Перейти к содержимому


Фотография

Dragon Age: Иллюзия полета

dragon age фрпг

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#2921 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Наглый селф-инсерт

  • 34 142 сообщений
  •    

Отправлено

9HEhoJa.png

 

 

SSNV7Jf.jpg

 

 

4nx7dygoz5emzwf64n3o.png

 

 

4nepbqstoeor1qty4ntpbcgoz8em5wfordeafwf14n9pbpqozropbpsozdemxwf74nhy.png

 

4ncpbcsoz5emfwfo4g81bwfy4n9pdnqosy.png

 

 

 

4ntpbxstodem8wf64n3pdbsttc.png

 

 

В этой местности возможен бросок на Поиск Сокровищ.

 

Бросок на охоту \ рыбалку имеет следующие результаты:

 

7 Харинга, 9:88 года Века Дракона

 

Интерлюдия

 

Текущие задания:

 

"Потерявшийся гонец" (передать сообщение агентам Сопротивления \ подделать завещание) - Ринн

 

Выполненные задания:

 


Everyone knows by now: fairytales are not found,

They're written in the walls as we walk.
- Starset



  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2925

#2922 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Лагерь

 

- Тут вопрос как будет удобнее тебе, потому что  ритуал займет время. Во время него я нанесу тебе маленькую рану, на предплечье, чтобы через него вышел красный лириум  вместе  с маленьким количеством твоей крови. - Фел начал объяснять ритуал фактически он был достаточно прост, там не надо было ни чертить руны или собирать экзотические травы и всякое в этом роде.

 

— Что, даже раздеваться не нужно? — разочарованно протянула девушка и подмигнула Феликсу. — Ладно, тогда сейчас.

 

Скинув с себя плащ и плотную кожаную куртку, Эльса осталась сверху в одной тонкой рубашке. Она не боялась холода, ведь от костра тянуло теплом, а если его будет недостаточно, то Альваро наверняка позаботится о том, чтобы она не замерзла. Отыскав удобное бревно, она подтянула его поближе к Феликсу и уселась верхом, расстегивая манжету и закатывая рукав рубашки.

 

— Я готова, можно начинать.


Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#2923 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 784 сообщений
  •    

Отправлено

Лагерь

 

— Что, даже раздеваться не нужно? — разочарованно протянула девушка и подмигнула Феликсу. — Ладно, тогда сейчас.

 

Скинув с себя плащ и плотную кожаную куртку, Эльса осталась сверху в одной тонкой рубашке. Она не боялась холода, ведь от костра тянуло теплом, а если его будет недостаточно, то Альваро наверняка позаботится о том, чтобы она не замерзла. Отыскав удобное бревно, она подтянула его поближе к Феликсу и уселась верхом, расстегивая манжету и закатывая рукав рубашки.

 

— Я готова, можно начинать.

 

Фел не стал шутить теперь, в его  руках появился стальной нож и он нанес аккуратный маленький порез, все это не много  теперь походило на какой- то ритуал жертвоприношение. Маг так же  нанес маленький порез себе, чтобы усилить магию крови при помощи жизненной силы. Опять же, вряд ли стоит кого просить о такой услуге, как говориться хочешь усилить магию крови, сделай это сам или  можно найти добровольного жертвователя, но увы такое было редко.

 

Теперь он уже по обработанной схеме начал ритуал, по сути  большую часть работы за него делала магии, он всего лишь ее направлял, для того чтобы   очищать кровь от лириума, который начал выходить из раны с малой толикой крови девушки. Фелу не надо было торопиться он делал это аккуратно, чтобы пациент испытывал как можно меньше боли, но все же избавится от нее совсем было нельзя.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#2924 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Лагерь

Теперь он уже по обработанной схеме начал ритуал, по сути большую часть работы за него делала магии, он всего лишь ее направлял, для того чтобы очищать кровь от лириума, который начал выходить из раны с малой толикой крови девушки. Фелу не надо было торопиться он делал это аккуратно, чтобы пациент испытывал как можно меньше боли, но все же избавится от нее совсем было нельзя.

Магия действовала, но лириум сопротивлялся. Он успел запустить свои корни в организм девушки и теперь цеплялся за них, не желая его покидать. Как ни старался Феликс обойтись без боли, все равно тело ломило и рвало, но альтус держалась, сцепив зубы и сжав свободную руку в кулак. Ту, в которой маг сделал надрез, она старалась наоборот как можно больше расслабить, чтобы ему не мешать. Это нужно было просто перетерпеть. Пережить. Как тогда, когда ей было одиннадцать и единственный раз в жизни она чувствовала себя совершенно беспомощной.

Алисия лежала в постели в окружении взбитых подушек на батистовых простынях, одетая в свой шелковый пеньюар. И ощущала себя непозволительно слабой. О том, что у женщин случаются недомогания, и как примерно они проходят, она узнала несколько лет назад из рассказов матери, но не представляла себе, что это сделает ее настолько унизительно слабой. Она даже грохнулась в обморок! Вроде как от потери крови, но кровь и раньше приходилось терять. В тех же фехтовальных поединках она себя не щадила и тренировалась уже с настоящими заточенными мечами, поэтому не обходилось без эксцессов, однако до сих пор она ни разу от этого не падала в обморок, словно какая-то немощная изнеженная барышня. Позор!

Дверь в комнату отворилась и показалась высокая статная фигура Кристофа. Он пришел ее проведать, наверное. Алисия слабо улыбнулась. Не хотелось признаваться ему, а главное, самой себе, в этой слабости. Но зато можно обратить все в игру.

— Проходи, мой старый друг, — слабым старческим голосом прошелестела магесса, протягивая бледную ладонь для поцелуя. — Вот и пришел мой последний час. В завещании я все оставляю тебе.

Она слабо, натужно откашлялась и бессильно откинулась на подушки, театрально приумножая свою настоящую слабость. Ни дать ни взять — умирающая герцогиня на излете лет.

— Тссс! — прошептал Марло и приложил палец к губам. — Не вспугни его, он где то рядом. Сперва добыча, про наследство поговорим после!

Глаза альтуса чуть округлились. Кажется, у ее любимого писателя появилась идея получше, чем у нее. Гадая про себя, о ком это он говорит, Алисия охотно подыграла.

— Мои годы уходят, друг, — слабо простонала она и заговорила еще на пол тона тише, чтобы вынудить неизвестного приблизиться в попытке расслышать. — Я должна тебе кое-что рассказать. Это секрет, но он не должен уйти со мной в могилу.

— Секреты я хранить умею, — пробурчал дух и подошел к кровати, опустившись на колени и подставив ухо. — Давай, соберись с остатками сил и говори. Быть может, исповедь облегчит твои мученья.

Девочка едва удержалась от смешка. Это было так забавно! Снова вернув на лицо маску увядающей старости, она обвила шею Кристофа рукой и приблизилась к его уху. Нужно было срочно импровизировать, и она ухватилась за первую же всплывшую идею насчет секрета старой умирающей леди.

— Все дело в том, что я до сих пор девушка, — прошептала она. — Все рожденные мной дети — не от меня. Поэтому я и завещаю все тебе.

Великая Тень, что за дикость! Ей стоило огромных сил не рассмеяться вслух. Чтобы избежать этого и доиграть роль до конца, целительница откинулась на подушки и прикрыла глаза.

— Все, теперь я могу уйти, — прошелестела герцогиня, с каждым словом все затихая. — Мой век... уходит. Мой час.. пришел. Прощай, друг.

Бледные руки без чувств упали на постель, голова склонилась на бок и вяло поникла. Тело замерло, Алисия даже затаила дыхание, выдерживая роль до конца.

— Увы, она покинула сей мир. — пафосно продекламировал Кристоф. — И что же мне оставила в наследство? Толпу детей незнамо от кого и свой секрет, заледенивший сердце. Уж если герцогиней стала ты, так надо было жить в любви купаясь и делать перерыв лишь для вина, любовникам веселым отдаваясь. Но все прошло, жизнь пролетела вмиг, и вспомнить на своем предсмертном ложе она смогла лишь горестный секрет, который для нее всего дороже. Покуда в силах я, смириться не могу с такой кончиной грустной и унылой. Вставай! Живи! Люби! Не унывай! И радуй всех опять улыбкой милой.

Тут уже Алисия не выдержала и засмеялась. Кристоф как никто другой умел поднять настроение, не прибегая к заунывным увещеваниям и лекциям. Отсмеявшись, девочка кое-как попыталась сесть на подушках.

— Голова кружится, — со вздохом призналась она, чтобы слышал только сидящий рядом дух. — Я словно какая-то кисейная барышня. Неженка.

Чуть шмыгнув носом, альтус нахмурилась, сердясь на саму себя. Она всегда придерживалась позиции, что если попала в неприятную ситуацию, то делай все, чтобы выйти из нее, и не позволяй себе проявлять слабости. Сейчас же она ощущала себя совершенно разбитой и ничего не могла с этим сделать. Даже мать не стала ей помогать, сказав, что это ничего страшного и нужно просто пережить. До чего же ужасно чувствовать себя беспомощной!

— Ну вот, блин, ты убила его! — огорченно произнес Кристоф. — Я через все поместье почуял могучего духа уныния и жаления, прокрался чтобы настигнуть его и пленить, обнаружил его под твоей кроватью, а теперь его нет! — дух по дружески потрепал девочку за плечо. — Не думала о карьере экзорциста? Слабость скоро пройдет, а неизгнанных духов на твой век хватит.

Смеясь, она покачала головой. Шутка получилась немного печальной, учитывая обстановку с духами в Тени, но сейчас Алисии было не до того.

— Ну нет, я больше по клинкам, ты же знаешь. — она поймала его руку и мягко сжала. — Думаешь, скоро? А если я так буду каждый раз грохаться? — в голубых глазах промелькнула искра испуга, но тут же спряталась. — За что мне такое наказание…

— Не думаю, а знаю, — внезапно посерьезнел дух. — Я же чувствую, а женщин вокруг хватает. Только им еще и работать приходится, а не отлеживаться. Так что не переживай. — Кристоф снова улыбнулся и сжал руку Алисии. — Это временно! И грохаться ты перестанешь, когда организм привыкнет и перестроится. Опять же будущий воин должен стойко переносить последствия ранений, но если уж доктор сказал лежать в кровати — лежать в кровати и не бузить. Тебе мама-доктор что сказала?

Алисия чуть скривилась. Маменька, конечно, всем своим видом показывала, что сочувствует дочери, но оставалась непреклонна в своем решении.

— Сказала, что здесь лечить нечего, и все само пройдет. — что же, видимо, придется признать ее правоту, раз Кристоф говорит то же самое. Алисия вздохнула. — Ладно, пережду. Но мне нужны пирожные. Воздушные, с миндалем. И полежи со мной рядом, ладно?

— Доктор всегда строг, суров и справедлив, как Крауфорд, — усмехнулся Кристоф. Секретарь дернул за хвост колокольчика, дождался горничную и распорядился о доставке пирожных, после чего плюхнулся на край кровати и растянулся рядом с Алисией. — Ты ходить-то можешь, страдалица, или тебя совсем крутит?

— По стеночке, наверное, смогу. — девочка припомнила приступ головокружения при попытке встать и решила не брать на себя слишком много. — Но ходить в таком виде для юной леди из благородного дома альтусов... сам понимаешь. Лучше, наверное, дождаться, когда все пройдет.

— Вся жизнь впереди, надейся и жди! — пропел дух. — А расстроилась из-за чего? Испугалась, что не пройдет?

Обняв его и устроившись на широкой груди, Алисия задумалась.

— Да я понимаю умом, что должно пройти. Но так непривычно это. Я ведь ничем не болела никогда, а если заболевала, то сразу исцеляли. А тут ничего сделать нельзя, просто сиди и жди. Какая-то вынужденная беспомощность. — она подняла на него распахнутые голубые глаза. — Ужасно!

— Привыкай, не все проблемы мы можем решить. — дух вздохнул и обнял девочку. — Даже самые могущественные люди и другие создания с этим сталкиваются. Но есть и хорошие новости: чем ты сильнее и влиятельней, тем меньше для тебя нерешимых проблем, тем больше нерешимых для других проблем ты можешь помочь им решить. Так что ты находишься в очень выигрышной позиции благодаря успешному старту.

Алисия усмехнулась. Могущество и влияние вряд ли помогли бы ей в этой ситуации. Но в остальном дух был прав. У нее было намного больше возможностей, чем у дочери какого-нибудь фермера или писца. Вопрос только в том, как она этими возможностями воспользуется. Альтус была намерена брать от них все для того, чтобы стать сильнее и суметь позаботиться о себе самой. Суметь доказать им всем, что она хоть и младшая, но не уступает ни в чем, кроме возраста. Ведь что такое возраст? Всего лишь цифры.

— Ты прав, Кристоф. И в том, что надо просто переждать, тоже прав. Я думаю, здесь я могу поучиться терпению. Может быть, в будущем это тоже пригодится.

— Более того, — согласился с ней дух, — проблему собственной слабости ты сейчас успешно решаешь при помощи кровати и пирожных. Рассматривай это не как безделье, но как путь к цели.

Она улыбнулась в ответ. Постучала служанка с пирожными, и потом они с Кристофом уминали их на двоих. А потом валялись в постели, обсуждая сюжет для будущей книги. А потом уже слабость и вправду прошла сама, и Алисия смогла вернуться к своему обычному существованию. Больше, по счастью, подобных казусов с ней не случалось.



Однако теперь она уже не была маленькой одиннадцатилетней девочкой. Она была взрослой воительницей, научившейся стойко переносить боль и слабость, а главное — научившейся терпеть и ждать, когда это было необходимо. И она терпела, не издав ни звука, ни вздоха, пока Феликс творил ритуал. Терпела до самого конца, когда с кровью стал выходить кристаллический лириум, блестя в свете костра. Лишь когда маг закончил действо, и Алисия ощутила непривычную пустоту внутри, она позволила себе расслабиться. Лишь теперь, когда в ее разуме стало совсем тихо, она осознала, насколько мешал этот фоновый шум, к которому наемница привыкла за последние дни.

— Спасибо, Феликс. — с трудом подавив рефлекторное желание исцелить на себе порез, целительница поднялась на ноги. Осторожно, пошатываясь, но все-таки устояла. — Я перед тобой в долгу. Надеюсь, когда-нибудь смогу возвратить его.

Приложив здоровую руку к сердцу, она слегка поклонилась андерфельцу — не слишком низко, чтобы не закружилась голова. И огляделась вокруг.

Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#2925 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 784 сообщений
  •    

Отправлено

Лагерь

 

— Спасибо, Феликс. — с трудом подавив рефлекторное желание исцелить на себе порез, целительница поднялась на ноги. Осторожно, пошатываясь, но все-таки устояло. — Я перед тобой в долгу. Надеюсь, когда-нибудь смогу вернуть его.

 

Приложив здоровую руку к сердцу, она слегка поклонилась андерфельцу — не слишком низко, чтобы не закружилась голова. И огляделась вокруг.

 

Фел кивнул и лишь сказал, что сейчас только залечит ей порез и чтобы слова не расходились с делом. затянул рану магией.созидания - Теперь отдыхай и можешь не беспокоится теперь о лириуме. Нам осталось излечить только Руфуса и можно будет сказать, что мы прошли испытанием красным лириум. - Фел  надеялся, что в будущем они его не подцепят, но кто знал, хотя бы у них теперь была практика в его излечение, но все же магу не хотелось повторения пройденного.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#2926 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Лагерь

 

- Теперь отдыхай и можешь не беспокоится теперь о лириуме. Нам осталось излечить только Руфуса и можно будет сказать, что мы прошли испытанием красным лириум.

 

Еще раз благодарно улыбнувшись, девушка стала одеваться обратно. Предстояло еще засыпать землей и зарыть пролитую кровь, чтобы никто не смог ею воспользоваться, а потом можно было и отдыхать.Отдыхать до самого завтрашнего утра, благо, Ринн удачно поохотилась, обеспечив весь отряд мясом, а Руфус уже колдовал над чаем. В этот миг, глядя на копошащихся по своим делам людей, Эльса подумала вдруг, что возможно, оно того не стоило, но приключение с лириумом пошло всем им на пользу. Начиная с операции по спасению утопающих и заканчивая вот этим всем. Что бы там ни звучало вслух, отряд все же сумел сплотиться и вместе выступить против невзгод, каждый выполняя то, что у него получалось лучше всего. Испытав прилив нежности и тепла к соратникам, девушка поспешила закончить с важным делом, чтобы поскорее присоединиться к компании у костра.

 

Лагерь, 8 Кассуса

 

Новый день для Руфуса ничем особенным не отличался от предыдущих. Влияние лириума постепенно усиливалось, он ощущал это в мыслях и образах, навеваемых по ночам, но пока что это не особенно отличалось от обычных кошмаров, насылаемых демонами в те времена, когда Тень была еще обитаема. Скоро — он чувствовал это — песнь станет настолько сильной, что придется сознательно противостоять лириумному влиянию. Но пока еще было время, и маг изучал. Рассматривал изнутри, изумляясь слаженному действию лириума и скверны.

 

Сам по себе лириум был не опасен для магов. Не более опасен, чем острый меч, если знаешь, как им правильно пользоваться. При достаточно длительном и частом употреблении он вызывал привыкание, и Руфус, как и остальные его коллеги, не стремяющиеся к моментальной выгоде в ущерб перспективе, прибегал к нему лишь в крайнем случае. Но в целом лириум как таковой в обработанном виде угрозы не нес.

 

В красном лириуме бал правила скверна. Та самая скверна, которую обнаружили Древние Магистры в Черном Городе. Та самая скверна, из-за которой в Тедасе бушевали Моры. Здесь, в связке с лириумом, она оказывала несколько иное воздействие. Подобно заражению скверной, красный лириум произрастал внутрь и постепенно захватывал тело, но здесь скверна сперва поразила лириум. И едва слышимая мелодия чистого голубого вещества исказилась, стала неправильной. Порченной. Но все так же прекрасной.

 

Осторожно, помня о том, что он не должен позволить песни завладеть своим разумом, целитель изучал это явление на себе, пока была возможность. Но вот уже прошло несколько дней с момента спуска в злополучную шахту, а почти все зараженные исцелились. Оставался только Руфус. И сейчас нужно было воспользоваться возможностью избавиться от поглощающего напева, пока не стало слишком поздно.

 

Когда небольшой отряд встал лагерем на лесной поляне, Руфус поставил палатку, уложил свои вещи и поискал взглядом Викторию. Девушку нигде не было видно, и он решил прогуляться к ее палатке, чтобы перехватить, когда она будет входить или выходить, закончив свои дела.

 

— Ну вот и выполнилось мое условие, — с улыбкой заметил тантервалец, когда Виктория вышла наружу. — Готова провести со мной ритуал или желаешь подождать лириумное чудовище?

 

Разумеется, это была лишь шутка. Если бы девушка передумала, он бы обратился к кому-то еще. Но у Руфуса сегодня было на удивление игривое настроение. Видимо, сказывалось общее состояние духа отряда. Обнадеженные исцелениями, они уже предвкушали сытную еду в тавернах и мягкие постели.

 

— Это, по-твоему, смешно? — девушка обожгла его холодным, почти ледяным взглядом из-под густых ресниц. Цвет ее глаз имел темно-бутылочный оттенок, который редко можно было встретить среди тевинтерцев, особенно такой насыщенный. Наверняка у нее была масса поклонников в Каринусе только из-за этих самых глаз, но Викториа не выглядела, как та, кого можно было бы подкупить комплиментами и подарками. — Если бы ты отказался лечиться, мне пришлось бы подчинить тебя. Магией крови. Чем больше безумия в разуме, тем сложнее его сломать. А я не хочу... тебя ломать.

 

Она сделала жест рукой в сторону палатки, достаточно просторной, чтобы в ней могли уместиться свободно два человека. Проводить лечение при всех она все еще не желала, даже присутствие Дамиана в прошлый раз чуть не сбило ей контроль, что уж говорить о поганом настроении после. Чем больше магесса думала об этом, тем больше уверялась в том, что демонолог сделал это нарочно. Хотя, конечно, уверенности не могло быть ни в чем.

 

— Как будто заражение лириумом само по себе недостаточно печальная вещь, чтобы печалиться еще и нарочно, — ответил Руфус, так и не убирая улыбки. Он проследовал за девушкой, проходя внутрь палатки, и огляделся. — Поверь, Виктория, я достаточно хорошо осознаю опасность и пагубные последствия возникшей ситуации, чтобы не искать дополнительных поводов погрустить. Предпочитаю встречать трудности с улыбкой. Так легче сохранить здравый рассудок. — Он снял плащ и поискал, куда бы присесть. — Разумеется, я не предлагаю ходить и скалиться как идиот, но здоровая толика юмора еще никому не мешала.

 

— Ты так думаешь? — хмыкнув тихонько, Викториа села на землю, подогнув под себя колени и сложив руки на них. — Можешь сесть передо мной, вот сюда, на спальник, — кивнула она, дожидаясь, пока маг наконец усядется. Насчет юмора она обычно была достаточно непримиримой. Ему было место там, где смерть не ходит за тобой по пятам; на праздниках, светских раутах, встречах с семьей или друзьями. Правда, последнего у магессы никогда не было, а те люди, с кем она общалась, были скорее знакомыми, чем кем-то действительно близким. Они никогда не видели то, что под маской, и Викториа никогда им это не позволяла. В отличие от своего брата, Вергилия, она тщательно скрывала свои истинные мотивы, желания и чувства, не делясь ими с окружающими. — Полагаю, ты никогда раньше не проходил такое? Поскольку ты последний, на тебя потребуется больше энергии и сил, и может быть больно. Лириум мог уже укорениться в органах, — предупредила она спокойно.

 

Ей не хотелось делать ему больно. В отличие от Дамиана, которого хотелось размазать по земле. Нет, даже не размазать, а медленно сломать, подчинить, превратить в пустую оболочку прежнего себя, а затем... впрочем, что затем, она пока не знала. На миг промелькнула досада, что заразился именно Руфус, а не Дамиан. Смотреть, как он медленно угасает, как пропадает его разум, как демоны его собственной души постепенно захватывают его, Виктории не хотелось. Пусть лучше остается таким, какой есть, даже если она сама считала попытки быть дружелюбным и помогать всем и каждому просто так довольно наивными. Магесса прекрасно знала, что добрые дела не окупаются, а хорошее отношение к другим в итоге становится причиной того, что ею могут легко воспользоваться.

 

— Если не считать того эксперимента у Моро, нет, не проходил, — спокойно ответил Руфус. — Но боль как таковую приходилось испытывать неоднократно. — немного подумав, он все же добавил. Хоть магесса и сама наверняка бы догадалась так поступить, все равно он считал важным лично сказать об этом. — Если боль будет настолько сильной, что вынудит мои инстинкты и рефлексы защищаться, используй влияние на разум, чтобы не позволить мне нанести тебе вред или помешать ритуалу. Не думай о том, что придется ломать мою волю. Делай все необходимое для того, чтобы ритуал прошел как следует.

 

— Надеюсь, что нет. Использовать магию исцеления одновременно со сложным ритуалом магии крови у меня вряд ли получится, так что придется потерпеть, — Викториа взглянула ему в глаза, ее лицо вдруг немного смягчилось. Тонко сжатые губы расслабились, и она моргнула. — Если не получится... не держи обиды.

 

Не дожидаясь продолжения разговора, она глубоко вдохнула и закрыла глаза, сосредотачиваясь на себе, чтобы отыскать силу в собственной крови. Острый кончик ногтя впился в вену, с легкостью протыкая нежную кожу ее запястья; руки Виктории явно не привыкли к тяжелому физическому труду или даже к частой верховой езде и казались слишком мягкими и ухоженными даже теперь, спустя несколько недель с тех пор, как она пришла в отряд наемников. Темная, почти черная кровь выступила из прокола, сползла густой каплей вниз и повисла на смуглой коже, дрожа и готовясь упасть. Но не упала. Сила, которая досталась магессе от ее предков в результате тщательно продуманного выведения "идеального альтуса", чем были одержимы почти все из ее круга, просочилась в магический поток, направленный в сторону тантервальца, позволяя ей контролировать его кровь почти так же легко, как свою. Как она и подозревала, Руфус был заражен уже гораздо глубже и сильнее, чем Альваро. Пришлось работать с еще большей осторожностью, чтобы не повредить внутренние органы и сосуды. Лириум уже почти проник в самое сердце и мозг, оставалось несколько дней до того, как Руфус начал бы стремительно терять рассудок. Несколько недель до того, как лириум начал бы произрастать из-под кожи, когда лечение было бы уже практически невозможным. И зачем он вообще полез в эту яму? Неужели настолько не ценит собственную жизнь? Викториа почувствовала волну гнева, однако та была где-то вне ее сознания, снаружи, пока сознание работало точным скальпелем, вырезающим заразу. Ведь ему даже никто не отдавал приказа. Это было его решение, и это решение было самоубийственным.

 

Руфус не двигался, замерев в той же сидящей позе, однако ему стоило огромных усилий оставаться в таком положении. Его тело сейчас стало полем боя двух сил: красного лириума, пытавшегося паразитически захватить тело и разум, и магии крови, шаг за шагом вытесняющей паразита из организма. Тело ломило, сосуды, казалось, разрывало изнутри, головная боль была невыносима. Но Руфус держался, изо всех сцепляя губы, игнорируя катящийся градом пот. Он обязан был продержаться, чтобы не помешать концентрации сорвавшимся вскриком или движением. Это не было похоже на обычную процедуру лечения, где ты просто расслабляющийся пациент. В этой борьбе они с Викторией были союзниками и должны были действовать заодно, не оставляя лириуму никаких шансов.

 

— Почти готово... еще немного, — прошептала Викториа, которая тоже слегка побледнела, будто это ее кровь сейчас подвергалась воздействию. В каком-то смысле это было так. Чтобы сделать все точно и безопасно, ей приходилось практически переживать все то же, что и Руфус, разве что боль была ментальной, а не физической. Ее сознание и его тело стали почти единым целым, что могло бы показаться кому-то странным, но для мага крови это было привычное ощущение. Из носа тантервальца закапала насыщенная красным лириумом кровь. Зараза была обезврежена, но лишь временно; Скверна красного лириума очень скоро вернется с полной силой, а потому кровь нужно было вывести из организма. Если бы только подобный ритуал работал на Серых Стражей, которые все еще несли в себе болезнь. Но у них процесс протекал слишком быстро, буквально за несколько часов. А когда Скверна укоренялась в разуме, удалить ее оттуда обычными методами было уже слишком поздно. К счастью, красный лириум действовал медленнее, а потому на первых стадиях заражения его можно было излечить.

 

Магесса почувсвтвовала, как из ее проткнутой вены вытекает ее собственная кровь, ползя теплой, противной струйкой по коже. Будто действуя по наитию, не совсем осознавая, что делает, она протянула руку и крепко сжала ею руку тантервальца. Кровь размазалась по ладони и пальцам, ее собственным и Руфуса, быстро высыхая и превращаясь в липкий и мерзкий слой. Но она не отпускала. Сейчас это было неважно.

 

— Все, — наконец выдохнула магесса, ощутив резкий укол боли где-то в виске и открыв глаза. — Вот, вытри, — она достала из кармашка чистый платок и протянула ученому.

 

— Благодарю, — натужно, явно с трудом, произнес маг, принимая платок. Руки его чуть дрожали.

 

Он бы воспользовался своим платком, но сейчас был не в том состоянии, чтобы зацикливаться на таких вещах и копаться в карманах. Лириум покинул его вместе с частью крови, об этом свидетельствовало легкое головокружение свободной от песен и шепота головы. Он чувствовал, что от отравления лириумом не осталось и следа, только сами последствия изнуряющего ритуала. Тяжело дыша, целитель сначала мягко вытер руку магессы, затем свою, а после утер остатки крови из носа.

 

— Наверное, теперь его лучше сжечь, — задумчиво произнес Руфус, сжимая платок. — Прости, я должен был воспользоваться своим.

 

— Пожалуй, да, сжечь лучший вариант, — Викториа немного удивилась, когда Руфус сначала потянулся к ее руке, чтобы вытереть кровь. Да еще и переживал про испорченный платок, будто это имело хоть какое-то значение на фоне висящего над его головой дамоклова меча. Она, как маг крови, привыкла к тому, что этот вид магии был всегда немного... грязным, в отличие от других ее видов. Проведя ладонью над проколом в запястье, она устало прочитала заклинание исцеления, и крошечная часть ее энергии затянула порез. Медленно. Она слишком устала. От ритуала, от похода, от постоянных попыток изменить свое поведение так, чтобы влиться в коллектив, непривычный и чуждый ей. Однако освежить в памяти заклинания лечения было лучшей идеей. Руфус помог ей в этом, и она только что отплатила ему долг. — Как ты себя чувствуешь? Голова все еще болит?

 

Вопрос, на который она уже знала ответ, но все равно спросила. Просто так.

 

— Паршивенько, но это в хорошем смыслу. — несмотря на усталость и последствия встряски для всего организма, уголки губ Руфуса поднялись чуть вверх. — И намного лучше, чем стало бы через несколько дней, не говоря уже о неделях, если бы ты не сделала это. Спасибо, Виктория. — он чуть склонил голову в знак признательности. — Ты спасла меня от участи куда более страшной, чем смерть.

 

Глубоко выдохнув, целитель постарался постепенно подняться, избегая резких движений. Виктория сделала все что смогла, и даже больше, и было бы не слишком хорошо с его стороны злоупотреблять ее гостеприимством. Маг видел, что она тоже устала. Наверняка захочет отдохнуть, но воспитание не позволит даже продемонстрировать такое желание, пока он не оставит ее наедине с собой.

 

— А ты сама как? Я могу попросить кого-нибудь принести тебе чаю. Или, если согласишься подождать, пока я более-менее оклемаюсь, я сделаю его сам. С имбирем и корицей, как ты любишь. Я помню.

 

Чай с корицей и имбирем. Почему он предложил? Чтобы подкупить ее? Викториа нахмурилась, прикусив губу. Она начала привыкать к тому, что в отряде отношение к ней варьировалось от осознанных попыток задеть, как поступала Ринн и Дамиан в последнее время, до неосознанного избегания, как с остальными. А дружелюбие и помощь она воспринимала не иначе, как дань вежливости или манипуляции. Но чего вообще хотел добиться Руфус, предлагая сделать ей чай после того, как пережил не самое безболезненное лечение? Решив, что подумает об этом после, она кивнула и слабо улыбнулась.

 

— Это было бы чудесно. Но только если ты и себе сделаешь. Тебе это нужнее, чем мне, — она пожала плечами и медленно поднялась, чуть склонившись, чтобы не задевать головой потолок палатки, и вышла наружу, в холодную зимнюю ночь. Одежда, которую ей дала Эльса, пока что грела, но когда они доберутся до города, Виктории нужно будет запастись более теплыми вещами. Кто знает, в какую глушь их приведет дорога, и насколько суровой в этом году будет зима в Орлее. Пусть это и не Ферелден, и не Морозные Горы, но все-таки разница была ощутимой с теплыми и дождливыми зимами Тевинтера.


Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#2927 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 784 сообщений
  •    

Отправлено

Лагерь

 

Фел  очень устал, но он стал думать, что хорошо был такой ритуал для Серых Стражей, но увы скверна закреплялась и в разуме, хотя если они и медлили  то красный лириум дал такие в итоге последствия.  Маг устал, но это была приятная усталость, потому что тут не было это обреченности, когда ты не можешь помочь. Он позволил, чтобы Мишель начала хлопать около него, давая ему отвар, который он сделал все же в последние время ему приходилось щедро жертвовать свою кровь, чтобы усилить свою магию, чтобы сделать благое дело. Вот тебе и порицаемая Песней Света  магия крови,нет Фел считал, что все зависит от мага и как тот использует себя, да всегда есть соблазн захватить чужой разум или превратить живое существ в свою марионетку, но все же какие- то моральные принципы заложенные в нем не давали ему это сделать. Но наверное тот кто любит власть вполне мог использовать этот инструмент влияния.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!





Темы с аналогичным тегами dragon age, фрпг

Количество пользователей, читающих эту тему: 7

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых


    Yandex (5)