Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой

Фотография

Блюз полуночного города

мир тьмы: пламя в ночи

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  •  Just A Modern Guy
  • 1 224 сообщений
  •    

Отправлено

jzezLkq.jpg


Миднайт-сити, здесь всё начнётся, здесь и кончится. Луна коронует город, возвышаясь посреди затянутого тучами небосвода. Холодный осенний ветер завывает, взметая в воздух охапку промокших и изорванных газет. Заголовки первых полос кричат об очередной жертве. Платье, розы, смазанная помада. Холодная кожа, остекленевший взгляд, глубокий порез на лебединой шее. Ветер уносит газеты вдаль, туда, где начинается Старый город, полный ярких огней. Он подносит зажигалку к тонкой сигарете. Язычок пламени облизывает её, и тут же исчезает среди безбрежной темноты. Табачный дым, наполнивший лёгкие, вырывается струйкой из плотно сжатых губ. Но на языке остаётся несмываемый привкус горечи.
 

j3uXlMi.png



Свинцовые тучи прочерчивает яркий зигзаг. Всего на мгновение, он освещает город, обнажая все его тайны. Небеса отчаянно ревут, взирая на нерадивый людской род. Затем всё стихает: и свет, и грохот, лишь крохотные капли барабанят по иссиня-чёрному асфальту. Пиджак промокает до нити, замирают часы, больше не тлеет табак. Он не может оторвать взгляда от города, сокрытого в полуночной тьме. Его шпили теряются среди туч. Фасады зданий венчают гаргульи, с презрением глядящие на тех, кто остался прикован к земле. Он снимает промокший пиджак, со следами пролитого вина, и тот летит вниз, исчезая в кромешной темноте. Садится в тёплый салон, где звучит приятная музыка. Трогается с места. Миднайт-сити, здесь всё начнётся, здесь и кончится.
 




  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 328

#2 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  •  Just A Modern Guy
  • 1 224 сообщений
  •    

Отправлено

Миднайт-сити, 4 октября 2017 года, полночь


Пролог Джессики

z7Y2o0k.jpg

 

Полиция отрицала. Полиция всё отрицала. Полиция всегда всё отрицала, и, в глубине души, ты прекрасно понимала, почему. Те, кто были наверху боялись паники. Они боялись её больше, чем крови, которая заливала подворотни Миднайт-сити. Они боялись её больше, чем смерти ещё одной куколки, которой не повезло стать на пути этого ублюдка. Они боялись её больше всего на свете, потому что знали: паника может перерасти в ярость, от которой им не будет спасения. Именно поэтому ты ушла. Именно поэтому ты сидела в крохотном офисе, залитом лунным светом, струившимся из-за приоткрытого окна, и перебирала бумажки: газетные вырезки, сумасшедшие слухи из интернета, показания немногочисленных свидетелей. Именно поэтому ты продолжала делать столь неблагодарную работу, даже когда слипались глаза, урчал желудок, и пересыхала глотка, пока…
Пока не зазвонил телефон. Старенькая лакированная трубка так приятно холодившая руку. И голос на той стороне провода, столь знакомый, что ты не сразу поверила своим ушам.
— Эй, Джесс, — сказал он насмешливо, как делал это всегда. — Всё копаешь? Да знаю, знаю, я не буду читать тебе лекции. Скорее наоборот. Хочу поговорить, но не по телефону. Подъезжай к закусочной на Хелен Роад, как сможешь. Помнишь её? Отлично. Всё, до встречи, это мой последний четвертак, так что понадеюсь на твой интерес.
Стефано Беллонни, проходимец, взяточник, твой бывший напарник. Ещё один винтик в полицейском механизме Миднайт-сити. Ты не думала, что вновь его услышишь, ведь в последний раз вы виделись в тот самый день, когда ты решила уйти с концами. Тогда он сказал, что ты не выдержишь и пообещал принести на могилу букет гвоздик. Ты так и не поняла, что он имел в виду. И ты всё ещё не знаешь, нужны ли тебе такие старые связи.
Вздохнув, ты кладёшь трубку, и встаёшь с кресла, чтобы немного размяться. Крохотный офис пропах табаком, и от этих четырёх стен у тебя начинает кружиться голова. Ты бросаешь взгляд сквозь приоткрытое окно, на улицы, залитые неоном, где буйствует ночная жизнь. Неважно, пойдёшь ли ты на встречу к Беллонни, или нет, но надо пройтись.
Перед тем, как выйти сквозь скрипучую дверь, ты берёшь с собой потёртый пистолет, оставшийся со времён службы.
В Миднайт-сити никогда не знаешь, с чем тебе предстоит столкнуться.
 

Пролог Никоса

Z42BOJb.jpg

 

— Никос, ты ведь так и не вернулся с войны? — спрашивает она, избегая объятий. — На самом деле, ты так и остался лежать в земле. Ещё одна жертва большой войны, о которой не расскажут в газетах. Ещё одна вдова, не дождавшаяся своего солдата. — слёзы льются из её глаз, оставляя на щеках полосы туши. Ты хочешь утешить её, но она отталкивает тебя, пряча лицо в ладонях. Её хрупкое тело содрогается от плача. — Теперь ты… — её голос, вновь, доносится сквозь всхлипы, — всего лишь призрак. Измученная душа, которая не знает покоя. И никогда не узнает. — она опускает ладони, и ты видишь её глаза, блестящие от слёз. — Мне жаль тебя.
Жаль, жаль, жаль… Это слово эхом звучит в твоих ушах, а следом за ним, где-то глубоко внутри, пробуждаются чувства, которые тебе так хотелось забыть. Обида, ярость, недоумение… Настоящий калейдоскоп из боли, которой не будет конца.
Всё повторяется. Одна и та же сцена. Одни и те же слова. На третий раз ты понимаешь, что здесь что-то не так. На девятый начинаешь догадываться. На двадцать третий находишь подвох. На тридцать четвёртый пытаешься проснуться. На семьдесят пятый молишься о том, чтобы это прекратилось, и…
Блаженны безумцы, ибо не ведают о своём безумии. Звонкий, протяжный звук, отчаянно бьющий по ушам, заставляет тебя лихорадочно раскрыть глаза. Пустая бутылка водки со звоном летит в сторону, когда ты хватаешься за лоб, покрытый испариной, чтобы отдышаться.
— Але! Мистер Пападаколус?.. Это Агнес! Помните? У… У меня проблема!
У Агнес не должно быть проблем. А если они есть, значит проблемы и у тебя. И это большие проблемы, тут всё просто.
Она сбивчиво рассказывает о своей находке, но ты мигом понимаешь, что к чему. Газеты называли его полуночным душегубом. Подростки, не снимавшие чёрного, восхищались им, мечтая стать следующей жертвой. Полиция говорила, что это самоубийства.
Вот и настали времена, когда третьесортным газетам стало больше веры, чем полиции, подумал ты как-то раз, когда заканчивал точить своё армейский нож.
Теперь, полуночный душегуб был близко, как никогда.
И ты готов пойти на всё, чтобы добавить его в свой послужной список.
 

Пролог Джека

5420046615_1bb919161f_b.jpg

 

— Эта вечеринка отстой, — говорит Билли Смайт по прозвищу «Британский бульдог», отправляя в полёт очередную алюминиевую банку «Короля крепыша», когда Арчи Стил заканчивает свой самый забойный соляк.
— Согласен, — Карлайл Стивенс, худой — кожа да кости — парень с выбеленным лицом, кивает, глядя на Билли. — Нэнси не оценила бы такого прощания.
— Да, надо было устроить ей винландские похороны.
— Мы бы так и сделали, отдай эти ****осы её тело, — хрипит какой-то свиноподобный амбал, которого ты видел от силы пару раз.
— Эти об***ки говорят, что это самоубийство, — Билли, со злобой бьёт кулаком о кулак, отчего его красный ирокез, похожий на петушиный гребень, содрогается.
— Один мой знакомый сказал, что порез слишком глубокий. Он в морге стажируется. — отвечает Карлайл, затягиваясь дешёвой сигаретой с клубничным привкусом.
— И чё, ты не попросил его пустить нас к телу?
— Я… э…
— Ты ****ец какой тупой! — Билли отвешивает подзатыльник, а когда Карлайл кривится, начинает заливисто хохотать.
Ты окидываешь бар взглядом. Здесь всегда жарко, но сегодня жарче, чем в аду. Кругом незнакомцы, ты ловишь из взгляды, и от этого хочется смыться как можно скорее.
Половина из них даже не из Хищников. Половина. Но все они пришли на поминки Нэнси Финнеган, и тебе не остаётся ничего, кроме как сидеть за одним столиком со своими дружками — ты называешь их так только потому что они бесят тебя меньше остальных — и вертеть в руках любимую биту, изредка отхлёбывая дешёвое пиво.
— Эй, — кто-то перехватывает микрофон у Арчи Стила, кто-то в обносках Хищников, и с лицом прирождённого торчка, кто-то, кто умудрился нацепить кукольную голову на стальной прут, и назвать это «Местью-времён-когда-всё-было-классно» — Нэнси была классной, — говорит он почти без эмоций, но по лицу видно, что парень здорово волнуется. Ну или хочет сблевать после пятой дозы спидов подряд. — О-она здорово помогала нам с… э-э-э… наводками, — теперь он ещё и заикается, вообще отлично. — И шутила она классно, я п-п-омню, она как-то спросила: ты, типа **очишь на кукол, или просто имбецил? Я тогда рассмеялся и такой: неее…
Ты вздыхаешь, и Билли Смайт тут же тычет тебя в плечо, кивая в сторону Карлайл, точно член порохового заговора.
— Эй, Джеки, мы тут подумали, как нам попрощаться с Нэнси, только нормально, а не угасившись в хлам вместе с придурками, которые её и в лицо-то не знали. — он снова кивает Карлайлу.
— Нам надо достать её тело, и сжечь его, как она всегда мечтала, — говорит тот, стряхивая пепел на голову ужравшемуся в хлам тусовщику, который вырубился, обняв ножку стола.
— Или пойти набить ***ло паре-другой копов. — говорит Билли, его взгляд пылает, как и всегда, стоит какой-нибудь сумасшедшей идее прийти в его бунтарскую голову.
— Или поджечь офис корпов, ты ведь знаешь, как она их не любила, — добавляет Локке Коул, наполовину винландец, невесть как затесавшийся в вашу компанию.
Ты крутишь биту, сталь приятно холодит кожу. Арчи Стил вновь начинает играть, и от его музыки вянут уши. Здесь душно, как в грёбанном аду.
И тут-то ты понимаешь, что готов пойти на всё, чтобы проветриться и как следует оттянуться.
 

Пролог Агнес

yivDwdb.jpg

 

Вместо звонка ты увидела пару искрящихся проводов, поэтому решила постучать. Её дверь была исписана граффити, и обклеена пошлыми стикерами. Никто не ответил. Лестничная клетка была пустой, как никогда, лишь одинокая лампа покачивалась под потолком, изредка мерцая из-за постоянных перебоев. Ты заглядываешь в глазок, не в силах пересилить интерес, и видишь лишь кромешную темноту. Здесь редко бывает так спокойно, ночные гуляки обожают пустые подъезды, и днём заснуть проще, чем в полночь. Но сегодня их нет. Ты опираешься о кованые перила, и смотришь вниз. Там тоже никого. И твои соседи по лестничной клетке не закатывают шумных вечеринок. Тебе кажется, что их спугнули, но эта мысль слишком скоротечна, чтобы за неё зацепиться. Куда сильнее желание войти в квартиру твоей соседки, и... Это не столько желание вернуть кипятильник, сколько врождённое любопытство. 
Оно никогда не доводило тебя до добра.
Собравшись с духом ты толкаешь дверь плечом и она поддаётся, отворяясь со скрипом. Внутри полумрак, а комнату освещает лишь лунный свет, бьющий из окна другой комнаты. Ты моргаешь, пытаясь к нему привыкнуть, и зовёшь соседку, но она не отвечает. Нащупываешь выключатель, но и он не работает. 
Когда глаза привыкают к темноте, ты замечаешь, что все стены обклеены постерами старых рок-групп, исписаны сомнительными стихами и не менее сомнительными рисунками. Ты мало, что знала о своей соседке, кроме того, что она редко бывала дома, и часто проводила время с сомнительными компаниями. С другой стороны, кого вообще сейчас можно назвать не-сомнительным?
Ты мягко ступаешь по скрипучему полу, и вскоре оказываешься в спальне. От увиденного, у тебя перехватывает дух: Кэтрин, твоя соседка, лежит на кровати, в окружении роз, а из её шеи струится кровь. Ты подбегаешь к ней, пересилив страх, и понимаешь, что она мертва. Она смотрит сквозь тебя, а на лице, освещённом лунным светом, застыла улыбка. Это кажется столь неестественным, что тебя передёргивает. Страх наступает, будто тьма, в которую погрузилась квартира, и ты лихорадочно отступаешь назад.
Именно там твой взгляд касается телефона, и ты хватаешься за него, будто за спасательный круг. Единственный номер всплывает в твоей голове. Единственный человек, которому ты могла бы довериться, оказавшись в такой западне. Единственный шанс...
Он обещает приехать, и тебе становится легче. Взгляд касается раскрытого окна, и занавесок, которые колышутся на ветру. Мог ли убийца уйти далеко? И, быть может, ты даже успеешь его поймать? Но стоит ли того риск стать очередной жертвой полуночного душегуба? Твоё любопытство, грозящее загнать тебя в смертельную западню, отчаянно борется с инстинктом самосохранения, который твердит дождаться Никоса.
И, что победит, знаешь лишь ты сама.



#3 Ссылка на это сообщение Леро Рандгер

Леро Рандгер
  • AU af boi

  • 51 285 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Он ненавидит сидеть здесь и сейчас. Ненавидит тех, кто смотрит на него, словно на дикого зверя. Это не их место. Поминки Нэнси не для них. Они должны были проводить девушку как это делали панки обычно - в своем кругу, как настоящая семья. Это же было просто фарсом, от которого в горле вставал неприятный комок, а в груди закипала ярость. В чем остальные правы так это в том, что они больше не могут просто сидеть и ждать. Нужно было что-то делать, направить куда-то свою злобу, прежде чем это выльется в проблемы прямо здесь.

Дешевое пиво камнем опускается в желудке. Он смотрит на пустую бутылку и со стуком ставит её на стол. Хватит сидеть, пора было дать Нэнси те похороны, которые она заслужила.

- Дерьмо собачье. Если это было самоубийство, то я - шеф полиции, - Джонатан  поднялся со стула и закинул биту на плечо. Что-то подсказывало ему, что к утру его верное оружие придется оттирать от крови. Вторая рука скользит вдоль пояса и в карман - холодный металл шаров (не его собственных, а метательных) кусает руку.

- Пошлите, - обратился он к "дружкам". Заглянем за телом и устроим похороны как полагается.


b6e6d8111e142852d3fd1ce14dfaec6c-full.png


#4 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • а не еретик ли ты часом?

  • 12 336 сообщений
  •    

Отправлено

Я вздыхаю, аккуратно кладу телефонную трубку обратно на рычаг и, немного лениво (потому что мысли то и дело невольно возвращаются к делу, над которым я работаю) раздумывая, с чего вдруг нелёгкая вновь столкнула меня с этим у#@*ом Стефано и чего он от меня хочет, поднимаюсь с места. Я неторопливо потягиваюсь и понимаю, что мне не помешает если не пойти на назначенную встречу, то хотя бы тупо прогуляться, а ещё лучше — перекусить и выпить кофе, потому что я сижу здесь, в своём маленьком офисе, пытаясь отыскать малейшие зацепки, уже довольно долго. Чёрт возьми, я даже не помню, когда в последний раз ела нормально!

Я открываю верхний ящик крепкого деревянного стола, извлекаю оттуда кобуру с оставшимся ещё со службы в полиции, видавшим лучшие времена потёртым пистолетом и по старой привычке закрепляю её у себя на поясе так, чтобы в случае чего я всегда могла быстро извлечь оружие. Небрежно набросив на плечи куртку, я открываю дверь — она по-прежнему скрипит. Опять отмечаю, что неплохо было бы смазать петли, шагаю за порог, поворачиваю ключ в замочной скважине, дёргаю за ручку, проверяя, заперла ли, и неспешно топаю в сторону закусочной на Хелен Роад. Я всё ещё не уверена, что хочу наведаться туда и увидеть рожу моего экс-напарника, но какая разница, где именно дышать не таким уж и свежим воздухом Миднайт-сити?

— Да пошло оно всё! — тихо бубню я себе под нос спустя пару минут и, щёлкнув зажигалкой, раскуриваю сигарету, после чего прибавляю ходу.


tumblr_nhvgbofji71tzp6sfo1_500.gif

 

Просто я прекрасно осознаю, что буду жалеть, если не утолю своё любопытство по поводу того, с какой целью со мной связался этот утырок. Да и… в любом случае что я теряю? Не убьёт же он меня, в конце концов, верно? Тем более при свидетелях.



не надо делать мне как лучше,
оставьте мне как хорошо ©

дела идут пока отлично,
поскольку к ним не приступал ©

я не туплю, а экономно
расходую потенциал ©

a376199d07c6.png


#5 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ¯\_(ツ)_/¯


  • 18 535 сообщений
  •    

Отправлено

Квартира Кэтрин

Ей  становится чуть-чуть легче. Не спокойнее, нет. Легче.  Дождаться приезда Никоса.  Это так просто.  Агнес осторожно, без стука  кладет трубку на рычаг и переводит взгляд на виднеющуюся в глубине комнаты кровать. Ни за что на свете она не подойдет туда снова. Мертвых в своей жизни она видела только однажды. Первый раз - двенадцать лет назад. Лицо матери, утратившее после смерти постоянное напряженно-усталое выражение и... Нет. Отца она не видела. Гроб с его телом даже не открыли, оставив на крышке лишь старую черно-белую фотографию. Тогда она даже не плакала, испуганно застыв, будто изваяние, у стены комнаты.

И вот сейчас  - снова. Нет. Она не будет подходить. Этот взгляд Кэтрин, устремленный сквозь нее, до сих пор заставляет ее содрогаться.  Справа с легким звуком вздрагивает от ветра занавеска и Агнес переводит взгляд на окно. Оно распахнуто, возможно даже, убийца только что убежал через него? Крепко сжав кипятильник в руке, на цыпочках Агнес подходит к окну, вглядываясь в залитую лунным светом улицу и темные кусты под окнами.   Дождаться Никоса. А вдруг еще можно догнать? Она уже ставит ногу на подоконник, чтобы выпрыгнуть из окна, но за спиной раздается какой-то звук. С сердцем, упавшим "в пятки", Агнес резко поворачивается, одновременно замахиваясь кипятильником, но... Взгляд цепляет только оторвавшийся со стены постер, белым прямоугольником развалившийся в луче лунного света на полу. Переведя взгляд на кипятильник в руке и понимая, что лезть сейчас в окно - не самое лучшее решение, Агнес опускается на корточки у стены. Дождаться Никоса. 



#6 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  •  Just A Modern Guy
  • 1 224 сообщений
  •    

Отправлено

Джек

4149059217_b0ba084961_b.jpg


— Погнали, — бросает Британский бульдог. Скрипучий стул с глухим звуком падает на пол, задевая вырубившегося торчка. Его недовольство утопает в гвалте толпы, и беспредельно громкой музыке. Смайт, с силой пинает стул, и тот залетает на барную стойку, вдребезги разбивая бутылки с дешёвым пойлом.
— Какого *** ты о себе возомнил! — кричит Терри Паркер по прозвищу «Взрывной», перемахнув через барную стойку, залитую алкоголем. Толпа ничего не замечает, дикое веселье только начинается.
Билли Смайт манит его рукой. В его глазах пляшут языки пламени. Лицо искривила презрительная ухмылка. Кулак, закованный в перчатку со стальными черепами сжат до предела.
Терри тычет его в грудь. Кричит, но слова теряются среди шума, как не пытаешься ты их расслышать. Лишь брызги слюны, летящие в лицо Британского бульдога, говорят о том, что это не кончится ничем хорошем.
Твоё чутьё никогда не подводит.
Билли наотмашь бьёт Терри Паркера, и тот, в рапиде, летит на землю. Вслед за ним вьётся струйка крови, бьющая из носа. Билли Смайт презрительно поправляет съехавшую перчатку и плюёт в лицо «Взрывному».
Скоро он придёт в себя, но какое это имеет значение в мире, где насилие стало нормой?
— Всё, парни, теперь точно погнали, — бросает Британский Бульдог, направляясь к выходу. Теперь он спокоен, и даже расталкивает гуляк без тени ярости. Насилие — это его наркотик, ты это знаешь лучше многих.
Карлайл Стивенс притворно качает головой, но ты замечаешь тень радости на его лице.
— И что это было? — спрашивает увешанный амулетами Локке Коул, следуя за Смайтом.
— Это то, что я называю началом хорошего вечера, — смеётся тот.
Билли Смайт толкает изрисованную дверь, и прохладный осенний ветерок, тут же, бьёт тебе в лицо. Ваша компания вываливается наружу, и облегчённо вздыхает, не забывая поливать переполненный бар самыми грязными ругательствами.
Здесь темно, и прохладно, и тихо, лишь отзвуки пьяного веселья напоминают о том, что вы всё ещё рядом с баром. Сбоку лежит пьяный бомж, повалившись на сломанную картонную коробку, рядом одиноко качается единственный фонарь, а вдалеке виднеется неоновый свет Старого города, который только начинает просыпаться.
В подворотне, кое-как, уместился ваш старый-добрый фургон, разрисованный символикой «Миднайстких Хищников», и всем, что только может прийти в голову настоящему анархисту. Он привлекает много внимания, поэтому вы используете его только для по-настоящему крупных дел. Остальное время он ржавеет здесь, в подворотне у бара.
Ты сомневаешься, что поминки Нэнси Финнеган можно назвать по-настоящему крупным делом, но когда Локке Коул вскрывает запорный механизм с помощью лома, не можешь удержаться от довольной ухмылки.
— Dobro pojalovat, — говорит он, и вы, смеясь залезаете внутрь. Тут душно, темно, и пахнет скисшим пойлом.
Кругом валяются пустые банки и бутылки, осколки и толчёное стекло. В углу, на за***ном матрасе ты замечаешь пару шприцов и ингаляторов, но главная находка — вовсе не это. Главная находка — канистра с бензином, оставшаяся с прошлого рейда. Ты самодовольно поднимаешь её, кивая «дружкам». Они радостно хлопают тебя по плечам, и треплют за волосы.
Локке садится за руль, и вы мчитесь по узким улочкам, залитым лунным светом, привлекая внимание полуночных гуляк. Какой-то парень в плаще свистит, засунув пальцы в рот, когда видит вас на углу Хелен и Кинг-стрит. Кругом неон, и от него начинают болеть глаза. В подворотне ты замечаешь полицейскую точку, но они делают вид, что не видят вас, продолжая обжираться пончиками с кофе. Пара сицилийцев толкает связанного парня под дулом старой-доброй пушки на Корнуэлле. Опиумный дым валит из китайской курильни на Блэксад. Уродливый карлик танцует в детской одежде за стеклом клуба на Форфазерс.
Старый город никогда не меняется.
Вы подъезжаете к госпиталю. Это огромное пятиэтажное здание с пологой крышей, построенное в начале прошлого века. Его фасад украшают жуткие фрески, и лица уродливых рогатых тварей, которые сверлят взглядом каждого, кто входит или выходит в единственный госпиталь Старого города.
На подъезде к госпиталю пусто, лишь полуночный туман стелется по улицам, скрывая очертания ближайших зданий. Ни лунный свет, ни старомодные фонари не в силах его разогнать. Остаётся лишь полагаться на свои глаза.
На входе стоит седой охранник, со шрамом прочертившим слепой глаз. Его рука лежит на пушке, будто у шерифа из старого вестерна. Он замечает ваш фургон и хмурится. Тебе это не нравится.
— Мне это не нравится, — говорит Карлайл Стивенсон, кивая в его сторону. — Этот старикашка может вызвать подкрепление, и тогда мы точно не успеем похоронить Нэнси.
Билли Смайт трясёт канистру с бензином, выглядит так, будто один звук переливающейся огнеопасной жидкости доставляет ему удовольствие, сравнимое с хорошим сексом.
— Но нам же надо войти внутрь, да? — говорит он тоном торчка.
— Надо, — кивает Карлайл. — Морг где-то внутри, и вряд ли сильно далеко.
Они замолкают, и смотрят на тебя.
— Есть идеи, дружище?

Джеccика

j3LPqw0.jpg


Бледная луна приветствует тебя, стоит выйти за порог душного офиса. Прохладный осенний ветерок остужает пыл, и приводит мысли в порядок. Искрящийся неон манит, будто свет маяка, и ты идёшь, вслед за ним, ибо того требует нечто, оставшееся, глубоко внутри, о чём ты так не любишь вспомнить.
… бомж с обожжённым лицом тычет тебе стакан для подаяний, в нём есть монеты, но есть и ржавые гвозди…
Ночью старый город преображается. Его улочки заливает яркими красками. Люди, которым нет места под солнцем, приветствуют луну. Среди них нет плохих и хороших, есть просто люди, и их поступки.
… домина в латексном трико бросает на тебя презрительный взгляд, вслед за ней, на кожаном поводке и четвереньках плетётся раб…
Как никто другой ты знаешь, что за мнимой красотой может скрывать неописуемое уродство. Тебе пришлось принять, что отвратительное может скрывать в своём сердце неподдельную красоту. Бледный диск благословляет всех, кто выходит на улицы. Лунный свет искажает всё, чего касается. Ночью так трудно определить границы.
… байкер на ревущем мотоцикле проносится мимо, прикладываясь к бутылке с пойлом, байк украшен символом револьвера на фоне чёрного солнце, гербом свободного Техаса…
Он ценит красоту, ты это понимаешь. Его убийства — это искусство. Его жертвы — это мухи, попавшие в янтарь безвременья. Те, кто охотится за ним просто не могут понять высшего замысла.
…. Темнокожий парень в мешковатых штанах отплясывает под музыку, льющуюся из бумбокса, белые смотрят на него с презрением, чёрные — радостно свистят…
И всё же он должен быть остановлен. Ты знаешь цену смерти. Ты знаешь на что способна боль.
… бледный подросток, одетый в чёрное, выводит на стенах стихи, в его ногах лежат окровавленные лезвия…
Вывеска закусочной «У Марко» искрит, последняя буква перестаёт гореть на твоих глазах. Ты помнишь это место, слишком хорошо. Именно здесь вы собирались после очередного дела. Именно здесь ты обещала пристрелить его, когда Стефано предлагал принять подарок. Именно здесь ты сказала ему, что хочешь уйти, а он подумал, что это шутка.
Внутри тихо, лишь мерные беседы, и едва слышный блюз, льющийся из музыкального автомата. Одноглазый Марко кивает, увидев тебя. Когда-то он боролся с наркобаронами в родной Мексике. Теперь он здесь. Вечно уставший владелец очередной забегаловки.
Стефано Беллонни, сын сицилийской шестёрки Франческо Джованни, и безымянной проститутки, видит тебя, и недоеденный бургер падает у него из рук, пачкая кетчупом воротник плаща.
— О, Джесс! — он разводит руки в стороны, будто хочет тебя обнять, но не встаёт из-за столика. — Как я рад тебя видеть!



#7 Ссылка на это сообщение Леро Рандгер

Леро Рандгер
  • AU af boi

  • 51 285 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Идеи? У меня было много идей о том, что сделать со стариканом  К сожалению, большинство из них требовали бы сближения на расстояние удара битой, что было непозволительно в данных условиях - тогда он точно успеет вызвать подкрепление. Это было непозволительно. Какие же ещё были варианты? Я огляделся вокруг в поисках вдохновения для своих идей.  Можно было бы, конечно, попробовать один грубый вариант, который вполне может сработать... 

Я подкинул металлический шар в руке и с ухмылкой уставился на охранника. 

- Я могу попытаться кинуть ему шаром в лицо. Это даст пару секунду, чтобы сблизить расстояние и вырубить его прежде, чем он успеет дотянуться до рации или крикнуть. Или можно попытаться найти черный вход. Что думаете? - я оглядел своих дружков, но толкнул дверь прежде, чем услышал ответ. - Так я и думал.

Единственный зрячий глаз охранника обратился на меня, когда я резко захлопнул дверь фургона и запустил руку в карман. Старик потянулся за пистолетом, но тут же застыл с нелепым выражением лица, когда из опустившегося вокруг больницы тумана ему прямо в лоб влетел тяжелый металлический шар, оставив кровавый отпечаток и откатившись в сторону. Его ладони стали дрожать и одноглазый пошатнулся, но остался стоять.Я резко рванул вперед, в два прыжка оказавшись прямо перед ним и резко опустил своё орудие возмездия на седую голову. Удар вызвал глухой звук от головы деда и тихий, почти печальный вздох от него же. Обмякшее тело мешком картошки упало, стукнувшись затылком о землю. Я подобрал валявшийся рядом мяч, машинально засунув его в карман, и помахал остальным панкам, попутно оглядываясь в поисках веревки, наручников или чего ещё в таком роде.


b6e6d8111e142852d3fd1ce14dfaec6c-full.png


#8 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • а не еретик ли ты часом?

  • 12 336 сообщений
  •    

Отправлено

Миднайт-сити, 4 октября 2017 года, после полуночи

Я иду не быстро и не медленно, наслаждаясь незапланированной прогулкой, втягивая и выдыхая табачный дым, смакуя его вкус (отвратительный на самом деле). Наверное, из-за этой дряни я уже порядочно сократила количество отведённых мне судьбой лет. Впрочем, следует ли мне задумываться о вреде никотина, если из-за моего собственного выбора — выбора профессии — я постоянно играю с огнём, ежедневно рискуя встретиться со смертью? Жалею ли я? Никогда. Никаких сожалений. Ни о чём. К тому же… если я заявлю, что мне не нравится моя жизнь — я нагло совру, а я стараюсь быть честной как с собой, так и с окружающими. Не всегда это плюс, но что уж тут поделать? Я не умею иначе.

Я почти машинально — спасибо намётанному за годы работы глазу — отмечаю всё, что миную, и всех, кого миную, но не придаю ничему из этого особого значения и не позволяю себе отвлекаться от действительно важных вещей и мыслей надолго. Пару мгновений рассматривая вывеску «У Марко», бросаю непотушенный окурок в урну, толкаю дверь закусочной и вхожу внутрь. С едва заметной, зато искренней улыбкой киваю хозяину, в принципе, неплохому, на мой взгляд, человеку, в ответ и сажусь за столик экс-напарника, напротив него самого.

— Не могу сказать то же самое о тебе, Стефано, — отзываюсь я, хмурясь.

Может, и стоит проявить чуть больше сдержанности и вежливости, но у меня не получается. Да и не получалось почти никогда. С чего он вообще так неискренне радуется мне? В последний раз мы разбегались не с положительными эмоциями, клятвенно обещая друг другу остаться друзьями, уж точно. Единственное, что я ему обещала, это пристрелить его. Помнится, я едва не схватилась за пистолет тогда прямо здесь. М-да… Так что ему нужно?



не надо делать мне как лучше,
оставьте мне как хорошо ©

дела идут пока отлично,
поскольку к ним не приступал ©

я не туплю, а экономно
расходую потенциал ©

a376199d07c6.png


#9 Ссылка на это сообщение Шепобелк

Шепобелк
  • Знаменитый оратор
  • 5 285 сообщений
  •    

Отправлено

Миднайт-сити, 4 октября 2017 года, полночь

 

 

Эхо мертвых слов мертвой души все еще звучит на задворках сознания, пока Никос обстоятельно собирается в путь, лишний раз проверяя заточку и ход в ножнах верного армейского ножа, своего единственного друга на протяжении долгих лет. Матовая поверхность клинка не даст предательского блика, а закаленная сталь не сломается, наткнувшись на кость. Фрейд, как и положено всем философам, не сказал всей правды, умолчав о самом важном. Мы смотрим в Бездну каждый день, каждый раз, как встаем к умывальнику или повязываем галстук новомодным виндзорским узлом. Потому что мы и есть Бездна.

 

Был ли ночной кошмар посланием с того света или отчаянной попыткой еще живого кусочка души Никоса до него достучаться, истина была ложью. Он вернулся с войны. Всегда возвращался, потому что было к кому. Вот только с последней войны, которую он вел в одиночку, ему не к кому было возвращаться, а значит, эта война будет длиться до самой его смерти. Настоящей или метафорической - неважно.

Звонок Агнесс, однако, впервые сделал охоту за очередным серийным убийцей личным делом. И это меняло все. И ничего не меняло, жизнь полуночного душегуба оборвет его нож, так или иначе.

 

Неоновые блики скользили по стеклу дверцы такси, которое Никосу удачно удалось поймать на улице. Город никогда не засыпал до конца, дневная жизнь сменялась ночной, которую многие называли истинной. Проститутки на улицах под присмотром сутенеров, темные тени шакалов в переулках, заваленных мусором, громкая музыка в дискоклубах и дешевых закусочных, где поймать триппер или нож под ребро можно с одинаковой вероятностью. Никос никогда не был частью этой жизни, но знал, что может быть не менее жестоким и безжалостным, как и большинство отребья. И не стыдился этого знания. У всех есть темная сторона. Не давайте денег в долг лжецам, которые говорят обратное.

 

Названный таксисту адрес не был домом, где жила Агнес, разумеется. Расплатившись с таксистом, Никос преодолел оставшиеся полквартала пешком, метров за сто до нужного дома сделав крюк и подойдя к нему через переулок напротив, тщательно держась темноты и остановился на границе света и тьмы, изучая как сам дом, так и его окрестности на предмет возможной засады и не торопясь идти внутрь.


:paladin:   Излечит любые амбиции священный костер инквизиции! :paladin: ZigguratShadow.png  AllStarTeam.png

 

 


#10 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ¯\_(ツ)_/¯


  • 18 535 сообщений
  •    

Отправлено

Миднайт-сити, 4 октября 2017 года, полночь. Квартира Кэтрин

Тени в квартире будто ожили. Медленно  уползая от лунного света, они  уже достигли кровати, на которой в цветах роз лежала, глядя мертвыми глазами, Кэтрин. Ни единого шороха, ни одного звука не раздавалось в непроницаемо мертвой тишине. Даже занавески возле распахнутого окна будто умерли. Страх. Кажется, что неподвижный взгляд с кровати неотрывно наблюдает за ней.  Агнес хочется что-то уронить, разбить, чтобы спугнуть эту мертвую, почти осязаемо плотную тишину. Но она только сжимается еще сильнее у стены, в страхе глядя на темный провал двери. Что, если ее здесь застанут? Что, если убийца вернется?  Сколько уже прошло времени со звонка? Наверное, целая вечность...



#11 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  •  Just A Modern Guy
  • 1 224 сообщений
  •    

Отправлено

Джессика

— А ты совсем не изменилась, — отвечает он, пряча печаль, застывшую в глазах, за лёгкой улыбкой. Он всегда улыбался. Когда пара отбросов в полицейской форме секла кнутом темнокожего парня, а он стоял в стороне. Когда Тонги предложили расплатиться телом подневольной рабыни, и он сказал «да». Когда он выпустил из камеры очередного богатенького выродка, и ты, в ярости, заехала ему по зубам. Это была не просто улыбка, это был смех. Ты так и не поняла, что за ним крылось. Но окровавленное лицо Стефано Беллони, и надрывный хохот, ещё долго всплывали у тебя в голове.
Сейчас он не смеётся, и ты догадываешься, почему. В воздухе старого города нет ничего кроме напряжения. В любую секунду оно может стать молнией, что испепелит его дотла. Похоже, кто-то просчитался, и есть вещи страшнее людской ярости. Но уже поздно исправлять ошибки. Всегда поздно. Но ты пытаешься.
— Ты ищешь этого парня. — говорит он, запихивая в рот последний кусок бургера, и вытирая жирные ладони о пальто. — Я знаю, ты уже пыталась получить информацию по старым каналам, но наша позиция остаётся неизменной. Это самоубийства. — он кривится, произнося это слово, точно на язык попало что-то кислое. — Жизнь в старом городе не сахар, наступила осень, когда все эти болезни дают о себе знать, весь мир грозит вспыхнуть синим пламенем, вот и вся любовь. Одна девчонка решает уйти красиво, одевает чёрное платье, кладёт на постель розы, затем, — он проводит ладонью по шее, высунув язык, и скосив глаза. — Потом за дело берутся газеты, раздувая из этого невесть что, в сети сумасшедшие делятся своими фантазиями, подростки, мечтающие о смерти, превращают это в городскую легенду. И всё, готова настоящая цепь. Они берут пример друг с друга, вдохновляясь образами красоты в смерти, повторяют путь самой первой, подливая в костёр всеобщей паники ещё больше бензина…
Огонёк ярости загорается где-то внутри. Тебя мутит от его слов, и остатки голода безвозвратно исчезают в полуночной темноте. Больше всего на свете тебе хочется вытащить пистолет, приставить к его потному лбу, и нажать на спусковой крючок.
Не сразу, но ты замечаешь, как Стефанно, едва заметным движением, пододвигает к тебе салфетку из-под бургера. Подавив желание смять её, и бросить ему в лицо, ты замечаешь криво выведенные буквы: «За нами следят».
Комок застревает в горле. Поначалу это кажется шуткой, но затем ты инстинктивно поворачиваешь голову, пытаясь понять, кто.
Марко, неужели…
Нет, тот парень в огромных наушниках, наверняка это прослушивающее…
Старик в шляпе, он выглядит прямо как шпион из…
Нет, те двое, они прямо как люди в….
Мысли роятся в голове, будто мухи, над разложившимся трупом. Страх и ярость смешиваются в коктейль, готовый взорваться в любую секунду. Ты хочешь вскочить с места, и пальнуть в небеса, поставив большую и жирную точку, но Стафано Беллони больно сжимает предплечье.
— Эй, Джесс, — на лице — улыбка, в глазах — печаль, — хочешь перекусить? — не дожидаясь ответа, он кричит поджарой официантке: — Двойной чизбургер моей старой подруге! И колу, не забудьте про колу!
Блюз льющийся из музыкального автомата становится похож на похоронный марш. Луна в окне смотрит на тебя с тоской, будто на обречённого, которого ведут на казнь. Обыденные звуки, переполняющие закусочную становится предвестниками чего-то жуткого.
Стефано переворачивает салфетку.
«Я скажу, кто поможет с убийцей, если вытащишь меня отсюда».
 

Никос

Этот город не заслуживает спасения. Иногда, эта мысль не покидает твою голову ночами. Вьётся совсем близко, будто ворон, почуявший запах смерти. Алкоголь, боль, адреналин — твои лучшие друзья приходят на помощь, и мысль уходит в никуда. Ей на смену приходит другая. Спасения не заслуживаешь ты сам. Избавиться от неё гораздо сложнее.
Ты ведь тоже убийца, вторит насмешливый внутренний голос, оттеснённый как можно глубже. В его смехе читается страх. Твой собственный страх. Ты не лучше их, ты точишь свой нож, и отправляешься на охоту, чтобы окропить его свежей кровью. Он продолжает говорить, когда ты засыпаешь, принимая причудливые формы, но сохраняя суть. Ты затачиваешь его о плоть и кости врагов и благословляешь лунным светом. Иногда, ты соглашаешься с ним, иногда, готов реветь от бессилия. Ты ощущаешь покой лишь в те секунды, когда очередной труп, содрогаясь, падает у твоих ног. Можно бежать от правды, но нельзя сбежать от себя.
Нет покоя грешникам, сказал капеллан накануне большой войны. Затем он продал одежду, и купил меч. Когда всё кончилось, кровь въелась в него, будто ржавчина, а серебряный крест продолжал блестеть на шее. Неисповедимы пути Господи, сказал капеллан, и лезвие топора отсекло его голову. Ты на всю жизнь запомнил лихорадочный огонь безумия, застывший в его глаза. И улыбку, которую не стёрла даже смерть.
Здесь тихо, это ты замечаешь сразу. Слишком тихо для Старого города. Слишком спокойно для Миднайт-сити. Небо цвета вороного крыла давит на голову. Звёзды скрылись за свинцовыми тучами, лишь одинокая луна освещает путь. Холодный осенний ветер пробирает до костей. Жухлый лист проносится перед самым лицом. Ты хочешь поймать его, сам не зная, почему, но ладонь сжимает один только воздух.
Здесь никого нет. Это похоже на засаду, и ты крепко сжимаешь рукоять ножа, оборвавшего столько жизней. Но никого — это, и вправду, никого. Полуночную тишину нарушает лишь рёв мотора, уносящегося куда-то вдаль.
Возле входа в дом Агнес тебя встречает бродяга. Он кутается в тряпьё, будто сейчас зима, а вовсе не середина осени. Жидкие рыжие волосы налипли на лоб, лихорадочный взгляд безумца впивается в твои глаза, он обнажает щербатые зубы и издаёт неясный звук. Обхватывает себя за колени, раскачивается, и начинает вещать. Изо рта вырывается облачко пара.
— Большой и чёрный, глаза, как угольки! — сдавленный смех вырывается из глотки.
— Большой… и… чёрный… глаза как угольки! — повторяет он, чеканя каждое слово, но последние срываются на мотив детской песенки.
— Большой и чёрный, — говорит он устало, сонно, и с недоумением, — глаза, как угольки, — заливистый смех вырывается, царапая горло.
Ты тянешься к ножу, но ладонь замирает на полпути. Это не он, чутье никогда тебя не подводит. Агнес ждёт. Нельзя её подводить.
Подъезд приземистого пятиэтажного здания встречает тебя, будто чёрная дыра. Путь по холодной бетонной лестнице с коваными перилами проходит в абсолютной темноте.
Первый этаж всё это походит на шутку. Второй тебя не покидает дурное предчувствие. На третьем тебя встречает Агнес. Она испугана. Но ты обещаешь, что всё будет хорошо.
 

Агнес


Тени меняют форму по воле невидимого кукловода. Ножи, застывшие в их тонких руках, тянутся к тебе, мечтая оставить на шее несмываемую метку. Их смех походит на воронье карканье, и тебе хочется зажать уши. Одна из них заносит нож, и свежая кровь блестит на лезвие, в свете луны. Затем, она безвозвратно исчезает, будто утренняя грёза. Луна подмигивает, точно старая подруга. Страх тает, но оставляет тревожные следы.
Он подарил ей кровавые розы. Он вручил ей последний поцелуй. Он оставил ей алое ожерелье. Но теперь его нет. Ветер качает занавески на открытом настежь окне. Неужели, вы не встретились только потому что он избрал трудный путь? Неужели, он предпочёл её красоту твоей? Неужели, он ещё вернётся, чтобы замести следы?
Ты позволишь ему сбежать, исчезнуть в тенях города, коронованного луной? Ты займёшь её место, станешь новой жертвой, чья фотография украсит первые полосы газет? Ты остановишь его, разогнав тьму факелом, сделанным из собственного сердца? Внутри теплеет, будто ты выпила горячего шоколада.
Ты оставляешь кипятильник рядом с телефоном, и выходишь наружу, не в силах находиться внутри квартиры, пропитанной смертью. Смерть преследует тебя по пятам, но, каждый раз ты уносишь ноги. Трудно назвать это удачей, но ты называешь.
Проходит время быть девой в беде, приходит час взять судьбу в свои руки. Ты вздыхаешь, опёршись об изукрашенную дверь.
Шаги эхом разносятся по пустому дому. Если это убийца, ты заставишь его пожалеть. Если же нет…
Ты улыбаешься, увидев знакомое лицо.
Но глаза выдают тревогу.
 

Джек

Стальные наручники висят на поясе. Ты защёлкиваешь их вокруг старческих запястий, и зовёшь своих приятелей. Вы любите быть яркими, но привлекать внимание сейчас — большая глупость.
Несмотря на внешность, старик тяжёлый, и вам приходится здорово попотеть, чтобы оттащить его в ближайшую подворотню. В подворотне темно, и холодно, а туман стелется возле самой земли. Это место никому не по нраву, и больше всего на свете тебе хочется побыстрее найти проклятый морг, и смыться отсюда без оглядки.
В той же подворотне вы находите чёрный ход, ведущий вглубь старого госпиталя. Но не успеваете вы обрадоваться, как видите на двери громоздкое отверстие для ключа-карты.
— ***ть! — кричит Билли Смайт по прозвищу «Британский Бульдог», едва не роняя канистру.
— Тшш! — Карлайл Стивенс прикладывает накрашенный палец к бледным губам.
— Эх, была бы здесь Нэнси, она бы мигом ломанула эту штуку, — говорит Локке Коул, скребя подбородок.
Этот госпиталь похож на одно большое кладбище, вот что ты понимаешь в тот самый момент. Здесь мрачно, куча трупов, и тех, кто скоро к ним присоединится, а ещё не покидает дурное предчувствие, хоть ты никогда и не отличался суеверностью.
Ты подбрасываешь вверх отполированный металлический шарик, отливающий огненно-жёлтым в свете старомодного фонаря. Это помогает успокоиться, но ненадолго. Быстро приходит паршивое чувство, будто вы впустую тратите время. Нэнси это бы точно не понравилось.
Ты выходишь из-за угла, и киваешь в сторону резной двустворчатой двери, ведущей внутрь госпиталя. К ней ведут гранитные ступени, и ты уже представляешь, как приложишь о них башку какого-нибудь болвана.
— Значит вломимся через центральный? — спрашивает Карлайл Стивенс, в его тоне звучат нотки сомнений.
— А у нас есть выбор? — Билли Смайт усмехается, но ты знаешь, что он только и ждёт, чтобы набить чью-нибудь морду.
— Знайте одно, парни, — Локке Коул нервно теребит свои амулеты. — Даже если внутри нет охраны, у них есть камеры, и тревожные кнопки. Они могут засечь нас, и вызвать отряд копов. Не тех ленивых ***осов, которые патрулируют Старый город. Я имею в виду настоящих копов, — он перезаряжает воображаемый дробовик, и выпускает заряд дроби прямо тебе в грудь.
Грудь начинает зудеть. Вряд ли дело в воображаемой дроби. На самом деле, это сердце. Оно требует от тебя озарить эту серую ночь всполохами пламени. И ты понимаешь, что не сможешь ему отказать.



#12 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ¯\_(ツ)_/¯


  • 18 535 сообщений
  •    

Отправлено

Агнес пытается улыбнуться, хотя выходит, откровенно говоря, отвратительно. Но она действительно рада видеть Никоса.  

- Там только... Кэтрин. - Агнес заставляет себя произнести имя соседки, хотя теперь уже не важно, как звали при жизни ту, чье тело сейчас лежит в квартире на ложе из роз. - Ее... Убили недавно, кровь еще идет. 

Агнес осторожно заглядывает вниз, в проем между лестницами и прислушивается. Через открытую дверь подъезда с улицы доносится неясный смех. Агнес переводит взгляд на Никоса: - Там... Кто-то есть?



#13 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • а не еретик ли ты часом?

  • 12 336 сообщений
  •    

Отправлено

«Какой же ты всё-таки ублюдок, Стефано… — думаю я, когда понимаю, что он вляпался в какое-то дерьмо и решил либо воспользоваться моей помощью, чтобы выбраться из него, либо утянуть меня за собой. Как повезёт. — Теперь-то ясно, почему ты „рад“ мне: я для тебя спасительная соломинка».

Инстинктивно оборачиваюсь, надеясь определить, кто, кроме меня, наведался сюда в первую очередь не перекусить, но тут же одёргиваю себя: «Глупо, Джесс, очень глупо вот так вот крутить головой», — и не особо торопливо, пытаясь выглядеть как можно более естественно, возвращаюсь в прежнее положение. Приказываю себе успокоиться, не раздражаться и не паниковать. Фигурально выражаясь, беру себя в руки. Негромко говорю, просто чтобы не молчать и по мере возможности не вызывать лишних подозрений: «А тут ничего не поменялось с нашей последней встречи, а?» — после чего несильно дёргаю плечом, дабы высвободиться из доставляющей боль хватки экс-напарника.

— И пепельницу, пожалуйста! — добавляю я к заказу и извлекаю из кармана полупустую пачку «Winston». — Так и знала… — Выуживаю одну сигарету, сжимаю её губами, щёлкаю зажигалкой. Из сопла послушно вырывается огонёк. Внимательно рассматриваю лицо Беллони. Хочу прочесть его эмоции. Догадаться, какие именно мысли блуждают в его разуме прямо сейчас. Наверняка боится, что я его кину. — …что от тебя никакой пользы. — Затягиваюсь и медленно выдыхаю дым в его сторону. — Ну хоть вкусно поем, раз уж я всё равно здесь.

 

black-and-white-effy-stonem-gif-kaya-scodelario-Favim.com-2122790.gif

 

Всё ещё глазея строго перед собой, курю и анализирую то, что успела увидеть. Старик? Точно нет. Это только в кино почти все шпионы носят фетровые шляпы и серые плащи. В жизни они одеваются совсем не броско, чтобы не привлекать внимания и в случае чего банально затеряться в толпе, и потому вычислить их не так легко. Марко? Вряд ли. Парень в наушниках? Маловероятно, но исключать нельзя. Те двое?.. Чёрт, нужно больше информации!

Держу сигарету во рту. Вытаскиваю из куртки небольшое зеркальце, поправляю несколько прядей волос, подушечками пальцев касаюсь синяков под глазами — типичное женское прихорашивание ни дать ни взять. На самом деле меня ничуть не волнует моя внешность, но в отражении неплохо различимо, что происходит позади меня. Особенно если аксессуар перемещать, будто ищешь угол, под которым освещение получше.



не надо делать мне как лучше,
оставьте мне как хорошо ©

дела идут пока отлично,
поскольку к ним не приступал ©

я не туплю, а экономно
расходую потенциал ©

a376199d07c6.png


#14 Ссылка на это сообщение Леро Рандгер

Леро Рандгер
  • AU af boi

  • 51 285 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Я шумно втягиваю воздух через ноздри и поправляю взятый с тела охранника пистолет. Воздух в Миднайт-Сити был очень интересен. Те, кто не просто игнорировал его, а дышал, часто и много, мог научиться улавливать интересные запахи, будто отражающие настроение города.
Сейчас пахло напряжением. Будто каждый раз, когда происходило очередное "само"-убийство это был удар молнии, и сейчас все, даже воздух, застыло в ожидании очередного раската грома.
Только вот рано или поздно молния может попасть куда не надо и вызвать пожар.
Я вдыхаю ещё раз. Здесь воздух был густым и вязким, с едва уловимыми нотками отчаянья и смерти. Обычный запах мидрацтских больниц. С нашим появлением напряжение в воздухе только возросло, будто кто-то открыл вентиль балона с газом и не хватало лишь искры, чтобы вспыхнуло пламя.
"И мы собираемся щелкнуть зажигалкой," - подумал я, толкая даерь главного входа.

b6e6d8111e142852d3fd1ce14dfaec6c-full.png


#15 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • а не еретик ли ты часом?

  • 12 336 сообщений
  •    

Отправлено

Как я ни верчу зеркалом в разные стороны, стараясь получше рассмотреть в отражении посетителей заведения и вычислить, кто из них следит за нами — ничего у меня не выходит. То ли зеркальце слишком маленькое, то ли отражение — слишком нечёткое, то ли просто я растеряла все свои навыки. Хотелось бы надеяться, что последнее далеко от правды, но чутьё услужливо подсказывает, что я сдаю позиции. Сегодня, по крайней мере. Я убираю аксессуар обратно.

— Спасибо, — кивнув, бормочу я подоспевшей с пепельницей официантке, докуриваю сигарету и произношу, обращаясь к Стефано: — Мне нужно в дамскую комнату. Не скучай тут!

Не дожидаясь реакции, я поднимаюсь с места, осторожно прихватываю с собой салфетку и удаляюсь. Признаться, мне приносит некоторое удовольствие мысль, что сейчас я заставляю его немного поволноваться. Не то чтобы я его прямо-таки ненавижу… Если бы ненавидела, то уже покинула бы «У Марко», предоставив Беллони чудеснейшую возможность разбираться со своими проблемами самостоятельно. Но чуточку терзаний он после всего всё-таки заслужил, кто бы что ни говорил. К тому же меня раздражает, что я до сих пор не понимаю, какие из его эмоций настоящие и каковы его реальные мотивы. Раньше тоже никогда не понимала. Мне казалось, что теперь-то, с приобретённым опытом, я сумею его раскусить, но нет — снова неудача. Я в очередной раз чутко вглядываюсь в его лицо и в очередной же раз вижу маску. По-моему, он беспрерывно играет какую-то роль, словно актёр, который до того вжился в образ персонажа, что забыл о собственном «Я».

Легонько встряхиваю головой, отгоняя не самые важные на данный момент думы, и пытаюсь краем глаза выцепить любые странности в поведении людей — опять ничего. Захожу в туалет, вытаскиваю из внутреннего кармана куртки ручку, совершенно обычную шариковую, неаккуратно, зато быстро и более-менее разборчиво корябаю на взятой со стола чистой салфетке (у меня есть блокнот, но он… привлечёт больше внимания) один-единственный вопрос: «Кто?» — прячу её, мою руки и возвращаюсь к экс-напарнику. По пути ещё пристальнее изучаю повадки гостей. Улыбается ли мне удача? Нет. Все одинаково… обычные и одинаково подозрительные: парень в наушниках будто бы слегка пританцовывает — вероятно, слушает музыку; дед в фетровой шляпе читает газету, не особо отвлекаясь от неё; Марко занят своими обязанностями — вряд ли ему есть особое дело до клиентов, пока они не нарушают порядок; те двое вроде как беседуют друг с другом и не реагируют на внешние раздражители. Чёрт бы их всех побрал!

Сажусь на место и незаметно подкладываю только что исписанную мной бумажку Стефано. Вот только знает ли он точный ответ?



не надо делать мне как лучше,
оставьте мне как хорошо ©

дела идут пока отлично,
поскольку к ним не приступал ©

я не туплю, а экономно
расходую потенциал ©

a376199d07c6.png


#16 Ссылка на это сообщение Шепобелк

Шепобелк
  • Знаменитый оратор
  • 5 285 сообщений
  •    

Отправлено

Миднайт-сити, 4 октября 2017 года, после полуночи

 

Война убивает людей, физически, морально или социально. С этой правдой приходится жить каждому, кто прошел через горнило боя и или сгорел, или отковался заново. Нет, не храбрецом. Просто воином с обращенной в пепел душой. Никос был из тех немногих счастливчиков, кто не сгорел до конца. Он выжил не только физически, он смог жить мирно. Пока его причина жить не придала воде в ванной оттенок кармина. И да, он боялся. Это естественно и в армейской разведке он научился не просто бояться, а использовать собственный страх к своей же выгоде. Чтобы выполнить задание и вернуться. Просто выжить никогда не было достаточным условием для успеха. И да, он был убийцей, хотя его причины убивать и выбор жертв кардинально отличались от любого "обычного" серийного убийцы. И да, он снова боялся. Что станет просто убийцей, возжелав крови больше, чем своей цели. Но он совершенно точно знал, что в тот же миг начнется последняя Охота, которая непременно увенчается успехом - просто охотиться он будет на самого себя. И сталь снова обагрится кровь убийцы. Это приносило некоторое успокоение.

 

Такую тишину, как сейчас, Никос слышал только дважды в своей жизни. Когда их часть проходила через опустошенные химическим оружием деревеньки, где умерли все, включая кошек, собак и мышей в подполе. И он обоснованно не любил такую тишину. Однако, эта же тишина, словно скальпель опытного патологоанатома, обнажила нечто, что иначе было бы не услышать: из открытого окна третьего этажа доносилась музыка того уровня громкости, что характерен именно для ценителей музыки, жадных до нее и не желающих делится своим сокровищем ни с кем, кроме самих себя.

И было в ней что-то, что заставило пепел в груди Никоса шевельнуться, обретая на мгновение черты утраченного когда-то. Но только на мгновение.

 

Все та же армейская служба научила Никоса не пренебрегать ничем, а потому слова, внешность, голос и даже пластику бродяги на входе бывший разведчик постарался запомнить в точности. Многие убийцы не сразу покидали место убийства, желая увидеть отголоски бури, что так старательно взращивали. Дом тоже притих, будто уже зная, что в нем случилось и соучастником чего он стал. Никос не скрывался, намеренно обозначая свои шаги, кощунственно разбивая тишину вдребезги. При виде Агнес он мягко улыбнулся и приветственно кивнул девушке.

- Все будет хорошо. Или нет, но тогда все будет очень плохо. На улице только бродяга. Спятивший или спившийся. Или и то, и другое. Постой на страже, я осмотрюсь внутри.

Никосу нужно было увидеть место преступления, нужно было понять, с кем он имеет дело и значение имела каждая мелочь. Серийные убийцы всегда имеют свой почерк, они не могут иначе. И всегда прокалываются, стоит этот почерк разгадать.


:paladin:   Излечит любые амбиции священный костер инквизиции! :paladin: ZigguratShadow.png  AllStarTeam.png

 

 


#17 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  •  Just A Modern Guy
  • 1 224 сообщений
  •    

Отправлено

Никос

Бледная луна молчаливо глядела в окно, и её лучи разгоняли полуночную тьму. Половицы заскрипели, стоило тебе войти под своды комнаты, где властвовала смерть. Лучи серебра мягко касались её лица, и оно напоминало алебастровую маску.
Смерть не пугала тебя, и всё же холодок пробежал по коже. Быть может, дело было в осеннем ветре, гулявшем по комнате. Быть может, это предвкушение долгожданной встречи, которой суждено было закончиться смертью. Быть может, ты просто боялся, что не сумеешь собрать воедино пазл, окроплённый кровью невинных, что был разбросан по всему Миднайт-сити. Но тревоге было суждено сгинуть без следа. Охотник брал алый след. Ещё никому не удалось от него скрыться.
Её глаза, глядевшие в никуда, походили на две острые льдинки. Когда-то ты слышал, что в глазах мертвеца навсегда отпечатывается то, что он видел в последний миг перед гибелью. В её глазах ты видишь своё лицо.
Вишнёвая помада смазана, застыв на изогнутых в улыбке губах. Будто, в смерти она видела лишь новое начало, а он подарил ей поцелуй, провожая в последний путь.
Она одета в свадебное платье, выкрашенное в чёрные и алые цвета. Сегодня это не редкость, цвету чистоты нет места в Миднайт-сити. Его места заняли цвета ночи, и ослепительных всполохов огня.
На хрупком девичьем теле нет ссадин или синяков. Она не противилась, и от этого, становится не по себе. Ты не знаешь, как он заставил её подчиниться, и не уверен, что хочешь знать. В этом мире, и без того хватает открытий, о которых пожалел бы каждый. Быть может, некоторым загадкам лучше остаться неразгаданными.
Вокруг неё разложены алые розы. Они только сорваны, и ещё не успели завянуть. Вместо капель росы, цветы украшает запёкшаяся кровь.
Ты хмуришься, когда взор касается раны на шее. Это его почерк, теперь не остаётся никаких сомнений. Один выверенный удар, и спасти её мог бы только Господь Бог. Но помощь никогда не поспевает, если её ждать.
— Проклятье… — слово, против воли, срывается с твоих губ. Это место давит на голову, точно могильная плита. Сам воздух пропитан горечью, и вдыхая его, ты обрекаешь себя на муки.
Белые занавески, точно саван, раскачиваются на ветру. Где-то вдалеке слышится воронье карканье. Падальщики слетаются сюда со всего Миднайт-сити, мечтая полакомиться свежей плотью.
Он должен был наследить, сомнения меркнут под светом луны. Если копы не хотят делать свою работу, этим займётся судья, палач и присяжный в одном лице. Это твоё лицо, и оно будет последним, что увидит полуночный душегуб, перед тем, как поплатится за всё совершенное.
Ты переворачиваешь комнату вверх дном, но ничего не находишь. Отчаянье сжимает твоё сердце мёртвой хваткой, и ты хватаешься за грудь, будто оно сейчас лопнет. Но если тебе и суждено умереть, ты заберёшь его вслед за собой. Невысказанное обещание повисает в воздухе пылью, отчётливо видной при лунном свете.
Очередной порыв холодного октябрьского ветра заставляет тебя подойти к окну. Ты хочешь закрыть его, но рука замирает на полпути. Внизу оконной рамы отчётливо виднеется смазанный след от ботинка.
Лихорадочно высунув голову наружу, ты замечаешь следы шин, отпечатавшиеся на асфальте, словно подпись судьи под смертным приговором. Ворон каркает, и ты смотришь в его глаза, чёрные, будто бездонный омут. В продолговатом клюве он сжимает жирного могильного червя.
 

Джек


 

Пламя взмывает к небесам, обжигая тех, кто встал слишком близко. Керосин льётся в костёр, где сгорает вера, мечты и надежды. В свете зарева осенняя полночь становится жарким летним днём, и да не будет спасения тем, кто не готов сгореть.
Когда ярость вырывается наружу, нельзя понять кто свой, а кто чужой. Когда взгляд обжигает ненавистью, ты можешь бить или бежать. Когда кулаки содраны в кровь, размышлять становится поздно.
Свобода будет завоёвана любой ценой, боевой клич обдирает горло. Ваши цепи проржавели, осталось их разорвать, тело жаждет быть разорванным в клочья. Ни богов, ни господ, никогда, алые флаги вздымаются к небесам, трубят горный, льётся кровь.
Ты вышибаешь входную дверь одним ударом, и она распахивается, приветствуя триумфатора. Твои братья, избравшие свободу перед лицом всех соблазнов, кричат, и рвутся в бой. В ваших глазах, мёртвый галогеновый свет становится пламенем атомной бомбы, и его отражение приводит в ужас.
— Стоять, мр***! — кричишь ты, что есть сил, и трубка громоздкого телефона, с глухим звуком, выпадает из рук бледной азиатки.
— Мы пришли за телом, все, кто нам помешают сгорят к ***ной матери! — Билли Смайт по прозвищу Британский бульдог откупоривает канистру, и запах бензина наполняет приёмную. Он не врёт, ты видишь это по глазам, в которых пляшут языки пламени. Скоро всё вспыхнет от одной искры, будто дом, переполненный газом.
— Выполняйте наши приказы, и отделаетесь синяками, — Локке Коул сдаётся перед мощью огня, пылающего в ночи. Его осторожность тлеет, будто головешка, брошенная в костёр. Остаётся лишь серый пепел.
Карлайл Стивенс молчит, он будто сгусток темноты, которую не одолеет даже жар тысячи солнц. В его молчании слышится голос мрачного жнеца. Опасная бритва блестит в свете прикрученных к потолку ламп.
Азиатка кричит, но её крик застревает в горле комом. Охранник, стоящий в дальнем углу выхватывает пистолет идеально отточенным движением. Билли Смайт по прозвищу «Британский Бульдог», орёт во всё горло и несётся ему наперерез.
Парень из Техаса, это видно по глазам, которые видели все ужасы этого мира. В Техасе ты учишься стрелять, как только начинаешь ходить, или умираешь от шальной пули. Он научился, ты понимаешь это ещё до того, как из дула, блестящего в свете галогеновых ламп, вырывается огненный всполох.
Билли Смайт плошает, впервые с вашего знакомства. Он выставляет канистру перед собой, и сгусток расплавленного свинца входит в неё, будто нож в податливую плоть. Огненный каскад вырывается изнутри канистры, и ты зажмуриваешься, чтобы не ослепнуть от нестерпимо яркого зарева.
Ты ощущаешь, как кусок пламенеющей стали проносится возле самого лица. Жар обдаёт потное тело, и тебе хочется вырваться наружу. Вопль Билли Смайта заставляет открыть глаза, и ты видишь, как он отчаянно пытается сбить пламя, пожирающее его заживо.
Канистра разорвалась, залив приёмную бензином, и теперь она полыхает, как тебе и не снилось. Азиатка, в ужасе, забилась в угол, на её лице пляшут причудливые тени, а телефонная трубка мерно раскачивается, повиснув на проводе. Охранник взводит курок, но ты знаешь, что он больше не выстрелит.
Первый удар, бита, с хрустом, обрушивается на его лицо, сминая кости. Он тычет горячим дулом тебе в лицо, и оно обжигает кожу, будто тлеющая сигарета. Второй удар, и желтоватые зубы вылетают из булькающего рта.
Огонь перекидывается на стены, запах жжёной плоти и костей наполняет приёмную. Локке Коул пытается стряхнуть пламя с Билли, а Карлайл Стивенс шагает вглубь госпиталя, будто всадник на бледном коне.
Третий удар, ты, с силой бьёшь его спине, и Техасец выгибается в немыслимой позе. Пистолет выпадает из ослабевшей руки, и теряется в огненном вихре. Он падает на пол, и ты, преисполненный ярости, обрушиваешь на его голову тяжелые ботинки. Снова, снова и снова.
Трудно убить кого-топо-настоящему, но у тебя получается. Опомнившись, ты видишь месиво из крови, ошмётков мозга и костей, стекающее с ботинок. Краем глаза, ты замечаешь, как азиатка, подобравшая пистолет, целится в тебя. Но она слишком напугана, чтобы заметить, как Карлайл Стивенс подкрадывается сзади и режет ей глотку, будто зарвавшейся свинье.
Оглушительно воют сработавшие сирены, и приёмную заливает красным. Карлайл машет тебе рукой, и исчезает среди дыма и гари. Наверное, где-то там, в глубине больницы и находится вожделенный морг.
Обожжённый Билли затихает, а Локке Коул, вымазанный в саже, из последних сил, пытается вытащить его наружу.
Ты, вновь замираешь на перепутье.
Посреди огненного ада любой решение будет похоже на выбор, сделанный между электрическим стулом и виселицей.
 

Джессика

Стефано щурится, не отводя от тебя взгляда карих глаз. Выгибает бровь, и на лице проступает насмешка. Он вскидывает два выставленных пальца, и делает вид, что стреляет в потолок.
Ты замираешь, опасаясь, что вас могут вычислить, но мерный шум закусочной не изменяет своему ритму. За окном кипит жизнь, и ты завистливо смотришь туда, где ревут моторы старомодных машин, неоновый свет обжигает взор, а полуночные гуляки спешат по тратуару, залитому лунным светом. Ты всё ещё слишком неприметна, чтобы к твоей голове приставили дымящийся ствол, но вряд ли это протянется долго.
Твой экс-напарник издевается, или, и вправду, хотел что-то сказать? Зачем он изобразил этот выстрел? Мысли путаются в голове, будто ты перебрала с виски. Лёгкие, заполненные удушливым табачным дымом мечтают вдохнуть свежий осенний воздух. Инстинкты требуют бросить Стефано на растерзание судьбы, но сердце молит подождать.
Вряд ли он стрелял, скорее показывал. Куда, на небеса, откуда взирает Бог, не знающий милости? На крышу, где прячется нечто, о чём не принято говорить вслух? В воздух, где завис чёрный вертолет из городских легенд, которые переполняют сеть?
Нет, это метафора, Стефано не столь глуп, чтобы верить в сказки. За ним следит кто-то сверху. Корпорации, семьи-основатели, преступные бароны, вот кому в Миднайт-сити принадлежит подлинная власть.
Если он перешёл дорогу кому-то из них, можно смело заказывать дубовый гроб. Ты стряхиваешь пепел, складываешь пальцы в воображаемый пистолет, и стреляешь экс-напарнику прямо в лоб. Он криво улыбается, будто игрок в покер, у которого в рукаве остался последний туз.
Вы долго играете в гляделки, будто старые любовники, которые встретились ресторане, вместо с законными супругами. Желудок даёт о себе знать, и ты, не без удовольствия съедаешь заказанный бургер. Стефано ковыряет вилкой в пустой тарелке, и от этого скрипа у тебя вянут уши.
Это может затянуться до скончания времён, и ты вновь пододвигаешь к нему салфетку с одним единственным словом. Он качает головой, и вскидывает ладони, будто воришка, до последнего отрицающий вину за украденный кошелёк. Ты хмуришь брови, будто матушка, которая собирается отчитать нашкодившего сына.
Стефано вздыхает, в его глазах застыла вселенская печаль, а вилка, зажатая между пальцев блестит в свете тусклой лампы накаливания. Ты сама не замечаешь, как вилка вылетает из рук Стефано, и перелетев через тебя, со звоном приземляется на соседний столик.
— О, простите, господа, я такой неловкий — твой экс-напарник, смеясь, вскакивает из-за столика, но в его глазах ты отчётливо видишь страх.
Обернувшись ты замечешь двух мужчин, одетых в одинаково скроенные пиджаки, чёрные галстуки, и солнцезащитные очки. Они переглядываются, будто самые настоящие шпионы. Ты опускаешь взгляд и видишь, как один из них сжимает лежащий на коленях ствол, все это время спрятанный под фетровой шляпой.
— Ничего страшного, мистер, — тот, что сидит справа улыбается Стефано и протягивает ему отполированную вилку.
Время становится тягучим, будто мёд, в котором задохнулась пчела.
Кровь пульсирует в висках, и ты боишься, что совсем скоро она выплеснется наружу.
Старый музыкальный автомат хрипит печальную винландскую балладу в конце которой умрут все до единого.

 

Агнес

Он заходит внутрь, но ты остаёшься снаружи. Внутри квартиры Кэтрин есть только смерть, и ты не хочешь снова чувствовать её холодное дыхание на своём лице.
Лампочка, висящая под потолком потухла, теперь здесь темно, как в склепе. Лишь крохотные отблески тёплого света вырываются сквозь приоткрытую дверь твоей квартиры. Они едва не растворяются в кромешной тьме, пропитавшей подъезд, и, всё же, помогают не падать духом.
Тени играют на ободранных стенах, принимая причудливые обличья. Вот нож, скользящий во тьме, и тонкие пальцы, что его сжимают. Вот хрупкое тело, недвижимо лежащее в хрустальном гробу. Вот герой, что несёт ружьё на плече, и прогоняет тьму светом своего сердца.
Снизу доносится шум, и ты замираешь, вслушиваясь. Похоже на пьяный гогот полуночных гуляк, забредающих в пустые подъезды, чтобы наполнить их нескончаемым весельем.
Лампа, повисшая сверху, начинает искрить, и, вскоре загорается, обдавая подъезд тусклым светом. Голоса становятся всё отчётливей, шаги по лестнице — громче. Ты осторожно смотришь вниз, вцепившись в кованые перила, и видишь тройку мужчин, разодетых в кожу и цепи. Один из них, лысый, и покрытый татуировками, высится на фоне остальных, его громогласный голос эхом разносится по тёмному подъезду. Они говорят о Кэтрин, но тебе трудно понять, что именно.
— К-э-э-э-трин! — слышишь ты оглушительный крик лысого, когда вас разделяет всего один пролёт. — Выходи, с***ая прош****овка!
— Большой босс не давал тебе выходного, так что поднимай ***у и дуй в клуб! — ещё чей-то голос доносится вслед за ним.
Тебе хочется забиться в угол, и не отсвечивать. Но ты дожидаешься странную тройка, стоя на лестничной клетке, сама не зная почему. Возможно, это врождённое любопытство, которое, снова и снова приводит тебя в западню. Возможно, ты так спокойна, потому что Никос рядом и не даст тебя в обиду.
Тройка поднимается наверх, один из них присвистывает, оценивая тебя взглядом. Тот, что с жидкими чёрными волосами, сползшими на лоб, и татуировками «DEAD» и «MAN» под каждым глазом. Лысый хлопает его по плечу, глядя в твою сторону и скаля стальные зубы, отчего тот скривится. Третий парень, худощавый, с наполовину выбритой головой, и скучающим взглядом, стоит в стороне, играя с ножом-бабочкой.
— Эй, крошка, — спрашивает лысый, его голос, и вправду, похож на гром, — Кэтрин у себя?



#18 Ссылка на это сообщение Леро Рандгер

Леро Рандгер
  • AU af boi

  • 51 285 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

"… и мы собираемся щелкнуть зажигалкой," - вспоминаю я собственную фразу и не могу сдержать усмешку. Нужно было принимать решение, и принимать его стремительно, но мысли путались. Сложно было сосредоточиться, когда бушующий внутри пожар откликался с огнем внутри меня самого, а в нос била знакомая и приятная смесь из запахов гари, крови и чужой боли.
Я провожаю взглядом Карлайла, но прежде чем он успевает исчезнуть за дверью, до него доносится мой крик, больше похожий на рычание:
- Карлайл, возвращайся сюда, идиот! Мы уходим, иначе все тут сгорим к х##м! - громыхает мой голос, затмевая даже рёв бушующего пламени. Я направляюсь к телу Билли, стараясь удержать мысль о том, что его нужно вытащить отсюда. Сердце бьется все быстрее, кровь стучит в ушах, напевая песню, состоящую из всего пары простых слов: "УДАРЬ, УБЕЙ, РАЗРУШЬ. УДАР, УБЕЙ, РАЗРУШЬ," - вкусив крови, бывает трудно остановиться, побороть желания продолжать ломать лица, идти по ступенькам из чужих тел, пока не доберешься до тех, кто сидит на троне… и все же я приказываю этой музыке утихнуть.
- Подержи. Потеряешь - убью, - глухо рыкнул я, пихая биту Локке в руку. В моем голосе и взгляде ясно видно - не шучу. Я подхватываю Бульдога на пуки. Не с легкостью, однако нельзя сказать, что я едва не надорвался - среди Хищников у меня была репутация одного из "силачей". Я закидываю брата на плечо и беру у другого свое оружие, не желая отдавать его кому-то больше чем на пару секунд. Пора было уходить отсюда. Мы не устроили Нэнси тех похорон, что она заслуживает, но почему-то я был уверен, что ни один панк не был бы против, если бы вместо его похорон кому-нибудь сломали пару е##л и сожгли что-нибудь. Я спешил уходить не потому, что боялся пожара, нет. Я боялся того, что пламя поглотит наши умы и заставить предаться нашей настоящей природе раньше чем нужно

 

-1 пункт Воли


b6e6d8111e142852d3fd1ce14dfaec6c-full.png


#19 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ¯\_(ツ)_/¯


  • 18 535 сообщений
  •    

Отправлено

Миднайт-сити, 4 октября 2017 года, после полуночи. Квартира Кэтрин
— Эй, крошка, — спрашивает лысый, его голос, и вправду, похож на гром, — Кэтрин у себя?

 

Агнес в замешательстве смотрит на лысого и его приятелей. Они так шумно и уверенно шли к живой Кэтрин, что сомнение "А вдруг это убийцы?"  даже не пришло в голову. Настоящий убийца, если бы и вернулся, то наверняка со свидетелями. Конечно, могло быть так, что убийцей был кто-то из них, а остальные двое и должны были стать свидетелями? Но эти брутальные, в коже и цепях, парни скорее, просто свернули бы ей голову, а не украшали бы постель розами.

- Кэтрин? - Агнес оглядывается на дверь соседки и вновь смотрит на лысого. Пожалуй, врать не имеет смысла - все равно завтра все откроется, и тогда под подозрением будет тот, кто соврал. Да и посмотреть на их реакцию было бы любопытно.  - У себя. Она умерла. Ее убили.

Легко не бояться, когда ты знаешь, что самый крутой боец, которого ты знаешь, находится за твоей спиной.



#20 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • а не еретик ли ты часом?

  • 12 336 сообщений
  •    

Отправлено

Смотрю назад, будто бы только для того, чтобы увидеть, куда упала вилка, изображаю слегка виноватую полуулыбку, тем временем стараясь как можно лучше рассмотреть «людей в чёрном», и отворачиваюсь. Вытаскиваю ещё одну сигарету из пачки — там остаётся всего три.

«Надо будет забежать в магазин», — думаю я и тут же отбрасываю эту мысль как несущественную на данный момент.

Интересно, как я могла не обратить на них внимание раньше? Они же… ну… донельзя подозрительные?.. Даже учитывая, каких фриков полон наш город. Одинаковые костюмы, галстуки, фетровые шляпы, в конце концов. И да, солнцезащитные очки, серьёзно? Как известно, тёмные очки в помещении носят только слепые и мудаки. © И что-то эти парни ни капли не похожи на незрячих.

Выпускаю дым через нос. Тушу окурок о пепельницу. Поднимаю глаза на Стефано. Пристально взираю на него в течение нескольких секунд, призываю на помощь всю свою убедительность и одними губами шепчу: «У меня есть план». Пожалуй, ему лучше пока не знать, что весь мой план — импровизировать. Ну а что? Действовать по ситуации всё же лучше, чем просто торчать тут до потери пульса и дрожать от страха. К тому же других более-менее нормальных идей, кроме как покинуть заведение и дождаться этих двоих в какой-нибудь подворотне, у меня сейчас нет.


1351906871_1384880_kaya_scodelario_pic.gif

 

— Ну что, поехали ко мне? — с чуть кривоватой усмешкой, спрашиваю я. — Посидим, поболтаем, разопьём бутылочку виски.

На всякий случай готовлю себя к тому, что он откажется. Тогда я просто свалю, оставив его здесь в одиночестве. Вернее, наедине с его «хвостом». Мне, конечно, будет жаль, особенно лишиться зацепки по делу, о которой он говорил, но всё-таки его проблемы — это его проблемы, а не мои. Да и не соврал ли он мне вообще в попытке спасти свою задницу? Я и не удивлюсь, если так.

-1 пункт Воли



не надо делать мне как лучше,
оставьте мне как хорошо ©

дела идут пока отлично,
поскольку к ним не приступал ©

я не туплю, а экономно
расходую потенциал ©

a376199d07c6.png






Темы с аналогичным тегами мир тьмы: пламя в ночи

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых