Перейти к содержимому


Фотография

Победитель получает всё - игра

ролка фрпг тес обливион мерская мафия

  • Закрытая тема Тема закрыта

#861 Ссылка на это сообщение SnowK

SnowK
  • Знаменитый оратор
  • 2 382 сообщений
  •    

Отправлено

Победитель получает всё

 

e9060b791ad0fcb75b41a1ff58ab0494.jpg

 

“Это будут самые лёгкие десять тысяч в твоей жизни…”

 

 

***

 

Следующим вечером, ровно в шесть (всё же, Марко так и смирился с мыслью о том, что вращается в каких-то там кругах) он стоял на пороге так называемого “Дома Дарелота”, расположенного едва ли не в самом сердце Портового Района. Сей каскад заброшенных складов и бараков, выходящих на городские причалы с одной стороны и лачуги с другой, многие годы верой и правдой служил сиродильской Гильдии Воров убежищем. Кто-то говорит, что логово это свалилось из ниоткуда десять лет тому назад, кто-то уверяет, что оно всегда было частью “Сада”, просто войти в него могли лишь “избранные”, но кроме самого Серого Лиса назвать таковых не смог бы никто.

 

Теперь же дверь дома была открыта для всех и каждого – не только для воров, но и для бродяг, бедняков и босяков, а так же всех тех, кто имел с ними дело. В число их входили контрабандисты, скупщики краденого, нечистые на руку торговцы и стражники, портовые шлюхи… Словом, тайное логово гильдии было не таким уж и тайным, и вообще напоминало не столь убежище, сколько бордель, в котором все прекрасно знали, кто есть кто. Впрочем, никто об этом не кричал, а честные и сознательные граждане вообще старались держаться от сего злачного местечка подальше, ибо знали – “всё, с чем вы идёте в гости к Дарелоту, у Дарелота же и остаётся”.

 

Однако же, сегодня здесь было тихо – даже слишком. Не было уже привычных Марко толп голодранцев, не было всех этих ушлых, но знакомых и приятных сердцу лиц, никто не предлагал бретонцу своих “услуг” – а пара вышибал на выходе даже показалась ему относительно трезвой. Относительно. По привычке перекинувшись с “камердинером”, пожилым редгардом Райком парочкой дежурных фраз, Марко проследовал по коридорам в “кабинет” своего начальника – большой зал с круглым столом по центру. Обычно здесь заседала “верхушка” гильдии, Арманд и компания, но сегодня не было даже их. Не было, впрочем, и самого Фатиса – хотя тот прямым текстом дал понять, что явится с большим опозданием.

 

- Стало быть, честь встречать гостей выпала мне. – произнёс Марко, сбрасывая плащ на спинку стула и тем самым обозначая своё место. На столе для каждого гостя было заготовлено по стакану, а неподалёку, на небольшом пьедестале рядом с бюстом Серого Лиса, стоял графин. – С водой…

 

..произнёс бретонец, налив себе немного и сделав глоток. Оно и понятно – будь в графине что-то крепче, собрание можно было бы отменить ещё до его начала. Не мог ли быть напиток отравлен? Нет, скорее уж в графин помочились бы – но только не в этот, ведь из него мог испить и сам Фатис, а это уже было для шутника чревато…

 

Шальная мысль на секунду проскочила в голове у Марко. А почему бы, собственно, и нет? Он уже готовился приспустить штаны, когда был остановлен заскрипевшей позади себя дверью. Что ж, может, оно и к лучшему – это было не совсем то первое впечатление, которое ему хотелось бы произвести.


Сообщение отредактировал SnowK: 12 апреля 2020 - 13:50



  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 875

#862 Ссылка на это сообщение Кафкa

Кафкa
  • ♰ eid si smaerd lla dna .reverof syats eno on ♰


  • 4 670 сообщений
  •    

Отправлено

Эстель присматривалась к пёстрой толпе людей, готовых творить добро во имя самого добра, а не ради каких-то скрытых целей, которые, собственно говоря, и привели её сюда, в это место. Северянка не сомневалась, что мгновенно сможет распознать личность, связанную с ней цепями неведомых мировых нитей, образующих контакт между первопричиной и следствием, госпожой зависимостью и объектом последней. Здесь даже особенная интуиция не потребовалась. Взгляд Эстель быстро переметнулся в сторону черноволосой девушки с невероятно надменным выражением лица. В её руках был клинок из сияющего белого стекла. Пространство вокруг лезвия дрожало от лёгкой ауры магии восстановления. Свет, а не тьма. Меч, лечащий своего владельца, не разрушая при этом душу жертвы. Боги… Какое чистоплюйство. И бессмысленная трата магического ресурса.

Этот день в ослепительно прекрасной жизни девушки с длинными волосами цвета воронова крыла, увенчанными толстой косой, немногим отличался от всех остальных. Она буквально жила в лучах солнца, распространяя вокруг себя тёплое счастье, но не было в этом счастье любви к ближним. Незнакомка воплощала собой гордыню, праведность и превосходство святой. Валерика с отвращением отметила, что на одежде её благородного двойника вышит красный клевер, любимый символ былого наставника, Гленвоира, да проклянут даэдра его самодовольный нрав. Данная деталь намекала, что в этом мире никакой ссоры между ними не произошло. А может, старший маг и ученица поддерживают связь до сих пор. Неведомо почему, но Валерику это особенно раздражало.

Они сошлись в поединке, а тени мелькали вокруг них в сумасшедшем вальсе последних дней. Никто не желал уступать, и казалось, что сражение будет длиться вечно. Соперница сопровождала свои молниеносные атаки золотым светом огненной магии, смеялась каждый раз, как язычок белого пламени с опасной близостью подбирался к Валерике, обжигая её и заставляя ещё немножко отступить. Навыки оказались почти равны. И всё-таки черноволосая была чуть-чуть лучше. А может, это просто маска мешала?

Валерика уворачивалась от молниеносных ударов, тщетно ожидая момента, когда противница захочет немного остановиться, чтобы сделать короткую передышку. Не может же она быть настолько выносливой? Однако минуты летели одна за другой, а натиск не прекращался. Напротив: казалось, он становился всё сильнее.

— Ты сражаешься против знаменитой Валерики, дочери солнца, — с омерзительной снисходительностью бросила черновласка, — может, сдашься и не будешь тратить моё время? Не хочу лишний раз пачкать своё оружие кровью грязнокровок… вроде тебя.

Подобная наглость стала последней каплей.
— Да что ты про меня знаешь?.. — в бешенстве прошипела Эстель, возненавидевшая двойника ещё сильнее, как только выяснилось, что та всё это время жила под своим настоящим именем, без необходимости прятаться от кого-либо, — не недооценивай противника, — железным голосом заявила Латейн, сопровождая слова безжалостной прямой атакой, объединяющей в себе меч и магию.

Копия полностью отразила удар.
— Меня знают во всём Сиродиле, — заливисто расхохоталась она, отпрыгивая из стороны в сторону, как бабочка с жалом, — мои парни в Бруме стали самым почтенным братством егерей за всю историю города! Мой наставник – величайший маг Синода. Твои шансы равны нулю, безродное ничтожество.

Нет.
Так дела не делаются. Надо как-то обхитрить её.

Эстель отразила рубящий удар белым клинком, попыталась изобразить на своём лице испуг и бросилась в один из тёмных боковых тоннелей.

— Добыча удирает от охотника? Просто классика, — фыркнула черновласка, бросившись вдогонку, — но теперь ты, по крайней мере, не пытаешься сражаться честно, — в её голосе слышалось заметное превосходство, и это неимоверно бесило, — ау, где ты? Покажись, становится скучно, — крикнула она, оглядываясь вокруг.

— Да вот прямо здесь, — зло усмехнулась Эстель, совершив точный выстрел из лука, до сего момента бесцельно висевшего на её спине, и попав аккурат в бедро соперницы, что заставило последнюю буквально скорчиться от боли. А потом направила прямо в сердце раненой такой яростный поток иссушающей магии, какой за последний десяток лет не применяла, кажется, ни разу. Ноги двойника подкосились, клинок выпал из ослабевших рук. Она рухнула на колени. И Валерика набросилась на неё сзади, запуская клыки в обнажённую шею жертвы.

— Мои поздравления, — с ненавистью прошептала она, — теперь твоя кровь такая же нечистая, как моя собственная. Больше нечем кичиться, не так ли?.. — укусив её ещё пару раз, она оставила обессилевшую «дочь солнца» валяться на каменном полу, а сама быстрым шагом направилась обратно, к остальным.

Сегодня удачный день.
Кое-кому удалось неплохо подрезать крылышки, поубавив гордыню. А кровь, кстати, оказалась неожиданно вкусной.

pre_1630750844__.png


#863 Ссылка на это сообщение Shandir

Shandir
  • Знаменитый оратор
  • 2 003 сообщений
  •    

Отправлено

– Прости, он сегодня встал не с той ноги, – из тени вышел данмер, он дружелюбно улыбался и не торопился наносить удар, но Идрат чувствовал фальшь, которой было пропитано каждое его движение.  – Он всегда встает не с той ноги, если честно.
Удар, что предназначался Гвен, едва успел поймать Идрат. Не посыпались искры и не зазвенела сталь, эбонитовый клинок дозорного оставил в стальном мече глубокую вмятину.
– Сегодня я твой напарник, – процедил сквозь зубы Идрат, рука его дрожала, едва сдерживая напор противника.
– Как хочешь, – данмер отступил на шаг лишь, чтобы нанести теснить Идрата к стене новой волной ударов.
«Рэй…»
Это, несомненно, был его «неправильный» внук, свободный от проклятия крови – с пепельно-седыми волосами, лицом украшенным паутиной глубоких морщин и боевых шрамов, но нахальный и родной  взгляд Идрат узнал бы в любом из отражений их мира.
– У тебя меч из масла? – насмехался над ним Рэй, заставляя Идрата отступать.
Быстр и беспощаден на расправу, а каждый удар бил, словно молния. Нет, это не его внук. Идрат понимал, чем рискует, надеясь увидеть хоть один привычный жест, призрак знакомой улыбки, но этот Рэй был чужим. Коротко стрижен, облаченный в кожаную броню с высоким горлом, он не любил красоваться, стремился закончить дуэль быстрее. Нет, его настоящий внук не боялся боя: в легкой летящей рубашке, он небрежно поправил бы растрепанные волосы и показал, что клинок должен танцевать и петь. Что же, «хороший Рэй» определенно убил бы «плохого» за пять, максимум семь секунд.

Загнанный в угол, Идрат сжал кулак, чтобы выпустить вспышку в глаза противника, но магия покинула Идрата так внезапно, что он не удержал меч после тяжелого удара Рэя.
– Я все вижу, – усмехнулся Рэй, приставив клинок к груди Идрата и щелкнув пальцами, на которых красовались эбонитовые кольца, вытянувшие из Идрата всю магию.
В свой последний миг, Идрат успел перехватить лезвие и отвести удар от сердца. Зеленая вспышка пробежала по клинку, собралась в рукояти и растворилась в теле Рэя. Там ядовитый поцелуй чумного Принца закружил голову дозорного, а Идрат успел вынуть клинок из плеча и прыгнуть на Рэя, рухнув с ним на землю.
Борьба была недолгой: даже ослабленный болезнью, Рэй нашел в себе силы для борьбы, но и Идрат чувствовал, как к нему возвращается магия. Сомкнув руки на горле внука, он медленно вытягивал из него остатки жизни.
– Пора привести наши истории к одному знаменателю, – насильно раскрыв рот Рэя, Идрат поднял кровоточащую ладонь, заливая в глотку внука отравленную кровь. Одурманенный боем, он не сразу почувствовал резкую боль в боку. Выпустив Рэя, Идрат отполз назад, вытаскивая эбонитовый кинжал из своего тела. Рэй поднялся на ноги, руки его дрожали, едва удерживая меч.
Обоим хватило секунды, чтобы принять решение. Или они умрут вместе или разойдутся. «Фальшивый» Рэй хотел жить не меньше настоящего.
Идрат зажал рану свободной рукой. Перевести дух, вспомнить лечащие заклинания.
«Молодец, Идрат: твой хороший двойник не стал выпускать в мир чуму, поэтому ты лично исправил недоразумение. Люблю себя за последовательность».


Сообщение отредактировал Shandir: 31 июля 2020 - 22:14

В случае пожара дверь будет заблокирована, все камеры будут повернуты в вашу сторону, и начнется съемка.


#864 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 920 сообщений
  •    

Отправлено

Альтмер видел точную копию себя, вернее кем бы он стал, если слушал жрецов и своих родителей. Благородный воин Стендарра, сокрушителем вампиром, гроза некромантов. Каждый жест копии был исполнен благородства и достоинства. Достойный представитель своей расы, подумал даже с некоторой завистью Фенрил. По сравнению с ним маг выглядел не так уж впечатляющие, нет конечно Фенрил тщательно следил за собой и своими жестами, но куда ему ведь все его достоинство было наигранным, он словно играл роль альтмера.

 

Это было довольно обидно, видеть лучшую копию себя. Обида, зависть на миг исказила черты альтмера, казалось словно на лице жуткая маска. Копия словно искажала его черты, показывала несовершенство Феннрила. И это как ни странно дало ему силы сражаться с сами собой. И хоть копия была идеально и сражалась по всем правилам, но у Фенрила была наготове пару подлых трюков, он пленил лжеФенрила, но не стал его убивать. Тот должен был жить с мыслью, что его победила его несовершенная копия.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#865 Ссылка на это сообщение Friendly Fire

Friendly Fire
  • Эй! Кто выключил свет?
  • 664 сообщений
  •    

Отправлено

Эразмо моментально узнал своё отражение. В клине Дозорных, остриё которого приходилось на Юстиса, крайним справа шагал лесной эльф в тёмном халате поверх гамбезона, державший в руке длинный костяной лук. От оригинала его отличали только гладиус на поясе, собранные в хвост волосы и лицо без боевого раскраса. Двойник цокнул языком, улыбнулся и громко сказал:
— Ребята, когда мы с ними разделаемся, приглашаю вас на ужин! Моя жена приготовит пирог с медвежатиной, пальчики оближешь.
Эразмо много раз думал о том, каким может быть его противоположность, но всегда упускал из виду главное: в первую очередь он был не преступником, не наёмником, не подлецом и даже не наркоманом.
Он был трусом.

Босмер из зеркала не рисовался, он подбадривал других — у него было столько смелости, что он мог ей поделиться. В детстве он не ворочался на соломе, не смыкая глаз, зная, что силуэты чудовищ, зловеще черневшие на серых стенах, зашевелятся, стоит отвести от них взгляд. Когда вырос — не вглядывался на стоянках в темноту, силясь услышать за треском костра шаги стражников. В джунглях он не натягивал поводья ездового оленя, боясь свернуть с проторенной тропы, потому что под каждым бутоном прячется душитель, а за каждым кустом притаился сенч-тигр. Он никогда не юлил, избегая открытой ссоры.
А сейчас он смело шёл навстречу маленькому босмеру.
Но в зеркале всё было наоборот, и Эразмо, пятясь, отступал в кладовые.
— Ивери, почему ты выбрала не героя, а подонка?
— Потому что герои слишком часто получают по голове.
В подтверждение её слов Марко шлёпнулся на землю, как навоз с лопаты фермера. Дозорные и лжедозорные рассредоточились по зале, а маленький босмер скрылся от их глаз, юркнув в один из коридоров ветвистых подземелий. Он услышал приглушённые шаги кожаных сапог по металлу. Звук приближался, становясь громче. Он успел приготовиться, прежде чем услышал собственный голос:
— Сдавайся, парень. Попробуешь выкинуть что-нибудь — и я утоплю тебя в слезах Мары.

Дозорный выглянул в коридор, не подставляясь для лука в руках грабителя, и Эразмо увидел на его коже сетку белых шрамов. Среди них выделялись три оставленных агромадными когтями неведомого чудовища: один шёл по нижней челюсти, другой обнимал шею под подбородком, как ремень шапеля, а третий поперёк пересекал горло. Ему не нужны были искусственные раскраски, потому что у него были живые свидетельства своего мужества, и за это маленький босмер его ненавидел.
Он немножко ненавидел его за то, что двойник был набожным человеком, а то и священником; за то, что дома его ждала не бабушка, а жена и наверняка дети; но больше всего — за спокойный уверенный голос. За быстрые, но не суетные движения. За то, что когда он встречался с даэдра, он не распахивал окно, а расстёгивал оружейный пояс. За то, что двойник отнял у него право прикрываться слабостью тела. За то, что выжег калёным железом у него на лбу постыдное клеймо «трус».

В своё время Эразмо провёл десятки часов, стоя с палкой в левой руке. При выстреле она плавно изгибается в локте, точно дуга лука; в ней не должно быть даже еле заметной дрожи — это собьёт точность. Ещё в юности он добился идеального положения тела и рук и давным-давно стрелял, не думая, однако сейчас призадумался, вспоминая неловкие движения племянников. Если он сыграет плохо, это не укроется от внимательного взгляда двойника, который владел луком не хуже него.
Рука, обхватившая рукоять, выпрямилась, как засохшая ветка. Стрела подпрыгнула на локте. Он отклонился назад, увёл голову вбок и выстрелил, охнув от боли, когда стрела встретила на пути собственный локоть. Костяной наконечник вяло стукнулся о стену в трёх футах от двойника, не повредив железный лист. Стрела целой упала на землю. Эльф знал, кого двойник увидел перед собой: лучника-неумеху, не представлявшего опасности. Он поверил. Он расслабился и вышел из-за угла, держа Эразмо на прицеле:
— Брось оружие.
Маленький босмер аккуратно положил лук на землю и расстегнул пояс с одним кинжалом — или двумя, как виделось двойнику, — и он свалился наземь. Наконечник оперённой ржаво-рыжими перьями стрелы смотрел ему в грудь. Босмер из зеркала видел в нём превосходную мишень.
Но в зеркале всё было наоборот, и мишенью стал он сам.
Блестящий от яда дротик попал в центр размеченного круга — точно в лицо двойника. Он потянулся к нему правой рукой, выронив из пальцев стрелу — и получил второй дротик в зелёную вену на тыльной стороне ладони. Дозорный бросил и лук, чтобы вырвать оба жала, но когда они стукнулись о пол, было уже поздно. Вурали побежал по его венам, отравляя тело.
Сперва у него подкосились ноги. Яд забрал ступни, которые подломились, изломав голенища сапог, и восходил, пожирая колени и бёдра. Суставы неестественно вывернулись, будто ноги его были вылеплены из мягкой глины, и он завалился назад, ударившись головой о ровные металлические плиты, выложившие стены узкого коридора.
Должно быть, это было безумно больно, но он удержал крик в груди. Он превосходно владел собой.
— Я тебя обманул. Меня называют самым метким стрелком по коленям в Сиродиле.
— Никогда не слышал такого прозвища.
— Это моё самоназвание.
Потом его предали руки.
Он схватил свой лук, но пальцы разжались; на мгновение рука со скрюченными пальцами кривой корягой зависла над полом, а затем пала, как безветренный парус. Судорожными движениями лесной эльф пополз выше по стене, извиваясь всем телом подобно змее; его лицо почернело от боли. Прислонившись спиной к стене, он попытался сесть, опираясь на вторую руку, но и она вдруг оказалась неверной подругой, подломившись под ним, и он рухнул набок. Эразмо с надеждой окинул взглядом изломанное тело. Убивать дозорного нельзя, но покалечить — можно.
— Сломал шею, когда падал?
Двойник покачал головой, не глядя на него — его взгляд всё ещё был устремлён на лук.
— Жаль. — Маленький босмер взял то, что дозорный так желал. Хорошее оружие во всех мирах: на тонкую рукоять потребовалось несколько ударов кинжалом, а толстые плечи из костей и роговой ткани он не прошиб, едва разрубив до середины.
Он швырнул два разломанных куска наземь.
За руками дозорному изменило тело. Он заметался, как рыба, выброшенная на берег, но после мощной судороги безвольно упал, завалившись вниз лицом. Эразмо пинком перевернул двойника: он хотел видеть его лицо, пока тот терял единственное, что безраздельно ему принадлежало. Грудь лесного эльфа ввалилась, будто от удара тараном.
И наконец, яд добрался до головы.
Он уронил подбородок на грудь и задышал быстро, неритмично, с гулом паровой машины, почти не поднимая дыханием сдавленную грудь; из приоткрывшегося рта побежала слюна, точно у сторожевого пса в жаркий день. Единственное, что смог сделать двойник — возвести на него помутневшие от отравы и боли глаза.
В них не было страха.
Эразмо знал, что будет дальше: вурали, предназначавшийся «подпольной миллионерше» и оказавшийся так кстати, на четыре-пять часов завладеет его телом, а после кровь подавит его, и он уступит, возвращая двойнику власть над собой. К тому времени грабители будут уже в своём мире.
Но...

Но второй раз в жизни Эразмо хотел кого-то убить — убить не ради выгоды и не ради собственной безопасности, убить ради самой смерти; стереть с лица земли, уничтожить, потому что жить с врагом на одной земле, дышать одним воздухом — невыносимо. Он бы вряд ли задумался об этом, но Ивери, стоявшая по правую руку, навела на мысли о её муже, который впервые вызвал у эльфа такое желание. Второй раз он хотел убить, но опять не мог этого сделать.
Он не убил Ротиса, потому что это было невыгодно.
Он не убьёт двойника, потому что нарушит мировой закон.
В отличие от Ротиса, босмер из зеркала не будет торчать день деньской перед глазами. Но Эразмо будет знать о том, что он есть. О том, что он встанет, подлечится, прикупит новый лук или, что хуже, теперь всегда будет сражаться с чудовищами лицом к лицу, и продолжит бродить по Тамриэлю, нагоняя на врагов ужас и никогда не испытывая его сам. Он будет напоминать о том, каким Эразмо мог бы стать, если бы преодолел страх.

Он так и вернулся бы в залу, но Ивери маячила живым напоминанием того, как давно он не следовал зову сердца, и эльф стащил с головы маску Авидо. Остальные были так далеко, что он не слышал, дерутся они до сих пор или нет; он опустился на пол рядом с босмером из зеркала и сказал:
— Имперец в золотой маске, а снять — кто я без неё? Наркоторговец, убийца, грабитель, каннибал, пришелец из другого мира и твой злой двойник. Я принимал наркотики, которые сам делаю. Я нарушал заветы Мары, в которую ты веруешь: у меня было больше сотни любовниц, в основном — замужних. Я богохульствовал, изображая священника, и творил зло от его имени. А сейчас мы ограбим этот банк, и ты не сможешь нам помешать.
— Я разочарован. Мой тёмный двойник должен быть злодеем, а не жалким трусом, который играет не по правилам. Наш бой должен был стать сражением века, — с трудом сказал двойник. Горло дёргалось, подкидывая подбородок, и он кивал головой, точно болванчик. В его глазах не было страха: только удивление и презрение.
Страх не появился и тогда, когда Эразмо приставил кинжал к шее двойника. Стальное лезвие разорвало звенья тонкой бронзовой цепочки; эльф снял амулет и отбросил его прочь.
— Я тоже разочарован. Но я убью тебя, и это закончится. — Он сам удивился, какое облегчение принесло это признание; рука, сжавшая его сердце, отпустила. Он с удовольствием заметил, что на дне расширенных зрачков сверкнуло что-то, похожее на страх — если это не был блик искусственного освещения:
— Ты не можешь меня убить. Ты не должен. Это разорвёт ткань мироздания...
— Не могу. Но я хочу, и поэтому убью, — Эразмо не знал, что эти слова способны принести такое наслаждение. Он поставил кинжал в конец шрама, обводившего нижнюю челюсть двойника, и вдавил рукоять, пуская первую кровь; он без брезгливости взял мокрый от слюны подбородок и запрокинул голову, открывая беззащитную шею и заглядывая лесному эльфу в глаза.
— Можешь прочитать себе отходную молитву, ибо сейчас ты предстанешь перед Богами.
Но дозорный не хотел молиться. Он повторял, как заведённый:
— Моё убийство от собственных рук нарушит ход времени. Даже мудрецы не знают, какие глубокие раны этот парадокс нанесёт вселенной. Опомнись. Это немыслимо... невозможно...
— А мне наплевать, — сказал маленький босмер и услышал, что его голос стал неторопливым и спокойным, точно он черпал смелость у своего отражения.
Быть может, так оно и было, потому что в чёрных дисках, сожравших половину жёлтой радужки, горел страх, который уже нельзя было списать на игру света. Всякое живое существо трепещет перед лицом неизбежной гибели, и дозорный не был исключением. Эразмо глядел в глаза двойнику всё время, что резал его шею, повторяя лезвием кинжала белый след на коричневато-зелёной коже; он не мог чувствовать реакции окоченевшего тела под собой, но видел, как страх заливается в глаза врага, озаряя их огнём безумия, как поражает кровь на пару с ядом, и панический ужас пленит его разум, принуждая одеревеневший рот шептать умоляющие слова. Эльф чувствовал на своих руках тёплую кровь, а на губах — растянувшую рот улыбку; краем глаза он видел, что багрянец заливает халат двойника. Он углубил лезвие, одним росчерком кинжала наполовину отрезав дозорному голову. Из приоткрытых губ вырвалась грязная слюна, смешанная с кровью; пламень страха в последний раз вздрогнул в янтарных радужках и опал, будто кто-то погасил внутри черепа два ярких костра. Уголки вздёрнутых губ, которые молились о пощаде не Богам, а убийце, безжизненно опустились. Глаза дозорного потемнели, как кора мёртвого дерева.
Страх ведёт нас до самой смерти, и когда мы наконец встречаемся с нею, в конце пути не остаётся ничего: ни храбрости, ни воли, ни веры.
Только страх и темнота.

#866 Ссылка на это сообщение SnowK

SnowK
  • Знаменитый оратор
  • 2 382 сообщений
  •    

Отправлено

***
Как только последний из “истинных” Дозорных был повержен, “подделки” опять ощутили на себе выворачивающее наизнанку воздействие Свитка – вновь их внутренности перемололи, взболтали и разлили по бокальчикам, коими являлись их смертные тела. Окружающий их мир развалился, словно карточный домик – пропал похожий на муравейник погреб, пропали маски, пропал Лук. На смену “чужому” Филиппу Ауреолу пришел их родной, а сами они вновь стояли перед взломанной дверью сейфа Готвальдов – в котором всё ещё располагалась одна из комнат поместья Мерсесов.

 

Вселенная α

15.00

- Ну и долго прикажете ждать? – сердито произнесла Лайла – она всё так же стояла посреди комнаты, сложив руки на груди и нервно притопывая ножкой; видимо, даже её зачарованный глаз не смог уловить их перемещения во времени.

 

- Получилось. – произнесла Гвен, взяв ладони отца в свои. – В этом дивном мире я жива – пусть и не совсем.
- О чем ты? – Филипп приподнял бровь. Для него, как и для Лайлы, так же ничего не изменилось – более того, не было похоже, что старик был посвящен в планы своего “близнеца” – или получил о них хоть какое-то представление. – О, я так понимаю, вы уже вернулись? И всё прошло удачно? – чародей улыбнулся дочери. – В таком случае, тебе лучше вернуться с Лайлой – уверен, Казначеи успели нас пересчитать.

 

Гвендолен кивнула и вошла внутрь сейфа, после чего всё ещё ничего не понимающая Лайла закрыла двери и деактивировала маяк, в результате чего комната вернулась на своё законное место – а внутри хранилища вновь образовались голые металлические стены; если там что-то и было, то Авидо и компания вынесли всё без остатка.

 

***
Успешно миновав Казначеев и пройдя все десять осмотров – по одному на каждого и один “дополнительный” для Валерики, окончившийся для охранника пощёчиной от Филиппа, грабители покинули банк и отправились обратно в имение Мерсесов, дабы пожать, наконец, плоды своих трудов. В парадной их уже ожидали граф Умбранокс, Лайла, Гвендолен и Фатис Улес собственной персоной – только вот, последний был привязан к стулу, а на шее у него болталась табличка с подписью “Главный Засранец. С любовью, Зено”.
- Нет… - сдавленно выжал из себя Марко. – Ну не может молния бить в одно место дважды!

 

На бретонца нахлынула буря чувств – чтобы наставник, наставник-данмер, предал его дважды? Сначала генерал, теперь – Фатис… Марко ожидал подставы от кого угодно – от графа, от Гвен, от её папаши – но только не от этого жука.

 

- Может. – произнес Фатис, исподлобья глядя на собравшихся. Под правым глазом у него сиял здоровенный синяк, а “луковица” на голове была растрёпана, но, в целом, перед ними сидел всё тот же “бригадир”… Только вот, что-то в его образе казалось чужим, инородным – будто бы он сам заскочил на огонек из параллельной вселенной. Какая-то глупая, натянутая ухмылка всё никак не желала слезать с его лица – даже при том, что сам он находился в шаге если не от смерти – то, как минимум, от величайшего провала в своей жизни. – Да, всё так. – кивнул данмер. – Ваш враг – Я. Это Я спонсировал Дозорных, Я пытался с их помощью изжить Три Семьи, а, до кучи – опрокинуть их на ИХ же денежки… Но уже ВАШИМИ руками. Что, ещё не поняли? В сейфе были деньги Клана – те самые, что они присвоили СЕБЕ после смерти Лоренцо… И которыми собирались рассчитаться с НАМИ. 
- Ах ты сукин… - начал уже было замахиваться Марко, но граф встал между ним и пленником.
- Успокойся. – холодно произнёс он. – Фатис – жадный и трусливый плут, который за пригоршню спетимов родную мать продаст… Но ключевое слово в этой характеристике – “трусливый. Ему никогда не хватило бы духу выступить против Трёх Семей – и если в параллельной вселенной существует такой мастер перевоплощений как Авидо… - имперец покосился на данмера. - То почему бы ему не существовать и в нашей?

 

Фатис продолжал прямо таки светиться от счастья – даже после того, как граф жестом дал Гвен команду развеять чары. Та дотронулась до данмера… Но, ничего не произошло.

 

- Ты что же это, не признаешь старого друга, а, Корвус? – усмехнулся Фатис. – Свитков небось начитался? Ну так где гарантия того, что они не врут? А если и не врут, если ты ЗНАЛ, что я – подделка… То почему всё равно присоединился к моей авантюре?
- Мой интерес – исключительно спортивный. – отвернулся граф. – Если дело стоящее – имя заказчика значения не имеет.
- Тогда почему ты позволил Марко из иного мира меня связать?
- Потому что в противном случае ты пырнул бы меня ножом. – Корвус Умбранок нахмурился. - Лайла?
- Ну, он вроде как мой наниматель… - замялась волшебница.
- Он ли? – не унимался граф. – Так или иначе, сколько бы он не обещал тебе за работу – плачу вдвое больше.

 

Лайла переглянулась с Марко – тот кивнул. Подойдя к пленнику, девушка положила ладонь тому на макушку и начала пропускать через его голову слабые разряды тока – и, казалось бы, лицо бедолаги начало попросту плавиться… Но нет – с него всего-навсего слезала фальшивая кожа, и под маской данмера обнаружился знакомый им альтмер; то был Карондил, закадычный приятель Марко.

 

- Прости, брат, кажется, нас раскусили… - начал было он, обращаясь к “брату”, но на сей раз Марко не сдержался и со всей дури приложился кулаком к лицу “Фатиса”, отчего стул, а с ним и сам пленник повалился на пол.
- Брат? Да какой я тебе, к скампу, брат? – кричал братонец, охаживая бедолагу сапогом. – Я по нему НЕДЕЛЮ панихиду справлял, а он, мало того, что жив, мало того, что мой враг, так ещё и на дно меня за собой утянуть пытается!
- А вот стрелки переводить – дело последнее… - промямлил Карондил. – Ну, твой же был план – предложить Трём Семьям внедриться в ряды Дозорных, напеть Фатису про Готвальдов, а потом его же и подставить… Или может это слияние вселенных так на тебя повлияло, и ты всё взял да позабыл?
- Откуда тебе-то знать о слиянии вселенных? – Марко злился, Марко боялся, Марко тонул и цеплялся за соломинку – он действительно не был к этому причастен, но не был уверен в том, что товарищи ему поверят… А может, он действительно был Спонсором в ТОМ, другом мире? – Ты сам-то из ЭТОЙ?
- Кто знает? – пожал плечами альтмер – силами графа и остальных он вновь был усажен перпендикулярно полу; к синяку прибавился ещё и разбитый нос, а весь кафтан был теперь перепачкан кровью и следами сапог Марко. – Но, если предположить, что в одной из множества параллельных вселенных в отряд вместо тебя был принят Я, и именно МНЕ доверили читать Свиток…
- Я бы никогда не доверил читать Свиток ТЕБЕ. – покачал головой граф. – Ты – злобный гений, да, но тебе не хватает хаотичности, присущей той же Авидо, и да, ты по своему безумен – и всё же, не настолько, чтобы добровольно прыгать в яму со змеями как Эразмо. Надо полагать, тебя учили читать Свитки, но учили читать иначе, нежели мы… И, полагаю, это ТЫ пытался бросить Марко и товарищей в чужом мире, не так ли? Глупо, учитывая, что в итоге миры всё равно переплелись.

 

- Во все тонкости меня не посвящали. – пожал плечами Карондил – настолько, насколько позволяла ему верёвка. – Но, да, меня учили. И да, Марко – не ты один здесь Великий Маг. Когда ты ещё только начинал постигать азы магии, я УЖЕ мог призывать шторм одной левой – и когда ты ещё даже не помышлял о службе в Легионе, я УЖЕ служил – только вот, его врагам. Пятнадцать лет назад я прибыл в эту страну с одной единственной целью – разрушить её изнутри. Вступив в Гильдию Воров, я получил доступ ко всей её теневой инфраструктуре; вступая в браки с богатыми вдовушками и подделывая завещания гордецов вроде твоего папаши, я быстро сколотил целое состояние – после чего вложил его в Дозор, а затем занялся перепродажей добываемых ими “запрещённых” реликвий… И сбывал я весь этот хлам не абы кому, а членам Трёх Семей, после чего сообщал их имена дозорным и проделывал этот фокус по нескольку раз, пока артефакт не пропадал сам… Либо же новый хозяин не сбегал с ним в провинцию. Но, так или иначе, схема была отлажена – и схема работала, до тех пор, пока Три Семьи и Фатис не зашевелились – это ведь у ВАС С НИМ я отъел жирный кусок пирога. К счастью, я находился к вам достаточно близко – но вы так и не смогли разглядеть под маской дурачка талморского агента. Более того, вы сами же посвятили меня в свои планы, а дальше дело оставалось за малым – инсценировать собственную смерть, устранить Фатиса, занять его место…

 

- Где Фатис? – вцепился Марко в Карондила.
- Жив твой Фатис. – усмехнулся альтмер. – Ждёт в Анвиле с переломанными ногами – всё же, хоть я и смог скопировать его внешность и повадки, знания его были мне недоступны, приходилось чуть ли не клещами извлекать их из него – буквально, и, пока вы там “геройствовали” – я командовал парадом от его имени… И это Я подговорил Скалозуба принять вашу помощь, Я устранил Карахил, Я пригласил Роланда и убедил его разыграть весь этот спектакль… И, знаете что? Он был только "за". Проучить негодяев, да ещё и денежек с этого поиметь? – Карондил смерил Марко взглядом. - Бретонское рыцарство во всей своей красе.
- Я одного не понимаю… - вновь вмешался граф. – В чём смысл?
- Смысл? – удивился Карондил – не столь вопросу, сколь тому, что ответ на него не был кому-то очевиден. - Смысл – создать военизированную организацию, а затем лишить её финансирования, цели и морали… С чем вы успешно справились! Поздравляю, друзья мои – без этих денег и без командира Дозорные начнут сбиваться в банды, выходить на большие дороги, грабить, убивать, бунтовать… В конце концов, Империя погрузится в Хаос, и тогда придём МЫ, придём, чтобы навести Порядок… Свой Порядок!

 

Альтмер захохотал – но вновь получил затрещину; на сей раз от графа.

 

- Не зря я, стало быть, спелся с Номерными. – Корвус Умбранокс обернулся к присутствующим. – С вашего позволения, Дозорные Стендарра продолжат своё существование – но уже под моим протекторатом. Я продолжу спонсировать их, но приведу организацию к должному аскетизму и сокращу её численность – полагаю, таким образом, нам удастся свести к минимуму ущерб от её “развала”, но есть ещё одна проблема, и проблема эта – Три Семьи. Факт остаётся фактом – мы обокрали их, и сейчас вам нужно решить, возвращать ли им деньги или оставить их себе, а этого, - кивок в сторону Карондила, - Я, опять таки, с ВАШЕГО позволения передам Клинкам – это и будет моей “долей”.
- Думаешь, самый умный, Умбранокс? – всё не унимался Карондил. - Но в итоге я поимел вас всех! И тебя, и Фатиса, и Клинков… Потому что какими бы грандиозными ни были твои планы – им не суждено сбыться, ибо историю пишут не победители, а те, у кого есть на чём писать!

 

В этот самый момент посреди поместья разверзся ещё один разлом, из которого начали выползать уже знакомые Марко и компании гости из Хладной Гавани – но на сей раз, мелкая шушера привела с собой “большого папочку” – огромную драконоподобную тварь, которая занимала собой едва ли не всю парадную.

 

- А это ты тоже предвидел? - продолжал вопить Карондил. - Предвидел, а?

 

Позади него материализовалась некая фигура в белой мантии – но распознать в ней кого-либо было практически невозможно в виду того, что вся видимая часть тела незнакомца была покрыта бинтами; в левой руке он сжимал кинжал – а правой у него не было вовсе. Освободив Карондила от пут, “забинтованный” обратился стаей летучих мышей и “оседлал” дракона, в то время как его сообщник рванул к Эразмо, дабы отнять у него главный приз - Древний Свиток.

 

Герои бросились врассыпную - дракон встал в полный рост и расправил крылья. Потолок с грохотом обвалился, накрыв как тварь, так и наездника, но даже во всём этом хаосе Эразмо прекрасно видел, как под градом обломков, мебели и готвальдского золота к нему подбирается Карондил – однако, огромный кусок потолка упал аккурат между ними, защитив босмера от смертоносного заклинания, обратившего глыбу в щебень.

 

Дракон продолжал метаться – в голову ему что-то впилось, что-то острое, что-то… Золотое, и это “что-то” привлекло внимание всех – всех без исключения.

 

Золотая Марка.

 

[Финальный бросок. Кидаем 1d20, самый удачливый игрок извлекает из головы дракона Золотую Марку и добивает Карондила. Занавес. Титры.]

 

Для тех, кто скипнул, вся суть сценки вкратце:


Сообщение отредактировал SnowK: 02 августа 2020 - 07:30


#867 Ссылка на это сообщение Alice von Bertruher

Alice von Bertruher
  • Мэнху
  • 10 719 сообщений
  •    

Отправлено

  Только Древним Свиткам, этим непостижимым и таинственным манускриптам, содержимое которых изложено столь невообразимо и загадочно, что на одно лишь условное описание сути этих странных свитков уйдет целый месяц, ведомы все возможные существующие, прошлые и будущие плоскости и миры, одного лишь созерцания на долю секунды достаточно, чтобы лишить рассудка неподготовленный ум. Лишь грубо, почти по варварски, все эти сияющие переплетения плоскостей и столь непостижимые для простых смертных структуры мироздания и пересечения пространства и времени мог бы описать лишь совершенно безумный поэт, затуманенным алкалоидами от наркотических трав взором, пялясь в далекие пространства космического эфира. И в этих хитросплетениях и завитках великой многомерной субстанции вселенной, где изливаются темными или сияющими потоками воды Обливиона, Сильвариил, будь он всевидящ, узрел бы множество своих копий и сколь уродливы большинство из них, ибо в каждой из своих существующих воплощений его суть была квинтэссенцией зла, либо последователем извращенной истины, губительной для других.

  И если Сильвариил, известный так же как Полумертвый, своей извращенной любовью почитал темную повелительницу Намиру, при том следуя черному учению некромантии, другая его ипостась, называемая Сильвариил Проповедник, был жрецом Чумного лорда Периайта, проповедуя его истины, но неся тем самым лишь моровые болезни и эпидемии. А другое воплощение Сильвариила, заключившее таки союз с Принцом Интриг Молаг Балом, чего сам некромант всегда противился, зная коварную природу этого даэдра, был исцелен от своей ужасной болезни, но в итоге стал вампиром, еще более гнусным и равнодушным к чужим жизням, и известен он там лишь своим вторым именем  - Рейк-Андул Алчущий. Оба эти воплощения стали причиной множества смертей ни в чем неповинных людей, среди которых встречались и двойники тех, кого Сильвариил Полумертвый встречал на своем пути. Так Сильвариил Проповедник уничтожил Анвил, заразными проповедями распространяя чумные миазмы, пока последний житель этого морского города не пал среди улицы, гниющий и раздутый от газов, и целый город стал великой столовой для крыс и падальщиков, и лишь те, кто присягнул чумному божеству, чей шелест моровых крыльев они слышали в небе, избежал смерти, но последовал за заразным проповедником, неся в своих прокаженных и гноящихся руках благословение Периайта для других заблудших душ. Или хуже того был Рейк-Андул Алчущий, садист и кровопийца, которому убийство приносило неслыханное удовольствие и наслаждение, и совершенно неважно, кто попадался ему под нож или острые клыки: ребенок или воин? Рассекать и извлекать наружу внутренности из тела поверженного человека для него не научный интерес, а всего лишь праздное развлечение.

  Были и другие не менее темные создания, суть которых лишь зло и разрушение, слуги темных принцов даэдра и безумцы, но словно в насмешку боги изменили черную сущность того мрака, что был в душах всех воплощений Сильвариила, сотворив истинно доброе и светлое существо, коиму противно и ненавистно все то зло, что творят его темные двойники.

 

  Среди живописного края красивого леса и быстрых рек острова Ауридон, что в архипелаге Саммерсет, есть один утес, повернутый к простирающемуся впереди Абесинскому морю. А на этом утесе располагается и поныне красивый и величественный особняк, как и все что создают альтмеры, подчеркивая свое превосходство и гордость. Белостенные башни сверкают на солнце золотом шпилей, солнечные лучи играют причудливым светом, проникая сквозь яркие мозаичные окна. Стены здесь увитые плющом, также вы найдете здесь великолепные мраморные резные колоны и прекрасные статуи, и, конечно же, чудесный дивный сад с фонтанами, цветами, яблонями и грушами и беседкой для отдыха. Здесь проживал важный аристократ Сивериндиул со своей супругой Лиандриэль, целой армией слуг и двумя детьми: Лисандиэлом и Сильвиэль. Лисандиэл был надменный, грациозный и столь привлекательный, что девушки так и липли к нему, а юноши стремились подружиться с ним за его чувство юмора и авантюры, не предполагая однако, что за гадюка был этот юноша. И полной его противоположностью была сестра Сильвиэль. Она была скромна и не интересовалась ни юношами, ни пустыми девичьими сплетнями, ни пирушками, ни прочими развлечениями, предпочитая уединение и чтение книг, коих в их доме было великое множество. Среди сверстниц она слыла "книжным червем" или "заучкой", хотя родители видели в ней будущего ученого, а может быть даже советника. В отличие от ее брата, который совсем от рук отбился.

  Время шло, и юная Сильвиэль из белокурой девчушки с изумрудного цвета глазками с милыми канапушками на носу превратилась в изящную красавицу, у которой в скорости появилось несколько почитателей, хотя застенчивая девушка и не давала поводу любезничать с собой. Так и Лисандиэл становился все более неуправляемым и грубым, заимев к тому же в приятели каких-то темных на руку личностей. А однажды он похитил отцовский бриллиант, чтобы сбыть его для каких-то целей. Сильвиэль попыталась вразумить брата, но тот в ответ в первые ударил ее и пригрозил куда более страшной расправой, если она хоть заикнется об этом случае. Дальше стало еще хуже, а затем отравленный ядовитыми словами своих новых приятелей, он задумал страшное - убить свою собственную семью. В ту роковую ночь Сильвиэль проснулась от странного шума и поспешила в комнату родителей, где слышалась какая-то возня, а затем раздался крик. Кричала мать. Распахнув дверь, девушка стала свидетелем ужасающего действа, столь гнусного и отвратительного, что несчастная альтмерка как будто окаменела, замерев от ужаса. Ее брат Лисандиэл, а точнее страшное существо, похожее на него, с пылающими гневом и ненавистью очами, извлек из груди своей матери острый клинок с золотой рукоятью. Мать была уже мертва, и на ее побледневшем лице замерла маска страха и отчаяния, которая еще долго будет являться Сильвиэль во снах. Отец лежал на груди и тоже не дышал, его спина сплошь была залита кровью.

  Чудовище с лицом брата двинулось на нее с окровавленным клинком в руках, готовое совершить еще один нечестивый поступок.

 

  "Не шевелись, - сказал он, - и все пройдет быстро и почти безболезненно. А Мерунес Дагон наградит меня могуществом".

 

  Значит, глупый Лисандиэл связался с даэдрапоклонниками и решился с готовностью принести в жертву собственную семью. Каков мерзавец! Подлец! Ах, бедные родители.

  Вдруг какая-то сила подхватила оцепеневшую от страха Сильвиэль и утянула прочь. То был верный дворецкий, который пожертвовал собой, спасая молодую хозяйку. Загородивший собой дверь слуга не остановил обезумевшего Лисандиэла, и тот проткнул его беспощадно в грудь. А между тем Сильвиэль бежала прочь, криками перебудив весь дом, и в надежде добраться до конюшни и мчаться во весь опор в город за стражей. Но спустившись по лестнице на первый этаж в прихожую, она застала там трех сомнительных субъектов, которых, как не трудно догадаться, никто, кроме задумавшего такое ужасное преступление Лисандиэла, не приглашал. Все трое были вооружены мечами. Нет сомнений, это были те самые даэдрапоклонники. Девушка попятилась назад, слышала какой наверху твориться переполох, а один из незнакомцев двинул к ней, решив зарубить прямо тут на лестнице. Кабы не конюх, этот седовласый имперец, с топором в руке, не боевым, а которым дрова колят, но при желании можно и голову с плеч снести, не избежать бы ей смерти. Тут завязалась драка., ибо старый конюх в прошлом был неплохим воином, а потому и топором махал будь здоров. Звали его Авитус Бруций.

  Положившись на свою изворотливость, Сильвиэль избежала несколько прямых атак, всякий раз отскакивая от острого клинка, который рубил все, что попадалось ему на пути: перила лестницы, столики с вазами, шторы, мягкое любимое папино кресло. Конюху удалось ранить одного убийцу, и тот выронил меч, который Сильвиэль подобрала, хотя прежде никогда оружия в руках не держала. Преследующий ее убийца рассмеялся. Видимо, в тот момент она действительно представляла из себя смешное зрелище: почти голая, в одной лишь ночной рубашке, с растрепанными волосами, в которых застряли щепки перил, дрожащими хрупкими руками держит как палку тяжелый меч. Послышался крик Авитуса Бруция - вражеский меч тяжело ранил его в плечо. Воспользовавшись замешательством перепуганной альтмерки, культист шутя вырвал из ее ручонок меч и бросил его своему безоружному товарищу. На том бы все и закончилось, не читай бы Сильвиэль книг и не изучай магию. Переполненная горя и непередаваемого стресса, она буквально выплеснула на своего противника раздираемый ее душу ужас, который магическим потоком обрушился на культиста, испепелив его волшебным пламенем до самых костей. Ее глаза вспыхнули блестящими изумрудными солнцами, и следующий убийца был сражен магией. Третьего же добил раненый конюх.

  Тогда уже вдвоем, Авитус Бруций и Сильвиэль, поднялись наверх, чтобы помочь другим слугам и остановить кровопролитие, учиненное Лисандиэлом, но было уже поздно. В живых не оказалось никого, но и безумного брата тоже не нашли. Значит, сбежал, увидев, что случилось с его проклятыми дружками. На утро о случившимся все было рассказано страже. Лисандиэла искали почти на всем острове, да и в других городах Саммерсета появились объявления с его приметами, но опальный убийца своих родителей исчез бесследно. А Сильвиэль стала единственной наследницей крупного состояния своего отца.

  Она постигала магию, обучаясь у лучших магистров, открыла несколько пансионатов для детей и спонсировала тех, кто верой и правдой борется со злом, пока однажды сама не ступила на тропу такой борьбы. И в год Кризиса Обливиона она таки нашла своего брата, который к тому времени, вступил в союз с мятежником Манкаром Камораном, возглавляющим культ даэдрапоклонников Мифический Рассвет. Тогда они сражались не на жизнь, а на смерть, обрушивая друг на друга всю мощь магии, но ведомая местью за своим родителей, Сильвиэль победила Лисандиэла, низвергнув его темную душу в Обливион.

  Со временем она встретила единомышленников, которые называли себя Дозорными Стендарра. Так она вступила в их ряды.

 

  Сильвариил сверлил своими злыми глазами возникшую перед ним альтмерку в одеяниях Дозорных и с удивлением узнавал в ее красивых и изящных чертах лица внешнее сходство со своими. Светлые белокурые волосы были уложены в аккуратную прическу, тонкие брови хмурились над изумрудными глазами с длинными ресницами. Но в целом, они действительно были похожи, хотя, конечно, Сильвиэль этого не могла видеть, ибо Сильвариил был скрыт под другой личиной.

 

518e360e83323c5fe48682180935ca7c.jpg

 

  Они сошлись в бою, и Сильвариил беспощадно атаковал своего внезапно женского двойника губительной магией, но та отражала ее магическими оберегами. К своему отчаянию он осознал, что его заклинания против нее вообще бессильны, кабы не призванная нежить, к которой он обращался за помощью, девушка уничтожила бы его весьма скоро. Какая же у нее сильная магия, даже нежить обращается в пепел, стоит ей использовать особые заклинания магии Восстановления. Пришлось как и ранее использовать телекинез. Кое-как ему все таки удалось сбить своего светлого двойника с ног, а затем извлек свой клинок, чтобы покончить с ним и уничтожить то светлое, что существует в его многомерном воплощении. Сильвиэль попыталась подняться, но призванный мертвец навалился на нее, удерживая в лежачем положении на полу. Сильвариил занес клинок и в тот самый момент даже в этой личине его глаза чернели губительной пустотой, вызвавшие непередаваемый ужас в душе дозорной, как в ту страшную ночь, когда она обнаружила своих мертвых родителей и родного брата, ставшим их убийцей.  Но прежде чем клинок пронзил мягкую плоть и вгрызся в сокрытое грудной клеткой сердце, рука, сжимающая оружие, почувствовало сопротивление. Кто-то схватил его за руку и держал ее так, не давая свершиться убийству. Сильвариил поднял глаза на того глупца, кто осмелился на столь отчаянный шаг. Он увидел фигуру облаченного в черное человека с абсолютно лысой головой, вид у которого был такой, будто с него сорвали кожу, а обнаженные мышца натерли дегтем.

 

- Это я тебе позволить не могу, - мягко произнес он. - Она нужна мне живой.

 

  Затем он отбросил некроманта прочь, уничтожив при этом его мертвеца, а затем подхватил Сильвиэль, и использовав какой-то магический артефакт, буквально растворился вместе с ней в воздухе. Видимо, точно так же он и появился здесь.

 

- Кто ты такой? - спросила незнакомца альтмерка.

- Называй меня Каин. В прочем, это не имеет значения. Просто знай, что я одна из твоих возможных реинкарнаций, - ответил незнакомец, поправляя кинжал на поясе с золотой рукоятью, выполненной в форме двух переплетенных змей.

 

  Сильвариил перевел дух и испил магическое зелье, чувствуя себя при этом ужасно уставшим и истощенным.


03ea358704e60d35f998f326de0897b2.jpg

3dd3c93bce46c1dc2d3ac98b1b8c7aab.png

Персонажи


#868 Ссылка на это сообщение Selena

Selena
  • Воля Бездны


  • 21 953 сообщений
  •    

Отправлено

Нет, после всех этих временных скачков туда-сюда с попеременным желанием размозжить кому-нибудь голову об стену, побиться о нее самому или выплюнуть все внутренности вместе с скудным содержимым желудка Варден ожидал любого безумия, но упавший им буквально на головы дракон, Золотая Марка сперва в шипастой голове, потом в руках безумца и золотой дождь выбивались из всех возможных рамок. 

Отпихнув от себя парализованного дремору и походя отрубив ему голову, данмер присел на корточки, запуская ладонь в золотые россыпи под ногами, выуживая длинный золотой браслет с изумрудами. "Последний приказ" командира был проигнорирован более чем полностью. Да, можно нагрести золота и сбежать. А смысл? Жить где-нибудь в Рифтене может, и занятно, но - не для него. Ни терять удобный схрон, ни оставлять его на ближайшие полсотни лет Варден совершенно не хотел. А золото у него и так будет, пусть и в куда меньшем количестве.


И в полночь в зеркале качнется
Двойник мой, что был вечно недвижим,
Он улыбнется мне, моей руки коснется...
И я местами поменяюсь с ним...



pre_1537345873__0-676.png

#869 Ссылка на это сообщение Friendly Fire

Friendly Fire
  • Эй! Кто выключил свет?
  • 664 сообщений
  •    

Отправлено

У Эразмо не было времени посещать представления, однако театр нашёл его сам, да какой: Карондил с лёгкостью заменил бы труппу, сыграв все роли в пьесе. Но он не успел попросить автограф: гости из Забвения высыпали на сцену во главе со священником Карахил верхом на драконе. А может, и ней самой — Хладная Гавань меняет людей.
Чудовище заметалось, разворачивая огромные крылья, которые заполнили всю комнату, и он малодушно захотел сбежать. Нет, только не сейчас, когда золото так близко — рукою подать. Может быть, мысль о нём придавала сил, а может, маленький босмер слился с двойником, вкусил его — и получил его смелость.

Прежде никому не нужный, он вдруг стал целью номер один. Карондил сокращал дистанцию, тщась добраться до Древнего Свитка, а маленький босмер пятился, увеличивая её для выстрела. Обезумевший от боли титан носился по парадной, ломая стены, и пол трясся, как при землетрясении. Эльф увещевал мага, чтобы ослабить его внимание:
— Артефакты непредсказуемы: они навязывают людям свою волю, сводят с ума желанием обладать и предают, ускользая из рук. Боги придумали их ради жестокой потехи над нами. Ты хочешь стать разменной картой в чужой игре? Артефакты — ничто, какая бы тень давней истории за ними ни стояла. Новые чеканные монеты дороже, чем лук, созданный Ану, и меч, который закалили в пламени дракона. Золото — вот что святее всех святых и страшнее древнего зла. Оно видело больше раболепия, чем алтари и статуи всех божеств Нирна. Оно желаннее, чем самые прекрасные женщины. Ради него гибнут, а с ним воскресают к жизни. Оно дарует безграничную власть и презирает волю Богов. Золото — единственная святыня подлунного мира!
Сердце вздрогнуло в груди, когда высокий эльф метнул в него убийственное заклятье, и вместе с сердцем завибрировало всё тело, но он не отступил; боковым зрением он увидел даэдрического зверя с божественной занозой в голове. Что он будет делать с волшебным мечом? Маленький босмер не мечник, он может разве что выгодно продать артефакт, но вокруг сновали только воплощённые из небытия демоны, у которых не водится кошельков. Занятно, какие глупости со страха лезут в голову.
Глотая каменную пыль, он свободной рукой вытащил золотую катану из безобразной рогатой головы дракона, сперва вогнав её поглубже.
Фонтан тёмной крови брызнул из открытой раны. Освобождённое чудовище издало предсмертный рёв и пало. Оглушительный грохот стихии потряс особняк от фундамента до крыши, стряхивая со стен штукатурку; густая сеть перекрёстных шрамов в потолке над Карондилом углубилась и превратилась в чёрные разломы.
Потолок с громогласным хрустом треснул, как весенний речной лёд, и вниз хлынул потоп полыхающего золота. Отвлечённый зрелищем Карондил заметил это слишком поздно. Он начал сотворять защитный барьер, но оскользнулся на золоте, споткнулся и не завершил магический символ. То, что казалось Эразмо жидким сверкающим дождём, было для него жестокими ударами: твёрдые монеты падали с небес, вгрызаясь жёсткими зубами рёбер в запрокинутое кверху лицо и избивая альтмера по телу, оставляя синяки и кровоподтёки; обломки перекрытия сломали ему нос — и руку, когда он опустил голову и заслонился ладонями. Монеты ударялись о пол и высоко разлетались драгоценными сверкающими брызгами. Когда водопад золота иссяк, эльф приблизился к нему, поднимая меч. Альтмер не увидел его, пытаясь высвободиться из дорогостоящей ловушки, завалившей его по пояс — он только вздрогнул, когда зачарованное лезвие неожиданным жаром обожгло его спину и острым багровым языком вылезло из груди. Карондил завалился на гору золота, поливая её кровью; он извивался в агонии, загребая руками монеты, будто плыл по червонному морю, но вскоре замер, так и не сумев забрать их с собой в Забвение.

Маленький босмер вытащил из мёртвого тела меч и осмотрелся по сторонам, упершись в пол сияющим лезвием, на котором мрачно темнели бурые пятна:
— Я спасён! И вы тоже, но это не радует, потому что придётся с вами делиться. Удержусь? Нет, не удержусь.
Он с блаженной улыбкой рухнул в драгоценную груду и зарылся в золото, черпая ладонью монеты и посыпая ими голову и тело. Присутствие рядом трупа не смущало эльфа.
Быть похороненным в золоте — прекрасная смерть, хотел бы и он умереть так же. Но ещё больше хотел бы не умирать вовсе.
— Как ваш командир отдаю последний приказ: берите и бегите.

#870 Ссылка на это сообщение Shandir

Shandir
  • Знаменитый оратор
  • 2 003 сообщений
  •    

Отправлено

Удар. Рывок. Парировать. Чужой меч соскользнул с клинка, а Идрат выругался про себя за невнимательность: еще бы чуть-чуть и дремора закончил шутку, которую Идрат считал своей жизнью. Он слишком много думал о том, во что вляпался и кому осмелился мстить за разрушенную жизнь. Легко было отомстить Лоренцо, призраку Лоренцо, императору, богу… Что делать с Талмором, Идрат не знал. Перед стариком он представлялся ужасным драконом, чьи головы, сколько ни руби, не кончались. И отрубленная голова настоящего дракона и даже золотой дождь – все это сейчас казалось таким незначимым и фальшивым. Идрат вздохнул и присел на холодный пол. Кто переписал свиток так, чтобы старый отшельник вышел из дома или он напрасно ищет виноватых в своих бедах?


Сообщение отредактировал Shandir: 07 августа 2020 - 19:28

В случае пожара дверь будет заблокирована, все камеры будут повернуты в вашу сторону, и начнется съемка.


#871 Ссылка на это сообщение Alice von Bertruher

Alice von Bertruher
  • Мэнху
  • 10 719 сообщений
  •    

Отправлено

Тут что-нибудь когда-нибудь появиться.


03ea358704e60d35f998f326de0897b2.jpg

3dd3c93bce46c1dc2d3ac98b1b8c7aab.png

Персонажи


#872 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 920 сообщений
  •    

Отправлено

Болванка для поста.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#873 Ссылка на это сообщение Кафкa

Кафкa
  • ♰ eid si smaerd lla dna .reverof syats eno on ♰


  • 4 670 сообщений
  •    

Отправлено

[кто положил сюда ЭТО]

pre_1630750844__.png


#874 Ссылка на это сообщение SnowK

SnowK
  • Знаменитый оратор
  • 2 382 сообщений
  •    

Отправлено

***

Марко пустыми глазами озирал то, что осталось от обещанного ему имения; хоть на сей раз фасад и выстоял, второй этаж обвалился полностью, а его обломки были усыпаны россыпями золота и бриллиантов – казалось бы, сидел он не посреди развалин жилого дома, а в легендарной пещере чудес из редгардских сказок. Он обернулся на графа – тот стоял рядом, спрятав руки в карманы, но вряд ли в них было припрятано что-то помимо его ловких пальцев.

 

- Да. – кивнул Корвус Умабранокс, уловив на себе чужой взгляд. – Это Я виноват во всех твоих бедах. Из-за моих манипуляций с пространством-временем ты лишился наследства, дома, статуса, красавицы-жены… Лучшего друга. - граф кивнул на останки Карондила. – Но я не буду извиняться, потому что на ЕГО месте должен был оказаться ТЫ.

 

Лис забрал Свиток и удалился, а Марко так и продолжил сидеть на руинах родного дома. Рядом пристроилась Лайла, слева от неё сел Филипп, а справа от самого “счастливчика” – Гвендолен. Все четверо сидели молча, наблюдая за тем, как их товарищи распихивают золото по карманам; через какое-то время на смену им пришли шестёрки Трёх Семей – они принялись расчищать завалы, разделывать тушу даэдрического дракона, собирать остатки драгоценностей, задавать вопросы… Отвечал им преимущественно Филипп, иногда к объяснениям подключались Лайла и Гвен, но вскоре к вампирам и тёмным магам присоединились имперские шпики, а посему пожилой чародей предпочел забрать дочь и удалиться.

 

Клинков во главе с самим "Сэром Ноликом" деньги не интересовали – их интересовал Карондил. Они интересовались, где и когда Марко с ним познакомился, в каких отношениях с ним состоял, знал ли о его связях с Талмором… И Верховным Жрецом Иллектиусом, обнаружившимся под слоем бинтов. Отвечал бретонец односложно и неохотно; в конце концов, агенты утратили к нему всякий интерес и, забрав тела альтмеров, удалились.

 

- Я так понимаю, следующая остановка – Анвил? – спросила Лайла, слегка наклонившись и заломив руки за спиной. – Марко?

 

Марко кивнул. Он осмотрел собственные ладони, провёл рукою по волосам, напряг мышцы – но больше они не стали. Если миры и вправду слились, то что же он тогда унаследовал от Зено? На ум приходило лишь одно – любовь. Вне всяких сомнений, тот Марко, которым он был, любил Гвен, но тот Марко, которым он стал, любил Лайлу… Но и от слов своих отказываться не собирался.

 

***
- Ты уверен? – уточнил Филипп. Они – он, Марко и Гвен стояли посреди лаборатории чародея и готовились к “пересадке” души. – Обратной дороги уже не будет; магии своей ты лишишься раз и навсегда.
- Магом я всегда был посредственным. – вздохнул Марко. – И воином… Да и вором, в общем-то, тоже.
- Сосредоточился бы на чем-то одном – был бы прок, а так… - старик достал с полки черный камень душ и задумался. – Впрочем, не мне тебя учить – сам на старости лет некромантом заделался…
- Это ведь всё из-за пересечения миров? – бретонец лёг на одну из заготовленных кушеток; на соседней пристроилась его “женушка”. – То есть, когда человек вдруг решает бросить свою ферму и податься в наёмники…
- Если человек решил бросить ферму и податься в наёмники, это означает лишь то, что человек решил бросить ферму и податься в наёмники. – буркнул Филипп. – Вас послушать, так в ином мире я – эксперт по Свиткам, но в этом я знаю не больше вашего… И вообще сомневаюсь в феномене слияния как такового. Думаю, граф просто “скопировал” события из чужого Свитка и вписал их в наш – как автор в рукопись… Ну или как редактор… Нечистый на руку редактор.

 

Филипп провел над Марко рукою, и тот ощутил, как по нему пробежал лёгкий холодок – не иначе воздействие заклятья Захвата Душ.

 

- Сейчас ты умрешь. – сообщил старик своей “жертве”, занося над ней кинжал. – Но этот клинок зачарован таким образом, чтобы поддерживать в тебе жизнь. Как только твоя душа будет извлечена и расколота надвое, я верну её на место, но лезвие придётся оставить… Да ты не переживай – рукоятка откручивается, из-под одежды выпирать не будет.
- Ты вообще в своём уме, старый? – принялся отмахиваться Марко. – Жить с ножом в сердце? Как ты вообще себе это представляешь?
- Смутно. – кивнул Филипп. – Потому что жизнью это, откровенно говоря, уже не назвать – зато поймешь, каково это, быть нежитью…
- У тебя ведь там такой же? - Марко ткнул большим пальцем в грудь.
- …
- И никакой ты ей не отец...
- Скажи ещё, что Я - это ТЫ из будущего...

- Скорее уж из параллельной вселенной...

 

Марко ухмыльнулся - и в этот самый момент нож достиг его сердца.

 

***
Спустя неделю лже-дозорные снова собрались в Саду Дарелота. На сей раз “виновник торжества” предпочел не опаздывать и явился первым – однако и “виновником торжества” на сей раз был не Фатис Улес, а Корвус Умбранокс, согласившийся принять бразды правления… Ровно до тех пор, пока не поправится действующий - или, вернее бездействующий глава Гильдии.

 

- Жить будет. – ответил он на вопрос о Фатисе. – Ходить – не факт, но с ним сейчас работают лучшие лекари, а не справятся – так наймёт лучших сиделок… Одним словом – не пропадет.

 

Граф разложил перед собравшимися несколько свёртков и свитков – но догадываться о их содержимом могли лишь те, кому они предназначались. Когда же очередь дошла до Марко, в руках у того оказалась не купчая на разваленное имение, а письмо… Письмо от графини Милоны Умбранокс.

 

- Я получил твоё ходатайство… - произнес граф. – И рекомендации от Фатиса, но рекомендовал он тебя на должность не капитана стражи, а камергера… Работенка – скучная, зато не пыльная… И всяко лучше, чем гонять ворье да муштровать сброд, ты так не считаешь?

 

Марко фыркнул, но письмо прибрал; очевидно, что графу всё ещё нужен был человек именно на место Лекса – место сторожевого пса.

 

- Впрочем, имеется у меня ещё одна вакантная должность. – Корвус Умбранокс пристроился у окна. – Три Семьи поддержали мою инициативу по предотвращению разброда и шатаний среди Дозорных, но при одном условии – командирами должны быть назначены лояльные Семьям люди, а посему, вопрос… Имеются ли среди вас таковые?

 

[Если ваш персонаж отказался от награбленного, то он может выставить свою кандидатуру на должность "коррумпированного" Грандмастера Дозорных вместо Гилена; в противном случае, место останется за ним. Должность чисто символическая, но хорошо оплачиваемая, так что мб кто и решит "сменить профессию". Деньги, даже если вы их прихватили, всё ещё можно сдать в обмен на обещанный в начале "приз"... Да-да, "Поле Чудес" прям.]


Сообщение отредактировал SnowK: 07 августа 2020 - 19:15


#875 Ссылка на это сообщение Shandir

Shandir
  • Знаменитый оратор
  • 2 003 сообщений
  •    

Отправлено

- Нет, спасибо, они слишком скучные, - Идрат растерянно улыбнулся. - Да и не люблю я быть фальшивкой. Хотя никто и не предлагал.

 

Данмер расслабленно откинулся на стуле, запустив пальцы в седые волосы. Нет, никакие призы его в конце этой дороги не ждали. Его не наградит Совет, который лишил его власти, влияния, денег, милостиво "пощадив" странного старика. Он мог бы набить карманы золотом и бежать - в большую немилость перед семьями все равно бы не пал, но деньги, они как артефакты: сегодня в твоих руках, а к утру бесследно испаряются. Мысль о том, что его гонка закончилась как мыльный пузырь, ничем, даже успокаивала. По крайней мере так Идрат мог воспринимать все происходящее как сложную, злую шутку. Он любил злые шутки.


В случае пожара дверь будет заблокирована, все камеры будут повернуты в вашу сторону, и начнется съемка.


#876 Ссылка на это сообщение Friendly Fire

Friendly Fire
  • Эй! Кто выключил свет?
  • 664 сообщений
  •    

Отправлено

Эразмо переступил порог своего дома и только тогда понял, как скучал по нему; так бывает после долгой весёлой вечеринки, когда возвращаешься домой и вдруг понимаешь, что смертельно устал. Под покровом ночи он потащил в подвал мешки с золотом. Ему удалось не перебудить весь дом, но спящая чутким сном, каким всегда страдают старики, бабушка вышла из спальни; она приблизилась к нему со спины, и он вздрогнул — в своей белой ночной рубашке она походила на привидение. Даже в ночной мгле было видно, как горят интересом её большие глаза:
— Дорогой, ты читал новости? В «Вороном курьере» писали о дебоше в «Короле и королеве», ограблении банка и осквернении могил, — как всегда невинно сказала она. Но Эразмо не был готов удовлетворить её интерес:
— В чём конкретно ты меня подозреваешь: в пьяном дебоше, грабеже или некромантии?
Она увязалась за ним, пока он разгружал лошадь, расспрашивая внука деликатно, как швея, работающая с шёлком, но настойчиво, как палач легиона.
— У меня к тебе просьба, — прервал её Эразмо, вытирая потный лоб. Напрасная забота, потому что и рука его была мокрой, будто он решил на ночь глядя поплавать в Нибене. — Через час запри подвал. Три раза в день открывай дверь, клади на верхнюю ступеньку еду и ведро воды, забирай ведро с мусором и сразу же запирай. Хорошо?
— О, вы не только убийцы, но и похитители? — В устах Карвен эти сомнительные занятия звучали невинно, как игра в салочки. — Оно... в мешках? — С сомнением спросила бабушка, потому что «случайно, прости, старуху ноги не держат» не раз пинала мешки, присаживалась на них, трогала руками, и оттого понимала, что внутри не было ничего живого.
— Нет. Оно скоро прибудет.

Наказав бабушке не покидать спальню, потому что пленник не должен её запомнить, он спустился в подвал со связкой свечей, одним ржавым подсвечником и огнивом. Эльф спрятался за мешки, искоса глядя на квадрат неясного света.
Дверь захлопнулась. Лязгнули засовы.
Он остался в темноте наедине со своим божеством.
— Ты не боишься, что Три Семьи выпустят тебе потроха? — Вдруг подала голос позабытая галлюцинация.
— Побаиваюсь, но когда эгротат будет выходить из моей крови, я про них забуду. Ломка — это больно. Как знать, может, я буду рад лёгкой смерти от рук врагов.
— Ты неисправимый оптимист: даже в грядущих мучениях ты находишь что-то хорошее. За это я тебя и полюбила, а не за то, что ты подлец. Ты вовсе не подлец — ты герой: ты убил злодея и дракона.
— Я — герой?! Мерзость-то какая. Если клиенты узнают, засмеют! — Маленький босмер схватился за голову.
В подвале было душно; странно, ему всегда казалось, что внизу холодно и сыро. Жар разгорался, будто Боги, оскорблённые поклонением золоту, раздували наверху огромные меха. А может быть, пламя вырывалось из-под земли; жар шёл будто бы отовсюду — от потолка, от стен, от каменного пола. Он чувствовал себя оленем на вертеле. Он сбросил халат и стянул гамбез, проклиная себя за то, что не взял воды; теперь придётся ждать до завтра. От мысли, что бабушка может принести не холодной воды из колодца, а тёплой, настоявшейся на солнце, его вырвало. Пол задрожал, как будто он до сих пор был в поместье Марко и бегал от дракона. Вибрация передалась его телу; руки затряслись мелкой противной дрожью. Он упал на золото, пытаясь забыться в воспоминаниях, но представил себе безобразную голову чудовища — и его вырвало ещё раз; эльф едва успел отвернуться от мешка. Любая мысль, любое слово, вызванное в памяти, приходили к нему вместе с отвращением, с липкой, противной дурнотой, которая трясла горло, как скряга кошель, закручивая в водоворот пищевод. Лихорадка пыточными клещами сжимала его мышцы и молотом выбивала кости из суставов; рёбра раскалёнными тонкими спицами выгнулись внутри груди. Скрученные в тугой ком внутренности досылали по телу волны омерзительного жара, а кожа, напротив, похолодела, став тонкой ледяной плёнкой, которую нестерпимо хотелось содрать, чтобы охладить сырым воздухом колотящиеся и пульсирующие огнём мышцы. Он царапал её ногтями, оставляя белые полосы; он скрёб пол, закусив раздувшийся во рту язык, чтобы не выпустить крик наружу; он закатывал к потолку глаза со стеклянным больным блеском; по мертвенному лицу бежал крупный пот, и он стал похожим на таявшую восковую фигуру.
Память солгала ему. Ломка — это не больно.
Это очень больно.

Неделю спустя

 

Что-то тёмное метнулось наперерез Карвен, когда она отперла поутру дверь подвала, оттолкнуло её и бросилось прочь. Ведро звонко покатилось по ступенькам и замерло внизу. Старуха спустилась в подвал, но там её ждали только забитые доверху мешки.

Эразмо, пошатываясь, брёл к месту встречи. Он помнил, что неделю назад собирался явиться на собрание, но зачем — не знал; мысли спрятали от него, как труп на дне колодца. Говорят, скелеты прячут в шкафах. Глупо, если так. В колодце надёжнее. Он вглядывался в беспросветную тьму своего измученного разума и гадал, что понадобилось ему в садочке: разведать обстановку и, если что, сказать, что насчёт «бери и беги» он пошутил? В последний раз встретиться с друзьями? Провести Лореллейну и прибрать к рукам её часть добычи? Он забрался в сад, выломав примулы, и ввалился в двери, похожий на зомби: кожа его посерела, глаза утопли в чёрных кругах, а на мизинце левой руки недоставало ногтя; рядом шёл аккуратный разрез — по-видимому, кисть была загрязнена, а после вскрыта кинжалом и вычищена во избежание заражения крови.
Что бы ни думал прежний Эразмо, новенький образчик смутно надеялся на то, что Фатис прирежет его за предательство, и мучения последних дней наконец закончатся. Эгротат прилип к нему, врос в его существо, пустил корни в мозг, разъел кровь и забрался под кожу; расставаться с ним было уже не жалко — ломка вымела все чувства — а до безумия больно. Как алхимик Эразмо должен был сказать, что наркотик стал его неотъемлемой частью, и он отрывал кусок себя — будто наживую пилил ножовкой собственную ногу, угодившую в капкан. Но он видел в этом и нечто мистическое: чтобы вытравить яд, нужно испытать такое же горе, какое счастье приносил каждый укол.
— Лис, у меня к тебе просьба: ужесточи наказание за ввоз и изготовление наркотиков, — мрачно сказал маленький босмер и, помолчав, развернул мысль: — Чем строже кара — тем меньше охотников рисковать. Задеру цены.
— А я уж было подумала: ты понял на своей шкуре, что наркотики — зло, — разочарованно вставила галлюцинация.
Эльф немного оживился, когда речь зашла о должности, наверняка сулившей деньги:
— Я готов, если ты подождёшь пару недель, пока я приду себя. Завязываю с наркотой раз и навсегда. Не с продажей, не дай И’ффре. С употреблением. — Живой мертвец невозмутимо пожал плечами: — Деньги я взял в минуту душевной слабости, когда ум мой был мутен от действия яда, ныне же он прояснился, и я понял, какую ошибку совершил.



#877 Ссылка на это сообщение SnowK

SnowK
  • Знаменитый оратор
  • 2 382 сообщений
  •    

Отправлено

- Я готов, если ты подождёшь пару недель, пока я приду себя. Завязываю с наркотой раз и навсегда. Не с продажей, не дай И’ффре. С употреблением.

 

- Хорошо. - кивнул граф. - Роланд сам же успел распустить о тебе слухи - и, должен сказать, не самые плохие; разве что теперь тебе до конца жизни придётся корчить из себя примерного последователя Мары, сражающегося во имя любви. Серая Глотка готов к сотрудничеству, так что всю бумажную работу можно будет свалить на него, что же до Гилена... Уверен, кругленькая сумма или может даже титул лорда в моих землях заставят его пересмотреть своё о нас мнение, главное - ни слова о том, что его приятель заделался вампиром с ВАШЕЙ подачи. В случае чего, - Корвус Умбранокс скользнул взглядом по Марко. - Валите всё на Талмор.

 

Закончив раздавать подарки, Серый Лис откланялся и удалился по делам Гильдии - из-за вмешательства Карондила работа встала, к тому же, следовало уладить дела с Тремя Семьями, поскольку именно Фатис затеял игру, которая в итоге могла стоить им всем не только свеч, но и жизней. Тем не менее, на самих лже-дозорных охоту никто не открывал - да и на глав воровской шайки тоже. Как впоследствии выяснилось, сей инцидент окончательно убедил Три Семьи в их полной несостоятельности как единой организации - даже имея в своём распоряжении обширную сеть информаторов, шпионов и убийц они умудрились проморгать вмешательство извне... И всё потому, что каждый из "Отцов" стремился утаить полученную информацию, использовать её как козырь, как способ подмять под себя остальных. Тёмное Братство знало о готовящемся ограблении - но грабили не их, а вампиров. Вампиры, в свою очередь, отправили наёмников в Дасек Мур - но в Дасек Муре засели не вампиры, а некроманты. Наконец, сами некроманты... Просто разбежались по своим пещерам - ибо, как показал опыт, для "товарищей" они такой же расходный материал как мертвецы - для них самих.

 

Марко и Гвендолен вернулись в свой магазинчик на Торговой Площади - но лишь за тем, чтобы подготовиться к переезду. Бретонец собирался отправиться к Лайле в Анвил - та уже успела пустить корни в тамошнем конклаве, ибо свято место, как говорится, пусто не бывает, и помимо неё на эту должность претендовало ещё с десяток чародеев. Его жена, в свою очередь, планировала отправиться в Винтерхолд вместе с Идратом - оставалось лишь дождаться его самого. Разрушенное драконом имение они восстанавливать не стали - но и продавать тоже; в конце концов - земля есть земля, и, быть может, через пару сотен лет они - если верить Гвендолен - вновь заживут здесь как муж и жена.

 

Но нет, вопреки словам старика Ауреола, Марко не стал нежитью в прямом смысле этого слова - он не перестал стареть, всё ещё чувствовал голод и был подвержен болезням; тем не менее, сам бретонец стал ещё более бледным, круги под глазами стали ещё чернее, а внешне он стал ещё сильнее напоминать вампира, находящегося едва ли не на последней стадии голодания. Сердце болело - болело постоянно, но боль то была не физическая, нет - его душу буквально разорвало на две равные части, и он начал тосковать - не то по собственной частичке, не то по Гвен, ставшей её носительницей, даже при том, что она всё ещё была рядом. Что он мог отметить из плюсов - так это то, что в отличие от истинных вампиров он не утратил вкуса к жизни - солнце по прежнему ласкало его, а простая человеческая пища приносила удовольствие даже большее, чем раньше.

 

Почему же тогда Гвен была так уверена в том, что они встретятся даже по прошествии двух сотен лет? Потому что она так же не желала отказываться от своих слов. Они с Марко были связаны, и до тех пор, пока она будет жива, её муженек так же продолжит существовать в этом мире - призраком ли, бледной тенью, не важно, рано или поздно она достигнет желаемых высот на поприще некроманта - и отплатит добротою за добро, но сейчас...

 

Пришла пора расставаться.

 

 







Темы с аналогичным тегами ролка, фрпг, тес, обливион, мерская мафия

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых