Перейти к содержимому


Фотография

World of Darkness: Блюз полуночного города

мир тьмы: пламя в ночи

  • Закрытая тема Тема закрыта

#261 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

I7Fkmoe.jpg


Миднайт-сити, здесь всё начнётся, здесь и кончится. Луна коронует город, возвышаясь посреди затянутого тучами небосвода. Холодный осенний ветер завывает, взметая в воздух охапку промокших и изорванных газет. Заголовки первых полос кричат об очередной жертве. Платье, розы, смазанная помада. Холодная кожа, остекленевший взгляд, глубокий порез на лебединой шее. Ветер уносит газеты вдаль, туда, где начинается Старый город, полный ярких огней. Он подносит зажигалку к тонкой сигарете. Язычок пламени облизывает её, и тут же исчезает среди безбрежной темноты. Табачный дым, наполнивший лёгкие, вырывается струйкой из плотно сжатых губ. Но на языке остаётся несмываемый привкус горечи.
 

j3uXlMi.png



Свинцовые тучи прочерчивает яркий зигзаг. Всего на мгновение, он освещает город, обнажая все его тайны. Небеса отчаянно ревут, взирая на нерадивый людской род. Затем всё стихает: и свет, и грохот, лишь крохотные капли барабанят по иссиня-чёрному асфальту. Пиджак промокает до нити, замирают часы, больше не тлеет табак. Он не может оторвать взгляда от города, сокрытого в полуночной тьме. Его шпили теряются среди туч. Фасады зданий венчают гаргульи, с презрением глядящие на тех, кто остался прикован к земле. Он снимает промокший пиджак, со следами пролитого вина, и тот летит вниз, исчезая в кромешной темноте. Садится в тёплый салон, где звучит приятная музыка. Трогается с места. Миднайт-сити, здесь всё начнётся, здесь и кончится.
 

https://youtu.be/F12SLv_Q1wI




  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 425

#262 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

— Не уверена, что эти «оборванцы» образумились, но конкретно сегодня мы на одной стороне, если хотим не допустить невинных жертв, — говорю я и киваю в ответ на вопрос, поеду ли с ними.

Надеюсь, Джек, если вдруг остановили его, не успеет наделать глупостей, пока мы добираемся. Запрыгиваю в автомобиль и сажусь рядом с Штайнбергом.

— История, как я во всё это влезла, долгая, — с немного нервной усмешкой произношу я негромко, — но если вкратце, то я расследую убийства полуночного душегуба. Как оказалось, он не просто маньяк, — стараюсь говорить так, чтобы меня слышал только Брюс. — Все эти теракты — его рук дело, потому я и здесь. — Бросаю взгляд на рацию. — Можешь уточнить, кого тормознули полицейские? Не хочу, чтобы случилось что-нибудь непоправимое. Несмотря на то, что Хищники сейчас играют в нашей команде, они не отличаются терпением и законопослушанием.

Молю Бога, чтобы панки в этот самый момент не атаковали копов. Иначе я уже совсем никак не сумею повлиять на ситуацию.

 

Нервно кручу в руках зажигалку.



#263 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ☼ ¯\_(ツ)_/¯ ☼
  • 23 825 сообщений
  •    

Отправлено

Гранитные холмы

 

Ослепительно яркий, после сумрака комнаты, свет победно льется в окно, испепеляя того, кто еще несколько мгновений назад был Томми и Агнес, щурясь, улыбается, Никосу. Он вновь становится неосязаемым, но за эти несколько секунд он снова спас ее, как тогда, два года назад.  Но произнести она ничего не успевает - солнце скрывается за тучами, а на пороге комнаты взгляд Агнес находит брата и сестру, взирающих на кучку пепла с удивлением и страхом. 

 

Понятия не имею, что это было… — полушёпотом говорит Джереми, и его голос дрожит, точно пламя потухшей свечи. — Но думаю тебе лучше уйти. Навсегда.

 

Не споря, Агнес пожимает плечами и проходит мимо Лукреции, заставив ее отшатнуться, к выходу. На улице  серый день. Солнце, будто бы устыдившись своей несдержанности, прячется за тучами. Агнес вдыхает полной грудью. После затхлости особняка воздух, напоенный смогом и осенней стылостью, кажется сладким и свежим. Отойдя на шаг от дверей, Агнес с тревогой оглядывается, боясь, что Никос так и остался в особняке, там, где в подземелье навсегда осталось лежать его тело.


0e36bc18048d9fcc300f326cc927b20a.gif


#264 Ссылка на это сообщение Шепобелк

Шепобелк
  • Знаменитый оратор
  • 5 320 сообщений
  •    

Отправлено

Гранитные холмы

 

Не споря, Агнес пожимает плечами и проходит мимо Лукреции, заставив ее отшатнуться, к выходу. На улице  серый день. Солнце, будто бы устыдившись своей несдержанности, прячется за тучами. Агнес вдыхает полной грудью. После затхлости особняка воздух, напоенный смогом и осенней стылостью, кажется сладким и свежим. Отойдя на шаг от дверей, Агнес с тревогой оглядывается, боясь, что Никос так и остался в особняке, там, где в подземелье навсегда осталось лежать его тело.

 

Весь мир теперь для Никоса лишь юдоль невыразимой скорби и мерзости, приходится бороться с собой, вызывая к жизни память, как это все выглядело при жизни, хотя боль от утраты только усиливается. Несмотря ни на что, Агнесс остается тем маяком, который позволяет держаться и не соскользнуть. Она тревожно оглядывается на выходе из особняка и Никос улыбается ей.

- Я теперь от тебя никуда не денусь, Агнесс, - посторонний услышит лишь шелест капель дождя, падающих на гранитную мостовую, но Агнесс теперь может слышать его и в грохоте водопада.


:paladin: Излечит любые амбиции священный костер инквизиции! :paladin: Изображение Изображение

#265 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Джессика

— О, всё куда серьёзней, чем казалось на первый взгляд — офицер Брюс Штайнберг смеётся, слушая Джессику. Внутри темно и прохладно, бойцы специального назначения сидят на металлических скамьях, готовясь, в любую секунду, броситься в бой. — Я подумал, что ты просто развлекалась с этими оборванцами. Или они взяли тебя в заложники, когда ты решила копнуть, куда не следует. Или и то, и другое вместе взятое, — он вновь смеётся, а затем берётся за хрипящую рацию. — Ладно, сейчас узнаем, кого там повязали…
Офицер Брюс Штайнберг просит полицейских описать предполагаемых террористов. Джессика вновь пытается вслушаться в их слова, но у неё ничего не выходит. Остаётся лишь надеяться на честность её старого знакомого.
Он задумчиво хмыкает, а затем кивает ей пряча, рацию. — Какие-то отбросы в коже, цепях и рваных джинсах. Свастики нет, бритоголовый только один, да и у того волосы обгорели, на спинах какая-то зверюга нарисована. Не похоже на наци. Может, и вправду твои дружки?
 

Гранитные холмы

Ливень, как и прежде, льёт с небес. Тяжёлые тучи заслонили собой солнце, отчего утро так похоже на глубокий вечер. Туман, тут и там, мешает разглядеть, что творится дальше вытянутой руки. Они не видят ни охраны, ни машины или мотоцикла на котором мог добраться сюда Томми. Остаётся лишь гадать, как он мог попасть в особняк среди бела дня, не сгорев под солнечными лучами. Влажные осенние листья хрустят под ногами Агнес, когда она идёт навстречу тяжёлым кованым воротам. Они едва уловимо покачиваются на ветру, и лишь мерный скрип даёт понять, что это не наваждение. Они узнали такое, чего не могли и представить. Они потеряли столько всего, о чём будут жалеть до конца своих дней. Они никогда не станут прежними. Старый особняк взял с каждого свою плату.
Ветер поёт свою вечную песнь. Она обращена ко всем, кто пал и только начинает жить. Это песнь вечной осени, которой не будет конца.
В голове вспыхивают извечные вопросы: «Куда идти теперь? Как туда попасть? А главное — зачем?»



#266 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Я стою и сжимаю биту в руках. Я мог бы сломать их прямо сейчас, но то ли надежда, то ли глупость, то ли желание выиграть время для тех панков, что тоже отправились избивать нациков. Я сжимаю рукоять биты крепче и скриплю зубами. Остальные панки это замечают и тоже напрягаются, но я жестом их останавливаю. Один из копов дает описание нашей внешности и у меня внутри все сжимается - если Джессика не донесла до копов, что "Хищники" - свои, то все очень и очень плохо. Но что если ей это удалось?

- Слушайте, пока мы находимся здесь - нацисты все приближаются к корпоративному району. Если не хотите пускать нас внутрь - хотя бы сообщите своим людям, чтобы они отправили кого-нибудь вниз. Это важно, люди умрут если мы ничего не будем делать, черт подери! - повышаю я голос, но все ещё стою на месте. Надеяться на людей этого города - так глупо и бесполезно, но терять вновь обретенную веру мне не хотелось ещё больше.



#267 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

Радуюсь, что никто не наделал глупостей (раз уж полицейские всё ещё переговариваются с нами по рации в достаточно спокойной манере). Пока что, по крайней мере.

— Я бы не назвала их моими дружками, но, похоже, это те, кто хочет предотвратить теракт, — говорю я. — Спроси, пожалуйста, есть ли среди них Джек, и если да, то пусть подождёт меня, ничего не предпринимая. — Я глубоко вдыхаю. — Вообще-то, я встретилась как раз с ним совершенно случайно. Во время расследования. Он тоже искал убийцу.

Я сижу как на иголках. Мне кажется, что мы едем слишком медленно, хотя я понимаю, что на самом деле скорость вполне приличная. Наверняка это всё из-за волнения и боязни опоздать.



#268 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ☼ ¯\_(ツ)_/¯ ☼
  • 23 825 сообщений
  •    

Отправлено

Гранитные холмы - Старый город

 

Я теперь от тебя никуда не денусь, Агнесс, - посторонний услышит лишь шелест капель дождя, падающих на гранитную мостовую, но Агнесс теперь может слышать его и в грохоте водопада.

 

В голове вспыхивают извечные вопросы: «Куда идти теперь? Как туда попасть? А главное — зачем?»

 

Агнес печально улыбается в ответ. Слова сейчас излишни, да и разве можно выразить ими всю горечь потери? Она протягивает руку, осторожно проводя ладонью по призрачной руке Никоса и шепотом произносит его имя.  

Ей хочется спросить, что произошло в склепе, но сейчас не место и не время для таких вопросов - им нужно в город, чтобы поделиться тем что они узнали, с Джессикой и Джеком и предупредить их. 

За воротами пусто. Как сюда добрался Томми - не понятно. Они  идут по дороге, пытаясь остановить попутку. Наконец рядом с Агнес притормаживает разбитая в хлам колымага, за рулем которой сидит немолодой мужчина. Он соглашается подвезти Агнес до Старого города  за четвертак. Поглядывая на нее в зеркало, он несколько раз порывается что-то сказать, но каждый раз замолкает на полуслове. И только уже по прибытию на место, рассчитываясь с ним, Агнес вспомнила, что ее лицо перемазано в засохшей крови, одежда изрезана ножом, а на шее багровеет кровопотеком укус. Пожав плечами, она улыбается водителю, показывая, что с ней все в порядке и оглядывается на Никоса. Где искать Джессику и Джека?


0e36bc18048d9fcc300f326cc927b20a.gif


#269 Ссылка на это сообщение Шепобелк

Шепобелк
  • Знаменитый оратор
  • 5 320 сообщений
  •    

Отправлено

Гранитные холмы - Старый город

 

Никос не чувствует прикосновение Агнесс рукой, но чувствует его сердцем. И боль от утраченных возможностей становится чуточку слабее, и даже Тень шепчет потише. В попутку Никос попадает, как и все призраки, сквозь дверь. Это не то что бы больно, но неприятно, но проходить сквозь Агнесс ему почему-то категорически не хочется. Всю дорогу до Старого Города Никос молчит, погруженный в собственные мысли и лишь иногда смотрит на Агнесс, грустным и печальным взглядом.

В городе неспокойно, но кровь еще не течет по водостокам, словно дождевая вода, гром еще не грянул, хотя все идет к тому. Вопросительный взгляд Агнесс заставляет Никоса пожать плечами, он не более ее самой знает, куда им теперь идти, они не догадались обговорить общее место сбора и теперь это еще одна ошибка, камнем ложащаяся в мешок, что грозит потянуть их ко дну.

- Можно попробовать позвонить по телефону, что дала тебе Джессика. Или зайти в "Новый Содом". Или просто идти на шум. Мне кажется, где будет громче всего, там мы найдем Джека, а с ним и Джессику.

Никос с удивлением отмечает, что все еще способен шутить. Это странно, но приятно.


:paladin: Излечит любые амбиции священный костер инквизиции! :paladin: Изображение Изображение

#270 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Джек & Джессика

Брюс Штайнберг был одним из немногих честных копов, которых приходилось видеть Джессике. Они никогда не работали вместе, но часто сталкивались в участке. Она слышала, как однажды Брюс утопил в реке конфискованную партию кокаина, которая, без сомнений, вернулась бы к своему прежнему владельцу. Выбил глаз Лоренцо Джованни, сицилийскому дону, которого убрали свои до того, как он успел сделать Брюса врагом целой семьи. Мог часами ругаться с начальством, баррикадируясь внутри их кабинетов, пока, ценой тысячи громких слов и литров пролитого пота не получал желаемое.
Однако, своими же глазами она видела, как немолодой коп, не желавший мириться с принципами всемогущей системы выгорал. Он всё чаще прогуливал работу, проводя целые дни наедине с бутылкой крепкого. Попусту срывался, отыгрываясь на своих, и тех, кому не повезло только что встать на тёмную дорожку. Когда Джессика покидала полицию, он всё ещё работал в участке, уже тогда она чувствовала, что осталось Брюсу совсем недолго. Она предполагала, что Брюса убьют свои или чужие, в темноте между ними стирались последние грани. Однако, Брюсу Штайнбергу повезло, его всего лишь перевели в подразделение, которое, день ото дня, отправляют на убой в самые опасные точки полуночного города...
— Не беспокойся, — отвечает он тоном отца, объясняющего дочке таблицу умножения, — даже если они поцапаются, то не успеют друг друга покалечить. Мы совсем близко. Потерпи пару минут, и всё узнаешь.
Остаётся лишь верить ему на слово. Джессика тяжело вздыхает, поднимая взгляд к небесам. Вместо небес её встречает крыша машины, выкрашенная в чёрный, отливающий синевой.
Братья Фюреры, Адольф и Гитлер — два жестоких лидера крупнейшей неонацисткой банды в Миднайт-сити под названием Четвёртый рейх. Эта банда всегда стояла особняком, как от бунтующих анархистов, презревших любые законы, так и от организованной преступности с её жестокой пародией на феодальный строй. Братья Фюреры успели нажить множество врагов, их мечтали изничтожить современные дикари, которых те презрительно креймили скотом, не упуская шанса живьём содрать шкуру с пойманных членов банды. Их пыталась истребить Якудза, худшим оскорблением для которых было открытое презрение со стороны гайдзинов. Они успели насолить даже всемогущим корпорациям, и те неоднократно клялись, что отправили Братьев Фюреров в преисподнюю, вместе со всем Четвёртым рейхом. Однако, каждый раз банда возрождалась, и трудно сказать, умудрялись ли Братья Фюреры пережить многочисленные покушения, или кто-то  надевал их маски, собирая вокруг кучку людей, что тянулись к ярким символам.
— Никто. Вам. Нихера. Не сделает. Пока. Сюда. Не прибудет. Группа. Захвата. — цедит сквозь зубы коп с волосами, уложенными гелем. Его крепкая и жилистая рука, сжимающая блестящий пистолет подрагивает. То ли от усталости, то ли от ярости, заполнившей почерневшее сердце.
— Срань, ни черта не сработало, нужно было сразу… — Билли Смайт по прозвищу «Британский бульдог» замолкает на полуслове, однако Джек понимает, что он имеет в виду. Им нужно было сразу размозжить головы проклятым псам закона, а затем спасти полуночный город от него самого.
— Погоди, ещё не всё потеряно, может подружке Джека удастся вытащить нас из передряги… — Локке Коул до последнего не теряет присутствия духа, однако Джек чувствует, что и его силы уже на исходе.
— Всегда помните о смерти. — многозначительно изрекает Карлайл Стивенс. — Это единственное, чего стоит по-настоящему бояться. Пока мы живы, всё идёт по плану.
Стоит Карлайлу произнести последнее слово, Джек застывает на месте, вслушиваясь в странный звук, явивший себя среди мерного шума дождя. Близится момент истины. Совсем рядом звучит грохот приближающейся машины.
Машина резко тормозит, отчего Джессике приходится вцепиться в стальную скамью, лишь бы не упасть. Внутри нет окон, и ей не терпится как можно скорее выскочить наружу. Со стороны водительской кабины слышится приглушённый и хрипловатый голос:
— Мы на месте.
— Отлично, — офицер Брюс Штайнберг с кряхтеньем встаёт со стальной скамьи, едва не прогнувшейся под его весом. — Почему вы ещё сидите? — спрашивает он бойцов тоном настоящего муштровальщика. — А ну на выход! Нас ждут грёбанные террористы!
Один за другим, бойцы в иссиня-чёрных костюмах хватают тяжёлые автоматы и выбегают наружу. Открывшаяся дверь впускает внутрь тёмного салона лучи одинокого солнца. Не в силах оставаться тут ни секундой дольше, Джессика выходит наружу следом за бойцами. И видит совершенно чудесную картину…
— Опустите оружие, — слышит Джек чей-то зычный голос, и облегчённо выдыхает. Но лишь для того, чтобы своими глазами увидеть, как их окружает четвёрка автоматчиков в полном обмундировании сил специального назначения. Такую броню не выйдет пробить камнями и палками. Тут нужна поистине тяжёлая артиллерия…
— Мы в дерьме… — судорожно шепчет Билли Смайт по прозвищу «Британский бульдог», покосившись на Джека. — Мы в полном, мать его, дерьме…
Они не успели ввязаться в очередную кровопролитную стычку, и Джессика чувствует гордость за Джека. Он, и вправду, смог стать достойным лидером для этой кучки анархистов. Именно таким лидером, который мог бы повести их вперёд. По единственно верному пути.
Офицер Брюс Штайнберг неторопливо и вразвалку подходит к паре копов, опустивших оружие. Немудрено было перепугаться, завидев друзей Джека. Однако, если всё это время их держали на мушке, анархистам пришлось ещё веселее
— Докладывайте, — говорит копам свиноподобный спецназовец. Джека едва не мутит от одного его  вида, лишь Джессика, которую он замечает, пусть и краем глаза, хоть немного успокаивает бурю чувств. Если их и решат расстрелять на месте, панки не сдадутся без боя…
— Они говорили что-то о взрывчатке в метро, ещё о каких-то нацистах, ну… — коп с прилизанными волосами замолкает, и слово подхватывает его лысеющий напарник.
— Мы вспомнили сводки об анархистах, которые взяли заложников в офисе Теллус, и решили сразу же вас предупредить. Они и сами хотели спуститься в метро. Может как раз для того, чтобы подготовить взрывы?
— Ну, то, что вы сообщили мне — это правильно, — отвечает свиноподобный, бросив на панков мимолётный взгляд. — однако…
— Херня это всё! — неожиданно выкрикивает Билли Смайт и сердце Джека падает…
Джессика напрягается, когда слышит слова анархиста с опалёнными волосами, но решает не вмешиваться. Иногда, лучшее, что ты можешь сделать — молчаливо стоять в стороне.
— О, а вот и наш бунтарь недоделанный закукарекал, — голос офицера Брюса Штайнберга насквозь пропитался язвительной насмешкой, однако она чувствует в нём кое-что ещё. Семена ярости. Он отходит от парочки копов, и делает широкий шаг к анархистам.
— Мамочка не дала на дозу и ты решил восстать против системы? Показать какой ты бунтарь, да? Похвально-похвально… — он всё ближе подходит к тому, кого явно не учили держать язык за зубами.
— Пошёл в #опу, гандон, — цедит сквозь зубы анархист с опалёнными волосами. — Ты понятия не имеешь, что такое настоящий бунт, грёбанный раб системы. Иди подотри #опу #@$иле, который дёргает тебя за ниточке, — он трясётся, неумело изображая марионетку.
Свиноподобный ничего не отвечает, но Джек чувствует, как его сердце наполняется первозданной злобой. Как ни пытается Джек сдержаться, на его лицо выползает кривая ухмылка. Всегда приятно видеть, как твои оскорбления ранят по-настоящему. И плевать, что будет дальше…
— СКАЖИ МНЕ ЭТО В ЛИЦО, КУСОК ДЕРЬМА! — он и сам не замечает, как свиноподобный спецназовец хватает Билли Смайта за грудки, и с силой, впечатывает свой лоб ему в нос. Слышится противный хруст, и Джек невольно морщится. Билли Смайт по прозвищу «Британский бульдог» с глухим стоном валится на землю, как подкошенный.
— Сэр, разрешите открыть огонь на поражение? — дрожащим голосом спрашивает один из бойцов, наряженных в бронекостюм.
— Отставить… — бросает свиноподобный, пытаясь стереть пятнышко крови Билли Смайта со своей униформы.
Джессика тяжело вздыхает. Она ведь чувствовала, что это не кончится ничем хорошим. Однако, точно прочитав её мысли, офицер Брюс Штайнберг поднимает взгляд, и говорит, глядя на Джека:
— Ладно, не будем терять времени, я уже слышал рапорт, а теперь хочу услышать вашу версию истории. Какие нацисты? Какая взрывчатка? Каким раком вы связаны со всем этим дерьмом и какого хрена решили сделать за полицию её работу? — его голос звучит отрывисто, в нём проскальзывают нотки ярости. Однако, теперь у них есть хоть какой-то шанс обойтись без крови. Большой крови, по крайней мере.

#271 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ☼ ¯\_(ツ)_/¯ ☼
  • 23 825 сообщений
  •    

Отправлено

- Можно попробовать позвонить по телефону, что дала тебе Джессика. Или зайти в "Новый Содом". Или просто идти на шум. Мне кажется, где будет громче всего, там мы найдем Джека, а с ним и Джессику.
Никос с удивлением отмечает, что все еще способен шутить. Это странно, но приятно.

 

Привыкнуть к тому, что Никос бесплотен, кажется невозможным. Но он говорит, шутит, находится рядом, и горечь чуть-чуть смягчается.  Агнес улыбается шутке и кивает: - А еще можно попробовать подслушать у копов, где сейчас что происходит. У них же есть рации. - и показывает на стоящую метрах в тридцати от них на перекрестке машину полиции.  - Еще можно попросить у них же позвонить по тому номеру, который дала Джессика, это ведь номер полиции, если я правильно понимаю?

Из полицейской машины доносится треск и неразборчивое бормотание рации. Оглянувшись на звуки, Агнес  кивает Никосу на копов и шепчет: - Попробуем? 


0e36bc18048d9fcc300f326cc927b20a.gif


#272 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Я прекрасно понимаю, злобу Билли, но в отличие от него, уже выучил свой урок - чтобы чего-то достичь, порой нужно сдерживать ярость, которая была вечным спутником каждого анархиста.
- Локке, приведи Бульдога в чувства, пожалуйста. Начнет рыпаться - можешь вырубить еще раз, - поворачиваюсь к свиномордому, едва сдерживая желание настучать ему по пятачку. Останавливают меня лишь мысле о всех тех тысячах людей, что я поклялся освободить. - Если вкратце, то полуночный душегуб - который вполне реален - хочется разрушить власть корпораций и вернуть её жителям холмов. Для этого он выдал огромную кучу взрывчатки банде анархов (с ними мы уже разобрались, они не предоставят проблем) и еще такую же кучу неонацикам. План мостоит в том, чтобы заложить всю эту взрывчатку под корпоративным районом, чтобы он - вместе с половиной города - взлетел на воздух, - в ответ на последний вопрос я с ухмылкой оглядываю остальных анархистов. - Мы пытаемся сделать работу копов потому, что сами не раз и не два были доказательством их некомпетентности. Большинство, по крайней мере, - не удерживаюсь я от шпильки в сторону ублюдков, которые не пустили нас в метро. Смотрю свиномордому прямо в рыло и продолжаю:
- Я знаю, что мои слова сейчас прозвучат юезумно для всех присутствующих, но каждую секунду, которую мы тут стоим, шанс вздететь на воздух всем вместе увеличивается. Пожтому сегодня нам нужно, - слова на мгновение застревают в горле, но мне все равно приходится их сказать. - Забыть о том, как мы ненавидим друг друга и объединиться. Хотя бы на один день, ради спасения этого города, - сама мысль о том, чтобы объединить усилия со спецами кажется всем присутствующим бредовой. Настолько бредовой, что она даже может сработать. - Душегуб и его семейка у##ков с холмов надеются, что мы все перебьем друг друг и они станут теми, кто придет на пепелище после боя и объявят себя победителями, но я верю, что для этого города и всех нас есть и другой путь, - мои голосовые связки явно не выдержат ещё одной речи, но слова будто сами льются из меня. - Позвольте нам спасти город. Всем вместе.

#273 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

Молча наблюдаю за развитием ситуации, надеясь, что вмешиваться не придётся, потому что, честное слово, я не знаю, что делать, если завяжется борьба. Просто тогда от стоящих передо мной панков за считанные мгновения не останется ничего, кроме изрешечённых пулями трупов, не успею я произнести фразу «это всё полуночный душегуб».

Мои нервы на пределе, так что руки сами тянутся за очередной сигаретой и зажигалкой. Закурив, медленно выпускаю дым изо рта и впиваюсь взглядом в Джека — лишь бы он проявил терпение, думаю я. Ради жителей Миднайт-сити.

 

cff755e180e4.gif

 

Брюс не спешит прощать старые обиды и радостно начинать сотрудничать с панками, и я не могу его за это винить. Городские банды, Хищники в том числе, ежедневно доставляли полиции, когда я ещё работала там, кучу проблем, как незначительных, так и весьма масштабных. Не думаю, что с моим уходом с должности что-то сильно изменилось, потому целиком и полностью понимаю его. Впрочем, и среди копов у@*#ов более, чем хватает, так что «уличные отбросы» беснуются небеспричинно. Как бы там ни было, Брюс — один из немногих действительно честных и достойных уважения людей, которых я знаю, и сейчас он, несмотря на всё своё отношение, на пылающую в груди ярость и на годы вражды, готов слушать, по крайней мере. И как минимум за это я ему уже благодарна.

Радуюсь, что пока никто не использует ни автоматы, ни биты, ни иное оружие. Вот бы так продолжалось и дальше.



#274 Ссылка на это сообщение Шепобелк

Шепобелк
  • Знаменитый оратор
  • 5 320 сообщений
  •    

Отправлено

Старый Город

 

Привыкнуть к тому, что Никос бесплотен, кажется невозможным. Но он говорит, шутит, находится рядом, и горечь чуть-чуть смягчается.  Агнес улыбается шутке и кивает: - А еще можно попробовать подслушать у копов, где сейчас что происходит. У них же есть рации. - и показывает на стоящую метрах в тридцати от них на перекрестке машину полиции.  - Еще можно попросить у них же позвонить по тому номеру, который дала Джессика, это ведь номер полиции, если я правильно понимаю?

Из полицейской машины доносится треск и неразборчивое бормотание рации. Оглянувшись на звуки, Агнес  кивает Никосу на копов и шепчет: - Попробуем?

 

Никос идет не по тротуару, а по обочине дороги, первое же столкновение со встречным пешеходом дало ему горькое знание, что так будет лучше для всех. Если хмурый блондин в длинном плаще только зябко поежился, то Никосу показалось, что с него заживо сдирают кожу. Пришлось быть осторожнее. На предложение Агнесс Никос согласно кивает головой.

- Умница, - сопровождает он кивок словами и скользит-идет к машине полиции. Шум и треск рации возрождает к жизни давнюю память, еще армейских лет. К жизни, хех. Иронично.

 

...Из их палатки доносится треск помех и завывание, будто тысяча баньши собрались на ирландский слет хорового пения. Все ясно, Слон опять слушает открытый эфир. Разведка общалась на выделенных кодированных частотах и там шума помех почти не было, засекреченная аппаратура связи осечек не давала, хотя сама полевая рация в полном снаряжении переваливала по весу за пятьдесят килограмм. Собственно, поэтому в связисты-разведчики всегда подбирали парней посильнее и повыносливее. Слон выглянул из палатки и, увидев Никоса, мрачно сообщил:

- Пианист вернулся, командир.

Никос поморщился, как от зубной боли. Пианистом звали арт-корректировщика противника, уже третью неделю досаждавшего 71-му полку рейнджеров и 107-му артбатальону, к которому и была приписана разведгруппа Никоса. Кличка прилипла к хитроумному и неуловимому корректировщику после того, как комбат, выслушав, как разведку в очередной раз обставили, в сердцах выругался: "Этот сучий выкормыш играет на нас как на пианино!". После этого накрыть Пианиста стало для Никоса и 107-го артполка делом чести.

- Как такое возможно? Артиллерия весь тот квадрат под лунный ландшафт отделала.

Речь шла о последствиях последней вылазки Никоса и его парней. Они сумели-таки вычислить лежку Пианиста, но Никос не рискнул идти его брать. Нутром чуял, только людей зря положит. Вместо этого они отошли и запросили артналет. Даже в штабе считали, что с Пианистом покончено, он действительно не появлялся в эфире уже пять дней и вот опять. Слон только пожал плечами в ответ, мол, понятия не имею. Никос нахмурился, обдумывая, что могло пойти (и пошло) не так. Снарядов тогда не пожалели, настоящий огненный вал катился по земле, уродуя ее беспощадно и жестоко. Выжить там было невозможно. Разве что...посетившая Никоса мысль заставила его болезненно поморщиться.

- Они переносили огонь вглубь территории врага, - задумчиво произнес Никос, а Слон согласно кивнул. Это было логично, что засвеченный корректировщик постарается как можно быстрее свалить подальше от фронта, за пределы досягаемости самоходных артиллерийских установок противника. - Этот сукин сын ломанулся к линии фронта, а не от нее. Так и уцелел, - сделал вывод Никос, больше для Слона, чем для самого себя. - Передай Шварцу на седьмую батарею, что, когда мы найдем Пианиста еще раз, пусть готовит арт-налет "крестом", правый, левый и нижний лепестки с десятиминутной задержкой.

Замысел Никоса оправдался на все сто процентов, когда через три дня, когда воздух стонал и рвался от взрывов снарядов, перепахивавших землю, щедро начиняя ее металлом вместо семян, Пианист вышел в эфир в последний раз, на открытой частоте.

- Будьте вы прокляты, империалистические свиньи, - было слышно, как клокочет кровь в горле у Пианиста, он сипел и делал паузы между словами. "Пробито легкое, обширное внутреннее кровотечение", - профессионально определил Никос. - На мое место придут другие...

Вещание оборвалось, то ли Пианист умер от ран, то ли его жизнь прервал очередной взрыв снаряда. В любом случае, война продолжалась...

 

Четкие, лаконичные коды и сообщения, передаваемые диспетчерами патрульным машинам, принятие вызовов, все это очень напоминало Никосу об армии. Старый Город продолжал жить своей жизнью, кто-то вскрывал себе вены, кто-то прыгал из окон последнего этажа зданий, кто-то кого-то убивал, насиловал, грабил. Патрульные в машине слушали сообщения вполуха, судя по пончикам и кофе, у них был перерыв. Внимание Никоса внезапно привлек тревожный код, даже голос диспетчера особо выделил его.

- Всем постам, десять сто восемь, угроза массовых беспорядков у станции метро имени Отцов-Основателей.

Диспетчеру ответил другой голос, низкий и грубый, полный силы, сразу напомнивший Никосу о полковнике Найте, под началом которого он долгое время служил.

- Десять четыре, отряд спецназначения в пути. Десять девяносто семь через четыре минуты.

- Десять четыре, конец связи, - Никосу показалось, что в голосе диспетчера прорезалось облегчение.

Станция метро имени Отцов-Основателей. Это было недалеко и там заваривалась нехорошая каша. Похоже, как раз их случай. Вернувшись к Агнесс, Никос коротко пересказал ей услышанное.

- Думаю, нам туда, - заключил он.


:paladin: Излечит любые амбиции священный костер инквизиции! :paladin: Изображение Изображение

#275 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

Агнес & Никос

Саван менял всё, словно вечное напоминание о том, что мёртвые никогда не сумеют увидеть мир прежним. Старый город, лишённый подлинной красоты, для Никоса стал ещё уродливей. Здания осыпались на глазах, покрытые мхом, паутиной трещин и надписями, что выводили руки безумцев. Краски тускнели, точно вечные сумерки опустились на планету, сам воздух приобрёл серый оттенок, а на всём вокруг повисла печать сине-зелёного могильного тлена. Люди, проходившие мимо инстинктивно сторонились Никоса, сами не понимая почему. Словно нечто в самой глубине их первозданного естества ещё помнило о том, что существует за гранью. Иногда, он видел лик смерти застывший на людских лицах. Они походили на трупы, доживающие свои последние часы. И Никос знал, совсем скоро они тоже присоединятся к посмертию, полному немого отчаяния. Он чуял отголоски их чувств, ярость, презрение, злоба, пепельной горечью застывали на языке. Надежда, вера, любовь, их крох не хватило бы даже воронам, что взмыли ввысь, почуяв присутствие мертвеца.
Однако, живые были не единственными спутниками Никоса. Он видел и тех, кто расстался с дыханием жизни, но не смог обрести покоя в этом жестоком мире. Он видел таких же, как он, неприкаянных призраков, бредущих в никуда по серым улицам, заполненным отчаянием. Кто-то едва покинул Оболочку и обливался горючими слезами, пытаясь коснуться тех, кого продолжал любить. Кто-то принял смерть во всей её беспредельной красоте, и искренне наслаждался сладкой болью, что она могла подарить. Кто-то давно потерял людской облик, в попытках защититься от страданий, сдиравших кожу с костей. Они надевали причудливые маски, внушавшие страх, трепет и отвращения, и лишь смутные, призрачные детали могли напоминать о том, кем эти гротескные создания были прежде. Сотни глаз касались Никоса, точно пробуя его на вкус, но никто не окликнул его. Никто не поприветствовал. Никто не подозвал. Они точно знали, что за крест он взвалил на свои плечи…
Агнес замирает, вслушиваясь в слова Никоса. Его голос кажется таким далёким, таким призрачным, таким ненастоящим, что в голове, сами собой, вспыхивают подозрения: а не говорит ли она сама с собой? Однако, она не даёт сомнениями вырасти из крохотных семян. Никос продолжает оберегать её, даже лишившись плоти. Это правда, от которой не выйдет спрятаться.
Ливень хлещет её по лицу, но Агнес не сбавляет ходу. Если её друзей, и вправду, схватила полиция, им понадобится вся возможная помощь. Она лишь надеется, что им удастся остановить полуночного душегуба, не принеся ещё больше жертв. Каждая потеря в этой битве похожа не удар по сердцу. Однажды, оно попросту остановится, не выдержав таких страданий…
Старый город спит по утрам, однако сегодня это похоже на лихорадочный кошмар больного чахоткой. Нестихающий ливень глушит прочие звуки, но она всё равно слышит отголоски яростных криков, тихих всхлипов, и последних вздохов. Полиция патрулирует улицы, и это не значит ничего хорошего, в иные дни они никогда не выходят из своих тесных машин и душных офисов. На кого-то надевают наручники прямо у неё на глазах, со всей дури бьют дубинкой по голове, запихивают в полицейский автомобиль. Оборванец с лицом, разукрашенным в клоунские цвета, отчаянно отбивается от пары полицейских, и успокаивается, лишь получив заряд раскалённой дроби прямо в грудь…
Промозглый осенний ветер подхватывает белый лепесток, и уносит его прочь, Агнес поднимает взгляд, чтобы разглядеть откуда он взялся на серых улицах Старого города. На крыше высокого здания, украшенного потрескавшейся каменной гаргульей, стоят юноши и девушки, одетые в чёрное и белое. Они отрывают лепесток за лепестком, чтобы решить, кто первый отдастся в нежные объятия смерти. Именно смерть властвует над городом в эти дни. Нет никаких сомнений, совсем скоро, придёт время большой жатвы. Остались считанные минуты…
Наконец, молочно-белый туман расступается перед Агнес и Никосом. Своими глазами они видят Джека и панков, стоящих в окружении автоматчиков специального подразделения возле входа в старое метро. Неподалёку стоит и Джессика, ещё пара копов и полноватый боец, снявший защитный шлем…
 

Джек & Джессика

— Вставай, подлец… — Локке Коул даёт Билли Смайту по прозвищу «Британский бульдог» звонкую пощёчину. — Ты снова всех подставил, ещё немного, и нас бы изрешетили на месте.
— Затнись, слизняк… — полусонным голосом отвечает Билли, приоткрыв глаза, и тут же сощурившись из-за солнечных лучей, что прорывались сквозь тучи. — Если ты можешь терпеть наглую ложь, которую извергало вонючее рыло… — не успевает Билли договорить, как Локке Коул отвешивает ему ещё одну пощёчину.
— Ай, а это ещё за что?! — спрашивает он, приподнимаясь на локтях.
— Это, чтобы ты язык держал за зубами. — Локке Помогает Билли Смайту встать на ноги, пока тот недовольно бурчит что-то неразборчивое.
— Знаешь… — говорит офицер Брюс Штайнберг, даже не глядя на Джека. — это звучит как самое тупое враньё, что я только слышал. Даже обдолбанный торчок, и тот смог бы придумать более убедительное оправдание тому, как пакетик с метамфетамином очутился у него в очке. — он хохочет, не в силах сдержаться, но замолкает, поймав взгляд Джессики, и мягко ей кивнув. — По крайней мере, ты не первый, от кого я слышу эту историю, — говорит он, не отрывая от неё взгляда. — И скажи спасибо, — он тычет мясистым пальцем в сторону Джессики, положив тяжёлую руку Джеку на плечо. — Что она вступилась за тебя до того, как мои парни превратили вас всех в решето.
— Однако… — продолжает Брюс Штайнберг, прочистив горло. — Даже если всё, сказанное вами — кристально чистая правда, я не могу послать своих людей в метро, которое грозит взорваться в любую секунду. Или того хуже, не взорвётся, потому что там не окажется никаких нацистов с карманами, полными взрывчатки. В то же время, забить болт на сказанное вами я тоже не могу, вдруг, через полчаса весь Новый город, и вправду, взлетит на воздух? Интересная ситуация выходит… — он, задумавшись, скребёт подбородок, не убирая руки с плеча Джека.
— А, знаешь, есть у меня один вариантик, — он смеётся, осклабившись, и глядя Джеку прямо в лицу. — Ты ведь хотел сделать за полицию всю работу? Вот ты и сделаешь! — он похлопывает Джека по плечам, теперь уже обеими руками, это всё больше его раздражает. — Мы пойдём туда вместе, и лично проверим, есть ли там нацисты-взрывники, пока мои парни будут присматривать за твоими оборванцами. Если есть — обезвредим их, и вы можете идти на все четыре стороны. Если нет — я начищу тебе хлебало, и засуну вас всех в тёмную и сырую камеру. По рукам? — он натягивает на лицо неестественно радостную улыбку и протягивает Джеку руку. Затем кивает Джессике, — Ты можешь пойти с нами, а можешь и нет. К тебе у меня претензий нет, но дружеское плечо лишним не бывает, — офицер Брюс Штайнберг пожимает плечами, а затем смотрит куда-то в сторону Олдвэй-авеню и удивлённо выгибает бровь:
— А это ещё кто?
Обернувшись, Джек и Джессика, своими глазами видят, как к ним спешит Агнес.



#276 Ссылка на это сообщение Leo-ranger

Leo-ranger
  •  
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

- Хорошо. Пусть так, давай спустимся вместе, - со вздохом отвечаю я, понимая, что другого выбора. Поворачиваюсь к Агнес, бегущей к нам и удивленно приподнимаю бровь. Где Никос? Неужели он решил остаться в особняке? Или они узнал что-то в склепе и отправился в другое место?

- Когда мы спустимся вниз - я хочу, чтобы вы не устраивали никаких проблем, - обращаюсь к другим панкам.



#277 Ссылка на это сообщение Тaб

Тaб
  • 0 сообщений
  •    

Отправлено

— Ладно… — Билли Смайт по прозвищу «Британский бульдог» поднимает измазанные грязью ладони, — но только если эти м… — он откашливается, — если эти спецназовцы не будут держать нас на мушке всё это время.
— Согласен, — кивает Карлайл Стивенс, приобняв себя плечи, края его куртки развеваются вслед за порывом холодного осеннего ветра, — никому не хочется чувствовать себя скотиной, которой только и ждут, чтобы выпустить пулю в голову.
— Лады, — офицер Брюс Штайнберг кивает своим парням, одетым в бронекостюмы. — Опустили пушки, но с места никуда не девайтесь. — затем он обращается к двум копам. — Свободны, можете возвращаться в участок, здесь не на что глазеть.
— Так точно, сэр, — отвечает коп с зализанным волосами. — Мы тогда это… пойдём. — и они исчезают среди молочно-белого тумана. Лишь шаги по мокрой мостовой эхом разлетаются по полупустым улицам.
— Вы можете расслабиться, — смеясь говорит Брюс Штайнберг, глядя на панков, — но не пытайтесь улизнуть. Если станет совсем холодно — мои парни проводят вас в машину. Да, парни?
— Так точно, сэр, — отвечают они вымученным тоном.
— Ну уж нет, — бурчит себе под нос Локке Коул. — Лучше уж под дождём стоять, чем в этом передвижном каземате.



#278 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

— Конечно я пойду, — с готовностью отзываюсь я и, повернув голову к спешащей к нам Агнес, добавляю: — Она тоже участвует в расследовании.

Не сразу, но понимаю, что она одна и Никоса нет рядом. Где же он?

На время задремавшее тревожное чувство почему-то усиливается. Пытаюсь отогнать нехорошие мысли, но они упрямо возвращаются. Надеюсь, я зря беспокоюсь.



#279 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ☼ ¯\_(ツ)_/¯ ☼
  • 23 825 сообщений
  •    

Отправлено

Станция метро имени Отцов-основателей. Только бы успеть! Агнес движется то бегом, то быстрым шагом, стараясь не отставать от Никоса. Они перебрасываются короткими, отрывочными фразами, и со стороны, наверное, это выглядит странно - от Агнес шарахнулся какой-то мужчина , идущий под зонтом, когда она  заговорила, проходя мимо него. Но Агнес не обращает на это никакого внимания. 

Уже на подходе к метро она видит полицейских и панков. Встревоженный взгляд сразу же замечает среди них Джека, а чуть поодаль - и Джессику. - Живы.. - выдыхает Агнес и замедляет шаг. Только сейчас она поняла что не представляет, как сказать им, что Никос умер и стал призраком. Она приостанавливается, растерянно смотрит на Никоса, затем приближается к ним и переводит сбившееся от быстрой ходьбы дыхание.

- Все в порядке? Вы успели? - взгляд, полный тревоги и печали, перебегает с одного лица на другое. 


0e36bc18048d9fcc300f326cc927b20a.gif


#280 Ссылка на это сообщение Шепобелк

Шепобелк
  • Знаменитый оратор
  • 5 320 сообщений
  •    

Отправлено

Никос видит гнилую изнанку этого мира каждую секунду своего потустороннего существования и даже если он закроет глаза, то ничего не изменится. Однако, он имеет серьезное преимущество перед гражданскими. Он видел смерть так близко и так часто, но не сошел с ума. Смерть для него давно стала близкой подругой, как и для любого, кто избрал для себя ремеслом войну. Но все равно, порочная извращенность мира давит на плечи, словно Никос стал древним атлантом и иногда ему чудится треск собственных костей, не выдерживающих эту тяжесть. Тогда он старается думать об Агнесс, концентрироваться на ней и становится немного легче. До следующего раза и тогда все повторяется вновь.

У метро уже можно устраивать митинг, не хватает только безумного проповедника, вещающего сорванным пропитым голосом "Конец света охрененно близок! Покайтесь!". Потому что где это видано, чтобы спецы полиции и вольные анархисты Старого Города стояли рядом и не пытались вышибить друг другу мозги. При виде Джека и Джессики Никосу становится чуточку легче, на душе отлегло. Теперь Агнесс сможет защитить не только он.

- Скажи им как есть, - подбадривающе улыбается Никос своему рыжеволосому ангелу. - Если что, я могу дать Джеку пинка под задницу для пущей убедительности.


:paladin: Излечит любые амбиции священный костер инквизиции! :paladin: Изображение Изображение

#281 Ссылка на это сообщение Beaver

Beaver
  • Бунд
  • 13 443 сообщений
  •    

Отправлено

— Не совсем, но Джек всё уладил, — отвечаю я Агнес. На мгновение мне кажется, что здесь похолодало. — Теперь нужно остановить нацистов. А где Никос? — Смотрю ей за спину в надежде, что он тоже сейчас подойдёт, но не вижу знакомого лица. — И что… — Я, наконец, обращаю внимание на её внешний вид. — …с тобой, чёрт возьми, случилось?! Ты сама-то в порядке?

 

tumblr_m8yjbwKpn21qgmv1oo1_500.gif






Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых