Перейти к содержимому


Фотография

Сказки о войне

мир тьмы фрпг

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1901 Ссылка на это сообщение Злосяш

Злосяш
  • Stand my ground


  • 30 808 сообщений
  •    

Отправлено

pre_1565458376__untitled-12.png

вечер, Вест-Энд, особняк Протея Пуллвика

OST

 

Вест-Энд. Квартал знати и богатых нуворишей. Земля обетованная, откуда произрастали столпы, держащие на себе вес королевской власти. Именно там, скромно приютившись за собором в Темпле, стояли богатые трёхэтажные апартаменты. Для большинства это была всего лишь элитная частная школа, куда по разным причинам принимались далеко не все, и деньги не были гарантом. А из студентов кто-то и вовсе принадлежал к бедным сословиям Лондона, но стипендия, которую получали эти молодые дарования, покрывала их проживание в апартаментах Вест-Энда. 
И только посвящённые знали истинное предназначение закрытого лицея. Здесь Арканум тренировал будущих инквизиторов, превращал робких студентов в смелых учёных и, конечно же, воспитывал хватких дельцов и коварных политиков. Именитые выпускники Арканума, которым хватало средств для проживания на широкую ногу, предпочитали селиться именно в Вест-Энде. А если кому-то удавалось выкупить или построить такой дом, чтобы его окна выходили на магическую академию, то оный собственник тут же становился мишенью для завистников. 
 
К числу удачливых собственников принадлежал и мистер Пуллвик, одинокий состоятельный мужчина, который всё свободное время, казалось, проводил в бесконечных кутежах. В академии он числился как профессор искусствоведения, жадно скупал редкие произведения искусства, но ещё чаще создавал их сам. Статуи прекрасных юношей и девушек, металлические звери и деревья столь искусной конструкции, что позавидовал бы опытный ремесленник. Да, небольшой двухэтажный особняк Протея Пуллвика был настоящей кладезью дорогих и вычурных предметов, да и располагался в ухоженном парке Вест-Энда. 
 
Мистер Пуллвик часто устраивал приёмы "для своих друзей", к коим причислял едва ли не половину всего Лондона. Каждый, достаточно богатый, талантливый или просто дьявольски красивый мог попасть на такой приём, вдоволь вкусить изысканных блюд и сладких сплетен, завести полезные знакомства или представить публике проект, которому требовались спонсоры. Поэтому никто не удивился, когда очередное приглашение пришло сразу нескольким гостям. Многим гостям. Чего эти гости пока не знали - того, что все они являются молодыми студентами Арканума, едва начавшими осваивать серьёзную науку волшебства. 
 
На дворе смеркалось, парк благоухал, а из дома мистера Пуллвика лились музыка и соблазнительные запахи. Кто-то прибывал сюда в кэбах, кто-то предпочитал дойти прогулочным шагом от общежитий академии или своего родового поместья. 
 


вечер, доки, паб "Вольная сирена"

OST

 

Хорошо живётся тому, кто не думает о завтрашнем дне. Именно так старый актёр Винсент сказал молоденькой официантке, когда та приносила ему новую пинту. После девушке показалось, что старик с необычным интересом разглядывал дно своей пустой кружки, словно собирался что-то там увидеть. А когда через несколько минут официантка вернулась с кухни, старика и след простыл. Испарился он, что ли? Вот же резвый пердун. 
 
Том Бригс, бармен и держатель заведения, только ухмылялся, когда в его "Сирену" приходили.. гости. Отличить их от типичных выпивох было нетрудно: большинство имели затравленный взгляд, постоянно оглядывались в поисках фантомных преследователей, были напряжены. А ещё каким-то шестым, самым настоящим жопным чувством Томас понимал, что несмотря на загнанный вид эти "гости" чрезвычайно, дьявольски опасны. Но старые актёры уже давно убедили парня пойти на этот риск. Кто-то скажет, что убедили Тома вовсе не доводы о свободе, а заплаченные ему шиллинги, а то и вовсе чары странных постояльцев. Что же, деньги Том любил. И всё, что на них можно прикупить, тоже любил. Но все портовые выпивохи, хоть и не являлись источниками верной информации, могли бы ручаться за то, что Том - порядочный и сердобольный мужик. А если бы ещё и наливал за счёт заведения да к жёнам и детишкам после пятой рюмки не гнал, то вообще ангелом бы был! Впрочем, Бригс отлично знал, что жизнь у простолюдинов и, паче того, иммигрантов в Лондоне тяжёлая. И потому старался хоть немного осветлить их будни, пусть и самым топорным средством - выпивкой. Но лучше уж пусть меряются длиной заплетающихся языков, чем вместимостью обойм в перестрелках банд. 
 
На улице смеркалось, в пабе как обычно в это время было не продохнуть. Кто-то шёл сюда с работы, кто-то после домашних ссор, а кто-то пытался затеряться среди мрачной и серой, но по-своему пёстрой толпы. Именно последним Винсент велел подавать бутылки из особого запаса, который раз в несколько дней обновлял курьер из Общества Святого Павла. Видимо, что-то и впрямь сместилось в этом мире, если представители святых обществ задарма таскают в доки выпивку...
 

pre_1565459067__.png

 

pre_1565459337__.png

 

pre_1565459648__.png

 

pre_1565459626__.png

 

Интерлюдия 1  Глава 1  Интерлюдия 2

 

Все заранее знать нельзя, это Лондон, детка ©


Сага о храбром беконе

 

Не всем волчатам стать волками. Не всякий взмах сулит удар



  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 3820

#1902 Ссылка на это сообщение BornToSeek

BornToSeek
  • Seek strength, the rest will follow
  • 7 820 сообщений
  •    

Отправлено

— Г-глупостей?! — голос Лили вздрогнул. Только теперь от злости. — Правда?! Он стал едой для гребаной мандрагоры! Он МЁРТВ! Что вообще значит "не успела"? Ты не пыталась объяснить ему, что его жертва принесёт боль и страдания тем, кто о нём заботится?! Или он на это наплевал?! Не сказала, что влюблена в него?! Хоть что-то, что заставило бы его не бросаться насмерть из-за долбаных вампиров?! Или тебе самой плевать на Руперта было?! Я не верю, что он всё ещё хотел бы смерти, если бы знал, сколько горя это принесёт его друзьям! Сам он себя не любил, н-но... но были ведь те, кому он небезразличен! Я... я не понимаю, как это могло произойти... — на последних словах злость снова вымылась и сменилась отчаянием. Лили бросало из жара в холод во всех смыслах.


Сообщение отредактировал BornToSeek: 18 сентября 2019 - 19:33

None can escape their chosen fate
Only the result in which you are destroyed remains
This enduring dominance is mine alone to relish in
Sing your sorrowful tune in this world bereft of time

#1903 Ссылка на это сообщение Selena

Selena
  • Воля Бездны


  • 20 788 сообщений
  •    

Отправлено

Задремавшая на ее плече Герда вздрогнула, поднимая морду и спрыгнула вниз, убегая в джунгли. Но, раз Руперт отпускал кошку гулять, то и ей не стоит беспокоиться.

- Я не умею читать мысли, Лили. - холодно отметила Летика, - И не оспариваю чужих решений. - к тому же ей о любви он не говорил ни разу. И от этого было странно холодно в темной пустоте, разраставшейся внутри. - Лишь выполняю просьбы того, кто был мне другом. - качнув головой, она развернулась, уходя в свою палатку, замеченную ею поодаль. Обрывая разговор, в котором не видела ни смысла, ни пользы.


И в полночь в зеркале качнется
Двойник мой, что был вечно недвижим,
Он улыбнется мне, моей руки коснется...
И я местами поменяюсь с ним...



pre_1537345873__0-676.png

#1904 Ссылка на это сообщение Торк

Торк
  • Знаменитый оратор
  • 2 561 сообщений
  •    

Отправлено

- Пойдем Лили. - Преподобный протянул безутешной девушке руку. - Нам придется жить дальше и сделать так ,чтобы поступок Руперта не оказался напрасным.



#1905 Ссылка на это сообщение BornToSeek

BornToSeek
  • Seek strength, the rest will follow
  • 7 820 сообщений
  •    

Отправлено

- Я не умею читать мысли, Лили. - холодно отметила Летика

 

— Или не можешь читать сердца, — шепотом пробормотала Лили под нос с явным укором.

 

- И не оспариваю чужих решений. - к тому же ей о любви он не говорил ни разу. И от этого было странно холодно в темной пустоте, разраставшейся внутри. - Лишь выполняю просьбы того, кто был мне другом. - качнув головой, она развернулась, уходя в свою палатку, замеченную ею поодаль.

 

— Эвтанатос, — когда магесса ушла подальше, опять со злобой произнесла девушка. — "Не оспариваю решений", "лишь выполняю просьбы". Плевать ей было на Руперта, холодная сука. Да я бы там костьми легла, чтобы заставить его одуматься, а она...

Напрягшись, культистка глухо прорычала. Внутри жутко жгло.

 

- Пойдем Лили. - Преподобный протянул безутешной девушке руку. - Нам придется жить дальше и сделать так ,чтобы поступок Руперта не оказался напрасным.

 

Шмыгнув носом, Лили уже безо всяких слов приняла руку Эндрю. Чувствовала она себя отвратительно.


Сообщение отредактировал BornToSeek: 18 сентября 2019 - 19:37

None can escape their chosen fate
Only the result in which you are destroyed remains
This enduring dominance is mine alone to relish in
Sing your sorrowful tune in this world bereft of time

#1906 Ссылка на это сообщение Ewlar

Ewlar
  • Эвлар Махариэль


  • 48 999 сообщений
  •    

Отправлено

В форте или на привале - в общем, там, где они отлёживаются от потрясений. Коллеционер.

 

Сундук на паучьих лапках процокал по полу хижины, где так медленно и тяжело приходили в себя оглушённые магией Линда и Нейтан. Парень почувствовал, как будто собака нюхает его руку и автоматически погладил. Попал на липкий язык. Сел на своём ложе, чтобы вытереть ладонь. Коллекционер хихикал, открывая свою огромную сундучную пасть. На языке лежала пуля. Такая же, магическая, как те две, что прежде он купил для Линды, и они, к сожалению, не спасли... не спасли их миссию. Почесав сундука за ушком или где там оно должно быть, Нейтан взял эту пулю и не встретил сопротивления странного торговца. Всё так же хихикая тот убежал.

 

Немного повертев добычу, юный лорд Филипс хоть как-то сосредоточил своё рассеянное внимание. Через пару минут оно стало осознанным. Не особенно увлекаясь огнестрельным оружием, Нейтан не сразу понял, что не так в этой штуке. Эссенция была залита в стеклянную головку и перекатывалась, когда патрон переворачивали и наклоняли. Мальчишеский азарт сыграл или он уже тогда понял, как приподнять себе настроение, но на разборку конструкции ушло немного времени и сил. Добытая столь странным образом эссенция придала бодрости. Нейтан встал с кровати, оделся, сказал, что ему нужно размяться (а ведь действительно было нужно!) и вышел. Ему нужна была ещё эссенция. Хотя бы один глоток. И он вспомнил, где можно его взять... но это было так далеко...

 

Ещё не один день лорду Филипсу придётся мучиться скорее дурным самочувствием, чем моральными терзаниями. Последние будто оглушили его, пока он бездействовал, а теперь, в состоянии странного похмелья от пережитого, он искал возможность хотя бы укрепить свои силы. И уж потом начать снова копаться в своей душе. Ну, ровно как человек, понимающий, что у него в жилище хлам и полный бардак, но забивший на это до лучших времён, потому что прибирая этот хлам, можно растерять остатки здоровья.

 

Нейтан получил пулю и эссенцию из неё. У него пять эссенций на данный момент.


bc20605bdb60d3561278b85e2731e189.jpg

#1907 Ссылка на это сообщение Торк

Торк
  • Знаменитый оратор
  • 2 561 сообщений
  •    

Отправлено

Шмыгнув носом, Лили уже безо всяких слов приняла руку Эндрю. Чувствовала она себя отвратительно.

 

- Нам надо стать сильнее, Лили, чтобы больше никто не предлагал нам выбор между смертью друга и собственной смертью. - Произнес Эндрю утешающим голосом. - А еще нам надо действовать заодно, у меня было дурное предчувствие и я не хотел тебя оставлять, но Руперт попросил помочь ему. Теперь мы не можем себе позволить метания и раздробленность. Ты будешь Крякозяброй карающей, я же буду твоим целителем.



#1908 Ссылка на это сообщение Драйго

Драйго
  • Знаменитый оратор

  • 91 582 сообщений
  •    

Отправлено

Спустя несколько дней

 

Путь был тяжким. Девушка  носила траурную повязку, такую же она сделала брату, чтобы хоть как-то почтить память  Руперта.   Злость и боль ушли, осталось лишь ощущение потери. На одном из  переходов она подарила брату  подарок - эссенцию, которая была оправлена в изящный талисман, тот мог в любой момент ее использовать.

 

- Тебе подарок,  она немного улыбнулась, но сейчас они не могли праздновать. Остальные могли просто не понять. - В Лондоне я сама испеку тебе торт. Ладно шучу, я тебе его куплю, когда увидела что  на лице Нейти был написан скептицизм, ведь ему придется, как всякому мужчине, врать что приготовлено вкусно и вообще шедевр кулинарии.

- Да уж, лучше купи. Спасибо. Мне это необходимо.

- И как оно... двадцатилетним?

- Тебе лучше знать, старушка, - впервые за эти дни Нейтан искренне улыбнулся в ответ. А ещё дело было в том, что у него, наконец, появился этот недостающий глоток эссенции, которого так не хватало, чтобы восстановиться до полного здоровья.

- Я обещаю, что двадцать - гораздо лучше девятнадцати. Тебя хотя бы некоторые перестанут считать ребёнком.

- Ты?

- Я - нет. Ни за что. Ты для меня останешься Наф-Нафом, даже когда отрастишь огромные бивни и перестанешь хрюкать по пустякам, наш поросёночек.

- Братишка, - Нейтан дружески обнял Линду и потёрся лбом о её причёску. Кажется, судьба начинала меняться к лучшему. Предстояло возвращение в Лондон.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#1909 Ссылка на это сообщение Злосяш

Злосяш
  • Stand my ground


  • 30 808 сообщений
  •    

Отправлено

Глава #1

Эпилог

 

Задание было выполнено, пусть и частично: для полноценного захвата Камеруна осталось слишком мало британских войск, да и соглашение с носферату не поощряло истребление местной двуногой "экосистемы", на телах которой могла бы и дальше расти мандрагора. И всё же Арканум теперь полностью контролировал добычу лакримы, получая образцы высочайшего качества за смешные деньги, которые требовалось затратить на переправку груза через океан. Протей так и не рассказал своим друзьям, зачем лакрима нужна ордену, но влияние Арканума на политическую жизнь Британии в последующие годы заметно выросло, а вот их таинственные конкуренты начали терять расположение аристократии и правящей семьи, чему архимаг Мортимер был несказанно (хотя скорее скупо) рад. 

 

По прибытии в Лондон навязчивая ломота в суставах чудесным образом прошла, а пережившие вылазку маги-арестанты были приглашены в отделение Арканума, где архимаг лично поблагодарил их за успехи и публично отпустил им все прегрешения против ордена.. разумеется, на том условии, что маги официально присоединятся к Аркануму или будут как минимум лояльны существующему режиму. На тех отступников, которые пожелали членству в ордене свободу, наложили строжайший запрет: пока они ни словом, ни делом не вредят арканистам, инквизиция не будет за ними охотиться. Границы Империи, впрочем, оставались всё так же закрыты, ведь обострялись внешние конфликты, а выжившие в экспедиции могли поделиться интересными сведениями с противоборствующими сторонами. Если бы дожили до этого момента, конечно. Всем, кто вернулся из Африки, была выдана денежная компенсация - достаточная, чтобы вложиться в малый бизнес или оплатить год проживания в Ист-Энде. Конечно, аристократов больше интересовала возможность восстановиться в своих семейных правах. 

 

Узнав о смерти Руперта вон Витце, Мортимер взял на себя труд сообщить о прискорбном известии его родственникам. Рудольф фон Винзен, приходившийся погибшему родным дядей, уже давно торчал в Лондоне, ожидая вестей о возвращении экспедиции, так что маг решил передать официальное письмо через него, присовокупив личные соболезнования. Сдержанный и осторожный мужчина стойко перенес новость о племяннике, хоть и заметно было, что та нанесла ему тяжелый и болезненный удар. Он рассказал Мортимеру, что граф и графиня, недовольные тем, как Корона поступила с их единственным ребенком (а также под давлением обстоятельств, имя которым война), решили присоединиться к Бисмарку и стать частью Германской Империи. Рудольф был обеспокоен тем, что должен им привезти скорбную весть о том, что у них более нет детей, и не ожидая от их реакции ничего хорошего, предложил магу взаимовыгодный хитрый ход: если им будет позволено почтить память Руперта и продолжить его начинание, отправив в Камерун торговую миссию и занявшись благоустройством колонии в тесном сотрудничестве с Британской Армией, это отчасти примирит семью с утратой и позволит и далее поддерживать добрые дипломатические отношения с Короной. В конце концов, даже в Германской Империи Англии не помешают друзья. Мортимер согласился, но лишь на том условии, что германская сторона откажется от всех претензий на Сады Костей вместе с "продукцией" носферату, и немец отправился обратно в дом, который при жизни занимал Руперт, чтобы подготовиться к возвращению в родные земли. Конечно же, граф будет рвать и метать, но Рудольф отлично знал брата и знал, как с ним следует обращаться. Когда первая буря пройдет, он признает, что худой мир лучше доброй ссоры, и займется полезным делом с отправлением людей в Камерун.

 

Протей почти не вылезал из секретных лабораторий ордена, где трудился над синтезом британской лакримы. Сохранив клубень мандрагоры в Камеруне, Арканум был лишён необходимости растить такого же монстра в подземельях Лондона, скармливая ему арестантов и нищих. Мысль эта грела сердце Протею, но вот уплаченная цена не давала покоя. Когда магистр появлялся на публике, то всё чаще его можно было увидеть в компании подданных королевы Анны - правительницы вампиров ночного Лондона. Какие союзы он там заключал и для чего, оставалось непонятно. Истинная Корона тоже не забыла заслуг учёного: на пышной церемонии императрица Виктория лично посвятила джентльмена, исправно служащего Британии, в звание своего верного рыцаря. Так магистр Протей Пуллвик стал сэром Протеем Пуллвиком, хотя по признаниям мага этот титул стал всего лишь очередным аксессуаром на его пёстром образе. 

 

Не обошла награда стороной и Кристофера Зобека. Следом за своей женой, с почестями захороненной в катакомбах Темпла, и как единственный выживший в Африке боевой маг он был назначен Мортимером на пост нового лорда-инквизитора. Обычно этот титул никак не перекликался с дворянским и был красивой  формальностью.. до этого случая. На Кристофера возложили опасную и почти самоубийственную миссию: маг должен был снова вернуться в Африку и внимательно следить за растущим влиянием Германии на Камерун, пресекая всякую угрозу пакту с носферату, как и самим носферату. Чтобы придать вес этой дипломатической миссии и развязать Кристоферу руки на поприще командования, он был возведён в лорды официально. Его семье даровали огромное поместье на территории элитного Вестминстера. Которое, однако, пустовало. 

 

Состояние Дженнифер ухудшилось. Это стало очевидно, когда девочка с ножом напала на слуг и попыталась вскрыть им горла, чтобы полакомиться. Кристофер хотел забрать дочь в Африку, в свободные земли, где её наклонности не привлекут излишнего внимания. Но Протей предположил, что в глуши она лишь сильнее озвереет, а без помощи и вовсе превратиться в монстра. Старым друзьям пришлось принять тяжёлое решение, и Дженнифер поместили в Бедлам, психиатрическую лечебницу. Второй раз проводив Кристофера на войну, уже холодную, Протей снова остался нянькой при Джен, навещая девочку по мере возможности. Её случаем занялись арканисты, а также вампиры-малкавиане из свиты Анны. Симптомы раздвоения личности со временем ослабли, жажду и сонливость удалось подавить, но за территорию Бедлама Джен редко отпускали. 

 

Сембен философски воспринял заселение Камеруна. Никак помешать он этому не мог, его племя по-прежнему связывал пакт, лакрима текла рекой. Но англичане были уже знакомым врагом, в отличие от немцев, поэтому дуала вошли в своеобразные союзнические отношения с солдатами Кристофера, а сам вождь со временем разглядел в инквизиторе человека чести. Любовь к своему народу объединила двух мужчин в непростом деле защиты Камеруна. Друзьями они, конечно, не стали, но этот слабый мир не распался ни через месяц, ни через год. 

 

Лишившись защиты клана Нагараджа, пигмеи-каннибалы стали лёгкой мишенью для германских миротворцев. Болотистые земли с богатыми залежами торфа полностью отошли Германии, поселения маленьких людей были разрушены, а сами пигмеи отправлены на принудительные работы или перебиты за свои отвратительные пристрастия. 

 

Так прошли два года. Наряду с окрепшим влиянием Арканума своими сетями опутывала Лондон другая организация - Общество Святого Павла. Выйдя из тени как благодетели, защищающие интересы и жизнь бедных граждан столицы, эти волонтёры за два года обзавелись внушительным штатом шпионов (а может и всегда ими обладали) и даже организовали ополчение - хорошо вооружённых крепких людей, патрулирующих Ист-Энд и Уайтчеппел. С констеблями они старались не пересекаться, законы чтили, на своём счету имели растущее количество спасённых от нечисти горожан и сглаженных конфликтов, поэтому правительство оставило надзор за бедными районами в руках Общества. По большей части. 


Сага о храбром беконе

 

Не всем волчатам стать волками. Не всякий взмах сулит удар


#1910 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 6 456 сообщений
  •    

Отправлено

Скорбные вестники. Встреча с Рудольфом фон Винзеном

 

 

Маги собрались в послеобеденное время на второй день после прибытия. В приметном месте города, недалеко от дома Руперта вон Витце. Бывшего дома. Где их принимали и они тогда ещё не знали, что случится в Африке. Теперь им нужно было снова войти в этот дом.

 

- Мы ждём кого-то? - поинтересовалась Линда.

- Всех, - ответил Нейтан, открыл часы и поглядел на циферблат.

- Не могу привыкнуть...

- И не сможешь.

Нейтан поглядел куда-то сквозь стену. Он не скажет, о чём переживает, что об этом думает. Ну, может быть, потом, в более тёплой обстановке.

 

Лили с Эндрю не появились, зато к дому подъехал кэб из которого вышел Джим и помог выйти Летике, подав даме руку.

- Спасибо, что согласились приехать. - Мальчик серьезно посмотрел в серые глаза волшебнице. - Господин фон Винзен очень хотел переговорить с вами до своего отъезда.

Летика не знала, зачем хотел видеть ее знатный лорд. Вряд ли Руперт писал о ней в завещании. Но Джиму отказывать в просьбе не хотелось, возможно, разговор как-то связан с ним. Ведь его-то как раз Руперт в завещании упомянул.

Экипаж остановился у знакомого особняка, чьи стены сейчас навевали печаль. Джим подал ей руку, помогая выйти, и она согласно протянула ладонь, улыбнувшись ему.

- Не благодари меня, Джим. - улыбка ушла, сменившись едва уловимой грустью, - Мне стало интересно, зачем ему разговор со мной.

Отпустив кэб и обернувшись к дому, Джим увидел еще двоих из друзей Руперта.

- Здравствуйте, мистер Филипс, мисс Смит, - вежливо поприветствовал он парочку магов.

- Нейтан, Линда. - Магесса коротко кивнула стоящим неподалеку парню и девушке, - Доброго дня.

 

Линда вежливо кивнула и ответила, и ожидала, что дальше скажет её брат. Линда бросила печальный взгляд на знакомый особняк. Девушка не знала, что с Марло, неужели в этой экспедиции из арканистов выжили только они с Нейти, но какой ценой. Бредить рану ей не хотелось.

- Добрый день Летика. - Она  была вежлива, ведь обе девушки потеряли  женихов. Вернее нет любимых, общество вряд ли  одобрило  брак Линды и Бейкера, а уж про брачный союз  графа и простолюдинки  речи не шло и все равно они любили и потеряли. Наверное обе, думали что  если они могли как- то по другому переиграть обстоятельства.

- Здравствуйте, Летика и Джим. Это слово к месту. Мы, по крайней мере, выздоровели. Что же, пойдёмте.

Будучи, в этой группе, лидером по своему социальному положению, Нейтан отправился вперёд, увлекая компанию за собой, и сам позвонил в дверь. Он же и начал разговор, когда дядя Руперта принял неожиданных гостей. После традиционных слов о соболезновании он добавил:

- Мы - друзья Руперта. Мы были близко, но никто не видел непосредственно самой трагичной части всей этой истории. Если бы мы могли тогда помочь, встреча была бы менее официальной. Но теперь нужно решить и дела. У Руперта остались некоторые вещи, которые принадлежат не одному ему, а всей нашей команде. Вы позволите их получить?

 

Немец был моложавым светловолосым мужчиной возраста лет под сорок. Он держался с достоинством и спокойствием, однако от внимательного взгляда не ускользнули темные круги под глазами и тоска - видно было, что он тяжело переживал смерть племянника. Он сдержанно поприветствовал гостей, попросил Летику обождать, пока он поговорит со всеми, и, когда присутствующие заняли свои места в креслах и на диванчике, сам уселся за большим письменным столом.

- Рудольф фон Винзен к вашим услугам, молодые леди и джентльмены. - Представился мужчина. - Если эти вещи ваши, вы их, несомненно, получите. С кем имею честь? Вам известно, что это за вещи и где их искать?

 

 

- Лорд Нейтан Альберт Филипс, - представился молодой аристократ. - Руперт называл меня просто по-имени. А это моя родственница Линда Смит. Девушку зовут Летика, парня - Джим, - добавил он, будто бы покровительствуя своей небольшой команде.

Линда подтвердила слова брата, но в самый последние мгновения жизни немца, разделила только Летика. Вина, раскаяние все это было неважно, Руперта не вернуть, а с его смертью про те события хотелось только забыть, чтобы потом как- то жить и при встрече делать что все нормально.

 

Рудольф слегка приподнял бровь - Джим в представлении явно не нуждался, поскольку пока еще был у себя дома - однако никак не прокомментировал нарушение этикета, отнесясь с пониманием к людям, которые понесли тяжелый удар от потери своего товарища.

- Так что же вам, все-таки нужно? - еще раз спросил у Нейтана немец, так и не дождавшись ответа.

Джим поспешил прийти на помощь:

- Наверное, лорд Филипс говорит о бутылке. Я помню, как господин вон Витце демонстрировал ее в гостиной, а затем спрятал в сейф в своем кабинете.

Рудольф кивнул Джиму и перевел вопросительный взгляд на Нейтана.

- Дневники и личные вещи мы не тронем, господин фон Винзен. Хотя не скрою, каждому хотелось бы оставить что-то на память, но эта память... она и так с нами. Сейчас нам интересна только старая бутылка. Чтобы вы не тревожились, это не раритет. Она ценна только для той научной организации, в которой мы состоим. Для остальных это обычная бутылка. Так вы позволите её забрать?

- Разумеется. - Выслушав молодых людей, мужчина позвонил в колокольчик и отдал несколько распоряжений своему слуге, тоже немцу. После того, как слуга удалился, а в кабинет подали чай и пирожные, фон Винзен задумчиво оглядел лица гостей. - Стало быть, друзья Руппи. Поскольку я.. приходился ему родным дядей, я не могу не спросить: пока мои люди принесут упомянутый сейф, расскажите о нем, пожалуйста. Каким он был? Каким вы его знали?

Мужчина говорил медленно и размеренно, словно тщательно обдумывал каждое слово. Не сказать, что разговор ему давался легко.

 

Чай был весьма кстати. Можно взять чашку, и мелкими глотками пить ароматный напиток, пряча лицо.

- Он был рыцарем. - Летика задумчиво улыбнулась, мягко, едва уловимо. - Во всем. - Тонкий пальчик огладил ободок чашки, прежде чем девушка сделала очередной глоток, и протянула ладонь за пирожным.

- Он был верным и добрым другом, - сказала  Линда. Она пропустила тот момент, что он повел солдат на позорную смерть, вместо того чтобы сражаться против зла. Не все такие, как ее брат могут противостоять злу иные предпочитают с ним мириться.  "Зло процветают, пока хорошие люди отводят глаза и делают вид, что его нет" вспомнила, она слова деда.

- Я не знаю, каким он был на самом деле, - признался Нейтан. - У меня изначально было к нему предвзятое отношение, но уже с первого случая личного общения я проникся уважением к Руперту. Судьба заставила нас действовать заодно и я могу поклясться, что столь активного и деятельного юноши ещё не встречал. Он слишком много брал на себя и, несомненно, стал бы замечательным руководителем любого проекта. Он и за нас решил... но лишь благодаря его решению мы живы. Пожалуй, я могу сказать, что Руперт был не только верным соратником, но и другом. И жаль, что нам не удалось узнать его больше.

 

Рудольф выслушал и благодарно кивнул гостям.

- Рыцарь, значит, - задумчиво себе под нос пробурчал он, но ничего не сказал.

Слуги внесли тяжелый сейф и, следуя указаниям лорда, установили его на столе таким образом, чтобы дверь и внутренности были видны всем присутствующим.

- Ну что же, давайте посмотрим, насколько я хорошо знал Руппи, - с сомнением в голосе протянул мужчина, когда посторонние удалились, и стал подбирать шифр к замку. С четвертой или пятой попытки раздался четкий щелчок, и дверца сейфа открылась, явив миру пару вместительных шкатулок, видимо, с украшениями, стопки каких-то писем и ценных бумаг, и пустую бутылку из-под вина - ту самую, которую Руперт демонстрировал своим товарищам. Фон Винзен осторожно взял сосуд и водрузил его на столе перед молодыми людьми. - Это и есть то, что вы искали?

 

- Да, господин фон Винзен. Это она, та самая бутылка.

Линда заготовила пустые кольца и указала жестом брату на него, чтобы эссенция  отправилась в них.  Бутылка стояла на столе и они все не много торжественно молчали. Это был словно последний дар. ушедшего товарища.

- Летика, тебе оставить на память бутылку? - Для  девушки наверное было ценно напоминание о любимом  Хотя некоторые маги традиций не столь сентиментальны.

Эссенция теплом растеклась внутри, подпитывая аватар. Летика еще бездумно рассматривала бутылку, когда прозвучавший вопрос заставил ее поднять взгляд.

- Нет, Линда, вы можете ее забрать. - коротко отозвалась она. Воспоминаний было достаточно и так.

- Спасибо, - впрочем ей тоже не нужна была бутылка, но это была память о Руперте. Хотела ли она или нет, он спас их с братом.

Держа бутылку, словно драгоценность, Нейтан сказал:

- Благодарю ото всех нас. Если снова будете в Лондоне... Линда, достань визитку из моего кармана.

 

Когда лорд Филипс и леди Смит ушли, Рудольф обернулся к Летике:

- Похоже, наша потеря их тоже сильно подкосила, - только и прокомментировал немец, не говоря более ни слова о манерах молодого англичанина. - Возможно, мне не стоило расспрашивать вас об этом - понятное дело, что в таком состоянии ничего толкового не расскажешь. Однако мне хотелось бы как можно лучше разобраться в том, что здесь произошло, прежде чем давать ответ моему брату. - Фон Винзен едва слышно вздохнул и недоуменно вздернул брови. - О руководстве какими проектами говорил юный Филипс? Руппи не из тех, кто руководит и командует. Подсказать разумный выход из ситуации, направить внимание на важные или нужные моменты, поддержать, договориться - подобные вещи никогда не составляли сложностей, но Руппи не лидер. Он всегда оставался на вторых ролях и никогда не пытался руководить. Даже Его Преосвященство Ролан, уж на что строгий и требовательный человек, всегда почитал Руппи образцом кротости и послушания, и ставил в пример моим дочерям. Бенедикта и Ренэйт - те пошли в покойную мать, Карла была той еще озорницей. - Теплая грустная улыбка украсила лицо аристократа, свидетельствуя о непреходящей любви к умершей жене.

 

Летика проводила ушедших ничего не выражающим взглядом, мгновением спустя поднимая глаза на сидящего рядом лорда.

- Я не знаю, о каких проектах говорил Нейтан. - усмешка тронула кончики губ, - Ни с ним, ни с Линдой я почти не общалась. - вертящееся на языке "не люблю капризных девиц" так и не было произнесено, ни к чему это. Фон Винзен ей никак не подружка.

- Могу только сказать, что командовать кем-то или чем-то Руперт и не пытался. Хотя, возможно, я просто чего-то не понимаю во всех этих мужских разговорах... - вздохнув, Летика встряхнула головой, вернула пустую чашку, что вертела в руках, на стол и едва заметно улыбнулась мужчине:

- Вы хотели поговорить о Руперте? Почему именно со мной? - в серых глазах на миг проявилась тоска, девушка мимолетно взглянула на Джима, в следующую секунду опуская глаза, рассматривая оставшиеся на столе пирожные и узоры на тонком фарфоре, - Между нами не было абсолютно ничего, кроме разговоров. Он был другом, не больше. - до большего не дошло, но тот единственный поцелуй говорил о многом.

Вот только думать об этом больше не следовало.

 

- Со слугами я уже пообщался, однако они не многое смогли мне рассказать, к сожалению. - На этих словах лорда Джим неловко заерзал на своем месте. Видит Бог, он рассказал все, что мог, однако немец, похоже, не был удовлетворен услышанным. - Когда вы пришли и сообщили, что были друзьями.. моему племяннику, признаюсь, я подумал, что могу получить ответы на некоторые вопросы, которые, возможно, могли бы быть известны тем, с кем Руппи близко общался. Его друзьям. Увы, лорд Филипс и мисс Смит не слишком мне помогли. - Фон Винзен перестал рассматривать свои руки и поднял скорбный взгляд к Летике. - Столько всего вопросов, совершенно ничего не понятно, однако мне бы не хотелось злоупотреблять вашим временем. Ответьте, хотя бы, чего ради была эта вся.. Африка? Он ведь мог избежать этой опасной высылки, мог просить заступничества у нашей кузины, написать домой сразу же, в конце концов! Увы, мы узнали о случившемся слишком поздно, иначе Эрнст бы не допустил, чтобы его единственного ребенка отправили в Африку.

 

- Ради чего... - серые глаза стали далекими, глядя куда-то поверх плеча лорда, - Колонизация, захват новых земель, союз с одним из африканских племен, нужный правительству, чтобы закрепиться... - задумчиво произнесла Летика. Ей было не сложно рассказать о лакриме - но стоит ли? Это только породит еще больше вопросов и вряд ли будет оценено Арканумом. У нее тоже были вопросы, но ответить на них было уже некому.

- А вот ради чего туда поехал Руперт... - она тихо вздохнула, сплетая пальцы в замок, - Наверное, хотел доказать, что способен на поступок. Что достоин будущего титула графа и сможет управлять землями. Не знаю. Я бы... хотела знать его лучше. Но судьба решила иначе.

 

- Ах, поступок. Гнить в африканской земле - отличный поступок, ничего не скажешь. - Рудольф поднял очи горе, чтобы отвлечься от несвоевременных мыслей. Будь аристократ хуже воспитан, он бы уже рвал и метал, высказывая все что думает о поступках, экспедициях, об оружии, рыцарстве и прочих прелестях, однако из уважения к девушке он все же сдержался. - Прошу прощения, мисс, это не ваша вина. Мне предстоит еще сообщить об этом графу с графиней и своим дочерям. Эрнст будет в ярости, но я знаю, как найти к нему подход, а вот как это переживут девочки, я даже не представляю. Руппи был их лучшей подружкой. Впрочем, это мои проблемы. - Лорд направил на Летику извиняющийся взгляд. - Я вижу, вам нелегко вспоминать о Руппи. Вы простите меня за боль, которую я вам причинил? Уверяю, мне сейчас ничуть не легче.

 

Сестры. Да, в этом самом доме, в саду он говорил, что у него есть сестры. Слабо улыбнувшись, Летика чуть наклонила голову. Был их лучшей подружкой... да, в это верилось легко и сразу. И снова жгло в уголках глаз.

- Вам незачем просить прощения, лорд. - за холодным и на первый взгляд спокойным фасадом серых глаз прятались боль и горечь, - Руперт был вам дорог, и я ничуть не виню вас за эти вопросы. - наверное, она бы тоже хотела узнать о нем больше. Снять ту недосказанность, что не раз читала в янтарных глазах... но зачем? Это лишь усилит горечь, а ей нужно забыть... все. В особенности - тот единственный поцелуй, все еще обжигающий губы.

 

- Благодарю вас..

- А каким был.. - слова Джима и аристократа прозвучали одновременно, и мальчик смутился от собственной дерзости. Рудольф улыбнулся и кивком головы позволил тому продолжать. - Каким был господин вон Витце в детстве?

Мужчина грустно улыбнулся и, направив взгляд куда-то в сторону, погрузился в воспоминания:

- Тихим. Спокойным. Всегда сам себе на уме, постоянно что-то читал или вел наблюдения. - Лицо немца приняло ласковое выражение, было заметно, что тот очень тепло относился к племяннику. - Он никогда никому не перечил, не капризничал и не жаловался. Только смотрел своими большими глазами, и поверьте, мы в нем души не чаяли. Он умел как-то все повернуть так, что ему ни в чем не отказывали. Помнится, как-то раз мы с Эрнстом устроили стрельбы, чтобы опробовать новые пистолеты. Руппи.. подошел и спросил, можно ли ему тоже пострелять. Мы тогда рассмеялись, а он так трогательно взглянул на нас, и сказал: "Папенька, дяденька Руди, это, наверное, очень сложно, да? Мне подумалось, что если вы поможете, подскажете и поддержите, я обязательно справлюсь. Наверное, это глупость". Мы не нашли в себе сил отказать. - Рудольф коротко хохотнул и покачал головой. - Стрелять само по себе дело не хитрое, так что мы все показали и рассказали, а я еще после дал пару уроков, хотя и считал это обычной блажью. - Фон Винзен украдкой смахнул непрошеную слезу и перевел дыхание. - Впрочем, довольно о Руппи, я приказал Джиму пригласить вас, чтобы обсудить завещание моего племянника. Джим утверждает, что вы, мисс Летика, предложили взять его на свое попечение - это правда?

Казалось, лорд был только рад сменить тему, разговор был тяжелым и явно отнимал много сил. Он потянулся к стопке бумаг, лежащей на краю письменного стола, выбрал из нее несколько листов и притянул к себе.

 

Спокойный, улыбчивый, заносящий в дневник все свои наблюдения... таким она его и запомнит. Наверное, Летика бы хотела получить тот его дневник... но нет, хорошо, что она его не увидит, не прочтет тех записей. Потому что, если Руперт писал о ней... жжение в глазах усилилось, и Летика сморгнула, с печальной полуулыбкой слушая лорда.

- Руперт любил огнестрельное оружие, - с тихим выдохом произнесла она, невольно вспоминая, как Руперт показывал ей оружейную. Прозвучавший вопрос выдернул девушку из глубины воспоминаний:

- Джим? - она перевела взгляд с лорда на юношу, и улыбнулась, вновь оборачиваясь к Рудольфу, - Да, я предложила ему остаться со мной, если он того захочет. Правда, имела в виду обратную дорогу... - она не леди и не может держать собственных слуг. Летика повернула голову, серые глаза взглянули в смотрящие на нее темные ... и улыбнулись им. - Но предложение все еще в силе. - будь что будет, но она привязалась к мальчику, и выражение его глаз было слишком говорящим... - Так что да, правда. - вновь обернувшись, девушка легко кивнула лорду.

 

Джим, смущенно улыбаясь, снова поерзал в кресле, а Рудольф пробежал взглядом строчки и принялся излагать ситуацию:

- Итак, по завещанию касательно Джима. Во-первых, согласно распоряжениям покойного, ему оформлена метрика на имя Джима Стивенсона - фамилию родителей то ли не знали, то ли забыли еще в детстве, поэтому Руперт выбрал сам. Во-вторых, на его имя надлежит арендовать дом в приличном районе и оплатить занятия с учителями: грамматика, математика, география, история, литература, немецкий язык, и другие базовые дисциплины, а также дополнительные занятия такие как фехтование, этикет, танцы, риторика, шахматы - все это будет оплачено наперед вплоть до достижения мистером Стивенсоном двадцати лет, когда по расчетам Руперта Джим получит достойное джентльменское образование и сможет самостоятельно встать на ноги.

- Но я не джентльмен, сэр. - Мальчик был явно смущен, кончики его ушей предательски покраснели. - Я ведь простолюдин.

- Не волнуйся, никто не станет навешивать на тебя бремя носителя титула. Однако если Руппи счел, что тебе под силу все это освоить за такой срок, значит, у него были на то основания. - Рудольф ободряюще улыбнулся мальчику и снова перевел взгляд на Летику. - Кроме того, мистеру Стивенсону назначено содержание в размере четыреста фунтов в год. - На этих словах Джим принялся украдкой мять пальцы. Он уже слышал сумму при оглашении завещания, но та казалась ему настолько огромной и сказочной, что даже не верилось, и привыкнуть было совершенно невозможно. - Это позволит вполне сносно питаться и одеваться. На первый взгляд, все продумано, верно? И тут мы сталкиваемся с одной небольшой проблемой, которую Руппи, боюсь, не предусмотрел. - Аристократ отложил бумагу в сторону и откинулся на спинку стула. - Джим несовершеннолетний. Мэтр Инголс позаботится о юридической стороне и останется защитником интересов мистера Стивенсона, однако на этом все. Я тоже здесь не останусь. Как только покончу с делами в Англии, я вернусь в Винзен. Но моя совесть не позволяет это сделать, предоставив ребенка самому себе - кто-то должен за ним присмотреть. Признаться, я сначала предполагал обратиться с этим вопросом к нашей троюродной кузине, чтобы она кого-нибудь порекомендовала или поручила кому-то из своих людей, однако предпочел бы не отрывать ее от государственных дел. Тем более, из-за такой мелочи. Мисс Летика, я был бы вам очень признателен, если бы вы взяли на себя заботы о Джиме. - Взгляд голубых глаз переместился к мальчику. - Джим, я говорю так не потому, что считаю тебя неспособным к самостоятельной жизни, а потому что в жизни молодого человека, особенно, получившего повышение в статусе, возникает много соблазнов. Мне будет спокойнее, если вы, мисс, присмотрите, чтобы он не стал добычей мошенников и не попал под плохое влияние. Руппи пожелал устроить его судьбу, и я хочу быть уверен, что его последняя воля будет исполнена как подобает. Вы согласны оказать мне такую услугу? Разумеется, не безвозмездно, любые усилия и потраченное время должны быть вознаграждены.

 

Руперт... Продумал все до мелочей. На миг прикрыв глаза, Летика глубоко вздохнула, прежде чем поднять взгляд на Рудольфа.

- Да. Конечно, милорд. - улыбка тронула губы, - Я совершенно не против. Вот только... - она задумалась, стараясь сформулировать беспокоящие моменты, - Мне бы не помешали ваши рекомендации по поводу дома и учителей. Понимаете, я несколько неискушенный в этом плане человек и мне потребуется небольшая помощь. Ваш поверенный, отвечающий за юридическую сторону вопроса, сможет помочь? Скажем, с учителями?

 

- Да, конечно. - Фон Винзен явно испытал облегчение, что Летика согласилась присмотреть за мальчиком. - Учителей и наставников полностью берет на себя мэтр Инголс. Что же касается дома, то он же оформит все необходимые документы и заключит сделку от имени мистера Стивенсона, но если имеются какие-нибудь вкусы или предпочтения, можете помочь парню выбрать хорошее место. Суммы, выделенной на аренду жилья, хватит на средней руки двухэтажное здание с двумя-тремя спальнями на случай гостей. Кроме того, я могу подыскать пару слуг для работы по дому, однако если у вас есть на примете какие-то подходящие люди, я учту ваши рекомендации. Сумма на содержание будет выплачиваться ежемесячно лично Инголсом. Если с ним, не приведи Господь, что-то случится - дела возьмет на себя его заместитель.

 

Ей не придется заниматься столь незнакомыми ей вещами самой, это Летику весьма порадовало. И еще она, пожалуй, спросит у этого мэтра совета, как ей лучше поступить с деньгами, что выдал Арканум... раз уж поездка к индийским берегам вновь откладывается - их не выпустят за границы Империи, об этом было упомянуто четко.

- Нет, к сожалению, я не могу дать никаких рекомендаций на этот счет. - Летика отрицательно качнула головой, - Я жила очень уединенно и практически ни с кем не общалась столь долго, чтобы узнать в достаточной мере. Руперт был первым, кто захотел стать мне другом... - она глубоко вздохнула, обрывая ни к чему не ведущие мысли, обернулась к Джиму, - Значит, завтра и начнем присматривать дом. - Тонкая ладонь мягко взъерошила короткие пряди его волос, - Будет неплохо, если там будет небольшой сад и площадка для тренировок. Для занятий на воздухе, и чтобы Герде было, где точить коготки. - Летика обернулась к Рудольфу, - Герда - это кошка. Я обещала Руперту позаботиться о ней.

 

Джим тепло улыбнулся магессе и принялся поправлять растрепанные волосы. Ну вот, так и меняется жизнь: еще позавчера бессловесный слуга, мальчик на побегушках, а теперь ему придется посещать всякие занятия и носить приличные башмаки.

- Что ж, чудесно, - обрадовался Рудольф и протянул Летике визитку. - Здесь координаты мистера Инголса, поговорите с ним, пусть присоветует подходящие варианты, чтобы вы сами смогли выбрать из них дом по душе. А я займусь слугами. Ах, да. И не забудьте спросить у него, нет ли на примете достойных портного и цирюльника - мы пользуемся услугами другого класса, поэтому сам я не подскажу, к сожалению, однако Джима надлежит привести в пристойный вид, соответствующий его новому статусу. - Фон Винзен отечески улыбнулся мальчику и сделал глубокий вдох, знаменующий окончание одного из многочисленных дел. - Теперь что касается вашего вознаграждения за труды и заботы, мисс Летика. Я могу назначить от себя некую скромную сумму, которая позволит вам не гнуть спину ради ежедневного пропитания и не отпрашиваться каждый раз у работодателя по делам вашего подопечного, однако если у вас имеются какие-то другие пожелания, я готов их выслушать.

 

Летика взяла визитку, убирая ее в спрятанный в складках карман, согласно наклонила голову, принимая сказанное. Значит, им предстоит еще поход по магазинам - дело совершенно не сложное, скорее из разряда приятных. А вот насчет пожеланий... да не было у нее никаких пожеланий, Летика вообще еще не планировала дальнейшее время. Слишком изменилось все, и ей больше не нужно было скрываться. А теперь еще и это...

- Я думаю, ваш вариант меня вполне устроит. - Летика мягко улыбнулась Рудольфу, - Как и любой, даже самый скромный, размер суммы.

 

Рудольф просиял. Эта девушка ему понравилась, и он совершенно уверился, что оставляет бывшего подопечного своего племянника в надежных руках.

- Чудесно. - Немец взял лист гербовой бумаги, написал на нем несколько строк и поставил подпись с печатью. - В таком случае передайте это распоряжение мэтру Инголсу, когда будете встречаться с ним по поводу дома и всего остального. Полагаю, ему будет удобно выплачивать вам вместе с Джимом, однако если предпочитаете затребовать сразу сумму на год - возможен и такой вариант. Вы кажетесь рассудительной женщиной, а вот молодому оболтусу нельзя давать слишком много свободы.

Подмигнув парню, фон Винзен стал прощаться с гостьей, чтобы вернуться к другим делам, которые следовало завершить до отъезда, а Джим отправился вместе с Летикой, чтобы усадить ее в кэб.

- Мы будем жить в одном доме, госпожа Летика? - Мальчик старался не подавать виду, однако в глазах сквозила надежда на то, что он все верно понял. - Можно, конечно, снять другой дом по соседству, но если там будет несколько отдельных спален.. Я не привык жить один в таком большом доме. И даже со слугами. - От мысли, что у него будут свои слуги, Джим пришел в неописуемый ужас.

 

Ей не придется больше прятаться, у нее будет дом и даже некое подобие семьи. Летика мягко улыбнулась Джиму, вновь мимолетно разворошив ладонью его волосы:

- Мы будем жить в одном доме, Джим. Ты, я и Герда. - она наклонила голову, рассматривая парня, - И не зови меня больше госпожой. Зови просто по имени. Я не хозяйка тебе, Джим, никогда не была ею. Я твой друг, старшая сестра, если захочешь, но никак не госпожа. Что скажешь?

 

Джим удивленно округлил глаза:

- Но вы же дама моего господина, а значит, госпожа. - Он взглянул на лицо магессы и вспомнил, что господ надо слушаться. - Хорошо, Летика. Как пожелаете. - Парень потупился со смущенной улыбкой. - И спасибо, что согласились остаться со мной. Думаю, милорд тоже хотел бы этого.

В глазах защипало, и чтобы не расплакаться, словно маленький мальчик, Джим побежал ловить кэб.


Сообщение отредактировал Thinvesil: 20 сентября 2019 - 20:05

Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#1911 Ссылка на это сообщение Торк

Торк
  • Знаменитый оратор
  • 2 561 сообщений
  •    

Отправлено

Визит Эндрю к Рудольфу фон Винзен.

 

Спустя некоторое время после возвращения в Лондон Эндрю успокоился и решил выполнить свой долг по отношению к свинскому Руперту. Для этого священник отправился в дом, в котором проживал дядя Руперта и попросил об аудиенции.

 

Дома явно готовились к отбытию. Большая часть мебели была укрыта чехлами, немногочисленные немецкие слуги наводили последнюю уборку. Тем не менее, священника встретили как подобает и проводили в гостиную к фон Винзену. Немец предложил гостю кресло у камина, а сам присел рядом, слегка развернув свое, чтобы хорошо видеть собеседника:
- Счастлив приветствовать вас под этим кровом, Ваше Преподобие. Чему обязан? - Как и со всяким духовным лицом, аристократ был учтив и почтителен.

 

- Господин фон Винзен, я был свидетелем последних минут когда Руперт мог свободно распоряжаться своим телом и мыслями. - Несколько неожиданно произнес Эндрю. - И я считаю своим долгом прояснить для родственников его судьбу.

 

Помедлив несколько мгновений, явно удивленный мужчина спокойно кивнул:
- Лорд Мортимер сообщил мне о смерти племянника, однако я буду благодарен за дополнительную информацию. Боюсь, мы так и не понимаем, что же произошло и почему так скорбно сложилась его судьба. Я виделся с друзьями Руппи, однако мало что смог прояснить. Лорд Филипс и мисс Смит надолго не задержались с визитом, а мисс Летика стойко, но судя по всему, тяжело переживала утрату, чтобы я осмелился ее расспрашивать больше, чем себе позволил.
Перед упоминанием Летики фон Винзен слегка запнулся - вместо "мисс" настойчиво просилось на язык "леди", и немец ничего не мог с этим поделать.

 

- Лорд Мортимер трактует события так, как ему удобнее. - Эндрю слегка поморщился. - Почему так сложилась его судьба не понимаю даже я: Руперт казался довольным жизнью и приключением человеком. В Африку он помчался как на праздник. Однако мы обнаружили там древнее святилище клана носферату. И по их правилам, сколько человек туда зашло, столько и должно быть принесено в жертву.  А мы зашли туда всем отрядом. - Священник вздохнул от неприятных воспоминаний и продолжил. - Вместо того чтобы сражаться, или привести армию на помощь, Руперт вдруг решил, что должен уважать местные обычаи. Я пытался его переубедить, но безуспешно. В итоге нас побили вампиры, а Руперт отправился к основным силам и привел за собой пятерых солдат. Прежде чем его успели остановить, он сам прыгнул в жертвенник, а за ним и одурманенные солдаты. - Эндрю поглядел на Рудольфа и слегка сбавил обороты. - Мой рассказ не вызывает у вас желания что-то уточнить или прояснить?

 

Рассказ преподобного вызывал у Рудольфа желание ругаться и биться о стенку, однако лорд был слишком воспитан, чтобы вести себя подобным образом. Откинувшись в кресле, он долго размышлял о чем-то, закрыв глаза. Когда мужчина снова взглянул на Эндрю, только внимательный глаз мог заметить, что ему пришлось пережить немалую внутреннюю борьбу.
- Вот так проживаешь жизнь и думаешь, что знаешь человека словно свои пять пальцев, а потом в один далеко не прекрасный день все переворачивается с ног на голову, и понимаешь, что ничегошеньки ты не знал, - тихо посетовал он. - Наверное, мы что-то упустили в его воспитании. Руппи всегда был тихим домашним.. мальчиком. Не понимаю, что с ним такое произошло. Может быть, вам что-то известно, святой отец? Насколько я знаю.. знал Руппи, он всегда с почтением относился к духовным лицам и любил подолгу беседовать с нашим капелланом. Может быть, он вам что-то рассказывал о причинах своих поступков?

 

- Мы сдружились с ним. - Не стал скрывать Эндрю. - Сперва я был очень зол на его решение, но потом поняв, что изменить ничего не выйдет и смирившись с произошедшем, подумал спокойнее. Судя по всему, Руперт решил, что единственный способ спасти своих друзей и товарищей, это подставить вместо нас невинных солдат. Вместо себя он подставлять никого не пожелал, нашим же мнением пренебрег. И таким образом спас нас, погубив свою душу.

 

И снова люди отвечали на его вопросы, однако в этих ответах не было того, что интересовало Рудольфа. Похоже, даже священник ничего не знал. Впрочем, его слова все же дополнили получившуюся картину.
- Невинные солдаты - оксюморон, у них работа такая - сражаться, убивать и погибать самим. О прегрешениях, которые чернь творит на войне вообще нет смысла упоминать. - Дядя был непреклонен. - Однако новости ваши весьма тревожные. Что говорит о таком деянии Священное Писание, Преподобный? Это жертва или самоубийство?

 

- Невинные они в том смысле, что убивать их должны враги, а не командиры и союзники. - Не согласился Эндрю. - И уж тем более, они давали присягу королеве не для того, чтобы их приносили в жертву негритянским идолам. Когда чернь дезертирует и предает, это понятно, но когда аристократы вдруг проникаются интересами негров-вампиров и приносят им в жертву белых людей - это странно и дико. - Эндрю выдохнул и попытался успокоиться.

- Впрочем, этого уже не изменить и гнев только навредит, но не поможет. Священное писание здесь можно трактовать неоднозначно: с одной стороны, самоубийство смертный грех. А скормить себя вампирам не попытавшись их убить, такое самоубийство и есть. С другой стороны, Руперт пожертвовал собой и солдатами ради нас. А нет жертвы выше, нежели умереть за други своя. Однако же, фактически, Руперт еще не мертв и душа его еще не предстала на Суд Божий.

 

- Как это?! - Тут фон Винзен уже не смог скрыть изумления. Если он раньше считал, что ничего не понимает, то теперь и подавно. - Что вы хотите сказать, отец Эндрю? Что такое с Руппи?!

 

- Вампиры приносят жертвы гигантскому клубню мандрагоры. Его сок смешанный с кровью, продлевает жизнь и исцеляет раны. Когда мы увидели его, мы увидели в нем лица искаженные мукой - они принадлежали инквизиторам из прошлой экспедиции, а значит даже спустя длительное время личность не исчезает без остатка. Сейчас я вступаю на скользкий путь предположений, но это последняя надежда спасти Руперта. Может быть он уже мертв, а гримасы лиц, лишь глумление клубня. Но может быть, клубень поглощает жертв и питается их душевной эмманацией продлевая их жизнь при помощи своего сока. В таком случае, Руперт вон Витце, заточен внутри этого чудовища, и если найти способ, можно будет его освободить.

 

Рудольф честно попытался вникнуть в слова священника, и тут же содрогнулся от омерзения. То, что он только что услышал, было просто чудовищно. Если же это еще и правда..
- Боже милостивый! - Немец перекрестился. - Господи, лучше бы он умер, чем вот так... Благодарю за информацию, святой отец, я подумаю, что можно для него сделать. Эрнсту, наверное, лучше не знать. Да и остальным тоже. - Рудольф обернулся к Эндрю и пытливо взглянул в глаза. - Вы меня очень обяжете, если не станете об этом распространяться. Ситуация просто чудовищная, но также весьма щекотливая. Если предпринимать что-либо, тщательно не обдумав, это может привести к серьезным политическим осложнениям, которых хотелось бы избежать. Кто еще знает о том, что случилось с Руппи на самом деле?

 

- Я долго думал, перед тем как прийти к вам с этими словами, но по итогам размышления решил, что это пойдет на пользу всем.  Разумеется, я понимаю, что эти сведения смертоносны.  Проблема состоит в следующем: я и мои друзья не можем уничтожить монстра, мы слишком слабы для этого. Арканум и королевская семья Великобритании устраивает сложившийся статус-кво: они получают молодящее зелье и им все равно, кто пошел на корм ради него. Попытки освободить жертв встретят противодействие и светской и магической власти. В то же время, в Камерун могли бы проникнуть представители Германии. Может быть с носферату можно договориться и убедить их отпустить жертву, может быть быстрый и сильный удар опытных немецких магов поставит точку в этой истории. - Эндрю развел руками - Я не обладаю необходимой информацией, поэтому полностью полагаюсь на ваше решение.  Со своей стороны я буду продвигаться к решению этой проблемы, но боюсь у меня это займет много лет. Если вы продвинетесь раньше - буду рад оказать содействие. Если вдруг вам удастся спасти Руппи, буду признателен, за сообщение об этом.

 

Рудольф выслушал священника и рассеянно кивнул, размышляя. Как бы ему ни хотелось спасти Руппи, мужчина, тем не менее, понимал, что даже одно упоминание о владении такой информацией равносильно смертному приговору. А уж о том, чтобы рассказать все брату - и речи быть не могло, последствия могли быть абсолютно непредсказуемы, за родное дитя Эрнст бы бросился грудью даже на эту жуткую мандрагору. Еще один груз, который придется носить в себе и высматривать, не появится ли какого-нибудь решения.
- Я вам очень признателен за эти сведения, отец Эндрю. Я подумаю, что можно сделать, однако еще раз попрошу никому об этом не говорить - вы подвергаете и себя, и меня огромной опасности. Не говоря уже о том, что подобные действия могут быть расценены вашим правительством как предательство.

 

- Кроме вас я никому об этом говорить не собираюсь. - Согласился Эндрю. - Однако вся магическая верхушка Британии в курсе дела, поэтому опасность в основном грозит вам, пока вы не покинете нашу страну. Что же до моих мотивов, господин фон Винзен,  я верующий человек. Продлять свою жизнь принося других людей в жертву - противно Господу. Властьимущие падки на подобное, наши правители не исключение. Поэтому если что-то случится с их новенькой мандрагорой, я не огорчусь. А Руперта мне бы хотелось видеть живым и здоровым больше, чем умиляться долголетию английской королевы. Разумеется, я не стану кричать о своих мотивах на площади и в пабе.

 

- А что вы сами думаете о Рупи, святой отец? - Осторожно поинтересовался фон Винзен, деликатно умолчав о том, что Эндрю не слишком пристало так говорить в его присутствии о королеве. - Какое у вас сложилось о нем впечатление?
Думать о том, что Руппи, возможно, еще жив, было еще страннее, чем о покойном, и германский аристократ пребывал в явной растерянности.

 

- Думаю, что он вырвался из семьи и посвятил себя тому о чем дома не мог мечтать.  Его там жестоко угнетал некий Ролан, который насколько я понял имеет весьма странное понятие о вере и трактует ее довольно дико.  Бог есть Любовь и Бог есть Милосердие и Сострадание - но когда я рассказал об этом простом факте Руперту, он был удивлен и обескуражен.  Сам же он стремился выглядеть как взрослый и решительный мужчина. Порой получалось несколько черезмерно, но для начитавшихся книжек юнцов это обычное дело. Руппи все время норовил сделать себя виноватым в чужих просчетах и принять на себя ответственность за целые города и страны. В остальном же он вел себя весьма разумно и достойно, до его последнего решения.

 

Лорд фон Винзен долго сидел, размышляя над информацией и сравнивая ее с тем, что сам знал о Руппи. "Если получится вытащить - выпорю", подумал про себя немец, однако вслух не сказал.
- Благодарю за то, что поделились со мной, святой отец. Я учту ваше мнение. Поверьте, ваши сведения весьма о племяннике весьма ценны. Я бы даже сказал, бесценны. Чем я могу отплатить за вашу доброту и мудрость?

 

- Приложите возможные усилия, чтобы спасти Руперта и тех солдат, которые за ним последовали вместо нас. - Не раздумывая ответил Эндрю. - И тогда сердце мое успокоится и я увижу торжество Господнего милосердия.

 

Рудольф кивнул:
- Это сложно, однако я посмотрю, что можно сделать. Не следует действовать слишком поспешно. Если будут какие-то новости, я вам сообщу, только скажите, по каким координатам вас нужно искать.

 

- Я еще сам не знаю, куда мое служение меня заведет. - Признался Эндрю. - Шлите письма в трактир Томаса Бригса, для меня, этот добрый трактирщик передаст их мне, когда я его навещу.

 

Фон Винзен записал адрес трактира и попрощался с гостем. Эндрю же с чувством выполненного долга отправился в новый трактир Томаса Бригса - пока он не покинул Лондон стоило воспользоваться возможностями.


Сообщение отредактировал Торк: 20 сентября 2019 - 20:48


#1912 Ссылка на это сообщение Ewlar

Ewlar
  • Эвлар Махариэль


  • 48 999 сообщений
  •    

Отправлено

Возвращение в Лондон. Несколько фрагментов последующих событий.

 

Нейтан

 

 

Первый день на родине

 

*

 

Вечер. Поместье Филипсов.

 

*

 

Поездка в Ирландию

 

*

 

Снова Лондон. Спустя около года.

 

Детективное агентство Лионеля и Линды.

 

*

 

Лондон. Два года спустя.

 

Дела

 

pre_1542970376__leaves-152908_640_.png


bc20605bdb60d3561278b85e2731e189.jpg

#1913 Ссылка на это сообщение Драйго

Драйго
  • Знаменитый оратор

  • 91 582 сообщений
  •    

Отправлено

Лондон

 

Путешествия

 

 

Агентство

 

 

Самый  важный сотрудник агентства

Они сидели в кофейне было по-осеннему грустно и в тоже время прекрасно.
- Вот уже прошло практически полтора года, как мы вернулись из Африки... -  сказала рассеяно  Линда. На столе был букет из  собранных осених листьев, до слякоти  было далеко и прозрачный и чистый воздух радовал горожан. Такой он бывает только  в начале  октября.  Так они отмечали следующий день рождения Нейтана.
- Двадцать один. Теперь ты можешь заниматься политикой страны.
Им уже было за двадцать, юность осталась позади. Оба не дружили с семьей. Питер обиделся на Линду за её горячую защиту Нейтана, она даже слышать ничего не хотела, отец  хоть и не мог прервать их общение с Нейти, но всячески демонстрировал свое отношение. Тем более его теперь с двух сторон подзуживали Персиваль и Камилла, та состроила обиженный вид.  Ведь  лорд Персиваль все еще не хотел связать себя вторым браком.

*

- Чем будешь заниматься? Не думаю что отец будет и на тебя выписывать чеки. А нам еще надо  открывать  агенство уже по настоящему.
- Открывай. У меня акции растут и, как только под Лондоном запустят первый поезд, мне не понадобится ничья помощь и поддержка. Более того, я сумею возместить дяде Джонатану всё, что он на меня потратил.
- Он не возьмёт.
- Знаю. Но мне же лучше. Да, кстати, мы с тобой всё-таки молодцы. Давай выпьем за Бейкера, память ему.
Только недавно они завершили дело об убитом женихе Линды. Как оказалось, он взял за глотку дельцов подпольного борделя, замаскированного под игорный клуб. Туда заманивали на работу юношей и девушек самого бедного сословия, а когда те немного привыкали к чистой и красивой жизни, переводили из официантов и посудомоек в тайное отделение... Линда вздрогнула, вспоминая, как сама изображала парня, устраиваясь "на работу". В первый же день её облапали клиенты заведения, а жалобы хозяину закончились одновременно уговорами не сердиться на состоятельных клиентов и угрозой вылета "обратно на свою помойку".
- Теперь полиция подключена, Джо Бейкер отомщён и мы с тобой можем отпраздновать не только мой двадцать первый день рождения.
- Нет, мы еще не нашли главного, мы только щелкнули его по губам. Так что нам теперь придется  опасаться головорезов. Как же это было противно! И почему вам, мужчинам,  надо обязательно хватать  парней или девушек? Она помнила как ей пришлось исхитриться и  даже играть  со знатным клиентом, чтобы с нее сразу не сорвали одежду.
Она шепнула что ей предложил один знатный лорд. Никогда бы не подумала, такой с виду приличный!
- Фу, Нейтан, неужели  вы и правда  это просите у женщин или юношей.
- Вот ты сейчас говоришь за меня или за всех мужчин? - Нейтан уклончиво уставился в окно.
- Вообще...
- Да.
- Мужчины... разные?
- Природа наша одинакова, как и у женщин, а вот характеры, как сама понимаешь, разные. Если ты хочешь спросить меня лично не хожу ли я и сам по борделям, то, дорогая сестрёнка, это лишь на моей совести. Поверь, не следует задавать таких вопросов никому, кроме своего мужа, может быть. Но знаешь, я и сам теряюсь, когда начинаю размышлять на эту тему.
Она направила на него ложечку, как пистолет. Казалось, что она сейчас строго спросит: "Колись, ты - девственник?"
- Линда, если бы я одобрял этот бизнес, стал бы я помогать тебе с расследованием?
- Это радует.

Вскоре над бывшей конторой Бейкера красовалась вывеска: "Детективное агентство "Смит и Джонсон". Официально его главным детективом являлся Лионель, а Линда числилась хозяйкой.

 

pre_1569018531____.png


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#1914 Ссылка на это сообщение BornToSeek

BornToSeek
  • Seek strength, the rest will follow
  • 7 820 сообщений
  •    

Отправлено

Лили & Эндрю

 

Возвращение в Лондон выдалось для Лили абсолютно безрадостным, и даже та победа над четыремя вампирами не прибавляла ей ни капли счастья. Битва всё равно не была доведена до конца, а смерть Руперта омрачила всё куда больше, чем можно себе представить. Вкупе с не самыми отдалёнными воспоминаниями о погибшем ковене всё это свалилось на плечи большим грузом. К дяде она соваться не захотела, родственники немца беспокоили её куда меньше, чем он сам.

Служить Аркануму культистка даже не думала. Эндрю, как бы она не боялась, Арканум тоже не сдался, поэтому оба мага со свободной совестью выбрали путь свободы. Лили держалась рядом с Эндрю, и довольно скоро они стали жить вместе. Выделенные деньги во что-то вкладывать или оставлять на потом не собиралась ни одна, ни другой, поэтому решено было пустить их на приятные вещи. Лили лично всегда хотела побывать в операх и театрах, попробовать разных сладостей и просто немного пожить вволю, а Эндрю мешало копить деньги бесеребренничество, поэтому за первый месяц жизни в Лондоне парочка на совместном раздолье успела спустить немалую часть выделенных им средств. Культистке это неплохо помогло развеяться и отвлечься от нехороших мыслей. Преподобный же уверился, что Руперта еще можно спасти и обнадеженный этим навестил его дядю. После беседы с Рудольфом преподобный успокоился и сосредоточился на отдыхе и раздаче денег нуждающимся. Как правило, Волкер искал действительно нуждающихся, а не профессиональных нищих.

 

После этого по инициативе Лили решено было перебраться из Лондона куда-нибудь подальше от Арканума и его инквизиции. Преподобный с девушкой переехали в Манчестер, где потратили остатки денег и тогда уже начали жить не на чужие средства. Нетрудно представить, какую именно работу нашла для себя Лили. Эндрю же время от времени тайно лечил людей, в том числе и богатых. Это позволяло не думать о хлебе насущном и совершенствоваться в магическом мастерстве. Казарон почти перестал артачиться и после того, как священник сошелся с Лили, сменил гнев на милость. Исцеления давались легко и лишь необходимость поддерживать маскировку и не дразнить Арканум не давали Эндрю вылечить всех окружающих. В любом случае, священник спасал жизни, проповедовал окружающим и успешно закрывал глаза на служение Лили. Любвеобильность спутницы его не смущала, а о возможных жертвоприношениях он догадывался, но находил оправдания и для себя и для своей женщины. В любом случае, они всё ещё держались друг друга и продолжали жить вместе. Спустя какое-то время Лили нашла пару молодых магов-экстатиков, лишённых ковена и мастера, а позже и только Пробудившуюся юную бродяжку, не знавшую, что делать со свалившимися на голову силами. Культистка, несмотря на свой возраст, сумела стать для неё наставницей и приобщила к своей Традиции. В итоге небольшая группа экстатиков сформировала пока что не ковен, но всё же довольно тесный круг друзей. Волкер не чурался общения с ними и постепенно проповедовал им свои взгляды на мир, Павших и религию. Все воспринимали эти проповеди по разному, но преподобный прекрасно знал, что семя милосердия зароненное в душу должно вызреть и для этого нужно время и изменения в жизни.

Естественно, охоты Лили никуда не делись. Служба Мастеру обязывала её проливать кровь и проявлять силу, и иногда она намеренно играла в одинокую жертву в опасных местах и тёмное время суток, чтобы спровоцировать кого-нибудь на насилие, а затем лично убить. Бывало и такое, что под руку попадались не только насильники и бандиты... Но Лили об этом Эндрю не рассказывала. Она прекрасно осознавала, что на её совести была кровь не только жестоких грешников, но и вполне невинных людей, однако поделать с этим ничего не могла. И не то чтобы она хотела или старалась что-то делать. Лили не обманывала преподобного, но совсем неудобных разговоров старалась избегать. Ей это казалось лучше, чем напрямую огорчать его. Своих новых друзей и подругу-ученицу культистка тоже стала понемногу поднатаскивать в нестандартных методах достижения Экстаза, и мало-помалу она стала понимать, что её методы вполне работают. Нужно было лишь время...
Жертву Руперта она хоть и приняла, но всё же в глубине души надеялась, что его можно будет вернуть. Когда-нибудь. Пусть через десять лет, пусть через двадцать, она хотела выжечь те джунгли дотла и вырвать немца из хватки Мандрагоры. Зелёные и буйные леса тропиков отныне отдавались в её памяти лютой ненавистью, как и весь клан проклятых носферату. В не самые радостные моменты её заполняла мысль о том, как все они навечно обращаются в прах, чтобы никогда больше не восстать.

Эндрю тоже готовился к реваншу — священник учился уклоняться от атак, увеличивал магический резерв и общался с Казароном. "Не мир принес я вам, но меч" — время от времени бормотал отбросивший былую кротость пастор. Африканский урок показал, что перед тем как являть милосердие, надо быть в состоянии уничтожить в прах собеседника, иначе милосердие будут являть тебе.

 

Два года выдались довольно насыщенными, но тем не менее они уже были позади...


Сообщение отредактировал BornToSeek: 21 сентября 2019 - 16:49

None can escape their chosen fate
Only the result in which you are destroyed remains
This enduring dominance is mine alone to relish in
Sing your sorrowful tune in this world bereft of time

#1915 Ссылка на это сообщение Selena

Selena
  • Воля Бездны


  • 20 788 сообщений
  •    

Отправлено

Для Джима и Летики два года пролетели в приятной и спокойной обстановке. Мальчик постепенно привык, что теперь проживает полноправным хозяином в небольшом двухэтажном доме в Марилебоне неподалеку от Риджентс-парка. Он и магесса занимали отдельные спальни, а третья пустовала на случай гостей. Проживающие с ними кухарка и горничная ютились в небольшой комнатке в подвальном помещении, а истопник с садовником приходили по расписанию.

 

Каждый день юноша посвящал занятиям. Кое-какие из них Джим посещал вне дома, для других, таких как фехтование или немецкий, которые можно было делать не в группе - учителя приходили сами и давали уроки в гостиной или в саду. Летике нравилось на них присутствовать и наблюдать, как мальчик старательно учится. Также ей нравилось, когда он в рамках повторения урока излагал пройденный материал или просил проверить урок. Иногда историк или географ устраивали экскурсии по достопримечательностям Англии, и Джим брал магессу с собой, превращая выездной урок в приятную и полезную прогулку для всех троих.

 

Летика хорошо относилась к Джиму, и узнав ее лучше, он стал понимать, что в ней нашел господин Руперт. Нет, у него и в мыслях не было увиваться за девушкой - подсознательно парень все еще считал ее дамой сердца своего лорда и относился как старшей сестре, но в то же время старался по-братски оберегать ее и защищать от тревог. Летика отвечала ему взаимностью и присматривала за пареньком, поддерживая и помогая. По негласному уговору они почти не упоминали вон Витце, но тень бывшего хозяина неуловимо витала вокруг, связывая этих двоих незримыми узами. Летика, Джим и Герда - они словно стали одной семьей, и слишком рано осиротевший и вынужденный выживать в одиночку на улицах Стивенсон был по-тихому счастлив.


И в полночь в зеркале качнется
Двойник мой, что был вечно недвижим,
Он улыбнется мне, моей руки коснется...
И я местами поменяюсь с ним...



pre_1537345873__0-676.png

#1916 Ссылка на это сообщение Злосяш

Злосяш
  • Stand my ground


  • 30 808 сообщений
  •    

Отправлено

Сделка (Протей и Ко)

 

К этому приёму Протей готовился особенно долго. За окнами мерно падал снег, знаменуя начало сезона холодов.. и праздников. В комнате уютно трещал камин, Лионель что-то мурлыкал, перебирая струны на гитаре. Все факторы были за то, чтобы утопить магистра в неге, но всё же мистер Пуллвик чувствовал себя как на иголках. Он собирался туда, где мог легко стать не гостем, а закуской. Не говоря уже о том, что Арканум мог расценить подобный визит как предательство и выслать по его душу отряд инквизиторов.
Радовало лишь одно: в том обществе, где Протей рассчитывал провести ближайший вечер, никто бы и косо не взглянул на него с Лионелем. Ведь у прочих гостей тоже были свои необычные пристрастия.
К человеческой крови, например.
 
- Знаешь, вы не обязаны со мной идти, - завязав пышную бабочку, маг сквозь зеркало посмотрел на Лионеля. - Не думаю, что на приёме королевы будут только лишь вампиры, но всё же.. это яма с голодными львами. До сих пор не понимаю, о чём ты думал, когда рассказал о моей затее Нейтану и Линде. Считаешь, мне нужен конвой из магов? А если на нас нападут? Господь праведный, лишь бы Нейтан держал язык за зубами..
 
Упоминание языка молодого Филлипса вызвало у Лионеля улыбку, но тот воздержался оот комментариев. Вопрос с сопровождением был делом решённым, а подкалывать и без того издёрганного Пуллвика было себе дороже. В поместье было слишком много мебели, способной нечаянно отдавить мизинцы тем, кто провоцирует хозяина.
 
- Ну что же. Отступать уже поздно, верно? Надеюсь, если мы вчетвером полезем в пасть зверю, то застрянем там.
 
Кэб на улице уже поджидал двух укутанных в тёплое пассажиров. Им предстояло заехать по пути за молодёжью Филлипсов, а конечной остановкой был роскошный особняк парламентёра Боусли, расположенный в Вестминстере. Но как бы не был баснословно богат политик, городская элита в поздний час ехала не к нему, а к его супруге - вечной королеве мира мёртвых.
 
- Для похода в логово зверя, обычно надевают  что-то более практичное.  На Линде было бальное платье. Ярды муслина обшитого нежными кружевами. Бетти  суетилась весь вечер  делая локоны своей госпоже.  Но больше всего блистали украшения.  На Линде сейчас был надето целое состояние, Бетти застегнула на своей хозяйке обувь и была восхищена плодами своей работы. Линда уже и забыла  жесткость впившихся в ребра стальных пластин корсета и жесткость фижм.

 

***

 
На подъезде к трёхэтажному особняку стояло так много чёрных кэбов, что за ними не было видно даже снега. Дамы и сопровождающие их джентльмены в роскошных шубах и дорогих пальто шли в освещённое поместье, откуда доносилась музыка. На четверых "представителей Арканума", как Протей велел юным магам называть себя, бросали то заинтересованные, то откровенно неприязненные взгляды. Это было опасное, очень опасное место. Деньги здесь текли ещё бойчее, чем речи двухсотлетних дипломатов. Вечно молодые и статные аристократы в глазах скрывали старческий цинизм и нечеловеческое хладнокровие. И это касалось только тех вампиров, которые старались выглядеть человечно. Уродливые носферату, разодетые едва ли не богаче остальных, откровенно потешались и кичились своим контрастом. Диковатые гангрелы в основном собирались на улице, избегая шумихи цивилизованного мира. Малкавиане разговаривали с невидимыми собеседниками, обнимались с колоннами или гладили столы. В общем, вели себя в крайней степени обычно.
 
- Королева скоро выйдет к гостям. Для гостей вашего ранга отведено правое крыло, - вежливо приветствовал вошедших молодой дворецкий. Слишком молодой для таких отточенных манер и такого пронзительного взгляда. Наверняка гуль, что поддерживает телесные силы кровью бессмертных хозяев. Под "рангом" подразумевалось физическое состояние гостей: смертные гости, в большинстве своём богатые помещики и нувориши, располагались отдельно от крыла, куда провожали бессмертных. Людям не стоило лишний раз смотреть на то, как и кем питаются их деловые партнёры.
 
Сначала Протей чувствовал некую неловкостью, поэтому крепко вцепился в сгиб локтя Лионеля и всюду хвостиком следовал за мужчиной, высматривая кого-то со стороны главной лестницы, откуда должна была спуститься  королева бала.
 
Лионель делал вид, что бывает здесь каждую пятницу, и держался наиболее умно - молча.
 
Нейтан ждал чего-то особенного от этого приключения. Линда отговаривала его от поездки, но он упёрся. Тогда она пригрозила, что пойдёт за ним и будет неотступно охранять его. Нейтан не возражал: "Конечно, я готов на жертву. Идём со мной. Неужели тебе не хочется попасть на тёмный бал? Идём, идём. Мы должны знать о тайной жизни Лондона. Тем более, как детективы. Ведь куча преступлений связана с этим". Сейчас, он просто дрожал от любопытства, что же будет дальше?

Разговоры стихли сами собой, когда по главной лестнице со второго этажа медленно спустилась красивая пара. Царственные вентру, к клану которых принадлежала Анна Боусли, умели поражать одним своим присутствием. 
Королева проклятых выглядела откровенно неброско: невысокая женщина возрастом около сорока, с чистой кожей, украшенной сеточкой морщинок. Волосы уложены в аккуратную, если не сказать строгую причёску. Из всех нарядов Анна выбрала чёрное пышное платье с открытыми плечами и спиной. Обтянутые перчатками выше локтя руки украшала чёрная же шаль. Строгость, элегантность и богатство в крупных чёрных бриллиантах, вставленных в перстни и серьги - вот что воплощала собой наместница вампиров. 
 
Совсем другое дело - её спутник. Высокий юноша едва за восемнадцать, он был одет ярко и вольготно, держался возле королевы с такой уверенностью, словно та была ему давней подругой. А то и вовсе возлюбленной. Придерживая спутницу за руку, молодой человек вместе с Анной спустился к гостям - людям и вампирам - которые высыпали из своих "резерваций", чтобы поприветствовать организаторов приёма. 
 

pre_1569101039__.pngpre_1569101090__.png

 

- Это Анна Боусли из клана Вентру, наместница Камарильи в Лондоне. Предпочитает, когда к ней обращаются титулом "королева", - вполголоса рассказывал Протей своим спутникам то, что знал о новоявленных вампирах. - Рядом с ней Адриан Кинг, член масонской ложи и лучший оккультист столицы. Не обманывайтесь обликом - этот вампир разбирается в магии не хуже наших магистров. А то и лучше. 
 
- Дорогие и глубокоуважаемые гости! Радость для моего сердца видеть столько знакомых и, что ещё приятнее, новых лиц. Вы все пришли сюда, потому что знаете: эта ночь станет началом многих выгодных союзов и вложений. Не стесняйтесь общаться и обсуждать свои инициативы, все мы - люди дела и умеем вести прибыльный бизнес, - Анна с улыбкой развела руки, словно хотела одновременно обнять всех присутствующих. При внешней строгости и неприступности держалась она вовсе не надменно. 
 
- И не забывайте веселиться, друзья мои. Ибо какой смысл в деньгах, если они не приносят нам удовольствия от жизни, - Адриан очаровательно подмигнул гостям, сорвав дюжину кокетливых смешков. 
 
Собравшаяся публика стала перемешиваться по интересам и разбредаться по всему поместью - их не останавливали. Какие-то сделки можно было обсуждать и заключать лишь в условиях приватности закрытых комнат, Анна это понимала. И, разумеется, никак не препятствовала процветанию имперского бизнеса. 
 
- Ну надо же, кого я вижу! Господа арканисты, собственной персоной, - застав магов врасплох, Анна вдруг появилась из толпы гостей. - Даже спрашивать не хочу, что за дело привело вас ко мне на приём. Боюсь спугнуть настолько редких пташек, - леди кокетливо протянула мужчинам руку для поцелуя. 
 
- Королева, - Протей почтительно склонился над протянутой рукой, опуская всякие светские титулы. Анна самолично присвоила себе такое высокое звание, и как-то официально его подтверждать при обращении не было нужды.

 

Это выглядело не только красиво, но и загадочно. Торжественность обстановки казалось нарочитой постановкой, а все присутствующие - старыми знакомыми, играющими роли. Юноша, на вид младше Нейтана, великий маг? Это, видимо, вампиризм сохранил для него молодую внешность. На самом деле ему может быть сколько угодно лет. Вот интересно, стареет ли душа, все ощущения жизни... меняются? Насколько? Королева выглядела необычно и эффектно, хотя, казалось бы, теоретически не отличалась от большинства присутствующих дам. Цепкий огонёк в её больших глазах не давал отвести взгляда.

 

- Королева, - Линда выполнила торжественный реверанс, так как ее тренировали пансионе, который  был под высочайшим  покровительством и все выпускницы были  должны однажды предстать перед английской королевой. Теперь ей оставалось только благодарить тех, кто обучил ее этой науке.  Девушка помнила, как ее отец представил ко двору  королевы Виктории и даже находясь издалека она чувствовала себя деревянной, нескладной.  Теплый взгляд  Протея, все же  заставил  себя ее тут чувствовать не совсем чужой.

 

- Прошу вас не гневаться, королева, что пришли без приглашения. Арканум не желает нанести вам оскорбление. Признаться, инициатива была целиком моя. Я.. - Протей запнулся, высматривая поверх Анны окружённого стайкой обожателей Адриана. Выглядело это крайне нетактично, но Лионель достаточно хорошо знал своего друга, чтобы понять: Протеем руководило вовсе не восхищение к облику вечно молодого вампира, а какая-то настойчивая одержимость. Причина, по которой рыжий  маг явился в логово к врагу, крылась именно в щеголеватом спутнике Анны.

 

- Скорее я обижусь на то, что вы лишаете меня своего внимания, сэр Пуллвик, - вентру шутливо поджала губы и, казалось, сейчас потреплет магистра за щёку как мамаша.

 

- Ох, простите меня. Я.. - смутился Протей.

 

- Ничего страшного, я понимаю. Все приходят сюда, чтобы заключить выгодную сделку. И многие сделки вращаются вокруг Адриана, - вампирша снисходительно улыбнулась. - В таком случае могу только посоветовать вам поспешить. Возле мистера Кинга собирается большой ажиотаж.

 

- Да, я.. прошу меня простить. Это очень важно, - словно оправдываясь, Протей посмотрел на своих молодых спутников. Затем на Лионеля и губами прошептал: "жди меня". Напустив на себя важный вид, сэр Пуллвик подошёл к Адриану и начал с ним о чём-то беседовать. Чего бы ни касался разговор, но моложавый вампир выглядел заинтересованным. Что-то обдумав, он легкомысленно кивнул, а плечи Протея вдруг поникли.

 

- Кажется, ваш спутник только что заключил сделку с дьяволом, - пропела Анна, которая тоже наблюдала за разговором как за неким представлением. - Но оставим сэра Пуллвика наедине с его демонами. Как насчёт вас, мои дорогие? Внуки Николаса Филлипса, я полагаю?

 

Лионеля королева обделила вниманием, безошибочно определив в том то ли слугу, то ли недостаточно богатого и влиятельного смертного для паутины своих планов.

 

- Мы его правнуки, поправила Линда, конечно прибавила вежливое обращение. - Вы знали  лорда Николаса? Так жаль, что такие люди не живут вечно, право. Ныне он мирно покоится в семейном склепе. Она помнила похороны  и кучу родственников. Злость дяди Перри, который еле сдерживал  гнев.  Дети  Питера и Маргарет цеплялись за юбку матери и не понимали, почему  никто не играет с ними и вокруг  столько серьезных  лиц. Она помнила как стучала земля по гробу. Линда сама бросила пару горстей, стараясь не плакать.  Она помнила зачем-то брошенные слова: "Чародейки  не плачут,  и ты не смей рыдать на моих похоронах", но все же втайне она  плакала на плече брата.

Он тоже помнил и ему было удивительно, что Анна оказалась знакома с прадедом, и что упомянула его просто, как живого, не намекнув на довольно ещё недавнюю кончину.

- Да, Королева. Нейтан, прямой потомок лорда Николаса, правда, - он чуть улыбнулся, - Без наследства. Но мне довольно памяти о нём. Это мисс Линда Смит, моя сестра в третьем колене. Весьма лестно, Королева, ваше внимание.

 

- Правнуки? Как же быстро летит время. Возможно, вечная жизнь всё же имеет свои недостатки, - Анна улыбнулась, намекая на то, что сказанное было шуткой. Ну разумеется, какой глупец назовёт бессмертие несовершенной формой существования. - Да, я знаю Николаса. И ещё пару сотен самых влиятельных людей Империи. Очень жаль, что его симпатичный правнук не может подкрепить свой статус достойными ресурсами. Как думаете, почему ваш грозный архимаг нас терпит? - королева рассмеялась. - Через руки Камарильи проходит половина всех денег Британии. Любая война с нами разрушит экономику страны и приведёт её к неминуемой гибели. Поэтому простите мне некоторую расчётливость, но таковы мои обязанности: обеспечивать сородичам уютное и безопасное пребывание в домене. Ума не приложу, почему Мортимер и прочие недалёкие маги как огня боятся союза с Камарильей. А вы что думаете? Только прошу не рассказывать мне сказки о кровожадных монстрах - я сама пила из случайного прохожего лет двести назад. За что я обожаю нашу Империю - всё здесь можно купить. Добровольно отданную кровь в том числе. Конечно, не всякая кровь подходит утончённым вкусам моего клана.

Анна смерила Нейтана долгим, каким-то предвкушающим взглядом.

 

Когда Анна сказала "знаю", Нейтан вздрогнул. Но не стал переспрашивать. Её Величеству виднее. Он же сам не знает что сказать.

- Мне трудно дать оценку тому, о чём я почти не имею представления, Королева. А о моём состоянии не беспокойтесь, я только учусь жить и пока вполне успешно забочусь о своих нуждах и интересах.

 

Линду немного развеселил вопрос Анны.

- Если бы мы верили в эти сказки, то наверное мы пришли бы сюда обвешанные чесноком, в руках у нас было бы распятие  и прочая ерунда.  Линда усмехнулась.  -  Вампиры, как и люди бывают разные, некоторые легко убивают других, одни для собственного удовольствия, а другие чтобы отобрать кошелек.  Магам наверное стоит получше узнать вампиров, обычно люди боятся того, чего не знают,  даже если они  арканисты. Конечно нам читают общие лекции, но  сухие факты. Поэтому мы здесь, чтобы узнать всё лучше.

Линде не очень понравился взгляд  Анны, но Нейти - взрослый молодой человек.  Так что сам решит подставлять горло или нет. Она не думала, что ему грозит уж слишком большая опасность.

- Позвольте вопрос, обычно глав  вашего сообщества называют князьями.

 

- До сих пор мне не доводилось встречать вампира, который бы убивал за кошелёк. Столь мелочные позывы претят нашей расе. Мы избегаем когтей смерти, чтобы творить великие дела. И спасаем от увядания тех, чьи планы слишком грандиозны для современников, - Анна кивнула, поощряя любопытство и непредвзятость Линды. - Что же до титула, то не любой князь может похвастаться доменом в сердце мира. У меня есть деньги, есть власть, и есть неплохое женское тело. Почему я должна слушаться чужих указов и брать себе мужской титул? Я желаю оставаться женщиной и при этом получать справедливую благодарность за достижения, от которых многие князья очень далеки. Титул королевы подходит в самый раз.

 

Вентру подошла к Нейтану и уверенно взяла его под локоть.

- Что-то подсказывает мне, что мистер Пуллвик вернётся сюда в очень противоречивых чувствах. Милая, позаботьтесь о нём, - королева обратилась к Линде. - Говорят, Протей хороший человек. Не знаю, но его скульптуры.. завораживают. Если бы он не родился магом, я бы уже давно послала придворного тореадора обратить это прелестное создание.

Отделившись от беседы вместе с Нейтаном, словно он был её партнёром на балу весь вечер, Анна направилась в сторону одной из немногих незанятых комнат на первом этаже.

- Я слышала, вы были в Африке. Что интересного там встретили? Какие впечатления привезли? - комната оказалась небольшой гостиной, рассчитанной на приём. Слуги заранее поставили сюда поднос с вином и чашу с фруктами - разумеется, чистая бутафория для вампиров, которые не усваивали ничего, кроме крови. Анна прикрыла дверь и подошла к столику. Бледные пальцы взяли острый столовый нож и задумчиво его вращали, пока вампирша выбирала фрукт. К Нейтану она легкомысленно повернулась спиной.

 

- Самые разные впечатления, Королева. Слишком много драматичного произошло, чтобы мы могли насладиться всей экзотикой, всеми удивительными сюрпризами нового для нас континента. Но если убрать в дальний угол памяти всё злое и жестокое, все испытания, которым нас подвергла судьба и... инквизиция, то Африка - достойный изучения мир. Труды доктора Ливингстона лишь наполовину отражают чудеса, красоты и опасности. Пейзажи удивительных расцветок, ночное небо, испёщрённое созвездиями. Рёв хищников и яркие растения, джунгли, сплетённые плотней ковра, и наполненные жизнью просторы саванн.

Она слушала. И Нейтан не мог не похвалиться, как всякий молодой мужчина, получивший такую возможность.

- Ну... и я... убил там льва.

 

- Вот даже как? Похвально, - без сарказма заметила женщина. Так и не выбрав фрукт, она повернулась к собеседнику. Нож всё ещё мелькал в её руках. - Стало быть, поэтому вы здесь? Любите опасность? Нравится чувствовать на себе взгляды голодных хищников, которые только и ждут случая вцепиться в это юное, нежное горло? Ведь именно такими рисует нас Арканум. А вдруг он прав?

Анна протянула руку и бережно вложила нож Нейтану в ладонь. Затем с улыбкой прильнула к нему спиной, очень близко, и подняла руку с ножом к своему горлу.

- Как думаете, мистер Филлипс, этот хищник вам по зубам? - томно проворковала вентру, чуть поводя головой. Кожа на шее едва слышно зашуршала о наточенное лезвие.

 

Рука мужчины не впервые держала нож, но у горла красавицы дрогнула.

- Может я и хотел бы чиркнуть по какому-нибудь горлу, но... нет. Он стоял слишком близко и природа заставляла его сердце биться чаще, несмотря на осознание, что женщина рядом с ним принадлежит к тёмному миру и не является... и не является вполне живой.

- Думаю, нет, не по зубам. Я отступаю, Королева, и признаю, что я встревожен таким поворотом событий.

 

- Как жаль. А мне уж было показалось.. не важно, - Анна зажала лезвие двумя пальцами и осторожно потянула нож из руки Нейтана. После чего отстранилась. - В следующий раз, мистер Филлипс, я советую вам лучше узнать публику, с которой предстоит встреча. Это сердце не так-то легко ранить.

Анна посмотрела в глаза Нейтана и прежде, чем юноша успел что-либо сделать, со всей силы обеими руками вонзила себе нож в грудь.

Вернее, должна была вонзить. Едва заточенный металл коснулся бледной кожи, лезвие ножа смялось так сильно, словно тот был сделан из бумаги. При этом на коже королевы не осталось и царапины.

- Рука оставляет рану, не клинок. Отступая и опуская руки, мистер Филлипс, вы не добьётесь уважения к себе. Ни со стороны родственников, ни со стороны Арканума.

Вентру бросила погнутый нож обратно на поднос и прошла мимо Нейтана, лишь ненадолго задержавшись в открытых дверях.

- Не сочтите за труд заглянуть к Николасу и передать ему моё почтение, - попросила королева и ушла.

 

После такой странной истории Нейтан поспешил к публике. Он понимал, что поступил неправильно в глазах Анны. Может быть, после он поймёт как надо было и исправит этот недочёт. А может всё как раз шло своим чередом. "Заглянуть к Николасу". Куда, в склеп? Он не жалел, что побывал здесь и что на несколько минут остался с Анной наедине, но он всё ещё плохо представлял, как разобраться в собственных душевных комплексах. Уже не говоря о том, чтобы помогать в этом кому-то другому. Исключая разве что раздобревших клиентов охотничьего клуба, желающих подтянуть свои формы.

 

Публика обступила пьяного Протея. Маг самозабвенно выпивал бокал за бокалом, словно краткое общение с Адрианом оставило у него невесть какие воспоминания. На все попытки вытянуть у магистра, о чём именно он договаривался с вампиром, сэр Пуллвик лишь отрицательно мотал головой.

- Надеюсь, я поступаю правильно, - бормотал себе под нос маг, пока Лионель пытался поднять его на ноги. - Мне.. кажется, мне нужно отдохнуть.

Протей вцепился в Лионеля и почти умоляющим тоном прошептав ему "Отвези меня домой", обмяк. Уже в поместье маг тесно прижался к любовнику, закутавшись вместе с ним в тёплое одеяло, пока за окнами завывала вьюга. Он казался таким смятенным и беззащитным, словно прокручивал в голове одну и ту же мысль. Пока, наконец, не задремал.


Сага о храбром беконе

 

Не всем волчатам стать волками. Не всякий взмах сулит удар


#1917 Ссылка на это сообщение Ewlar

Ewlar
  • Эвлар Махариэль


  • 48 999 сообщений
  •    

Отправлено

Продолжение банкета После событий у вампиров

 

Нейтан и Линда

 

Нейтан и Линда, на замечание Лионеля, что они с Пуллвиком срочно уезжают, не стали торопиться и пристраиваться в тот же экипаж. Они скоро тоже покинули собрание и решили пройти пешком, несмотря на морозный воздух и начавшуюся метель.

 

- И ты заметил?

- Да, - не стал преспрашивать Нейтан.

- Что Королева говорила о Старом Нике, как о живом? Она сказала, что знает нашего деда, а не "знала".

- Но она более ничего не добавила.

- Даже... когда ты был с ней где-то там, наедине?

Нейтан затряс головой. Ему было неловко от того, что было в приватной комнате. Это слишком интимно и необъяснимо - дать нож в руки незнакомцу и предложить ему такое! Что она с ним хотела сделать, посвятить? Или как там у них такое называется. Слишком много ещё вопросов, которые надо решить по эту торону добра и зла. И вообще, понять...

- Загадок стало ещё больше, Наф-Наф.

- Линда, - просто назвал он её по-имени и сжал её руку в своей. Они шли быстро, будто торопились убежать от своих новых впечатлений.

- Надеюсь, ты никогда не станешь вампиром, а то мне придется тебе вколачивать осиновый кол в грудь.

- Надо навестить Николаса.

- На семейном кладбище?

- Не знаю. Но она так сказала: "Передай моё почтение". Думаю, можно и могилу навестить.

- Ну, хорошо. Больше ведь его негде искать, верно?

- А если Ник всё-таки был...

- Мы похоронили дедушку. Дедушка-вампир  это слишком похоже на готический роман. Наверное та просто его знала раньше, знаешь, наверное, если живешь так долго, то понятия тогда и сейчас расплываются.

- И все же? Линда, ты видела вампиров.

- Не считая несчастного Икабода, впервые. Вампиры действуют только в своих интересах. Как тебе королева? По мне  она  интриганка и нас съест, даже не используя своих клыков.

- Она одновременно привлекает и настораживает, - уклончиво ответил Нейтан. Он не скажет, что происходило в комнате, что Анна предложила ему риск, а он не справился с этим испытанием. - Главное, не завести себе таких врагов. Но я в восторге, что Протей Пуллвик сумел числиться среди их друзей. Наш дорогой профессор куда круче, чем хочет казаться.


bc20605bdb60d3561278b85e2731e189.jpg

#1918 Ссылка на это сообщение Злосяш

Злосяш
  • Stand my ground


  • 30 808 сообщений
  •    

Отправлено

pre_1569115449__.png

 

Лондон конца декабря был прекрасен. Белые хлопья устилали мостовые, скрывая под собой вечную грязь. Горожане сметали с полок все возможные подарки, готовясь к Рождеству. За приятными хлопотами или попытками наскрести денег на жильё в зимнюю пору проходили дни. Ничего необычного. 

Всё изменилось, когда вернувшиеся из Африки маги стали получать краткие послания за подписью Протея. Записки получили только те, кто знал о мандрагоре и о жертве, принесённой страшному растению. Как магистр нашёл адресатов? Пожалуй, Лионель действительно оказался хорошим сыщиком. 

"Я могу вернуть его. Нужна помощь", - гласило короткое послание, вселяя надежду. 

 

Всё чаще на улицах Лондона можно было встретить ополчение Святого Павла. Всё больше людей присоединялись к Обществу, вдохновлённые речами проповедника Ист-Энда. Судя по рассказам, того самого, который два года назад и ранее укрывал в своей ночлежке беглых анафем. Ныне он стал важным человеком и пользовался доверием как работяг, так и бедных граждан.

 

Учинять беспорядки на улицах стало попросту опасно: ополченцы охотились и на вампиров, и на оборотней, и на кровожадных нефанди. На фоне эффективных и многочисленных охотников инквизиторы Арканума ещё больше походили на карающую длань, чем на защитников. Наступали времена народовластия, и Мортимер с интересом наблюдал, к чему же приведёт развитие событий. В конце концов, Арканум оставался в выигрыше: даже теряя власть над бедными районами, орден чужими руками ослаблял своих конкурентов по ту сторону привычного мира.

 

Вавилонский зверь (добавлено расследование)

 

Мой мир построен из песка (добавлено расследование)


Сага о храбром беконе

 

Не всем волчатам стать волками. Не всякий взмах сулит удар


#1919 Ссылка на это сообщение Selena

Selena
  • Воля Бездны


  • 20 788 сообщений
  •    

Отправлено

Приближалось Рождество. Еще одно Рождество в ее маленьком мире, похожим на сбывшийся сон. Летика улыбнулась, глядя на себя в зеркало, поправила стойку-воротничок на горловине жемчужно-серого платья из плотного шелка, погладила спящую на ее кровати Герду и вышла из спальни, направляясь вниз, в гостиную. Сейчас с занятий вернется Джим, и ей нравилось встречать его и слушать ворох впечатлений от очередного урока.

- Госпожа, - тут же подошла горничная, - Это принесли для вас. 

- Спасибо, Сюзан. - Летика улыбнулась девушке, забирая с подноса сложенный белый лист бумаги, - Иди на кухню, скажи Марте, чтобы приготовила какао, Джим сейчас уже должен вернуться. горячее ему совсем не помешает.

Краем глаза отметив, как горничная ушла в сторону кухни, Летика улыбнулась имени отправителя, и, опустившись в кресло у камина, развернула лист, едва уловимо пахнущий духами. И замерла, вновь и вновь читая написанные там строчки.

"Я могу вернуть его. Нужна помощь"

Вопроса "кого" не возникло даже на мгновение. Неужели это возможно? Серые глаза скользнули взглядом к пылающему в камине огню, следя за танцем живых охряных язычков, поднявшаяся вверх ладонь бездумно погладила амулет, надетый его руками. На звук открывшейся и закрывшейся двери Летика даже не обернулась.


И в полночь в зеркале качнется
Двойник мой, что был вечно недвижим,
Он улыбнется мне, моей руки коснется...
И я местами поменяюсь с ним...



pre_1537345873__0-676.png

#1920 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 6 456 сообщений
  •    

Отправлено

Дом Джима и Летики

 

Серые глаза скользнули взглядом к пылающему в камине огню, следя за танцем живых охряных язычков, поднявшаяся вверх ладонь бездумно погладила амулет, надетый его руками. На звук открывшейся и закрывшейся двери Летика даже не обернулась.

 

Из прихожей повеяло рождественским морозцем, но Джим быстро прикрыл за собой дверь, чтобы сохранить в доме теплое и уютное тепло. Отряхнувшись от снега, он повесил пальто и шляпу и направился в гостиную - обычно в такую погоду магесса ждала его там вместо того, чтобы прогуливаться в саду.

 

- Наконец-то свободен! - возвестил он с порога, размашистым шагом проходя в комнату. За два года парень заметно вытянулся и теперь был чуть выше молодой женщины. - Мистер Доусон сказал, что предоставляет каникулы, чтобы я мог на время отвлечься от расчетов и графиков - и уж потом завалит меня уравнениями и.. - Юноша осекся, завидев ее лицо. - Что с тобой, Летика? - с тревогой поинтересовался он, усаживаясь в кресло рядом. - Ты словно увидела привидение.


Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#1921 Ссылка на это сообщение Selena

Selena
  • Воля Бездны


  • 20 788 сообщений
  •    

Отправлено

- Что с тобой, Летика? - с тревогой поинтересовался он, усаживаясь в кресло рядом. - Ты словно увидела привидение.

Бездумно качнув головой, девушка обернулась к Джиму. Долгую минуту она просто всматривалась в карие глаза, а потом протянула записку. 

- Как думаешь, прямо сейчас поехать к Протею не слишком поздно?


И в полночь в зеркале качнется
Двойник мой, что был вечно недвижим,
Он улыбнется мне, моей руки коснется...
И я местами поменяюсь с ним...



pre_1537345873__0-676.png





Темы с аналогичным тегами мир тьмы, фрпг

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых