Перейти к содержимому


Информация о статье

  • Добавлено:
  • Просмотры: 1151

 


* * * * *
0 Рейтинг

Интервью с тремя писателями

Написано в Мар 16 2013 21:01

Интервью с тремя писателями

Автор: Из разных источников

Комментарий библиотекаря: Это ролевое интервью  с тремя писателями: Карловаком Градопутом, Вогином Джартом и Балот-Кулом, за которыми стоит тот, кто работал вспомогательным дизайнером в The Elder Scrolls I: Arena, ведущим дизайнером в The Elder Scrolls II: Daggerfall, тот, кто является автором большинства книг в The Elder Scrolls III: Morrowind (и, соответственно, в The Elder Scrolls IV: Oblivion), - Тэд Петерсон. Также Тэд Петерсон отыгрывает роль С'Реддита, литературного агента.  

Был солнечный денек в Имперском Городе. В Имперской Библиотеке не происходило ничего необычного до того момента, пока Занатар не получил письмо от знаменитого литературного агента по имени С'Реддит. Этот хаджит желал узнать, заинтересует ли Библиотеку интервью за круглым столом с тремя известными писателями: Карловаком Градопутом, Вогином Джартом и Балот-Кулом. Библиотекари, которые давно желали задать  этим авторам вопросы, согласились.

В морндас вечером после закрытия Имперской Библиотеки четверо ее работников отправились в одну из таверн Имперского Города, чтобы встретиться с С'Реддитом и тремя писателями.

Литературный агент и три автора, которых он представлял, сидели за одним из широких столиков в заведении. При появлении библиотекарей они встали.

Зан:

- Приветствую, господин С'Реддит! Как видите, мы здесь. Благодарю за организацию встречи с этими тремя великими авторами. Я не сомневаюсь, что это интервью окажется очень содержательным. Но для начала позвольте мне представиться и познакомить вас с моими коллегами. Меня, как вы уже знаете, зовут Занатар. А это…

(Занатар кивнул в сторону жителей Империи, стоящих возле него.)

Зан:

- Это Аттребус, имперский ученый. Учился у ныне покойного С'Трикера.

(Аттребус поклонился.)

Зан:

- Это…

(Он кинул взгляд на высокого эльфа справа.)

Зан:

- Это Б.

(Б. кивнул.)

Зан:

- За моей спиной Зиндер.

(Зиндер тоже кивнул.)

 С'Реддит:

- Вот этот человек слева…

(С'Реддит указал на бодрого, щекастого бретонца.)

С'Реддит:

- …Конечно, не нуждается в представлении. Вогин Джарт был литературным сокровищем Тамриэля на протяжении десятилетий. Один из самых знаменитых, самых плодовитых писателей, он порадовал нас такими книгами как «Бал в лечебнице для душевнобольных», «Танец в огне», «Королева-Волчица», «Фейфолкен» и многими другими. Балот-Кул…

(Агент продолжил, и темный эльф, необыкновенно толстый для представителя своей расы, уважительно кивнул.)

С'Реддит:

- Гениальная первая драматическая постановка «Ужас замка Ксир» уже прославила его по всей земле. Со времен Гора Фелима не было драматурга, который рисовал бы столь захватывающие картины темной фантазии аудитории. И последний, но, конечно же, не последний в нашем ряду…

(С'Реддит закончил представлять высокого, сурового с виду бретонца справа.)

С'Реддит:

- …Карловак Градопут, автор «2920, Последний год Первой Эры», историк, ставший писателем, чьи знаменитые серии книг заслуженно занимают место в имперском литературном каноне. Уважаемые библиотекари и ученые, Аттребус, Б., Зиндер и Занатар! Извольте задавать этим сияющим звездам литературы любые вопросы об их прошлых и будущих работах.

(Хаджит закончил речь церемониальным поклоном, и все сели.)

Вогин Джарт:

- Не возражаете, если я закажу выпивку?

(Вогин, Карловак и Балот-Кул распорядились принести большое количество еды и напитков. С’Реддит не обрадовался этому, потому что он знал, кто будет оплачивать счет. Приподнявшись, Б. откинул свой капюшон. Волосы у него были слегка растрепаны, но после того, как альтмер наскоро пригладил их руками, он приобрел вполне презентабельный вид.)

Б.:

- Это очень увлекательно. Господа, как приятно, наконец, познакомиться со всеми вами лично. Позвольте мне начать с того, что как библиотекарь и ученый я большой поклонник ваших книг. Мы все действительно сражены вашим появлением.

Аттребус:

- Я знаю, что библиотекари отдают должное всем вашим предыдущим работам, и у меня общий вопрос к авторам. Как вы стали писателями?

Вогин Джарт:

- Я пишу исключительно для собственного удовольствия. Это всегда было моим принципом.

(Официанты принесли заказанные блюда и напитки.)

Балот-Кул:

- Театр в моей крови всю жизнь. Моя мать была великой актрисой, а отец – архитектором, специализирующимся на сложных конструкциях. Разумеется, как и все дети, я также любил бои на арене за их кровь и драму. Вот почему выбранный мной жанр часто склоняется к мрачности, жестокости. Ужасное в жизни всегда привлекало меня.

Карловак Градопут:

- Как уже упоминал С’Реддит, много лет я был историком, и меня всегда увлекали люди и события далекого прошлого… На протяжении десятилетий я изучал конец Первой Эпохи, падение Реманской династии, и я хотел бы поделиться результатами не только с моими товарищами-учеными. Писать – это для меня тяжелая работа. Я получаю гораздо больше удовольствия от исследований, чем прикладывая перо к свитку. Но я думаю, людям необходимо знать, откуда мы пришли, чтобы мы могли осознавать, или, по крайней мере, догадываться, куда нам идти.

Б.:

- Не будете ли вы так любезны поведать нам о ваших последних достижениях? Мы получили столько удовольствия от ваших предыдущих книг и с волнением ждем от вас любой информации о том, над чем вы сейчас работаете, или, быть может, что вы недавно закончили.

Вогин Джарт:

- Ух, так много планов! Я предпочитаю работать над четырьмя книгами одновременно, поэтому мне никогда не приходится скучать. Продолжение приключений Децимуса Скотти близится к завершению. И я очень доволен книгой под заголовком «Исход» про некромантов и Гильдию Магов, которая должна быть опубликована довольно скоро…  Хотя я не перестаю вносить правки…

Балот-Кул:

- Некоторое время назад я побывал проездом в городе Чейдинхол и услышал историю о доме, которая совершенно меня поразила. Я пока еще не подобрал название для этого произведения, однако уже закончил черновой набросок и начал переговоры с Гильдией Актеров о постановке спектакля.

Карловак Градопут:

- В настоящий момент ничего не пишу. Я приступил к исследованиям.

 С’Реддит:

- Может, вы подогреете интерес аудитории, раскрыв суть ваших исследований?

Карловак Градопут:

- Так, небольшой проектец – собрание писем Уриэля V из Акавира.

С’Реддит:

- Что, «2Э 896: Последний год Второй Эры»?

(Карловак нахмурился/)

Зиндер Велвин:

- Что вам больше всего нравится в писательском ремесле?

Балот-Кул:

- Мне больше всего нравится сидеть в рядах зрителей моей пьесы и слушать, как они кричат.

Вогин Джарт:

- Я пишу исключительно для собственного удовольствия и, может быть, еще для пары друзей. К счастью, я имел успех, достаточный, чтобы обеспечить свою жизнь. Но если бы и не имел, то все равно бы писал. У меня просто запасено так много историй, которыми я хочу поделиться, так что я не возражаю, чтобы и другие их послушали.

Карловак Градопут:

 - Я не получаю удовольствия от писательского ремесла ни в малейшей степени. Мне нравится проводить исследования, собирать сведения, разрабатывать теории, проверять их, выделять существенное, и так в каждом аспекте моей жизни и работы за исключением самого писательства и публикации. По возможности я занимался бы исследованиями и не распылялся.

Зиндер Велвин:

 - Очень интересно. Я удивляюсь, хотя…  Сколько в том, что вы пишете, вымысла, а сколько фактов? Не в обиду будет сказано, я не сомневаюсь, что вы изучаете материал всесторонне и тщательно, и я весьма уважаю всех вас. Но некоторые писатели склонны к преувеличениям.

Балот-Кул:

 - Сплошь вымысел и в то же время совершенно реалистично.

Карловак Градопут:

 - Это очень сложный вопрос. Если под «вымыслом» вы подразумеваете исключительно плод моего воображения, то ни одна из моих работ не является таковой. Те или иные гипотезы основываются на исследованиях, конечно же, и любые события, которые происходят в далеком прошлом, открыты для интерпретации. Я не могу с уверенностью сказать, что воспроизвел точные слова в разговоре между герцогом Морровинда и его возлюбленной Туралой, к примеру, однако, я знаю, кто была она, кем был он, где происходил этот разговор…  Я не назвал бы это «вымыслом», так как верю, что это все было на самом деле, и даже, может быть, все было точно так.

Вогин Джарт:

 - Не могу утверждать, что провожу такие же исследования, как мой друг Карловак, но мне нравится черпать вдохновение в исторических фигурах. Очевидно, что Королева-Волчица Потема и Пелагий Безумный существовали на самом деле – еще живы люди, которые знали их. Децимус Скотти – реальное лицо, но я изменил его имя по понятным причинам. Просто мои книги – не исторические труды. Они предназначены для развлечения.

Б.:

 - Откуда вы черпаете информацию и идеи? Вы изучаете книги, берете интервью и/или путешествуете по Тамриэлю? Вот, например, Вогин Джарт в одном материале сообщил, что последнее приключение Скотти происходило в болотах Чернотопья. Вы действительно поехали в Чернотопье за вдохновением, и если так, как вы справлялись с разнообразными опасными ситуациями?

Вогин Джарт:

 - Ох, я не был нигде в Чернотопье, за исключением Гидеона, всем известно, что это наиболее имперский  город в провинции. Должен признаться, что я ассоциирую себя с Децимусом Скотти, а именно с его трусостью, в большей степени, чем мне следовало. Хотя я провел детство в Валенвуде, поэтому многие места из «Танца в огне» мне непосредственно знакомы. Тем не менее, я знаю многих имперцев, которые путешествовали по Чернотопью, и могу заверить, я получил точные описания.

С’Реддит:

 - Гидеон существенно изменился за последние годы. Это был маленький городок, куда была заключена в тюрьму императрица как раз в 2920 году.

Зан:

 - Господин Балот-Кул, ваша пьеса «Ужас замка Ксир» поражает. Это, конечно, здорово. Но не могли бы вы сказать, что случилось с Ячиллой Ксир? Вы планируете продолжение? Кстати, вы когда-нибудь видели спектакль «Похотливая аргонианская дева» Крассиуса Курио?

Балот-Кул:

 - Спасибо! Романтик во мне надеется, что Ячилла Ксир где-то там, по-прежнему усердно трудится. Конечно, были требования продолжения, но это особо не заинтересовало меня.  Я думаю, что продолжение определенно уступало бы оригиналу и содержало бы меньше шока и сюрпризов. Новая вещица, которую я написал, про дом с привидениями должна быть столь же, если не более увлекательной, чем «Ужас Замка Ксир»… И да, я посетил закрытое представление сэры Курио, на котором…

 С’Реддит:

 - Вы хотели сказать, что не посещали закрытого представления Курио, не так ли?

Балот-Кул:

 - Да-да, конечно. Я никогда не видел, чтобы «Похотливую аргонианскую деву» играли с таким большим энтузиазмом. Настоящая порнография – вот как я назвал бы это представление, если бы мне довелось увидеть его, но я никогда его не видел. А если бы увидел, это был бы просто шок.

Аттребус:

 - Балот-Кул, вы упомянули о городе Чейдинхоле и истории о тамошнем поместье с привидениями. Вы не могли бы рассказать об этом поподробнее? В какой провинции находится этот город, и существует ли поместье на самом деле?

С’Реддит:

 - Давайте не будем пока упоминать название особняка. Что- то должно оставаться сюрпризом, в конце-то концов.

Балот-Кул:

- О, дом, безусловно, существует, и местные жители, конечно, считают, что в нем обитают привидения. Он не просто существует: в моей постановке он описывается довольно точно. Только это не поместье, скорее дом приличных размеров. Вам еще не приходилось бывать в сиродиильском городе Чейдинхоле?

Зан:

- Господин Джарт, вы можете рассказать больше об «Исходе»? Это, случайно, книга не про Маннимарко? Я хотел бы еще почитать о том, что с ним стало после Деформации Запада.

С’Реддит:

- Так как книга все еще редактируется и пока не опубликована, было бы несправедливо говорить слишком много…

Вогин Джарт:

- Деформация Запада?

С’Реддит:

- Я думаю, он имел в виду «Чудо Мира», устроенное Девятью.

Вогин Джарт:

 - О, я не очень много об этом знаю. Метафизика никогда не входила в область моих знаний. Я не знаю, что случилось с Маннимарко. Честно говоря, это мне даже не особенно интересно. Я предпочитаю изучать трагедию и триумф маленьких людей, а их отношения с великой имперской державой – только лишь фон. Меня не волнует Ванус Галерион и Маннимарко с их дрязгами, однако простые некроманты, их взаимоотношения с собратьями магами, - вот здесь и заключается драма, которую я могу раскрыть. Так что, увы, если вы интересуетесь Маннимарко и чем-то вроде славы, которую он имеет, по мнению некоторых, вам придется обратиться к какому-то другому источнику.

Зан:

- Я всегда был очарован историей, поэтому я большой поклонник работ господина Градопута.

(Занатар повернулся к Карловаку.)

Зан:

- Господин Градопут, у меня вопрос касательно вашей известной книги «2920: Последний год Первой Эры», вопрос, связанный с покойным Сота Силом, с которым я был бы счастлив встретиться лично когда-нибудь, но, к сожалению, этому не суждено произойти. На самом деле у меня даже много вопросов по Сота Силу, но в первую очередь я хотел бы спросить вас о его сделке с Лордами даэдра. Можете ли вы рассказать об этом подробнее? Некоторые ученые считают, что эта сделка была аннулирована со смертью Сота Сила, однако я склонен думать, что она потеряла силу уже во время Войны Четырех Счетов.

 Карловак Градопут:

 - Я могу рассказать вам о прошлом как историк, но я не знаю, что содержит будущее. Сота Сил отправился в Обливион после того, как Дро’Зел, король Сенчала, вызвал Молаг Бала, чтобы разрушить валенвудское королевство Гильвердейл. Начиная с этого момента в истории, правители за редчайшим исключением, прекратили контактировать с Лордами даэдра. Вплоть до настоящего момента, и это происходит не потому, что правители перестали жаждать власти и уничтожения врагов, так что может показаться, будто договор Сота Сила оказал влияние на даэдра. Если бы я точно знал, что он обещал даэдра, я бы написал об этом. Однако я никогда не стремился пренебречь изложением фактов ради тайны или драматизма. Псиджикам почти наверняка известно больше, однако они позволили мне провести лишь ограниченные исследования на Артеуме.

Аттребус:

- Одна из вещей, которые меня заинтриговали, это описание цаэски и маормеров. Поскольку я не сталкивался с этими неуловимыми расами лично, интересно, насколько точны эти описания? Другими словами, встречали ли вы представителей этих рас, и откуда взялись сведения? Неужели вы построили обоснованную гипотезу на базе того, что вам довелось слышать?

С’Реддит:

 - Ну, разумеется, мой клиент никогда не встречался ни с одним акавири или маормером или любым другим врагом Империи.

Карловак Градопут:

 - Очень старые воины, пережившие злополучное вторжение Уриэля V, рассказали мне, что они видели. Я придерживаюсь своей теории, согласно которой владыки Акавира были гадами, не только по характеру, но и физически. Даже если бы у меня не было свидетелей, существует слишком много описаний их как змей, чтобы предположить, что все авторы использовали одинаковую метафору. Также многие вещи в истории редгардов  позволяют предположить древние связи с цаэски. К тому же многие величайшие герои явно находились под влиянием акавири, а также редгардской культуры, - Гайден Шинджи, к примеру. Однако целый культ Сатакала и пещера, именуемая Логово Клыка… Тут чересчур много случайностей. Мы являемся в Тамриэле редким поколением, некоторым из нас довелось увидеть обитателей Акавира. Я подозреваю, что в этом нам повезло. Маормеры – это младшая раса, меня она не интересует вообще.

Вогин Джарт:

 - Мой уважаемый коллега, кажется, хорошо продумал, как обращаться к пережившим Островную войну, и он может изменить свое мнение. Я же думаю, что кое-что из того, что мне доводилось услышать, было преувеличением. И поскольку моей целью при написании книги о Королеве-Волчице было описать жизнь Потемы и честолюбивые замыслы, и не было нужды описывать подробно Оргнума и его флот, я опустил некоторые детали, которые могли показаться спорными. В частности, морские существа под их командованием  - воплощение кошмаров. Как здорово, что за последние годы они не проявили намерений напасть на нас!

Б.:

 - Судя по вашим работам, вы оба, кажется, хорошо разбираетесь в Ордене Псиджиков. И по ходу развития истории Тамриэля влияние Псиджиков то прибывало, то убывало. Карловак Градопут, в книге «2920: Последний год Первой Эры» вы документируете существование Ордена в конце Первой Эпохи, при Яхезисе. Вы также разбираете некоторые события, которые произошли на Артеуме в это время.  Позднее в той же работе вы приводите нас к мысли, что Яхезис предчувствовал, что пришло время Псиджикам уйти на какой-то период. Как мы все знаем, Артеум исчез, а затем снова появился. Вогин Джарт, в «Королеве-Волчице» вы рассказываете о том, что в 3Э 110 император Антиох попросил Орден Псиджиков помочь защитить западное побережье Тамриэля. Далее вы продолжаете рассказ, как Орден прознал о встрече короля Оргнума и королевы Потемы Солитьюдской, и как они направили группу в серых плащах под предводительством Мастера Знаний Целаруса с визитом к королеве. Короче говоря, флот пиандониан был полностью уничтожен бурей, которая внезапно разразилась у берегов острова Артеум. И, наконец, автор Таурс ил-Ансельма добавляет такое суждение в книге «Фрагмент: Об Артеуме»: «Влияние Совета на политику Тамриэля изменчиво… Император Уриэль V находился под сильным влиянием Совета в начале, в самой славной части своего правления, до своей катастрофической атаки на Акавир». Но он также уверяет нас: «Четыре последних правителя: Уриэль VI, Морихата, Пелагиус IV и Уриэль VII, относились к Псиджикам с подозрением, достаточным для того, чтобы не допустить послов с острова Артеум в Имперский Город».

Возможно, вы сумеете охарактеризовать историческое значение Ордена Псиджиков? Я уверен, что у вас обоих есть какие-то мысли по этому вопросу. Вот, например, вы, Карловак Градопут, упомянули о письмах Уриэля V из Акавира. Таурс ил-Ансельма заключает, что у Ордена были связи «в начале, в самой славной части царствования» до «катастрофической атаки». Можем ли мы считать, что император Уриэль V просто отказался от переговоров и напал на Акавир? Или Орден предложил ему атаковать, однако он не прислушался и, вместе с тем, перестал слушать их в дальнейшем?

Кроме того, не могли бы вы рассказать, как вы оцениваете роль Ордена сегодня? Играет ли он вообще какую-то роль? Таурс ил-Ансельма утверждает, что четыре последних императора отказались принимать послов, но ходят слухи, что Мастер Знаний Целарус добивался аудиенции Уриэля VII.

Балот-Кул:

- Ох уж эти Псиджики! Разрешите мне кое-что сказать… Я думаю, что большой их секрет, скрываемый за всеми этими тайнами и замысловатыми интригами, заключается в том, что им очень, очень скучно! На Артеуме не случалось ничего, достойного внимания, со времен Галериона и Маннимарко! 

(Карловак Градопут и Вогин Джарт посмотрели на Балот-Кула с любопытством, а затем продолжили беседу.)

Карловак Градопут:

- Опять же, моей областью знания является история, а не текущие или будущие события, так что я не берусь судить о том, какие дела ведет Целарус с нашим императором, или каковы отношения (если таковые имеются) между Империей и Артеумом. Конечно, я читал ил-Ансельму и думаю, что он прав по поводу отношений последних правителей с Псиджиками. Моя собственная теория заключается в том, что Псиджики сказали им правду, а не то, что они хотели услышать. Псиджики не советовали Уриэлю V атаковать Акавир, выступали горячо против этого.

Вогин Джарт:

- Историческое значение Ордена не вызывает сомнений, но в том-то и дело, что это все осталось в прошлом. Насколько я могу судить, они не имеют никакой связи с Империей, хотя продолжают давать советы властителям Саммерсета.

Зиндер Велвин:

- Господин Градопут, есть ли шанс, что вы поделитесь с нами, как и почему Альмалексия смогла победить Мехруна Дагона? Я всегда думал, что лорды даэдра сильнее Трибунала.

Карловак Градопут:

- Ну, она получила помощь от Соты Сила и не только, разумеется. И все трое получили страшные раны в результате этого столкновения. Альмалексия в особенности. Конечно, трудно дать точное описание битвы, последовательность ударов, ведь это событие обросло легендами. Хотя после разрушения Морнхолда остались выжившие, они, по всей видимости, не оставили заметок, пока были заняты спасением своих жизней. К единственным действительным атакам, о которых я упоминал в своей книге, относится то, что она схватила Мехруна за горло, а он травил ее своими ядовитыми когтями – две атаки, которые подтверждаются моими исследованиями. Что до вопроса, кто сильнее – два бога Морровинда на пике своей силы или Принц даэдра… Я не могу сказать. Соблазнительно заявить, что Трибунал был самым сильным в то время. Все-таки они отразили вторжение Мехруна Дагона. Но, не зная наверняка, как и зачем ему потребовалось уничтожать Морнхолд (и он преуспел в этом), я был бы плохим ученым, если бы стал делать слишком много предположений.   

 Зан:

 - Почему Вивек не прибегал к своей силе в борьбе с Империей? Учитывая тот факт, что он обладал божественной силой, почему он использовал обыкновенное войско и военные стратегии?

Карловак Градопут:

 - Есть точные сведения об экстраординарных подвигах Вивека во время Войны Четырех Счетов, которые я не включил в книгу, потому что они имели место не в 2920 году. Вивек – экстраординарная личность, я полагаю, он генерал в той же степени, что и бог. Он делает вещи, которые ожидают от богов, типа устроить наводнение, остановить скалу, что падает с небес, - однако еще он – лидер, который вдохновляет свой народ на свершения. Думаю, что он временами, не всегда, но периодически, предпочитал использовать свой ум, свою способность разрабатывать стратегию, а не грубую силу в бою…  Это чисто предположение, однако я полагаю, иногда он хотел, чтобы его люди постигали новые знания, а не просто сохраняли их, и после восьмидесяти лет войны он устал…

Вогин Джарт:

 - Это одно из предположений. Может быть, он просто был не столь могуч, как о нем говорили.

Аттребус:

 - Есть много всевозможных гипотез касательно Вивека.

(Аттребус усмехнулся.)

Аттребус:

 - Вопрос, наполовину связанный с Вивеком и Трибуналом, - это судьба двемеров. Есть несколько трудов, посвященных этой загадочной расе, однако они не дают ясной картины того, что случилось с ними. Кто-нибудь из вас думал изучить эту тему и написать книгу про двемеров? Или пелена времени не дает возможности отделить факты от выдумок в этом вопросе?

Карловак Градопут:

 - Я большой поклонник двемерской культуры. Думаю, Тамриэль никогда полностью не оправился после этой потери… Возможно, когда-нибудь я напишу об их исчезновении. В этом, безусловно, имеются все признаки великой истории, со всеми ее перспективами, оборвавшимися навеки.

Вогин Джарт:

 - Это слишком крупная задача для меня. Но я не против попытаться собрать единую биографию Думака. Как вы знаете по «Королеве-Волчице», я питаю слабость к обреченным царственным особам… Возможно…

Балот-Кул:

 - Я сделал бы это только для того, чтобы почтить наследие моего коллеги-драматурга Гора Филима, чья работа, написанная под именем Маробара Сула, к сожалению, так и не была напечатана. Как и он, я выложил бы некоторые невероятные теории, абсолютно не доказанные, но имеющие большую ценность в плане зрелищности.

Б.:

 - Я согласен с тем, что двемеры были поразительной расой, и, в значительной степени, их история продолжается до сих пор. Я нахожу истории про Медного Бога чрезвычайно интересными. Есть упоминание, что первого Медного Бога увидели Кагренак и Энантиоморф. Мне интересно, может ли кто-то из вас рассказать больше про Энантиоморфа, или же - как они известны по отдельности, - Цурина Арктуса и Талоса? Многие считают, что Цурин Арктус был Подземным Королем, однако «Арктурианская ересь», похоже, бросает тень сомнения на такой вариант, потому и «ересь». Но, может быть, кто-то из вас соблаговолит просветить нас по поводу отношений Арктуса и Талоса и Энантиоморфа?

Балот-Кул:

- Вы находите это интересным? Я не нахожу. Нисколечко.

Вогин Джарт:

- Ну, в «Арктурианской ереси» есть кое-что забавное, не так ли? Кто, как вы думаете, ее написал? Мне никогда не доводилось слышать иной вариант этой истории, ни официальный, ни поэтический, ни, если так можно сказать, написанный в форме диалогов. Я хочу сказать, неужели в той битве Цурин Арктус «справился со всеми»? Как теория, это, конечно, менее интересно, чем идея о том, был ли Цурин Арктус Подземным Королем, и великая трагедия жизни в том, что часто менее интересное оказывается истиной, так что, возможно, это не выдумка.

Карловак Градопут:

 - Позвольте мне начать с того…

С’Реддит:

 - Это главное действие в книге моего клиента «2Э 896: Последний год Второй Эпохи». Думаю, вы должны подождать публикации, чтобы услышать его суждение… Оно несколько запутано… Но увлекательно.

Зиндер Велвин:

 - Это заставляет меня задуматься над вопросом: если существует так много радикальных отличий в описании определенных исторических событий, как тот или иной исследователь может определить, какие из них правдивы, какие нет? К тому же, не означает ли это, что не существует единогласно принятой истории Тамриэля? В этом случае, как вы объясните единство Империи, учитывая значительные культурные различия между народами, населяющими Тамриэль?

Балот-Кул:

- Вы видите единство Империи? Я ничего подобного не наблюдаю.

Карловак Градопут:

- При всем уважении, я думаю, вы несколько преувеличиваете, Зандер. Существуют ли события, личности и истории, по которым имеются разногласия? Безусловно, существуют. Значит ли это, что нет никаких фактов, которые являются общепринятыми для большинства жителей  Империи? Вовсе нет. Моя работа как историка заключается в том, чтобы изучить  общепринятые суждения (и многие из них в Тамриэле), проверить их, искать доказательства, чтобы подтвердить данные суждения или опровергнуть. Я должен смотреть на вещи в политическом контексте и  одновременно в историческом и в современном. Порой я должен довольствоваться наиболее вероятными гипотезами, строя предположения о том, что случилось или на чем основывались предшествующие события или поздние. И я должен признать для себя, что какие-то из моих догадок будут ошибочными, и в большей степени должен быть готов признать это перед лицом новых открывающихся доказательств. Подводя итоги, я не рассматриваю тамриэльскую историю как абсолютно бесформенную массу без точек ориентира. Наверное, для историка невозможно быть безусловно точным, но это не значит, что история в целом является ложью. Истина где-то там, и если вы посмотрите…

Вогин Джарт:

 - Я не думаю, что народ в своей массе волнуется по поводу истории. По большей части это все ученая болтовня. Какое имеет значение для фермера из Морровинда знание, кто такой Велот, когда он жил или даже жил ли он вообще? Есть традиция, которая никогда не умрет, даже если все историки предъявят доказательства, исключающие всякие сомнения. Народ в Тамриэле и, я думаю, в любом другом месте, верит в то, во что хочет верить.

Аттребус:

 - С научной точки зрения, позор – то, что не существует более последовательного представления об истории. Особенно если учесть, что в Нирне с незапамятных времен обитают создания, о которых просто не говорят! Конечно, это же будет не то «приключение», если все будет заранее известно.

Б.:

 - Принято считать, что есть некоторые расхождения в исторических «фактах» Тамриэля. Я полагаю, мы могли бы разойтись во мнениях по поводу серьезности этого вопроса. Единственное, что мы должны принять сообща, это наши поиски знания и понимания. В «Падении Узурпатора» Паллокса Иллтри содержится цитата из поэта Браэлока: «Ища факты, мудрец первым делом изучает выдумки». Я считаю, что это интересное суждение. Мы, библиотекари, кажется, следуем ему в большинстве случаев. Кстати, по поводу Узурпатора, мне интересно, можете ли вы что-нибудь рассказать о человеке по прозвищу Каморан Узурпатор и его армии даэдра и нежити, которая напала на Валенвуд?

Карловак Градопут:

 - Меня этот вопрос  особенно интересует. И я даже провожу кое-какие изыскания в настоящий момент. Это огромная тема, с какого бока к ней ни подойди. Он был выдающимся военачальником, этот Узурпатор, и совершенно беспощадным в своей ярости, обрушившейся на западный Тамриэль. Император и младшие властители на протяжении десятилетий пытались остановить его, но он становился все сильнее и сильнее. Когда вы смотрите на эти события из глубины веков, появляется явственное чувство форменного кошмара. Это поистине эпическая история, требующая освещения.

 Зиндер Велвин:

 - Кстати, об эпических историях, интересно, что вы думаете о четырех славных героях, совершивших великие подвиги: Вечном Чемпионе – одиночке, победившем самозванца Ягара Тарна; о герое Бетлспайра, который одолел Мехруна Дагона в то время, пока Ягар Тарн правил во всем Тамриэле; о так называемом Герое Даггерфолла, сыгравшем значительную роль в событиях, которые привели к Деформации Запада (или, как уважаемый С’Реддит сказал, Чуде Мира, устроенного Девятью), и наконец о последнем в списке, но не последним по значению - Нереварине, сразившем Дагот Ура помимо прочих подвигов. К своему стыду, я, признаюсь, даже не знаю настоящих имен этих доблестных героев. Не известно ли вам, есть ли какие-то биографии, где рассказывается о них? Не думали ли вы написать про них сами? Кроме того, возможно ли, чтобы четыре простых обитателя Тамриэля могли совершить столь великие деяния? Как мог один смертный принять бой и с ордой даэдра Мехруна Дагона и с самим Лордом Даэдра и выйти победителем? По мне, это больше походит на легенды…

Балот-Кул:

 - Эти легенды кажутся вам интересными? Мне – нет. Если бы они на самом деле не были правдой, я бы предположил, что это сказки, сочиненные жалким писакой.

Карловак Градопут:

 - Вы должны понимать, что все это – недавние исторические события, все они – в пределах царствования нашего действующего императора, поэтому в его личных интересах сохранять имена этих вовлеченных персон в тайне. Я не сомневаюсь, что на моем веку эти записи еще предадут гласности, но соглашусь, что из них можно сделать эпическое сказание. Я надеюсь, что писатели в будущем предпримут попытки докопаться до истины.

Вогин Джарт:

 - Парень (я слышал, это был парень, хотя это могла быть и леди), который победил Мехруна Дагона, я думаю, в истинном смысле не одолел его. Он просто сорвал планы Лорда даэдра на ближайшую перспективу. Мне кажется, в равной мере вероятно то, что Дагон манипулировал героем, чтобы делать то, что он хотел. Я не думаю, что Лорда даэдра можно победить, если он не хочет быть побежденным.

(Аттребус на мгновение задумался.)

Аттребус:

 - Мы слышали тревожные слухи о том, что Империя падет. Что вы думаете по этому поводу? Как, по-вашему, мы вступим в эпоху лишений  в не столь отдаленном будущем?

Балот-Кул стал напевать.

Балот-Кул:

О да, время зла уже не за горами,

И темные тучи сгустятся над нами,

Не будем же плакать о свете надежды,

По опыту ЗНАЕМ, спасут нас, как прежде…

Вогин Джарт:

 - На пороге ли мы эпохи лишений? Я не знаю. Я смотрю вокруг и вижу, что вот они, лишения, уже здесь. Но, с другой стороны, они всегда имели место. Тамриэль всегда был Ареной, и я полагаю, так будет и впредь.

Карловак Градопут:

 - Я историк, а не эсхатолог, однако можно сравнить события, скажем, 2920 года с современностью. Император стар, конечно, но он в добром здравии. У него есть сыновья, которые наследуют его царство. В 2920 году был один император Реман с единственным сыном Джуилеком. Считаю ли я, что Империя продолжит свое существование вечно? Нет, конечно, нет. Все Империи прекращают существование или же распадаются медленно, с течением времени, так что, я думаю, честно говоря, что такая судьба постигнет  и династию Септимов.

(Занатар огляделся.)

Зан:

 - Хммм, поздновато. Я боюсь, нам надо закругляться. Весьма убежден, что у всех вас есть важные дела на завтра. Но прошу вас, еще один вопрос о книге «Обливион». Как вы знаете, в этой книге однозначно сказано, что Джиггалаг – это даэдрический принц. Довольно любопытно, что среди Лордов даэдра там нет  никаких упоминаний о Меридии. А вы случайно не знаете, кто такой Джиггалаг?
А еще, знаете ли вы что-нибудь о Мориане Зенасе, авторе этой книги? В книге говорится, что это всего лишь первая часть серии, но прошло много лет со времени публикации и, насколько мне известно, продолжение все еще не было опубликовано. Что же,  Мориан Зенас исчез?

Карловак Градопут:

- «Воды Обливиона» вы имеете в виду? 

Вогин Джарт:

- Вы читали эту книгу?

Карловак Градопут:

- Нет. В данный момент я слишком занят, но я собираюсь это сделать.

Вогин Джарт:

- Я всегда думал, что Джиггалаг – небольшая шутка, сыгранная над бедным старым Зенасом Лордами даэдра.

Зиндер Велвин:

- А, в самом деле, становится поздновато.

(Зиндер Велвин посмотрел в сторону авторов.)

Зиндер Велвин:

 - Просим прощения за то, что задерживаем вас, господа, но вы такие интересные и сведущие личности, что мы просто не можем не спрашивать, как вы относитесь к определенным темам. Теперь, когда я, наконец, встретился с вами лично, я абсолютно убежден, что вы достойны всяческих похвал. Я буду с нетерпением ждать публикации ваших новых книг и уверен, что мои уважаемые коллеги также будут их ждать. Но прежде чем мы разойдемся, ответьте, есть ли что-то, о чем вы нам не сказали, но что хотели бы рассказать?

Балот-Кул:

 - Покупайте мои книги. Знаю, что они стоят дорого, но и мои затраты высоки.

Карловак Градопут:

 - Думаю, я сказал все, что хотел, и даже больше.

Вогин Джарт:

 - О, несколько моих книг выходят в ближайшем времени, но я не хотел бы портить открытие, обсуждая их. Если после того, как вы их прочитаете, вы захотите обсудить их, я всегда доступен через моего агента, С’Реддита. Мне очень приятна ваша возвышенная похвала.

С’Реддит:

 - Кажется, я оставил кошелек дома. Может ли кто-то из библиотекарей взять на себя оплату в таверне и прислать мне счет? Детализированный, если можно…

(Занатар оплатил очень большой счет.)

Зан:

 - Господа, полагаю, интервью окончено. Я хотел бы выразить вам свою благодарность за то, что предоставили нам больше информации о ваших будущих книгах и отвечали на наши вопросы. Большое спасибо за организацию этого, господин С’Реддит.

(Библиотекари встали.)

Зан:

 - Сейчас пора прощаться. Есть еще дела, которые ждут нас в Библиотеке, понимаете. Надеюсь, мы сможем пообщаться снова в будущем. До скорой встречи, удачи вам и здоровья!

Затем, попрощавшись, библиотекари вернулись в Имперскую Библиотеку.

Оригинал
Перевод: LofZ