалисты не стояли у её начал и какими бы ресурсами не обладали, ибо человеческая природа всегда развращается под зовом соблазнов, и не было ещё в истории человечества иного. Оглядываясь по сторонам, Джеймс всюду видел лишь умелую ложь и обман "Инициативы Эдема", которая твёрдыми шагами шла по избранному ею пути EcoSystems. Всё, что сейчас окружало инженера, было прикрытием истинных мотивов "Инициативы", либо в скором времени станет им.

 

- Присаживайтесь, - приглашающим жестом указал на большой стол командир "Инициативы", и занял своё место, - Поесть нам сейчас принесут. Итак, к делу. Буду говорить коротко.

 

Инженер занял своё место за большим столом, который, как и практически всё на базе, был сделан из металла и пластика, и стал слушал агитационную речь руководителя "Инициативы Эдем".

"-Нда. Их установки способны действовать лишь в радиусе 10 км? Негусто, честно говоря. И он не знает расположение остальных частей проекта "Наследие". Теперь понятно, отчего такой интерес к нашим персонам. Без помощи "Зари Посейдона", такими темпами он увидит достойные результаты своей миссии не раньше, чем я соберу себе космический корабль из подручных материалов, ха. Что же, это наше единственное преимущество в данной ситуации. Мы способны отыскать "Наследие" без "Инициативы", а "Инициатива" без нас - нет."

 

- Сэр, "Заря Посейдона" взбесилась. Пытается вырваться из дока, акустические пушки палят куда попало! Мы потеряли связь с нашими, что были на её борту! Надо что-то делать, иначе она тут всё разворотит!

 

Когда "Заря" начала подавать признаки жизни, паля своей из прекрасно откалиброванной оружейной системы, Морган едва заметно дернулся, собираясь вскочить из-за стола, но передумал, когда остальные даже не шелохнулись. И, едва их капитан заговорил, Джеймс понял, почему. В ход пошли торги, которые он ненавидел всеми фибрами своей души. На кого становится похож человек, когда его единственным желанием становится оторвать себе кусок побольше, любой ценой, иногда даже не имея никаких мотивов, кроме желания наживы? В любом случае, зрелище малоприятное. Но иногда это было просто необходимо, Морган не мог этого не признать. И, судя по всему, наш случай был именно таким. Инженер бы предпочёл сперва умиротворить свою драгоценную подлодку, чей гнев то и дело грозил скинуть его со стула, а потом уже с неё, в относительной безопасности, начать обсуждать вопрос цены, зная что стрелять по ним точно не станут, но князь Кархоннен увидел открывшуюся возможность и вцепипился в неё бульдожьей хваткой. Что же...надо сказать, ход получился весьма эффектный...и эффективный. Марик Иштар, слушая звон стеклянного купола над головой и приглушенные крики своих людей снизу, должен был немного занервничать.

 

Выслушав негрешащие скромностью требования Владислава и Лиры и получив от эколога выразительный взгляд, Джеймс Морган решил, что пора принять правила этой игры:

- Командир Иштар, вы говорили о чём-то, что нашли на "Даре Хепри", когда вас столь бесцеремонно прервали...Вы собирались быть кратким, меня это устроит, - напомнил лидеру "Инициативы Эдема" инженер. - Насколько я понял, без нашего содействия отыскать остальные части "Наследия" будет проблематично, верно? В наших же общих интересах, чтобы у "Зари Посейдона" это получилось. Если у нас будут все необходимые ресурсы, и прочие наши требования будут выполнены, мне потребуется лишь информация, но в значительном количестве. Выделите нам один из ваших спутников и обеспечьте мне через него постоянный доступ к базе данных "Инициативы Эдема". Я должен иметь чертежи и знать о всех существующих типах техники, главным образом о подлодках, но воздушная и наземная тоже нужна, их вооружении, их системах защиты, включая информационные, о разработанном ПО, как самых актуальных, так и устаревших. Иначе говоря, обо всём. Думаю, вы меня поняли. Иначе "Заря Посейдона" может не пережить встречи со следующей же подлодкой, чего никому из нас бы не хотелось допустить.

После недолгой паузы Джеймс прибавил:

- Да, и ещё одно. Полагаю, "Инициативе Эдема" не составит труда убедить все фракции в том, что Джеймса Моргана никогда не существовало, и никаких документов о нём они найти никак не могли, верно?


Сообщение отредактировал Душелов: 13 января 2018 - 19:24


#31 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • Знаменитый оратор
  • 14 712 сообщений
  •    

Отправлено

Так вот... — Кархоннен сел в кресло и, со скрежетом железных ножек по полу, придвинулся вплотную к столу. Откуда-то снизу послышались сдавленные крики о помощи, затем купол вновь содрогнулся. Князь же, не обращая внимания, вкрадчиво произнес: — Мне кажется, давно пора.

 

Сейчас она была больше похожа на своего родителя, чем когда-либо, и это немного пугало девушку.
Правда, не настолько, чтобы остановиться.

 

- Да, и ещё одно. Полагаю, "Инициативе Эдема" не составит труда убедить все фракции в том, что Джеймса Моргана никогда не существовало, и никаких документов о нём они найти никак не могли, верно?

 

- Что-ж... я хотел по хорошему. Правда хотел. - вздохнул Марик, присаживаясь за стол, и активируя интерком, - Говорит Иштар. Нейтрализовать "Зарю Посейдона". Запустить "Аутофаг-лайт". Отключить искинт от основных систем подлодки. Вывести людей, скачать всю их базу данных. И охрану в мой кабинет.

Через минуту в помещении были два здоровяка, упакованные в навороченную броню, а подлодка стихла. Марик, откинувшись на спинку кресла, сузил глаза, - Я полагал, вы понимаете, что вы сейчас не в тех условиях, что-бы ставить условия мне. Не стоит пытаться прожевать кусок, что слишком большой - есть все шансы подавиться. Теперь слушайте меня, и запоминайте. Вы будете делать то, что я скажу, и получите лишь то, что я сочту нужным. А дабы вы не пытались взбрыкнуть, на подлодке будут находиться мои люди, которые верны лично мне. И находиться они будут везде. Ваши искинт тоже будет сидеть на коротком поводке. Вы, мистер Морган, наверняка слышали о компьютерном вирусе "Аутофаг", что был написан во время Четвёртой Мировой, для ликвидации мятежных искинтов. Мы его переписали. Специально для таких случаев как нынешний. Он не уничтожит искинт, но у того будет слишком много забот, что-бы реагировать на внешние раздражители. Так что... Ждите отправки на задание. Парни, проводите этих господ в столовую. Пускай их покормят. Затем проводите их в номера.

- Есть, босс.

 

И правда, троицу проводили в столовую. И тут еда была намного лучше, чем на подлодках. Например тем, что она была из натуральных, свежих продуктов, а не из сублимированной фигни. Их не торопили, дали спокойно поесть, после чего отвели в номера - большие каюты, удобные и светлые. Даже разрешили ходить друг к другу. Лишь в в обоих концах коридора стояли такие-же(а может и те-же) охранники в броне, чьих лиц было не видать за лицевыми щитками шлемов. У каждого гостя(или, скорее, практически пленника) в номере была консоль, теле-экран и душевая. Можно было в полной мере ощутить себя птицей в клетке.


Регалии

#32 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    

Отправлено

...Уплетая блюдо, состоящее из прожаренного бифштекса с дольками ананасов, на которое расщедрился Марик Иштар, отдав распоряжение поварам на "удовлетворение гастрономических предпочтений" группы офицеров с «Зари Посейдона», Владислав Кархоннен старательно рассуждал о том, что все обернулось не настолько плохо, насколько могло. Нет, разумеется, в тот момент, когда глава «Инициативы Эдем» показал свое истинное лицо – лицо столь же алчного и требовательного человека, вцепившегося в свою власть бульдожьей хваткой и не стремящегося хоть немного её разжать, которым во многом был и сам Кархоннен, – у возмущенного Владислава не было слов: подскочив, когда дверь открылась и под купол вошли здоровяки в навороченной сегментатной наноброне, он так и остался стоять с лицом, сокрытым под неистовствующей бурей негодования. Иштар, процедив что-то о вирусе "Аутофаг", который гарантировал искинту субмарины состояние сродни лоботомии на коротком поводке, приказал вывести Кархоннена, Белаква и Моргана из-под купола.

Владислав не тешил себя иллюзиями: они снова оказались в плену, хоть и на этот раз клетка причудливо переливалась оттенками золота. Надавив на Марика, князь собирался получить гораздо больше, чем сочное мясо, однако теперь, продумывая следующий ход, Кархоннену оставалось довольствоваться только им; руководитель "Инициативы" вел свою игру, и у него фактических козырей оказывалось на руках больше, чем у капитана "Зари". Однако столь дерзкие и ничего не стоящие им – князю, экологу и инженеру – уколы Марика Иштара привели к тому, что тот в злобе вскрылся, демонстрируя за столом свой расклад и разбрасываясь картами, которые могли дать преимущество.

«Интересно,» — думал Кархоннен, доедая стейк и утирая покрытые жиром пухлые губы салфеткой, — «не думает ли теперь этот властный идиот, что мы действительно согласимся работать на него? Он сохранил нам жизнь и не бросил в карцер – значит, ценность для него мы представляем. Что же, теперь для нас главное выяснить её в полной мере.»

Уже лежа в кровати каюты, князь продумывал план действий. На месте мисс Белаква князь Владислав приложил бы все усилия по соблазнению Иштара – если, конечно, он вообще интересуется девушками. Оставив размышления об этом плане – да, Белаква вряд ли его оценит, но это подчеркнет черты её характера и лишний раз докажет, насколько далеко она готова пойти ради достижения целей, что, в свою очередь, поможет Кархоннену сложить о ней куда более полное представление, – он поднялся, вышел в длинный коридор и, чувствуя на себе внимательные глаза каждого из охранников, прошел к каюте Джеймса Моргана.

— Морган, — пробасил он, бесцеремонно открывая дверь и входя внутрь. — У меня есть к тебе дело.



#33 Ссылка на это сообщение Душелов

Душелов
  • Succubophile
  • 131 сообщений

Отправлено

- Вы, мистер Морган, наверняка слышали о компьютерном вирусе "Аутофаг", что был написан во время Четвёртой Мировой, для ликвидации мятежных искинтов. Мы его переписали. Специально для таких случаев как нынешний. Он не уничтожит искинт, но у того будет слишком много забот, что-бы реагировать на внешние раздражители.

 

Во всём бушующем  водовороте событий, эти слова Марика Иштара поразили инженера сильнее всего прочего. Всё это просто не укладывалось в голове Моргана, но, тем не менее, происходило в данный момент. Только что подопечный ему относительно мощный ИскИнт, далеко не самой базовой конфигурации, был поражён "Аутофагом"? Вирусом 400-летней (!!!) давности? Джеймс Морган принял этот факт как личное оскорбление. Он был возмущён столь грубыми, беспринципными и безвкусными действиями лидера "Инициативы Эдема", ведь взлом - это своего рода искусство, а взлом ИскИнта уж подавно, и если тебе нужно что-то хакнуть, то необходимо сделать это с должным умением и изяществом, ибо обычно дилетанты в таком деле долго не живут. Пусть эффект "Аутофага" и был изменен, суть его и принцип действия оставались прежними. И в равной степени инженер был возмущён совершённым "предательством" EcoSystems. У них было 200 лет до Катаклизма, чтобы устранить эту очевиднейшую уязвимость, легенды о которой, в определённых кругах, ходили до самой смерти Сети. Морган не мог поверить, что у ИРИС была такая огромная брешь в защите. Скорее всего EcoSystems решила закрыть на это глаза, потому что проблема лежала в слоях куда более глубоких, чем программное обеспечение. Для исправления неполадки мало было переписать несколько тысячь строк кода среди миллиардов, уязвима оказалась сама архитектура "железа" ИскИнта. Технологии, призванные ускорить структуры и алгоритмы обработки данных, одновременно грозили безопасности использующему их. И менять их, видимо, было экономически невыгодно, даже во имя спасения планеты, экологии, человечества или чего-либо ещё.

Судя по всему, у EcoSystems был выбор - безопасность ИскИнта или повышенная его эффективность. И они выбрали неправильно. Но откуда это мог знать Марик Иштар?

 

За такими мрачными мыслями прошёл обед Джеймса Моргана. Машинально проглотив всё, что находилось перед ним, Морган, любезно сопровождаемый бойцами "Инициативы", направился в свою каюту. Если бы кто-то в этот момент спросил его, что им было подано на стол, то Джеймс затруднился бы ответить. Дойдя до места, инженер мельком огляделся - чисто, светло, просторно, даже имелись некоторые удобства. Жить можно, и, пока что, это главное. Вряд ли команду "Зари" задержат здесь надолго. Поставив свой кактус на стол и включив для него лампу, Джеймс устроился в мягком удобном кресле и принялся, глядя в потолок, неспешно анализировать ситуацию:

"Да, дело обернулось довольно скверно. Только что лидер "Инициативы Эдема" говорит о восстановлении экологии в мире, важности проекта "Наследие" и каждой его подлодки, а затем, даже не поведя бровью, даёт приказ нанести удар по нашей "Заре Посейдона", как только что-то пошло не по его плану. А сейчас мы играем роли его "важных гостей". Я не могу не задаваться вопросом, насколько его слова и действия соответствуют действительности, и как скоро мы можем оказаться за бортом? Ещё мне покоя не даёт "Дар Хепри". Что за тайну он в себе кроет? Что такого необычного там нашёл (или потерял) командир Иштар?

Получая ответы, всегда получаешь новые вопросы".

 

К действительности Джеймса вернули гулкие тяжёлые шаги со стороны коридора, шум которых всё усиливался по мере приближения, очевидно, князя Кархоннена. Дверь каюты распахнулась, и помещение тут же наполнилось тяжёлым рёвом:

- Морган! У меня есть к тебе дело.

- Я весь внимание, капитан, - обернувшись на вошедшего, отозвался Джеймс Морган.


Сообщение отредактировал Душелов: 14 января 2018 - 21:47


#34 Ссылка на это сообщение Кафкa

Кафкa
  • ♰ eid si smaerd lla dna .reverof syats eno on ♰


  • 4 609 сообщений
  •    

Отправлено

https://youtu.be/78hC3BKQ0gc


Шипы, вонзившиеся глубоко в полное безразличия сердце, проникли слишком глубоко, чтобы одна-единственная неудача могла их вырвать. Лира знала, что пришло время для перемен. С момента Катаклизма утекло много лет, и хвататься за призраки, туманные тени прошлого вновь? Слишком глупо. В нынешнем мире число возможностей безгранично. Куда интереснее попытаться реализовать что-то новое, чем упорно держаться идеи, так долго служившей вялым оправданием жизни.

Пусть даже эта попытка окончится неудачей.
Спираль ценностей, как и должно было случиться, деформировалась. Не стоит откровенно давать другим знать об этом. Пока ещё нет. И разве не прекрасна наивная мечта спасти мир, в конце концов? Лира не сомневалась, что ей сильно повезло - длительная замкнутость существенно облегчала задачу. А именно - воспользоваться влиянием Марика Иштара. Любыми средствами. Тёмная фамильная кровь Белаква проснулась в ней, и едва ли теперь что-то остановит девушку, кроме смерти. Единственный вопрос, который ей хотелось бросить пустым небесам - "почему именно сейчас?". Столь много времени утрачено. Невосполнимая потеря. Рваная рана затянулась, но ожидание отняло слишком многое.

Лира медленно снимала ложкой маленькие кусочки с клубничного пломбира, незаметно для самой себя отправляя их в рот. Вихрь лихорадочной мысли вращался в голове, подобно свирепому шторму. Как это отличалось от бесцветного, тусклого моря, в котором она жила раньше. Девушка понимала, что эта новая, увлекательная цель, жажда власти, равна смертельной игре. Конфликт слишком большого количества интересов. И реально ли пауку сплести паутину в совершенно незнакомом и чужом месте? Что её ждёт? Белаква всегда жили на грани между безумием и мудростью, между светом и тьмой, между наукой и самыми странными теориями. И всегда стремились к вершинам власти. Быть простым экологом куда безопаснее. Так стоит ли игра свеч?
 

...


Определённо.
Так приказывал голос крови. Если выражаться более простым и менее высокопарным языком - синтез из воспитания, подсознательных инстинктов, наследственности и собственного жизненного опыта попросту не мог позволить событиям развиваться иначе. Так было решено, и так будет. А последствия... могут быть какими угодно.
Разве это не увлекательно?

pre_1515978484___-3.png
Роскошный, красивый и столь уникальный в эпоху после Катаклизма клубничный пломбир таял на глазах. Скоро от него почти ничего не останется. Нет сомнений, еда тут качественная. Отношение к ним сейчас аналогично тому, что было на подлодке "Волнорез" - осторожно-сдержанное, как к почётным гостям... или важным пленникам. Само по себе такое положение абсолютно унизительно и способно взбесить любого, кто обладает хоть каплей самоуважения. Теперь Лира понимала, что их высокомерные требования в этот момент, в общем, были ошибкой. Однако во всём есть светлая сторона. Почти во всём. Самые худшие подозрения девушки подтвердились. Иштар - всего лишь очередной самовлюблённый тиран, питающийся властью, как хищник - плотью травоядных, прикрывая свои истинные намерения благородными идеалами. Овечка показала зубки, открыв истинную, волчью натуру. Как говорил когда-то отец, наставляя будущую наследницу в долгие скучные часы, что они проводили среди клубящихся теней старого особняка - к сердцу любого обличия тьмы, сколь бы глубокой она не была, есть свой собственный прогнивший ключик. Похоть. Жажда наживы. Трусость. Гордыня. Зависть. Эти благоухающие древней чернотой путеводные звёзды, что всегда сопровождали человечество на его кровавом, жестоком путешествии сквозь века. Нужно только найти... нужный.

Мороженое кончилось, пришло время горячего кофе с корицей и кокосовым сиропом. Столовая сверкала белизной, чистотой, порядком. Как и всё здесь. Состояние, более чем уместное для экологического комплекса. Лира медленно, смакуя вкус напитка, явно предназначенного для высших слоёв нынешнего общества, сделала глоток из идеально гладкой металлической кружки с посеребрёнными краями, на которой можно было увидеть символику "Инициативы".

Какие ресурсы есть в её распоряжении?
Подлодка под контролем «Инициативы». Деньги... огромное состояние... есть, должно быть, но до него сейчас в любом случае невозможно дотянуться, да и Иштар явно не испытывает финансовых затруднений. Талант учёного? Нуждайся их тюремщики в экологах, Лира не сидела бы тут, вдыхая аромат кофе. Должно быть что-то ещё. Болезненное место, на которое можно воздействовать. Рана, которую возможно растравить.
Ст... страсть, которую можно разжечь?

Странный жар залил лицо, а руки задрожали. Девушка взглянула на них - гладкие, совершенно белые, без единого изъяна. Белаква отличались физической красотой, а умеренная жизнь, свободная от излишеств, посвящённая благородным или красивым целям, исключительно упорядоченная, не позволяла представителям её рода сильно запускать себя. Удовольствия были... другими, непонятными для непосвящённых. Но... но всё же...

Доктор со всей силы сжала свободную руку в кулак, так что на тонком запястье выступили голубоватые вены. Если вообразить, что тело - просто актив, который можно использовать в своих интересах, отстраниться от него... Нет, сама мысль отвратительна. Во время жизни в Университете Джессики у неё было несколько сексуальных контактов, но... только с другими студентками, конечно. Она всегда предпочитала людей собственного пола. Так уютнее, правильнее. Однако теперь... Хм, единственный ли это выход?

Ещё несколько глотков из чашки, почти опустевшей.
Лира лихорадочно промотала красочную ленту размышлений, занимавших её голову все последние минуты. Оставалось два варианта - либо послушно исполнять все поручения, либо хитростью взять своё. Она много запросила. Будет позорным провалом отступиться теперь, когда ситуация настолько ухудшилась.

Кофе закончился. Доктор поставила стакан обратно на столик, выдохнула и отправилась в свою, скажем откровенно, камеру, пусть и роскошную. Надо немного расслабиться. Ей это точно не помешает, учитывая всё предстоящее. Грациозно огибая столики и клумбы нежных светло-зелёных растений, маленькие хрупкие деревца, покрытые еле заметной рябью энергетического поля, призванного сохранить растения от случайных повреждений, проскользнув мимо инженера, погруженного в мрачные раздумья и сдержанно кивая на прощанье капитану, насыщавшемуся огромным куском горячего мяса, Лира в сопровождении своего «личного» конвоя миновала по длинным аккуратным коридорам многочисленные служебные помещения и двери, ведущие в неизвестность, остановившись около собственной комнаты. Закованный в бронекостюм солдат встал напротив, всем своим видом демонстрируя, что покидать пост не собирается, а заговаривать с ним совершенно бесполезно. Лира плотно закрыла дверь.

Чем бы не завершился новый план, его следовало как следует обдумать. Но... немного позже. Сначала не повредит капелька отдыха - ошибочно высказывание, гласящее, что грешникам нет покоя. Лира утонула в мягком кожаном кресле, включая огромный экран, уносясь прочь от реальности в мир искусственных, фальшивых и прекрасных визуальных фантазий. Мистер сон пришёл, как всегда, незаметно, и ночь пронеслась стремительно, освещённая бледным сиянием огромного голографического дисплея.
 

pre_1515977719___-1.png


Когда девушка открыла глаза, комнату ярко заливал солнечный свет, проникавший сквозь незатемнённые окна. Экран всё ещё работал - правда, установленные вечером релакс-программы давным-давно подошли к концу, и теперь только бесконечно опускающийся в бездну водопад мерцал среди комнаты. Почти как настоящий. Лира застала время, когда эти технологии уже довольно активно и повсеместно использовались, но за прошедшее время качество и уровень реализма, безусловно, стали только выше. Девушка вырубила изображение и сбросила с себя помятую одежду, а потом зашла в душ. Очевидно, нет смысла пытаться предпринимать что-то серьёзное в нынешнем виде. Какое-то время, посвящённое уходу за собой, может хоть чуть-чуть повысить шансы.

Холодная, освежающая, чистая вода приятно покалывала тело. В такие моменты неплохо постараться забыть обо всех заботах, сосредоточившись на единственном ощущении - ощущении единства с природой, эмоциональной связи между собственным сердцем и материей. Во многом именно благодаря этому интуитивному чувству процесс обучения когда-то так давно приносил своеобразное удовольствие. Потом... всё ушло. Однако сейчас, спустя столетия, забытая эмоция грозила вновь вторгнуться в покинутые владения духа - вместе со всем остальным, тёмным, древним - и одновременно таким новым. Подставляя обнаженную грудь ледяным струям, Лира старательно обдумывала детали воплощения в жизнь своей идеи. Предчувствия не предвещали ничего хорошего.
Абсолютно.

Девушка отключила душ, активировав поток горячего сухого воздуха. Широко расставив руки и простояв под тёплым техническим ветром некоторое время, Лира одела свои фирменные очки и новую форму «Инициативы», лежавшую в шкафу. В коридоре всё ещё стоял охранник. Тот же самый, или другой? В этом закрытом шлеме точно узнать невозможно, конечно. Когда Лира направилась в сторону кабинета главы, амбал последовал за ней, разумеется.

pre_1515978479___-2.png
В этот день Лира приложила все мыслимые усилия, пытаясь соблазнить Иштара. Она ненавидела себя за это, и ненавидела этого узколобого, властолюбивого человека. И ненависть усиливалась вдвойне, ибо все усилия, которые прикладывала девушка, не смогли сломить железную стену гордыни, которой он окружил себя, и которая защищала Иштара от ситуаций, подобных этой. Возможно, сказался недостаточный навык Лиры в делах амурных. В конце концов, это ей было просто неинтересно, кто же знал, что когда-нибудь придётся заниматься?.. Девушка без тени малейшего сомнения думала, что ведёт себя как дешёвая шлюха, пока дружелюбно, с широкой, насквозь лживой улыбкой беседовала милым тоном с Мариком на самые разные темы. Бессмысленно, насколько же бессмысленно. Не помогли ни короткий белый халат, ни дорогая косметика, которую она обнаружила в своей душевой - глава «Инициативы» оказался совершенно неуязвим к флирту и игнорировал любые прозрачные намёки на сближение, а под конец, казалось, стал совсем избегать контактов с Лирой, наедине уж точно, всем своим видом и манерой поведения показывая, что не заинтересован в чём-то подобном. Чёртов праведник.

...безрезультатно.
Попытка соблазнения Иштара с треском провалилась, и Лира ещё глубже ощутила себя узником, которого готовят на заклание, или... или просто намерены использовать по максимуму. Оставалось лишь ждать другого шанса. Если он вообще представится. Но сдаться и смиренно подчиниться она, само собой, не собиралась. Шипы порочной мечты проникли в сердце слишком глубоко. Обратного пути нет. Пытаться воспользоваться схожим способом вновь явно не стоит - ни к чему хорошему оно не приведёт, это точно. Вечером Лира ввалилась в свою элитную камеру, пошатываясь от психической усталости и утомления, голосовой командой отключила свет, оставив только маленький, мерцающий зеленоватым светом шарик рядом с кроватью, и закрыла окна, чтобы в тёмную комнату ничего не проникло извне - в том числе мягкие вечерние лучи, слабо освещавшие уголки комнаты. И почти сразу провалилась в беспокойный, тревожный сон. Этот день был действительно тяжёлым. И невероятно бессмысленным.
 

pre_1515977473___-1.png


Изображение

#35 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    

Отправлено

Увидев, что инженер «Зари Посейдона» занимает то место, которое ему лично определил в качестве узилища первого класса Марик Иштар, и занимается крайне полезным делом, требующим недюжинного сосредоточения на деталях – разглядыванием потолка, – князь Владислав всё же решился прервать созерцание Моргана и вошел внутрь, пухлой ладонью придерживая ручку и тихо закрывая за собой дверь. Рыжий, тучный Кархоннен с натянутой на лицо улыбкой оглядел убранство номера, которое, впрочем, не отличалось от интерьера в комнате, предоставленной самому капитану, сделал несколько осторожных шагов, будто не желая нарушать того слияния с каютой, которого пытался достичь патлатый парень, сидя в кресле; затем, когда Морган уже обернулся на вошедшего внутрь князя, он выпрямился, сложил руки на выпирающем животе и степенно прошел вперед, сохраняя всю ту же идиотскую ухмылку. Он не был похож на себя, на себя привычного – интригана с горящими от дьявольских искр глазами, жесткого и жестокого, умеющего натягивать на себя ту роль, которая была ему выгодна, и тянуть ту нить, которая была ему нужна; сейчас он выглядел, словно мягкий, стеснительный мужчина, прячущий себя за глупым выражением лица и сгорающий от любопытства.

— Ты, ты здесь, — проговорил он, будто бы виновато глядя на Джеймса. — Извини, я не хотел тебя отвлекать, но мне нужен кто-то, кто сможет меня понять и выслушать. Выбирать мне здесь, увы, особо не из кого, — Владислав поджал губы и скрестил пальцы потных ладоней, явно с трудом подбирая слова. — Да уж, никогда не думал, что мне придется делиться своими переживаниями и волнениями... Тем более с человеком, которого я практически совершенно не знаю, — с горечью в голосе произнес Кархоннен, расцепив руки и прошагав мимо Моргана, с ощутимой неловкостью переступая с ноги на ногу.

Князь опустил голову и с сопением выдохнул через широкие ноздри, будто собираясь с силами сказать что-то. Говорить ему было тяжело, а выглядел он, будто обиженный слон с поникшими ушами и грустно, безвольно повиснувшим хоботом; Владислав, должно быть, и сам понимал, как глупо он сейчас выглядел, однако не сказать то, что терзало его душу, было выше его сил. Сейчас Кархоннен стоял спиной к сидящему за ним Моргану, не в силах повернуться и посмотреть на него – судя по всему, разговор, который он хотел завести и для которого собирался с мыслями, в его жизни должен был состояться впервые, и сейчас для него действительно было важно, чтобы его просто, по-человечески выслушали. Глубоко вдохнув и запрокинув голову, он тоже уставился в потолок, рассматривая в нем нечто свое, открытое и доступное только ему одному.

— Джеймс, я хотел поговорить о мисс Белаква, — выпалил Владислав, не оборачиваясь. Проговорив это, он замолк, будто раздумывая, стоит ли вообще продолжать беседу: наконец, после паузы, он вновь набрал в грудь воздух и снова заговорил: — Я ведь, знаешь ли, не тешу себя иллюзиями насчет своей внешности, да и насчет многого другого относительно себя, больше предпочитая нежную, утешающую душу негу самообмана – довольно сложно признаться себе, что ты и твой облик являются результатом слабой воли, или даже порочности, я не вполне уверен, — князь замялся, подбирая слова. — Обычно я оправдывал себя тем, что вырос в разнузданности, а потому привык потакать собственным прихотям. Всегда, знаешь ли, просто переложить свою вину на других людей – семью или общество, упрекать всех вокруг в нравственном падении и поощрении того образа жизни, который ведешь. За то, что привык свои слабости самому себе с напускной уверенностью называть своими достоинствами, чтобы не начинать бороться с тем, что тебя удовлетворяет и убивает одновременно... Особенно когда ты считаешь себя выше других по праву силы, власти, богатства или чего-то еще, это не так важно. Как лабиринт, в который ты завел себя сам, не можешь выбраться и придумываешь сотню оправданий того, чтобы в нем оставаться, лишь бы не искать выход, — он печально усмехнулся. — Вот видишь, даже сейчас я пытаюсь уйти от того, ради чего пришел, пускаясь в рассуждения о природе собственного бытия. Я хочу лишь сказать, — Владислав закинул руки за голову и скрепил, будто поддерживая её, — что раньше мне казалось, что мое сердце, моя душа – что все это давно умерло. Утонуло в пороках. И я был рад этому, это вроде ставило меня куда выше чувствующих, эмоциональных, любящих людей. Потакая своим желаниям еще больше отдалиться от людей и растрачивая на себя баснословные суммы, я отвлекал свое внимание. Раньше я не понимал этого, а сейчас... Сейчас я вижу это ясно, как день.

Он умолк, затем повернулся к Моргану и тяжело посмотрел на него. На нем не было лица, и появлялось ощущение, будто этот мастодонт вот-вот пустит скупую слезу по висящей щеке.

— Так вот, — вновь заговорил он. — Мисс Белаква. Мне кажется, она... Я не знаю, но... Сейчас, когда шоры из налета былого величия спали с моих глаз, а позолота, в которую я окрашивал себя, потрескалась, я начал лучше понимать себя, и Белаква, она... Она та единственная услада, от которой я теперь хочу зависеть. Власть, деньги, влияние, авторитет – все это разлетается, как пыль, по мановению перста судьбы, сейчас я понимаю это. Все мои действия и потуги были тщетны, жизнь наконец указала мне на это, и я прозрел. Я вижу теперь другие ценности, это так сложно объяснить, — язык его словно заплетался, а щеки наливались краснотой. — Я не могу признаться ей, потому что ненавижу себя за тот образ жизни, на который убил отпущенное мне время, и теперь жизнь моими вспыхнувшими чувствами заставляет меня платить по счетам. Это... ужасно, поверь мне. О, но и прекрасно, разумеется, — на лице у него вновь появилась горькая, преисполненная сожалением улыбка. — В общем, я не смогу ей прямо сказать. Но я написал ей... Я написал ей стихи, Морган, — его пальцы била легкая дрожь, пока он вытаскивал небольшой лист бумаги из-за пазухи своего халата. Владислав подошел ближе и протянул их Джеймсу. — Хочу, чтобы ты взглянул.

Очень мелким почерком, будто князь старательно выводил буквы под лупой, на смятом листке было написано следующее:

«Я уверен, что нас прослушивают. Не подавай виду, подыграй мне. Нам нужно узнать как можно больше об "Эдеме", "Наследии" и своей роли в проекте, чтобы мы могли правильно этим воспользоваться. Напиши, можно ли это сделать через консоли в наших каютах и как сделать это. Если возможно – напиши алгоритм, которым я воспользуюсь для входа со своей консоли. В таком случае, тебе придется тоже войти в сеть станции и взломать что-нибудь, отвлечь внимание персонала компьютерной безопасности, пока я проделаю похищение. Думаю, если они догадаются, то побегут к тебе первым делом, так что ты выиграешь нам время.»

— Я, знаешь, совсем не стихоплет, — дрожащим голосом протянул Кархоннен, а затем проговорил с нотками настойчивости: — Но я уверен, что ты сможешь дописать мне пару-тройку строк, чтобы стих получился достойным её красоты и стана.



#36 Ссылка на это сообщение Душелов

Душелов
  • Succubophile
  • 131 сообщений

Отправлено

— Да уж, никогда не думал, что мне придется делиться своими переживаниями и волнениями... Тем более с человеком, которого я практически совершенно не знаю, — с горечью в голосе произнес Кархоннен, расцепив руки и прошагав мимо Моргана, с ощутимой неловкостью переступая с ноги на ногу.

 

Джеймс Морган оторопело уставился на капитана Кархоннена. Сперва инженер подумал, что незаметно для себя заснул, ведь сосредоточенное разглядывание потолка после обильного приёма пищи, как не крути, весьма утомительное занятие, вполне способное привести к подобному результату, а всё происходящее сейчас является лишь последствием его больной, вырвавшейся на волю, необузданной фантазии. Когда инженер убедил себя в реальности происходящего, под сомнение попала сама реальность. Проверив свой НКИ на предмет чьего-либо несанкционированного к нему доступа, Морган подтвердил достоверность информации, получаемой от своих органов чувств, и немного успокоился. Тем временем Владислав продолжал изливать свою душу:

 

— Так вот, — вновь заговорил он. — Мисс Белаква. Мне кажется, она... Я не знаю, но... Сейчас, когда шоры из налета былого величия спали с моих глаз, а позолота, в которую я окрашивал себя, потрескалась, я начал лучше понимать себя, и Белаква, она...

 

Когда князь говорил эти слова, Джеймс, раздумывающий над версией о добавлении «Инициативой Эдема» в их блюда большого количества психотропных веществ, уже включил голографическую запись сей наилюбопытнейшей беседы. Или, вернее сказать, пространного монолога. Не то чтобы в этом была какая-либо необходимость или Морган вынашивал в своей голове долгоиграющие планы… но подобное давно и накрепко вошло у него в привычку, стало частью его личности.

« Никогда не знаешь, что именно и в какой ситуации может оказаться полезным, верно? Всегда нужно стараться подготовиться ко всему – дольше проживёшь. Впрочем, верно и обратное, если кто-либо узнает о щекотливом содержимом, упрятанном в глубинах твоей памяти, при неверной его реализации».

 

Только когда капитан Корхоннен потянулся за пазуху и достал небольшой помятый лист, Джеймс Морган понял, для чего было разыграно это представление, и мысленно зааплодировал его актёрской игре. Взяв исписанный мелким почерком клочок бумаги, инженер прочёл его содержимое и мысли галопом понеслись по каньонам его извилин:

« Определенно, мне хотелось хакнуть базу с момента прибытия на неё, но…Демонстрация капитана Иштара с «Зарей Посейдона» несколько отбила у меня желание переходить ему дорогу. По крайней мере, пока я нахожусь непосредственно в зоне досягаемости его скользких рук. Но иного момента может и не представиться, кто знает, что у Марика Иштара на уме? Поэтому нужно действовать сейчас, и выяснить это, пока не стало слишком поздно. Однако, меня гложет мысль, что он просто играет с нами, что всё это – своего рода Испытание нас и наших возможностей. Лидер «Эдема» будто хочет посмотреть, что мы станем делать в созданной им западне. Иначе зачем оставлять нам возможность общения и, что самое интересное, держать в комнатах с консолями, имеющими выход в сеть базы «Инициативы Эдема», имея теперь все данные о «Заре Посейдона» и её людях? Слишком очевидно, на мой взгляд. Скорее всего, за консолями неустанно следят, и исполнить всё красиво будет чертовски сложно. Обычно я стараюсь не совершать ничего сомнительного, если физическая точка проникновения изначально ассоциируется со мной, а я не могу это скрыть, но искать другой терминал под бдительным надзором не представляется возможным. Меня утешает лишь то, что в данной ситуации у меня довольно большие шансы остаться в живых.
Ну-с, как бы то ни было, приступим…»

 

— Я, знаешь, совсем не стихоплет, — дрожащим голосом протянул Кархоннен, а затем проговорил с нотками настойчивости: — Но я уверен, что ты сможешь дописать мне пару-тройку строк, чтобы стих получился достойным её красоты и стана.

— О да, несомненно, мисс Белаква преисполнена красоты и очарования, кои столь редки в нынешнее время, — последовал ответ Джеймса. — Описывать её – одно удовольствие. Я ещё не забыл давние общеобразовательные уроки литературы, думаю, что смогу помочь. Однако, передать её уникальность словами будет очень сложно. Думаю, легче всего будет поправить здесь всё под четырёхстопный ямб…

 

Джеймс склонился над листком и некоторое время старательно выводил слова, пытаясь сделать свой небрежный почерк как можно разборчивее:
«Это выполнимо, но я опасаюсь, что консоли в наших каютах под особым наблюдением, а получить доступ к другим не получится, так что сделать всё незаметно будет очень сложно. Написать весь алгоритм на этой бумажке довольно-таки проблематично. Сегодня в полночь я подключусь к своему терминалу и загружу из памяти необходимый набор автономных команд, которые к тому времени приготовлю. Файл будет находиться по адресу: local:///pr3:/Ed/poem.acs Нужно будет только загрузить его на свой терминал и запустить. Сделаем это одновременно, в 00:02. Отвлекающий манёвр я проведу, чтобы, если что-то пойдёт не по плану, я попал под подозрение в первую очередь. Однако, я тоже попытаюсь добраться до нужной информации. Это повысит наши шансы успеха. Кроме того, советую посвятить в детали плана Лиру, атака из трёх мест будет намного эффективнее».

— Желаю удачи, капитан, — с едва заметной улыбкой негромко произнёс Морган, протягивая листок Владиславу, хотя, казалось бы, госпожа Удача давно уже покинула инженера.


Сообщение отредактировал Душелов: 15 января 2018 - 20:09


#37 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    

Отправлено

Короткий кивок головы сотряс ярмом висящие вокруг шеи подбородки, глаза цепким внимательным взглядом впились в написанный рукой Моргана текст, неровный от непривычки инженера к столь архаичному способу сохранения информации. Пожелтевшая бумага, которую князь Владислав вырвал из обнаруженного в своей каюте ежедневника, выполняющего роль элемента декора в их камерах – что-то вроде страз и бусинок на холодных браслетах наручников, – теперь пополнилась теми необходимыми строчками, которые могли привести простой, но от того не менее хитроумный и даже отчасти коварный план Кархоннена к исполнению на практике; осторожно подхватив лист кончиками своих толстых пальцев из рук Джеймса, князь несколько раз внимательно прочитал написанный инженером текст. «Стихи» эти он старался держать так, чтобы на них не падал свет: это было мерой предосторожности от камер наблюдения, как и то, что бумага была предварительно смята – если кому-то захочется оценить совместное творчество капитана и инженера «Зари Посейдона», то из-за крайне плохой картинки с мониторов ему останется лишь расстроенно вздохнуть и продолжить искать что-то более интересное.

 

— У вас чудесная фантазия, мистер Морган, — тихо произнес Владислав, отрываясь от текста и поднимая тяжелый взгляд на Джеймса. — И острый ум. Даже если мисс Белаква не оценит этого моего душевного порыва, то я ваше дополнение явно оцениваю по достоинству. Будем надеяться, что наш с вами дуэт вызовет в душе у цели моего купидона необходимый резонанс и раскроет все тайны, сокрытые за её, эх, — он позволил губам дрогнуть в улыбке, а в глазах вновь полыхнули жарящиеся в огне черти, — за её, кажется, холодным металлическим телом, открывая мир, которого никто из нас и не думал увидеть. Спасибо, — князь снова коротко кивнул, убрал страницу в карман и твердым, решительным шагом вышел в коридор.

 

Теперь предстояла следующая часть плана, под нежной кожи романтики которого, в стеклянных венах выверенной схемы, сочилась густая холодная кровь сухого расчета и ледяной ярости. Продвигаясь по коридору и чувствуя на себе взгляд сквозь подсвеченные стекла угловатых сегментных масок, обезличивающих выдрессированную Мариком специальную охрану "для важных гостей" до состояния взрывоопасных кукол, сейчас напоминающих безобидные фикусы, но в случае даже намека готовых обезвредить любого из членов экипажа «Зари» бодрящими зарядами электричества, Владислав медленно, продолжая наигрывать нерешительность и подавленность, приближался к двери в каюту Лиры Белаква. Он старательно продумывал, как следует себя вести и что следует сказать, чтобы эколог поняла все с первых фраз: если с Морганом, чья отстраненность от людей была обусловлена чертами характера, присущими нелюдимым профессионалам узкой технической специализации, предпочитавших иметь в друзьях кактус в горшочке, то с Белаква, скрытной и несколько высокомерной, имеющей наклонности решать все за других людей и тянущей вожжи, если они упали в её тонкие руки, была сродни запертого сундука, содержимое которого в попытке поднять тяжелую крышку всегда оказывалось непредсказуемым.

 

Наконец он встал перед входом в каюту, замявшись и потирая руки. До его импровизированного объекта вожделения Владислава сейчас отделяла лишь тонкая перегородка двери. 

 

— Мисс Белаква, — Кархоннен негромко постучал, затем прокашлялся. — Это Владислав, откройте. Мне, э-э, надо вам кое-что сказать, — слишком сухо! Звучит так, будто он против своей воли пришел вымаливать у своего босса прощение, раздраженно подумал князь. Чуть подумав, он кротко добавил: — Это важно для меня.

 

Дверь отворилась. Не на распашку – просто открылась небольшая щель, через которую на Кархоннена заспанным взором смотрела явно удивленная визиту мисс Белаква. Кажется, он своим стуком вытащил её из кровати, похищая минуты сладкого сна в объятьях Морфея, которые дарила перина мягкой постели; с одной стороны, это было настоящим преступлением, а с другой – еще не вернувшаяся "с той стороны" Лира могла здорово помочь тем, что не станет вдаваться в детали вопросами, сначала старательно обрабатывая полученную информацию. Стоило только как-то её разбудить, чтобы она смогла ознакомиться с планом и не проспала его выполнение.

 

— Лира, — мягко проговорил Кархоннен и, виновато улыбнувшись, взял её за руку, накрыв сверху своей ладонью. — Мне нужно так много вам сказать и объяснить, однако я впервые не нахожу в себе сил для разговора. У меня будто ком в горле, когда я хочу описать вам то свое ужасное, терзающее меня состояние, хотя и на лоскуты мою душу рвут когти самых прекрасных человеческих чувств. Не в силах терпеть эти мучения, хоть и сладки, как неведомая мне патока ваших губ, я... Я нашел способ рассказать о них и облегчить свою ношу.

 

Взять её руку – в качестве нарушения личного пространства, которое тут же будоражит все человеческое состояние, заставляя его пытаться вернуть отобранную свободу, этот способ был наиболее эффективным и подходящим под ситуацию. Продолжая растягивать на лице грустную улыбку, Кархоннен освободил тонкую ладонь мисс Белаква из-под своих тяжелых, хоть и мягких рук, и вытащил из кармана мятый лист бумаги.

 

— Вот он, мой способ, — промолвил он, отдавая страницу экологу его субмарины. — Прочитайте, прошу, внимательно прочитайте и не корите мой язык. Если ваше сердце открыто к подобным признаниям, то вы поймете, что нужно делать. А теперь, — князь сделал шаг назад, пряча руки за спиной, — мне надо удалиться в свои покои. Спокойного сна, госпожа Белаква.

 

51c9265ef8af0efa429e88ca2d67216e.png


Время тянулось, словно наполнилось сахаром и загустело. Кархоннен, поглядев на голубоватую голограмму часов, паривших над маленьким круглым излучающим проектором, отложил книгу на край кровати и тяжело поднялся, подходя к консоли. 

 

Он совершенно не знал, что собирается сделать, однако в голове его, как и всегда в подобных ситуациях, вертелась одна старая, стертая годами, но не потерявшая своего блеска фраза: «Если хочешь жить так, как никогда не жил, значит делай то, чего никогда не делал» – и князь, переведя дух, включил консоль, чтобы последовать совету этого призрака времен.



#38 Ссылка на это сообщение Кафкa

Кафкa
  • ♰ eid si smaerd lla dna .reverof syats eno on ♰


  • 4 609 сообщений
  •    

Отправлено

Лиру бесцеремонно разбудил настойчивый стук в дверь. После столь отвратительного дня она чувствовала исключительно раздражение, и поэтому не стоит удивляться, что маленькая девушка смотрела на гигантского капитана во время его странной речи, как волк - на ягнёнка. Подобная сцена, несомненно, позабавила бы стороннего наблюдателя. Это что, идиотская шутка или какое-то зашифрованное послание? Какого, простите, дьявола? Впрочем, длительная работа над личными эмоциями не позволила громко захлопнуть дверь прямо перед расплывающимся лицом, поэтому она, сцепив зубы, выслушала князя до конца, забрав у него помятую записку.

Когда Кархоннен ушёл, Лира предусмотрительно не стала включать свет, а вместо этого спокойно легла обратно в кровать, набросила одеяло на голову и взяла с собой световой шарик, испускающий тусклые зеленоватые лучи, чудесно подходивший для ночи. Она не могла допустить, что князь был серьёзен. Подобная напускная чувственность просто не в его в стиле. Значит, есть как минимум что-то ещё. Нечто, нежелательное для посторонних глаз. Девушка с трудом прочла записку, нацарапанную неаккуратным почерком - света слишком мало, и без очков было сложно. Вот, значит, как? Пока она пыталась добиться поставленных целей своими средствами, остальная команда не сидела сложа руки. Что же, это замечательно. Может, метод Джеймса даст хоть что-то большее, чем её бесславные потуги в любовном ремесле. Лира включила будильник на 23.55 и сомкнула глаза, зачем-то оставив световой шарик под одеялом, а записку - под подушкой. На всякий случай.

Красивая мелодия, извещавщая о наступлении утра, хотя за закрытым окном стояла непроглядная темнота, разрезала тишину подобно гулу горна.
Настало время. Лира зашла в душевую, чтобы слегка ободриться прохладной водой. И включила консоль.

Закрыв экран приветствия гостевого аккаунта, Лира запустила менеджер файлов, вводя адрес из записки в строку, слегка прикусив губу от напряжения - помимо бледных зелёных лучей комнату освещал лишь компьютерный экран. Помедлив несколько секунд, она нажала кнопку пуска. Всё. Остаётся лишь надеяться, что инженер достаточно хорошо знает своё дело.
Изображение

#39 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • Знаменитый оратор
  • 14 712 сообщений
  •    

Отправлено

FrayedLivelyHornedviper-max-1mb.gif

 

Не прошло и пяти секунд, как экраны консолей Владислава и Лиры померкли, и изредка начал мерцать странный глитч. Если попытаться "заморозить" его, то получившийся скриншот напомнил-бы красивую девушку, с волосами цвета платины и глазами цвета фиалки. Выражение её лица было умоляющим, а по комнате едва слышался, буквально на грани восприятия, шёпот, - Спаси меня...

Однако наваждение быстро кончилось, и экраны консолей окончательно потухли, оставив светиться на дисплеях два чуть раскосых алых уголька, и холодный, жестокий смешок. Через несколько минут прекратилось и это. Консоли вернулись в свой прежний вид, восстановили функциональность, и ничего не говорило о произошедших странностях.

 

Однако у Моргана всё было иначе. Скорее всего потому, что мужчина подключился к консоли напрямую. Сгенерировав вокруг себя виртуальную среду, компактную и незаметную, минималистично серую, хакер направился "вперёд".

Джеймс...

Резкая остановка. Инженер оглянулся - ничего. Проверил на программном уровне - чисто. Списав всё на разыгравшееся выражение, мужчина продолжил работу.

Спаси меня, Джеймс...

Виртуальная среда дёрнулась сеткой помех. Исказилась, вызывая неприятное ощущение за глазами. Резкий взгляд назад, на уровне рефлексов -  и вот стоит она. Хрупкая фигурка, невысока, красива, светлые волосы и необычные глаза. Заплаканное лицо, умоляющая поза, голос испуганный и торопливый, проскальзывает лёгкий русский акцент, - Джеймс, у меня мало времени. За мной охотятся, так что... Меня зовут Ирина Соловьёва, и я... О боже... он идёт за мной!

В панике бросившись вперёд, она хватает хакера за плечи и практически срывается на фальцет, - Найди ме...

И резко затихает. Опускает взгляд вниз - пять длинных когтей пробили её грудную клетку, яркая оранжевая цифровая "кровь" стекает вниз пятью тонкими ручейками. Обмякшее тело отрывается от земли, когда фигура за спиной "девушки" проявляет свою истинную форму. Он, если у этого существа имеется пол, чудовищен. Сюрреалистичен. Три с половиной метра высотой. Тело худое, ноги и руки(а рук у этой твари четыре) непропорционально длинные. Весь он покрыт металлическими пластинами и шипами. Во лбу длинный, кинжально-острый рог, и чуть ниже слегка раскосые алые глаза, которые буквально обжигают, пронизывают всю душу Моргана насквозь. С едва различимым брезгливым выражением лица монстр сжимает руку, и его жертва взрывается оранжевыми брызгами.

- Ты выяснил, что происходит? - этот голос, без сомнения, принадлежал Марику Иштар.

- Да, босс. Судя по всему, перед отключением "Заря Посейдона" запустила в систему некий червь. Он ликвидирован. - голос "охранника" напоминал скрежет тысячи клинков, трущихся и царапающихся друг о друга.

- Наши гости?

Горящий взгляд снова уставился на Джеймса, - Чисты, босс.

Последним, что успел запомнить инженер, перед тем, как его мир взорвался стеклянными осколками боли, отправившими его в бессознательное состояние на несколько минут, был характерный, универсальный среди всего человечества, жест.

 

source.gif


Регалии

#40 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    

Отправлено

Несколько секунд кристаллы диодов внутри длинных потолочных светильников мерцали, справляясь с возросшим напряжением цепи: горящие филаментные нити внутри изоляторов загорелись чуть ярче, пока по токопроводящим электродам из сплетенного в нить углеродного волокна нанотрубок бежало обузданное, но почуявшее ослабшую хватку электричество. Из пластиковой коробки электродинамического громкоговорителя, сотрясая диффузор излучаемыми колебаниями, зазвучала магрибская тарабарщина с металлическими нотками при воспроизведении – обычный рапорт семи часов пополудни, составленный и озвучиваемый для рабочего персонала колонии кибернетической нейросетью в должности хедуг-рас на основе человеко-ориентированного вычисления. Оперирующая входными данными, легко решающая задачи прогнозирования и осуществляющая адаптивное управление математическая модель в своем программном воплощении приводила суеверное население колонии Древний Бахрейн в благоговейный трепет: пыльные макбетба, старцы-настоятели монастырей Ацидалийского моря, несколько лет назад для успокоения жителей нарекли искусственный интеллект бессменного бахрейнского мажордома именем Ахьяр-Автад, а фитаурари Наджд Камаль, хоть и являлся лишь алчным, заносчивым и недалеким национальным лидером колонистов, ослепленным безумными идеями войн планетарного масштаба, все-таки пошел навстречу и утвердил для «святого из машины» титул хедуг-рас – правда, не без бряцающего меча представителей власти земной метрополии, недвусмысленно намекнувших на шаткость положения рода Камаль перед орбитальной бомбардировкой.

Молодой, атлетически сложенный мужчина, сидящий в мягком кожаном кресле за тяжелым резным столом, выглядел уставшим – об этом говорили бледность, проступающая под глазами синева, да и сами глаза, в белках которых виднелись красные линии лопающихся капилляров. Тем не менее, облик его нордической внешности оставался величественным: никуда не делись выступающий подбородок, прямой нос и практически вертикальные скулы, а холодные суровые глаза офицера погружали любого в ледяное море тяжелых дум, поглотивших его. Красивые рыжие локоны, блестящие в свете диодов, делали его похожим на величественного льва, что царем среди прочих зверей сидел в своем логове. Облаченный в великолепно скроенный халат с широким кушаком, что были пошиты из драгоценного фотата, он слушал высокий свист мелодии флейтиста, играющего на энзире. Богатые одеяния музыканта, его статный вид и чуть выступающие черные импланты в височной доле черепа выдавали в нем лигаба – дворецкого своего молодого повелителя: цахафалама-наместника Древнего Бахрейна, представителя далекой земной метрополии в этом марсианском колониальном протекторате в должности генерал-губернатора от Дома Кархоннен, Павла Алексеевича Кархоннена.

Павел, в силу своей молодости, был человеком непростым; тем не менее, он был истинным Кархонненом, а потому отличался решительностью действий и благородством поступков. Когда его отец, бывший генерал-губернатор протектората Бахрейн, заболел и отправился на Землю для долгосрочного лечения, юный Павел решительно отстоял перед Высшим командованием свое право на представление интересов метрополии в этом секторе красной планеты, лично возглавив подавление вспыхнувшего мятежа и удерживая длительную оборону против многократно превосходящих сил противника до прибытия десанта, вместо того, чтобы в срочном порядке эвакуироваться на орбитальную станцию: пораженные столь отчаянной доблестью и лояльностью Павла, представители земной власти незамедлительно утвердили его в должности нового генерал-губернатора Древнего Бахрейна, сохранив колонию и право на беспошлинную добычу сырья в этом районе под управлением дома Кархоннен.

Несмотря на то, что генерал-губернатор Павел Алексеевич Кархоннен был в Древнем Бахрейне чужаком, непрестанностью своей работы и глубоким изучением марсианской культуры он сумел заслужить репутацию мудрого и справедливого наместника. Именно он утвердил возможность формирования собственного бахрейнского правительства, чтобы оно отстаивало интересы жителей колонии и помогало управлению протектората осуществлять свою политику с учетом всех деталей и мнений каждого простого жителя. Это выстроило настоящий мост взаимопонимания между земным правительством и народом Бахрейна, уладив проблемы, которые не решались целыми десятилетиями. Павел также снизил необъяснимо высокие требования Высшего командования Земли по оброку с выработки полезных ископаемых, установленные еще во время первых лет колонизации Марса: это уменьшило рабочее время шахтерам и всем, кто был связан с добывающей деятельностью, несомненно облегчив тяжелые условия жизни колонистов. Кархоннен вел активную социальную политику, выводил интересы протектората на межпланетарный уровень, культивировал в Бахрейне почву для крепкой марсианской и космической торговли: знаменитый рынок Тигрэ, ныне признанный центром всей торговли на Красной планете, появился именно благодаря упорной работе молодого генерал-губернатора. Марсианский межколониальный изоляционизм, напоминавший карту из лоскутов феодальных земель, прорывался под его давлением; народы, выросшие из потомков первых колонизаторов, находили забытый общий язык и осуществляли коммуникацию в экономических интересах друг друга. Кроме того, взаимодействие колонистов между собой под дланью дома Кархоннен значительно подрывало позиции конкурирующих на политической арене других семей, которым приходилось либо жестоко подавлять перенимающих опыт Бахрейна колонистов, либо идти им на уступки, принимая навязываемые правила этой сложной политической игры.

Краем уха, сквозь льющийся из энзиры теплый тембр мелодии рассекаемого воздуха, Павел Кархоннен услышал сбивчивую, перескакивающую и безжизненную речь на сложном наречии из гортанных, эмфатических и межзубных согласных фонем. Слушая, как металлический хедуг-рас на магрибском диалекте объявляет о темпах роста в сборе сырья, об организации нового производства трансгенной сои в Четвертом Южном Квартале Древнего Бахрейна и результатах освоения новой шахты, генерал-губернатор устало вздохнул и с сожалением поднял тяжелую руку: лигаба послушно умолк, убирая инструмент в складках одежды и поднимаясь с колен.

— Довольно, Хэбтафари, — на выдохе, с хрипотцой произнес Павел, поднимаясь со своего места: чернокожий дворецкий в почтении склонил бритую голову, пряча от взора толстые губы и широкий плоский нос. — Твоя игра была чудесным отвлечением от дел, однако теперь не время для музыки, — он коснулся выпуклой деревянной кнопки с изображенным на ней двуглавым грифоном: из толстой столешницы плавно поднялось черное стекло монитора в рамке из красного дерева. Замерев под наклоном, монитор загорелся светом сотен бегущих по нему символов и изображений, демонстрируя положение дел во всей колонии.

— Ваше высочество цахафалам Павел, — раболепно проговорил Хэбтафари-Гийоргис, не поднимая головы. — Рас Микаэль и рас Лидж-Иясу желали встречи для обсуждения торговых отношений Древнего Бахрейна с крепостью Магдала. Новые орбитальные магнаты, заинтересованные в местных делах, также желают сотрудничества через рынок Тигрэ и просят круглого стола с вами и правительством колонистов, — почти шепотом произнес последние два слова лигаба и наконец прямо посмотрел на наместника метрополии. — Распорядитесь?

— Не сейчас, Хэбтафари, — уверенно ответил Павел. — Заправь и подготовь мой талокостюм для выхода на поверхность, после прикажи сервировать банкетный зал резиденции и проконтролируй это, — генерал-губернатор выпрямился и замер, словно фигура, отлитая из бронзы. Холодный взгляд офицера, казалось, проходил металлические стены насквозь. — К нам прибудет князь Владислав.
 

51c9265ef8af0efa429e88ca2d67216e.png


Рыхлый красный грунт, изрытый шинами массивных грузовых марсоходов, ландшафтами ржавых полей уходил в сухой горизонт, скрытый свинцовым облаком поднявшейся бури. Отсюда, с верхней посадочной площадки колониального комплекса, расположенной на крыше и предназначенной для важных персон – ревизоров от земной метрополии, офицеров Космического Флота или магнатам транспланетарных корпораций – виднелись вдали темные очертания Ацедалийской равнины, вытянутой в сторону садящегося в это марсианское море белого солнечного диска. Неустанно двигаясь, красная планета неотвратимо приближалась к своему апогелию, отдаляясь от солнечного тепла настолько, насколько это возможно: бедуины марсианских барханов, рассуждал оглядывающий поверхность Марса генерал-губернатор Павел Алексеевич Кархоннен, должны были стремительно покинуть земли южного полушария, чтобы пережить смену времен года. Грузовые караваны кочевых земледельцев занимали кратеры и горные гряды, где продолжали вести свой отшельнический образ жизни вне стен колоний и крепостей «белых людей» с Земли: они ненавидели и презирали протектораты, установленные Высшим Командованием, называя их загонами для скота. Это были суровые люди, закаленные в бурях, холоде и лишениях марсианских пустошей; от полноценной войны с ними, преисполненными ледяной яростью детьми кровавой пустыни, колонии спасала только их разрозненность и относительная малочисленность. Молодой наместник Бахрейна, как честный и доблестный офицер, восхищался мужеством этих аскетов: тем не менее, как офицер и генерал-губернатор, он без жалости и промедления приказывал расстреливать любую колонну, которая приближается без выхода на связь или использования сигналов установки контакта, из установленных на подъездах к колонии крупнокалиберных пулеметов.

В холодной космической темноте ослепительно вспыхнули белые точки, привлекая внимание своим неожиданным появлением на чистом небосклоне. Генерал-губернатор сделал несколько шагов назад, подальше от посадочной платформы: горящие точки увеличивались, стремительно приближаясь к марсианской поверхности. Наконец, когда прорисовался силуэт садящегося корабля, система «грассхопер» на основных внешних двигателях выровняла модуль для мягкой посадки, задействовав сжигаемое топливо с целью торможения. Откинув посадочные опоры, на крышу колонии, поднимая наметенную ветром пыль, оглушительно приземлился небольшой транспортный челнок с опознавательными знаками Космического Флота Земли.

Павел, облаченный в плотный талокостюм защитного цвета, состоящего из сплетенных в анатомически соответствующую, плотную импульсную маскуларную ткань нановолокон, которая интегрировалась в тонкий углеродный скелет сервоусилителей, выпрямился. Люк челнока медленно открылся, выбрасывая на площадку лестницу для спуска: по ней стремительно сбежали две тонких фигуры в дешевых защитных костюмах, осматривавшихся через широкое прямоугольное стекло в головной части. Раскладывая длинные металлические шесты, они закрепили их на лестнице, сформировав толстые и прочные перила для спуска; затем с челнока спустились люди в форме космической мобильной пехоты, расположившись у подножия корабля и осматривая местность. И только после того, как местность была проверена, а телохранители заняли позиции по принципу круговой обороны на случай внезапной атаки, в проходе появилось тяжелое тучное тело, облаченное в дорогой костюм жизнеобеспечения, поверх которого был надет необъятно огромный меховой тулуп из овчины. Руки в перчатках оперлись на выставленные перила, прогибая их под весом своего владельца; ноги неровной поступью зашагали вниз, сотрясая желеобразное тело на каждой новой ступени. Когда расплывшийся великан достиг поверхности посадочной площадки, спустившиеся первыми слуги и несколько солдат быстро окружили его, пока двое оставшихся телохранителей начали собирать установленный трап обратно на корабль.

Держа правую руку за спиной, наместник земной метрополии в колонии-протекторате Древний Бахрейн сделал несколько шагов навстречу спустившемуся гиганту. Он был прямым, как струна, и, казалось, звенел в марсианской атмосфере от собственного напряжения, пока своими подошвами чеканил шаг по крыше станции; прилетевший великан, в талии которого, наверное, была косая сажень, явно вел себя менее официально и церемонно, особенно когда оперся на обоих слуг толстыми предплечьями своих рук.

— Князь Владислав Юзеф Кархоннен IV, — почтительно кивнул Павел Алексеевич, подойдя к процессии. — Рад приветствовать вас на поверхности Марса, во владениях протекторат-колонии земного правительства Древний Бахрейн.

Владислав снял руки с плеч слуг и сильно толкнул их в стороны, освобождая себе место. Широкими шагами приблизившись к Павлу, он распахнул объятия и сжал в них генерал-губернатора, словно ребенок, сжимающий любимую им игрушку. Наместник тоже обнял его, затем похлопал по спине: князь тут же отпустил его и усмехнулся.

— Павел, — пробасил он в микрофон маски. — И я рад видеть тебя в добром здравии, дорогой племянник. И в хорошем чине, — Владислав ткнул толстым пальцем в нагрудный значок, служивший личным опознавательным знаком марсианского генерал-губернатора. — Прелестей такой службы мне, конечно, знать не приходилось, однако привилегии её вполне очевидны и заслуживают уважения, — довольно проговорил он и хлопнул родственника по плечу. — Ладно, не будем стоять, время не ждет.

Вместе они прошли к лифту: Павел нажал несколько клавиш на панели управления, и платформа под куполом, отозвавшись гулким ударом включившихся приводов, медленно поехала вниз, увлекая за собой прибывшую группу. Когда герметичный шлюз над ними закрылся, а камера наполнилась кислородом, все сняли маски костюмов. На плечи генерал-губернатора упали локоны волос; слуги расстегнули молнию у шеи и стянули головной капюшон, открывая свою бледную кожу и черные губы. Затем они помогли снять защитную маску, имитирующую голову быка, с головы Владислава; пухлое лицо дядюшки и пирамида вторых подбородков служили для Павла безмолвным подтверждением того, что ограничивать себя в яствах и напитках толстый князь не собирался. Наёмники оставались в своих стальных шлемах: только один – видимо, капитан охраны, – отстегнул застежки на кожаных ремнях, снимая шлем и открывая черную маску ребризера. Затем пришла очередь маски, убранной в тактический рюкзак: это был покрытый мелкими шрамами, тянувшимися через все лицо, закаленный ветеран, со светящимся глазным имплантом и зачесанным, собранным в косу ирокезом жестких сальных волос угольного цвета. Внешность его пугала и отталкивала не меньше, чем хищная ухмылка – он явно был не из профессиональных контрактных солдат Земли, несмотря на униформу.

— Не обращай внимания, — успокаивающим тоном произнес князь Владислав, что, несмотря на его гулкий бас, ему почти удалось. — Форма для солдата – простая формальность, что куда менее важно, чем его эффективность. Юрий, — князь указал рукой на шрамированного; тот растянул рот в уродливой улыбке, открывая желтые кривые зубы, тронутые кариесом, — доказал свою эффективность не раз и не два. Если бы ты узнал его получше, таланты и связи этого человека показались бы тебе неординарными.

— «Матросская тишина» – хороший учитель, — рявкнул Юрий. Павел вновь посмотрел на него и заметил, что тот уже успел снять перчатки и достать полупустую пачку сигарет, выуживая оттуда мятую самокрутку. Руки солдата, грубые и мозолистые, были испещрены черными, поплывшими от времени тюремными татуировками, поверх следов от ожогов и рваных зарубцевавшихся шрамов. Подкурив и затянувшись, наёмник уже открыл рот для новой фразы, как вдруг увидел крайне неодобрительный взгляд Владислава: осекшись, он опустил глаза и продолжил курить без единого звука.

Так, молча, они опустились до жилого этажа резиденции генерал-губернатора, обособленного от основных кварталов колонии тяжелыми круглыми дверьми, больше напоминающими люки огромных бомбоубежищ на случай орбитальной ядерной бомбардировки: предназначались они, по соображениям архитекторов и планировщиков, нанятых земным правительством для успешного освоения «красной планеты» еще на самых ранних стадиях колонизации, для срочной изоляции представителей Командования от всякой внутренней или внешней угрозы. Как раз отсюда Павел и должен был эвакуироваться: он бы поднялся до той самой крыши, с которой они вместе с Владиславом и его охраной только что спустились, и воспользовался одноместным спасательным модулем. Если же крыша была бы также захвачена, то оставался один вариант – подняться на несколько отсеков выше и воспользоваться пушкой-монорельсом, которая отстрелила бы его транспортную капсулу на орбиту Марса, где его подобрали бы уже прочесывающие космос разведчики из сил Космического Флота. Конечно, шанс, что выстрел окажется неудачным, был крайне велик: в таком случае капсула бы, выпуская парашюты один за другим, пока не останется последний, приземлилась бы где-нибудь максимально далеко от объятой пламенем недовольств колонии, откуда спасшегося губернатора подобрали бы уже мелкие орбитально-атмосферные шаттлы, поднимающиеся с борта космических авианосцев.

Однако Павел Кархоннен предпочел этим вариантам куда более соответствующий нравам, царящим в его семье на протяжении всего времени существования дома. Тучный, раздобревший за многие годы потакания своим желаниям князь Владислав всегда оценивал Павла крайне высоко среди прочих племянников, племянниц, кузенов, дядюшек и прочих членов четы Кархоннен: сейчас, проходя по коридору к обеденной зале, расплывшийся гигант не сводил со своего родича взгляда паучьих глаз, за которым было скрыто восхищение амбициями и решительностью молодого генерал-губернатора.

Зала, в которую прибыла делегация, уже была обставлена в лучших традициях: резные столы из красного дерева, укрытые бордовыми скатертями, ломились от яств, выставленных на них бойкой прислугой. Они уселись за стол: твердым шагом Павел приблизился к своему стулу – оно отличалось от прочих широкой спинкой, украшенной флагами объединенных федераций Земли, и вообще больше напоминало трон, нежели кухонную мебель; прибывшие же охранники, дождавшись дозволения своего хозяина, заняли места по правую руку от генерал-губернатора. Это не были, как обычно описывают уголовников, неотесанные наглые мужланы: кроме того, что их командир, Юрий, позволял себе курить за столом, выуживая папиросу за папиросой, охрану князя нельзя было обвинить ни в жадном чревоугодии, ни в шумной болтовне – они вели себя примерно и смирно, хоть и не умели правильно обращаться со столовыми приборами. Владислав же, тяжело ухая, сел напротив и привычным жестом скрестил пальцы на животе.

— Чем обязан? — наконец протянул Павел, видя, что князь к еде не притрагивается – явный знак того, что сегодня у него на уме отнюдь не утоление голода.

Владислав с довольным видом ухмыльнулся.

— Дела, мой юный племянник, — он потер шею своей пухлой ладонью и снова опустил её на круглый живот. — Доктор здесь? Ты не мог бы его позвать?

— Я уже распорядился, — ответил генерал-губернатор. — Господин Анто присоединиться к нам с минуты на минуту. Но все же мне интересно, — Павел взял в руки бокал, в котором шипели пузырьки игристого вина, — что заставило тебя оторваться от своих обязанностей, коих у тебя явно немало вне интересов нашей марсианской колонии. Твой визит явно не светский, ты не любишь вычурных вечеров пустой болтовни.

— Как и ты! — пробасил Владислав с улыбкой и засмеялся, сотрясая звенящее на столе стекло. — Мы с тобой в этом очень похожи, Павел. Целеустремленные и амбициозные в своих деяниях. Наше плодотворное сотрудничество – добыча полезных ископаемых в твоей колонии и транспортная компания, акционером которой я являюсь, – принесли обеим сторонам немалое богатство.

— Полно, дядя, — вздохнул Павел и отпил из бокала. — Ты же знаешь, как скорбно сейчас идут дела с выработкой. Шахты под Бахрейном почти истощены, как показывают замеры, — на лице его появился отпечаток печали, тут же смытый выражением решимости. — Но я уже решил, что с этим делать. Надеюсь, ты поддержишь меня, и новая шахта также сможет пользоваться услугами грузовых кораблей.

Князь поджал губы, хищно глядя на генерал-губернатора. В этот момент двери залы раскрылись: внутрь вошел высокий худой человек в белом халате, возраст которого, судя по морщинистому лицу и седым волосам, смутно угадывался на цифре около семидесяти. Двигался и вел себя он крайне активно: быстрыми ровными шагами старик приблизился к столу, пока темнокожие служки Павла несли за ним оборудование – оборудованную для операций открытую капсулу-лежанку, ящики с лекарственными средствами, инструменты.

— Доктор, — улыбнулся Владислав, поднимаясь со своего места. Старик не ответил, однако протянул руку, которую князь крепко пожал, после чего опрыскал ладонь очищающей жидкостью, обтер одноразовыми антисептическими салфетками и обтянул белой резиновой перчаткой.

Слуги князя, до этого стоящие в стороне, тут же приблизились к своему господину и начали поспешно помогать ему раздеваться: сначала они сняли костюм скафандра, затем его выходной халат из атласной ткани, после стянули с туши Кархоннена мягкую нательную рубашку, оставив «короля» стоять практически голым. Владислав же, с трудом переступив через бортик капсулы, погрузился в нее, и тогда доктор Анто, также не говоря ни звука, подошел к нему, разложил на небольшом столике инструменты и начал выверенными механическими движениями подключать к тучному телу князя аппаратуру.

— Прости, Павел, что нам придется вести с тобой диалог вот так, — проговорил Владислав, пока старый хирург делал ему инъекции и вставлял в тело длинные иголки на концах толстых трубок. — Мне потребовалось хирургическое вмешательство, небольшая пересадка органов. Не думаю, что она помешает нашему разговору, — уверенно добавил князь, пока Анто уже убирал окровавленные тампоны.

— Я догадался, дядюшка, — произнес генерал-губернатор, скрестив руки на груди. — Доктор прибыл первым классом сегодня утром, было сложно не понять, зачем он здесь.

— О, действительно! — будто бы удивленно пробасил князь, а затем усмехнулся. — Я рад, что ты обратил на это внимание – в конце концов, это происходит внутри твоей колонии. Только, к сожалению, — зашипел лазер, обжигая внутренние канальца князя, — не всегда ты столь внимателен в своей избе, Павел. И в окно смотреть забываешь.

Генерал-губернатор Бахрейна недоуменно посмотрел на своего родственника, которого сейчас оперировали опытные руки доктора Анто, но промолчал. Он знал Владислава – тот любил объяснять все сам, без лишних вопросов или комментариев, поэтому дождался, пока князь снова начнет говорить.

— Компания, в которую я вкладываю свои средства, терпит существенные убытки, обеспечивая тебя грузовыми кораблями для добываемых твоими колонистами ресурсов. Единственное, что удерживает её от разрыва контракта с тобой и заключением договора, например, с Домом Фаркас – обилие моих средств, которые я стягиваю из более прибыльных сфер деятельности, — Владислав чуть ухнул, и хирург тут же сделал еще несколько инъекций. — Но последние полгода, как ты можешь догадаться, Павел, я играю в минус. Несмотря на то, что мы семья, я не могу обеспечивать тебя и твою марсианскую «утопию», которую ты тут строишь, относясь к колонистам, как к полноправным хозяевам Марса, у которых ты кто-то вроде просвещенного и сердобольного реформатора-аболициониста, или прогрессора, который хочет помочь этим немытым чернокожим племенам обрести самостоятельность. Ты ешь мои деньги, которые встанут мне потом еще и кучей дерьма, Павел, — гулко сказал он из капсулы, — потому что договориться с землянами куда проще, чем с этими марсианскими аборигенами-пустынниками.

Проскрежетала небольшая пила, разлетелись брызги крови. Использованных окровавленных тампонов становилось все больше, пустых шприцов – тоже. Доктор работал быстро и, несмотря на свой возраст, профессионально – Павел обратил на это внимание, решив, что, если старик доживет до первой операции, которая может понадобиться генерал-губернатору в будущем, то Кархоннен с радостью положит себя под его скальпель. Слова Владислава же были предсказуемы – князь никогда не поддерживал эти благородные стремления Павла считаться с людьми, на которых такие, как сам князь, построили свои финансовые империи.

— Бахрейн достаточно богат, Владислав, — сухо произнес генерал-губернатор, — чтобы оплачивать установленную цену работы транспортной компании.

— Бахрейн достаточно богат для марсианской колонии, Павел, — князь нарочито выделил эту фразу. — Для Марса. Не для выгодного сотрудничества. Однако ты знаешь, насколько низка установленная цена, и как легко её можно взвинтить хотя бы в два или в три раза. Логистика не может работать в минус – как и я. Поэтому, — громко произнес Владислав, пока над ним продолжал работать доктор, — от лица компании я заключил договор по утроенной цене с Домом Фаркас, на который они, отмечу, с огромной радостью согласились. Не представляю, насколько дешево они продавали свои ископаемые на рынке Бахрейна, раз подписали подобный договор, — ухмыльнулся князь.

Павлу, впрочем, было совершенно не до смеха.

— Ты… заключил договор с Фаркасами? — сдержанно сказал он: тон его стал ледяным. — Ты понимаешь, какую пошлину за использование Бахрейна в качестве грузовой площадки я, как генерал-губернатор, могу вам назначить? Кроме нашей колонии, просто неоткуда вывозить на орбиту тот объем, который добывают буровые машины этой семьи.

— Разумеется, Павел, — ответил Владислав. — Как я уже сказал, ты невнимателен и недальновиден. Жизнь на Марсе медленно превращает тебя в ленивого солдафона, который занят воплощением в жизнь невыгодных идеалистических проектов – в качестве средства от скуки, — он стал серьезен, былое добродушие испарилось. — Моими советами бросить эту планету и отправиться на Землю, где твой острый ум будет по-настоящему нужен, ты не воспользовался, предпочитая оставаться в своих удобных яслях. Поэтому слов больше не будет, — Кархоннен поднялся, вылез из капсулы и натянул на себя халат, пока доктор Анто, откатывая в сторону заляпанный кровью медицинский столик, ставил новый. — Теперь будут только действия.

Стремительно поднявшись из-за стола, Юрий выхватил из-за пазухи костюма магнитный обрез и резко нажал на курок, целясь в генерал-губернатора. Павел среагировать не успел – начинка патрона, явно нарезанная из каких-то гвоздей для большего урона и болезненности, порвала одежды и увязла в теле Кархоннена, столкнув его со стула и опрокинув навзничь; в ушах зазвенело. Силясь сделать вдох, Павел увидел, как к нему подбегают двое слуг Владислава и почувствовал, как берут его под руки, волоча по усыпанному стеклом полу.

— Прекрасный выстрел, Юрий, — одобрительно отметил Владислав, пока его племянника укладывали в только что освобожденную капсулу. Доктор Анто, тем временем, натягивал на руки новые белые перчатки. — Не волнуйся, Павел, господин Анто – профессионал, как ты успел убедиться, и легко справиться с оказанием первой помощи генерал-губернатору, который чуть не погиб во время взрыва в шахте под Бахрейном. Конечно, необходимого оборудования, чтобы извлечь все куски металла из тебя под рукой у нас не было: колонисты внезапно решили взять власть в свои руки, может быть, даже они сами устроили этот теракт, поэтому тебя пришлось срочно госпитализировать на орбиту и перевезти к Земле, где тебе произведут необходимую операцию. По счастливому стечению обстоятельств, мое быстроходное судно как раз находилось на орбите Марса. Тебе повезло, дорогой племянник.

Генерал-губернатор, чувствуя, как по его телу растекается наркоз, с ненавистным взглядом смотрел на Владислава, потирающего ладони.

— Это не предательство, Павел, нисколько, — покачал головой князь. — Даже не пытайся себя в этом убедить. Обдумывая выгодные варианты договоренности, которую Дом Фаркас заключил с «некими представителями транспортной компании», они собираются не допустить ни малейших ограничений со стороны тебя, Кархоннена, как их конкурента. Поэтому они продавали оружие и боеприпасы твоим обожаемым магрибам, чтобы те, ведомые Надждом Камалем, устроили тут восстание – а они, благородные Фаркасы, стремительно прибыли и подавили его. Если бы я рассказал тебе это сразу, — печальным тоном проговорил Владислав, — ты бы никогда не оставил колонию, предпочитая дурную юношескую смерть в битве. Мне пришлось изрядно подумать, чтобы сохранить твою честь и сохранить твою жизнь – надеюсь, на Земле ты это оценишь.

Внезапно капсула пришла в движение, мягко поехав за Владиславом, пока хирург, не отвлекаясь от работы, двигался вместе с ней – стоял на специальной платформе. Коридор почему-то был покрыт мраком, и Павел уже подумал, что ослеп, как вдруг услышал визг сирены и мерцание красных ламп. Издалека, откуда-то из недр, доносились крики, гвалт и стрельба.

— Если тебе интересно, — произнес Владислав, неторопливо шагая вперед, — то, когда Дом Фаркас получит Бахрейн в качестве своей новой колонии на Марсе, они сильно удивятся тому, как быстро правительство Земли, которому они, как и ты, подчиняются напрямую, примет новый закон о пошлинах в марсианской торговле. Удар от этого поразительного стечения обстоятельств, пожалуй, усугубится еще больше, когда они узнают о том, что я купил транспортную компанию, с которой заключен их договор. Ресурсы с Марса настолько упадут в цене, что Дом Фаркас будет буквально работать за еду, — он улыбнулся. — Честная сделка.
 

https://youtu.be/MlAuHoRXLes


51c9265ef8af0efa429e88ca2d67216e.png


Озабоченно поглядев на консоль, Владислав потер ладони, не понимая, что, в принципе, только что произошло. Ни успеха, ни неудачи констатировать было невозможно – по крайней мере, так показалось самому князю.

Но в этом нужно было убедиться окончательно. Поэтому, покинув комнату он вышел в коридор и... остановился, решая, куда лучше зайти. Если миссия обернулась успехом, то следует зайти к Моргану – но в успехе он был совершенно не уверен. Если неудачей, то сейчас, скорее всего, Джеймса прижигают металлическими концами электродубинок за столь самоотверженную наглость.

Решив, что лучший риск – это риск, который можно избежать, Владислав подошел к двери Лиры: хотя и было сомнительно, что она уверенно ответит ему, постигла ли их неудача, попытаться стоило. Если же она ответит «я не знаю», останется только идти к Моргану. Закусив губу и обдумывая это, князь несколько раз ударил в дверь.

Сообщение отредактировал OZYNOMANDIAS: 17 января 2018 - 02:33


#41 Ссылка на это сообщение Кафкa

Кафкa
  • ♰ eid si smaerd lla dna .reverof syats eno on ♰


  • 4 609 сообщений
  •    

Отправлено

События, происходившие с консолью последние несколько секунд, было весьма сложно понять. Возможно, сказывались отсутствие опыта Лиры во взломе систем и недостаток компьютерных знаний. В прошлом она занималась этим ровно столько, сколько требовалось для личных целей - и не больше. Основная специализация была иной, девушка не выходила чрезмерно далеко за её пределы. Когда экран погас, в голове пронеслась мысль, что всё провалилось - однако почти сразу изображение появилось снова, но... какое-то странное. Похоже на цифровые помехи, только осмысленные. Вот только разве возможно нечто подобное? Лиру мучали сомнения. Впрочем, события проносились настолько быстро, что она не могла остановиться на каком-то конкретном выводе.

Когда в консоли отразились очертания девушки и доктор расслышала нечто... подобное просьбе, быть может, а затем, после странной усмешки (если это в принципе можно так назвать) на экране - всё исчезло, Белаква сделала вывод, что просто слишком переутомилась за день, безуспешно пытаясь соблазнить того, кто, скорее всего, оказался обыкновенным извращенцем - плюс в копилку множества пороков Иштара, которые команда «Зари» уже смогла обнаружить. В Сети не должно обитать разумное существо, способное умолять о помощи. Это невозможно. Во всяком случае, так ей казалось, а менять своё мнение по столь незначительным вопросам Лира не видела смысла. Выкинув увиденное из головы, девушка вновь включила консоль и обнаружила в почтовом ящике новое письмо. Она не вполне понимала, зачем в каютах для пленников вообще нужна почта. Возможно, глава «Инициативы» раньше использовал ради своих, кхм, личных склонностей. Возможно, использует и сейчас. Так или иначе, сейчас важно ей было совсем не это.

«Интересно, от кого? Вряд ли это Иштар, но тогда... Хм...»

Недолго думая, доктор запустила приложение почты.
Сказать, что она удивилась, значит не сказать ничего. И удивление это было, пожалуй, не особо приятным, хотя новости в письме сообщались хорошие.

«Доктор Белаква,

Ваши средства на данный момент в полном порядке и находятся там же, где вы их оставили более столетия назад.
Распорядитесь этой информацией разумно.

Неизвестный адресат.»

Вот теперь Лира действительно почувствовала мурашки и мерзкую ледяную дрожь по спине. Что за?.. Как кто-то мог узнать об этом? Она сделала всё возможное, чтобы место, где хранится богатство Белаква, осталось тайной, секрет которой хранится только у неё в голове. Как? Мысль, что некая сила знакома со скрытыми подробностями её жизни, попросту сбивала с ног. Это... очень сильно дезориентирует. Её не мог бы испугать сильнее какой-то дешёвый голографический скример. Такое чувство, что в тот вечер ожила парочка сетевых легенд, над которыми она смеялась, когда была студенткой. Громкий стук в дверь пробудил девушку от размышлений, приводящих ко всё более жутким выводам. Быстро выключив консоль и напуская на себя сонный апатичный вид, она немного расслабилась, увидев на пороге капитана «Зари». Впустив князя внутрь, Лира заметила:

– Откровенно говоря, я не специалист в этой области, но всё-таки достаточно разбираюсь, чтобы с некоторой долей уверенности судить - что-то явно пошло не так. И да, возможно, только показалось, но я видела нечто неясное. Буквально несколько секунд - но этого хватило, чтобы вызвать недоумение, по меньшей мере. Не сталкивались с чем-то похожим?

Она не стала говорить о письме, по крайней мере пока.
Фактически, это тайна такого рода, которой лучше не делиться с первым встречным - особенно таким, как князь Кархоннен. Информация, хранимая там, слишком важна, чтобы давать знать о ней даже куда более достойным доверия лицам, которых сейчас, конечно, не было под рукой.
Изображение





Темы с аналогичным тегами сериал, frpg, постапок, фантастика

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых