Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





* * * * * 1 голосов

1. Фантом Театра (Часть 2)

Написано Sebursky, в Венецианские близнецы 01 Май 2016 · 141 просмотры

fantasy original draft венецианские близнецы
Вернувшись в свой кабинет, я стала размышлять, что же могло привлечь ко мне постороннее внимание, да ещё и не совсем понятно кого именно. Налив себе очередную порцию горячего шоколада, я принялась набирать на своём ноутбуке требуемый согласно протоколам, отчёт о проведённом «посмертном дознании». Время неумолимо двигалось к вечеру, а за окном всё так же палило июльское солнце. Вечером стоит попробовать что-нибудь узнать о том самом человеке в гангстерской шляпе, и взглянуть на трофеи, привезённые из гримёрки несчастного Григория. А ещё надо позвонить Михаилу, и в рамках, позволенных злосчастными протоколами, сообщить о том, что случилось с его другом. Минут через двадцать я уже полностью ушла в работу по составлению каверзного отчёта о проведённой процедуре 3-13.
Закончила я свой талмуд около шести вечера. Всего получилось где-то страниц двадцать пять, хотя если выкинуть все формальности означенные в протоколах, то вся моя история, заняла бы от силы пять страниц и то, четырнадцатым кеглем с полуторными интервалами между строк. Но со времён Советского Союза, бюрократия по-прежнему цветёт и здравствует. Распечатав пару экземпляров, я один из них, как и положено поместила в свою папку с отчётами, а второй отдала Алёнке на ксерокс, для всех шишек, жаждущих изучить моё творчество. Сама же направилась в компьютерную лабораторию, мне нужна была информация о человеке в шляпе. Я очень редко обращаюсь к тамошним спецам, по очевидной причине, что чаще всего знаю о человеке больше, чем они могут нарыть в своих безразмерных базах данных. Но бывают тяжёлые случаи, как сейчас. Когда из-за каких-то определённых проблем или обстоятельств я не могу выяснить ничего об интересующем меня человеке.

Фото-робот составить не вызвало никакого труда, но вот поиск нужной информации по базам данных занял довольно длительное время и по сути ничего не дал. Кроме того, что я итак уже знала. Видеокамеры засекли эту личность в нескольких местах, вчера и сегодня. Больше ничего добиться не получилось, потому что человек этот вообще не светился раньше ни на камерах, ни в базе данных. По крайней мере, я имела теперь весьма свежий след, и смогла даже зацепиться за него, хотя держать эту связь было очень трудно. Сложилось впечатление, что если ему вдруг вздумается, то он просто сбросит меня как сухой листик случайно упавший на плечо и пойдёт дальше, и я больше не смогу его поймать.
Зато по Григорию я собрала достаточно много информации, и ушла весьма довольная результатом и возможностью сэкономить своё время и силы, неся с собой увесистую пачку распечаток. Ребята были сильно расстроены, что не смогли помочь с моим заказом, по этому с радостью собрали всё по погибшему объекту 1785. После этого я направилась в лабораторию, куда отряд зачистки уже привез всё, что нашёл в гримёрке погибшего. Куча вещей, всё ещё хранящих отпечаток своего хозяина. Зеркало и ещё несколько подозрительных вещей, поместили в зону особого карантина, чтобы избежать ненужных проблем. Вообще ликвидаторы знали своё дело хорошо, и как это не странно, они не имели никакого отношения к самой милиции, а были сторонней организацией, работающей с правоохранительными органами по госконтракту. Это, скорее всего и объясняет их высокую эффективность. Мусорщики или санитары, как они себя сами называют. Ребята очень грамотные, хотя ходят слухи, что они занимаются не только ликвидацией последствий сверхъестественного характера, но иногда ликвидируют и самих виновников.

Бегло осмотрев несколько стоек со сценической одеждой актёра, я уловила несколько образов сохранившихся с того или иного выступления. Даже такого быстрого взгляда хватило, чтобы определить, что проблемы у Григория Никитина начались вовсе не месяц назад, как подозревал его друг, а гораздо раньше. След тянулся далеко, несколько столетий назад, территориально в Восточной Европе, что-то висело над родом актёра, но пока было не очень понятно, что именно. Осмотрев комод с гримёрными принадлежностями, выяснились ещё некоторые детали. Точное время, когда у актёра начались явные проблемы, на самом деле провалы в памяти и потеря сил наблюдались уже почти три месяца. Но случаи были краткосрочными, по этому не бросались в глаза. Где-то списывалось на усталость, где-то на недомогания или шумный и слишком весёлый вечер накануне. Однако с каждым днём становилось всё хуже, и это начинало беспокоить человека. Кровать рассказала о многочисленных кошмарах, мучивших Григория каждую ночь в последние месяц - полтора. Каждый раз одно и то же, кто-то догонял спящего человека, и с каждой ночью оно было всё ближе и ближе. В шкафах практически ничего не было, несколько вырезок из газет пара бутылок спиртного и несколько вещей из гражданской жизни. Впереди было самое интересное, вещи, по мнению мусорщиков, достойные карантина.
В центре карантинной зоны ограниченное защитным символом и пятью белыми свечами стояло памятное зеркало. Поразительно, но кое в чём разбираются даже санитары. Согласно протоколу девяносто шесть (да, ликвидаторы тоже работают по протоколам) карантинное помещение должно быть под постоянным наблюдением обычной и спектральной камер, и при необходимости, проводятся регулярные процедуры по поддержанию защитных средств ограничивающих и блокирующих, особо опасные вещи. В случае если кто-то из оперативников или консультантов, решит произвести какие-либо работы с подобными объектами, необходимо присутствие ликвидатора. Так что мне пришлось ждать дежурного, прежде чем я смогла приступить к сканированию карантинных вещей.

- Привет Ленка. – Радостный девичий голосок, раздавшийся за спиной, отвлёк моё внимание.
- Ой, - я не сдержала изумлённый возглас, увидев вошедшего. – Раиша! Неужели ты в санитары подалась? Как учёба?
- Да, мои физические показатели оказались выше, так что направили сюда, но я пока только стажёр. А ты я смотрю хорошую карьеру сделала. – она улыбнулась, - я так за тебя рада. Ты была лучшей в нашей группе, так что ты действительно этого достойна. – Она оглядела меня с ног до головы, хитро улыбнулась и подскочила, крепко меня обняв. Когда эмоции чуть поутихли, она деловито спросила, - Что будем делать? Это ведь ты нашла того беднягу?
- Надо просканировать всё это, - я обвела рукой вещи в помещении, - и выяснить точно возможную угрозу, если таковая имеется. Хотя я подозреваю, что здесь простое родовое проклятье. Ну что приступим?
- Отлично. – Девушка сосредоточилась и отошла чуть в сторону.

Я обошла помещение, рассматривая всё, что приволокли сюда ликвидаторы. Зеркало я решила оставить напоследок. Пара статуэток из дерева несколько серебряных подсвечников, череп (?), довольно большая деревянная шкатулка, обитая бронзой и инкрустированная какими-то самоцветами, а ещё довольно старая икона. Статуэтки были пустыми, как и всё остальное. Череп лишь бутафория, картинки из Гамлета. Подсвечники старые, но тоже ничего в себе не несли. Икона была древней, но «выгоревшей». А вот шкатулка была интересной. Примитивные защитные заклинания, плюс хороший, добротный замок.
- Помочь, - окликнула меня со своего места Раиша, доставая ключи.
- Да нет, я сама. – Я сосредоточилась. Сняв с предмета защиту, словно содрав обёрточную бумагу, я применила заклинание, и отомкнула замок. Внутри оказалось несколько предметов. Миниатюрный человеческий череп, судя по всему настоящий. Деревянная, потемневшая от времени фигурка сатира. Деревянная же флейта. Золотой кубок. И книга, в старинном кожаном переплёте с уже порядком стёртой позолотой и теснением. Ощущение было такое, что чего-то здесь не хватает. Но я пока отбросила эту мысль и сосредоточилась на том, что нашла. Я аккуратно вынула все сложенные в шкатулку предметы на столик рядом. Самым выделяющимся оказался череп, такое впечатление, что передо мной лежит миниатюрная «чёрная дыра», источающая такую злобу и ненависть ко всему живому, что даже мне стало немного не по себе. Понятно, что мёртвые к живым любви никакой не испытывают. Фигурка сатира излучала зелёный и красный оттенки. Флейта была покрыта бледноватым голубым сиянием. Кубок был практически пустой, с небольшими проблесками «жадности», что присуще любому драг металлу. Зато книга могла соперничать по своей интенсивности с черепом, но была прямой противоположностью, излучая до боли яркий, золотистый свет. Судьба каждого предмета просматривалась без особого труда.

Череп купленный молодым актёром у ведьмы, чтобы защититься от завистников и недоброжелателей. Деревянная фигурка, заработанная во время уличного представления. Флейта, подаренная настоятелем старого монастыря. Кубок, отданный в качестве награды английским лордом, молодому и смелому менестрелю. И книга, на самом деле являющаяся дневником многих поколений актёра, где наверняка можно было бы прочитать всё то, что я увидела сама, изучая предметы. Но каждая из увиденных мной личностей, принадлежала к разным эпохам. И как я не прокручивала в голове все линии вероятностей, ни один из предметов не имел прямого отношения к родовому проклятию, унаследованному Григорием от предков. Всё больше складывалось впечатление, что небольшая частичка головоломки явно отсутствует. Вернувшись в реальный мир, я осторожно открыла дневник. Несколько последних страничек было вырвано. То, что осталось, к последнему хозяину дневника, вообще не имело отношения. Ещё несколько листов были вырваны из середины дневника. Что бы там ни было написано, но именно в утерянных листах была разгадка проклятия. Я подозвала Раишу, чтобы та со всеми предосторожностями проверила книгу на наличие отпечатков рядом с вырванными местами. Похоже с этим всё. Надо чуть передохнуть и заняться зеркалом.

Как обычно в таких случаях я начертила символ защиты, где вполне комфортно уместились мы обе. Далее я достала из своей сумки чашу и зелёную свечу. Наполнила чашу специальным настоем. Сладкий, даже можно сказать приторный аромат разнёсся по всему помещению. Раиша подожгла мою свечку. И держа в левой руке чашу, а в правой свечу, я закрыла глаза и начала произносить заклинание. Никакого особого сопротивления я не заметила. И открыв глаза, я сразу же увидела то, что пряталось в зеркале. Оно было растеряно, странная реакция. Волна оказалась довольно слабой, такое впечатление, что демон просто потерял свои силы, или ликвидаторы настолько справились со своей задачей, что смогли, наложив ограничения полностью заблокировать его в зеркале. Так или иначе, прочитав определённый заговор, я вышла из символа, передав свечу партнеру. Обойдя зеркало, я достала кисточку, и несколько раз обмакнув её в настое, начертала на задней панели зеркала опечатывающий символ. Пока я рисовала, старинная конструкция пару раз пошатнулась, были слышны глухие удары о стекло с другой стороны зеркала, и неразборчивые выкрики, не то паника, не то ненависть, а может и то и другое. Когда символ был окончен, послышался последний крик, а я мельком уловила какие-то образы. Спустя пару мгновений ещё не высохшая «краска», впиталась в поверхность и пропала. Так или иначе, но монстр был заточен в своём измерении навсегда, и вряд ли сможет выбраться. По сути, дело можно было закрывать. Осталось составить отчёт о проведённых мерах предосторожности упаковать всё это барахло, и отправить дальше.

Раиша уже ждала за пределами символа с потушенной свечой.
- Вроде всё. Видела, как блеснул символ заточения. Быстро ты.
- Ну, так плёвое же дело. Теперь всё это можно отправить в хранилище.
- Точно, а то у меня мурашки по коже от этого зеркала. Что делаешь сегодня вечером? У меня смена через час закончится. Могли бы сходить поесть что-нибудь вкусненькое. Давно я тебя не видела. – Она сделал короткую паузу, и серьёзным тоном, в полголоса закончила. - Тут кое-какие слухи среди наших, надо бы обсудить.
- Какие слухи? – спросила я так же тихо, и продолжила, уже громче - Ладно, договорились, раз давно не виделись, сходим в ресторанчик, есть тут один неподалёку итальянская кухня.
Расставшись со своей бывшей однокурсницей, я отправилась в свой кабинет, чтобы написать отчёт о закрытии дела. Из головы всё не выходила картинка, в отчаянии брошенная напоследок сущностью из «зазеркалья». Но как я не напрягалась, разобрать образы не получалось. Наконец я плюнула на это и сосредоточилась на бумагах. Если Пётр Алексеевич просил поскорее закончить дело, значит так и надо сделать. К тому же согласно протоколам, всё было сделано правильно. И дальнейшего вмешательства нашего отдела не требовалось. Пусть со всем этим разбираются наверху. Угроза была предотвращена. Остальное не важно. Хотя на душе, было неспокойно. Словно я допустила серьёзную ошибку где-то.
Через пол часа отчёт был готов, отправившись, как и предыдущие документы ко мне в папку и к секретарю на ксерокопирование. На настенных часах было уже восемь, уже два часа как закончился стандартный для остальных сотрудников рабочий день, а я только собираюсь уходить. Напоследок я позвонила на пост возле карантина, Раишу уже сменил суровый ликвидатор, который понятия не имел где та сейчас находиться. Позвонив на мобильный, я застала свою старую знакомую на улице. Она добросовестно, уже минут двадцать как ждала, меня возле машины. Быстро собравшись, я закрыла дверь и попрощалась с Алёнкой. Она бедняжка иногда и до десяти сидит в офисе.

Поехали мы естественно не в итальянский ресторанчик, хотя деньги и позволяли. На нас почти одновременно накатила ностальгия, и мы как в старые студенческие времена, отправились в ближайший Макдоналдс. Когда заказ был получен, и мы нашли свободные места, чтобы удобно сесть, начался разговор. Сначала мы вспоминали учёбу, потом рассказали друг другу о том, как прожили эти два года после колледжа, и как здорово, что мы всё же встретились ну и так далее. Почти всё уже было съедено, остался только кофе, и Раиша, наконец, перешла к той теме, которая меня интересовала больше всего.
- Лен, среди наших ходят слухи, что ты попала под семнадцатый протокол. Не знаю насколько этому можно доверять, но я посчитала нужным тебя предупредить.
На миг я растерялась и чуть не выронила стакан с кофе. Семнадцатый протокол. В случае подозрений о заражении или злоупотреблениях, сотрудника специального отдела, необходимо поставить на учёт и организовать постоянное скрытое наблюдение, с целью выявления улик и свидетельств, подтверждающих вину. В случае если наберётся достаточное количество материалов для заведения дела на подследственного сотрудника, тот подвергается процедуре 7-19, и помещается под строгое наблюдение, с заточением, до окончания полного расследования. И так далее…
- Ты уверена, а не боишься общаться с меченой? – Я улыбнулась, тоскливо осмотревшись вокруг. Да майор знал, о чём говорил, надо действительно срочно залечь на дно.
- Да брось ты, даже если эти слухи правда, я тебя всё равно не брошу, - она тоже осмотрелась и скептически добавила, - если уже следят, то ты, вряд ли это заметишь. Это наши делать умеют. Не переживай, я с тобой, но лучше тебе отдохнуть немного, пока всё не утрясётся.
Мы допили кофе и не спеша, вышли из здания. Я подбросила Раишу до её служебной квартиры и отправилась домой. Опять почти полночь, как время быстро летит.
Следом, не выделяясь из общего потока, ехал чёрный «рэйндж ровер».

Включив на полную мощность кондиционер, и запустив компьютер, я отправилась в душ, чтобы немного снять усталость, скопившуюся за день. Всё-таки два довольно сложных ритуала, не считая уже почти перманентного слежения за загадочным человеком в шляпе и многочисленных сканов. Да ещё пара стычек. Однако же насыщенный был у меня день. В личку упало ещё одно сообщение. Незнакомец в шляпе настаивал на встрече, завтра в полдень, поскольку дело крайне срочное и не терпит отлагательств. Отправитель опять новый, паренёк из института Баумана. Вот интересно как это мой загадочный визави туда попал. Выпив горячего шоколада, я легла на кровать и включила лёгкий эмбиент, в сочетании с благовониями из Индии очень расслабляет, и я сама не заметила, как заснула.
Сон был странным. Словно я снова на уроке у декана, только вот я не помню такого урока. В живых из нашей группы осталось только трое, включая меня. Наш противник очень сильный маг, шифтер (школа демонологии). На Раишу наложили заклятие адских оков, это нечто похожее на сценки из «Восставших из ада». Человек при этом не может пошевелиться, хотя испытывает нестерпимую боль, от тысяч и тысяч уколов и порезов, и каждая попытка движения приводит к появлению новых ран. В целом они конечно безопасны для жизни, но с определённого момента есть угроза смерти от потери крови. Я беспомощна, и не могу ничем ей помочь, второго моего спутника заточают в хрустальный шар.
- Что же ты делаешь? – Вопрос задан мне лично, голос незнакомый, но приятный и вызывающий доверие и спокойствие. Передо мной возникает образ того самого незнакомца с голубыми, древними глазами. А потом, я сама попадаю в лабиринт разума…
С трудом проснувшись, я ощущаю чьё то присутствие, но оно скорее защищает меня, чем угрожает. Музыка давно закончилась, а благовония выветрились. Возникает приятный бриз, я чувствую себя защищённой, умиротворение растекается по телу, веки сами закрываются, и я снова проваливаюсь в сон, но уже без сновидений.

Проснулась я часов в десять, воспоминания от ночи были сумбурными и вызывали какое-то смятение и тоску на сердце. В окно нещадно светило яркое солнце. Я вспомнила Раишу в цепях. Быстро набрала номер своей подруги. После длительного ожидания, трубку сняли, и сонный женский голос поинтересовался, кто звонит. Когда я представилась, Раиша уже проснулась окончательно. Я рассказала ей свой сон, но она меня успокоила, сообщив, что с ней всё в порядке. Тронутая такой заботой, она отшутилась на тему того, что бывают просто сны, и повесила трубку. Немного успокоившись и выпив кофе, я стала собираться. И уже перед самым выходом позвонила по указанному ещё вчера в личном сообщении телефону.
- Доброе утро, Елена Владимировна, - бодро ответил мне голос из моего кошмара. Мы договорились встретиться на Таганке, в кофейне. И минут через десять я уже была на месте, благо жила почти рядом, и можно было добраться пешком. Вместо ожидаемого мной костюма и гангстерской шляпы, меня встретил католический священник, но лицо я узнала сразу, это глаза ни с чем не спутаешь. Подойдя ближе, я почувствовала то же самое что ночью, только эффект был чуть слабее, правда на мне и своих защитных и маскирующих заклинаний было предостаточно.
- И снова доброе утро Елена Владимировна, - он безошибочно выделил меня из толпы, не смотря на все мои заклинания.
- И вам того же, надеюсь, вы любите горячий шоколад? Кстати, если не секрет как вас зовут?
- Я отец Себастьян. Приятно познакомиться. Пойдемте. – И он сделал приглашающий жест.
В кофейне пока что было довольно просторно, так что столик нашёлся без труда. Я автоматически просканировала пространство вокруг, нас не замечали, а кое-кто вообще начал нервничать, потеряв меня из виду. Я вопросительно посмотрела на своего нового знакомого, тот по-отечески, доверительно улыбнулся.
- Протокол семнадцать я полагаю. В своё время у нас тоже были определённые правила, запреты и процедуры, но вскоре даже столь святые и непорочные люди как священнослужители стали злоупотреблять и искажать истину, чтобы извлечь личную выгоду, Лукавый в этом мире очень силён.
Мы сделали заказ, я взяла себе столь обожаемый мной шоколад, а святой отец ограничился зелёным чаем. Не смотря на его явно не здешнее происхождение, по-русски он говорил безукоризненно.
- Так чем же я вызвала гнев божий, - начала я было, но тут же осеклась, явно сморозив глупость. И продолжила, более аккуратно подбирая слова. – Чем именно заинтересовала вас моя кандидатура?
- Видите ли, Елена Владимировна, как это не странно прозвучит, но церковь хотела бы вас нанять, для решения одной весьма сложной и запутанной истории, определённым образом связанной с вашим вчерашним делом. Мы надеемся на честное сотрудничество, не смотря на вашу, - он несколько замялся, - профессию. Естественно, мы не требуем от вас бескорыстной помощи и вам будет гарантировано нормальное вознаграждение. Кроме того, так или иначе, вы достаточно сильно связаны с этим делом, и вне зависимости от вашего желания, вы невольно уже являетесь заинтересованным лицом. Сегодня вы ведь выходите в отпуск, а деятельность, связанная с расследованием, будет в основном вне юрисдикции вашего отдела. До международного уровня мы надеемся, это не дойдёт, и вам нечего будет опасаться. В любом случае, я надеюсь на ваше согласие, и мы сможем встретиться сегодня вечером, когда вы официально будете свободны от своей работы, чтобы не нарушать протокол двадцать три.
Я была поражена, абсолютно посторонний человек знал протоколы. А ещё, не смотря на доверие, которое вызывал священник, ситуация меня всё равно напрягала, хотя бы из-за отсутствия информации, тем более которая до такой степени меня касается. Что же за паутина вокруг меня сплелась, а я даже не заметила этого.
- Хорошо, я подумаю, хотя уверена, вы уже знаете мой ответ, и не только его. – Я быстро допила свой шоколад. Попрощавшись с отцом Себастьяном, я неторопливо вышла на улицу. Нужно ехать в офис. Взглянув в небо, на палящее солнце, я решила сегодня проехать на метро.

В парадную дверь громко стучали, требуя немедленно открыть именем Святой Инквизиции. Несколько стражников и двое священников, стояли возле дома одного из самых богатых купцов Венеции. Испуганные слуги распахнули двери и попадали на колени, непрерывно крестясь и прося за всё, что только могли совершить, прощения. Но служители господа в этот раз пришли за хозяином. Марк лежал на кровати в своих покоях, находясь в глубоком наркотическом бреду, и не замечал ничего вокруг. Такое поведение вызвало волну негодования у стражи, и грубыми пинками юного купца свалили с кровати, заставив встать на колени перед священниками. Всё ещё ничего, не понимая, молодой человек подчинился. Обвинения он не слышал, поскольку всё ещё находился в дурмане, затем его рывками подняли и поволокли прочь из дома. Вскоре подъехало несколько тележек, и дюжина грузчиков в простых монашеских рясах стали выносить из дома вещи. Церковный писарь добросовестно отмечал в своих свитках принятое хозяйство. Уже к вечеру, опустевший дом был закрыт, а на двери был вывешен предупреждающий знак, говорящий, о том, что данное здание перешло под юрисдикцию церковных властей, и является собственностью Святой Инквизиции.
А ещё через пару часов к дому подошёл одинокий доминиканец. Он окинул взглядом сиротливо стоящий тёмный дом, где ещё не скоро будет звучать смех и музыка, и печально вздохнув, удалился в сумрак тёплой Венецианской ночи.

2. Святая Инквизиция (часть 1)





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет