Перейти к содержимому






- - - - -

2. Prelude to an End - Пепельный ветер

Написано Daylight Dancer, 09 августа 2021 · 79 просмотры

2. Prelude to an End - Пепельный ветер "И взял Ангел кадильницу, и наполнил ее огнем с жертвенника, и поверг на землю: и произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение.
И семь Ангелов, имеющие семь труб, приготовились трубить."
Откровение Иоанна Богослова - Апокалипсис (глава 8, строки 5-6)





- Вор - должен сидеть в тюрьме! Эй, малец, тебе разве не говорили об этом родители?! А?!
Этот тощий мальчишка-оборванец смотрелся тряпичной игрушкой в руках рослого и крепкого капитана стражи. Мужчина схватил воришку за шиворот и нещадно тряс ребенка, что замер от нахлынувшего страха и пока не предпринимал попыток к бегству.
Пойманный преступник выглядел неважно: неухоженный, грязный имперский мальчишка, одетый в какое-то рубище, сплошь покрытое швами и заплатками, оставленными пусть и ловкой, но слишком неумелой детской рукой. Некогда рыжевато-каштановые волосы посерели от забившейся грязи, местами свалялись, а будь стражник чуть более осмотрителен в своем порыве гнева, то почувствовал, как несколько блошек уличного оборванца перекочевали в складки чужой и богатой одежды.
Прочие посетители закусочной с интересом смотрели на происходящее, перешептываясь, а то и вовсе выражая открытое недовольство деятельностью всяческих проходимцев, один из которых ныне предстал наглядным уроком всем прочим, попавшись с шальной рукой на кошельке не кого-то там, а целого капитана Имперской городской стражи...
- Молчишь, крысеныш?! Думаю, за решеткой тебе будет самое, что ни на есть место! - закончив ломать комедию с пустыми угрозами, капитан действительно потащил начавшего упираться воришку к выходу. Тот, видимо не осознав, что может неосторожными действиями сделать еще хуже, начал молча вырывать руку, царапаться и лягаться. Несдобровать бы парню и получить крепкую затрещину, если бы маленький подлец первый не перешел в наступление и не впился зубами в руку стражника.
- Ах ты... - захлебнулся в крике мужчина, стряхивая с себя кусачего зверька. В одно мгновение оборванец оказался на полу, но не прекращал вырываться от пытающегося скрутить его представителя власти.
По залу пронесся хохот и улюлюканье. Но, как ни странно, борец за свою свободу, хоть и явно проигрывал в этой борьбе силой своему противнику, отбивался он молча.
Гордо, со слезами на глазах, но без заунывных мольб о пощаде и неповторении впредь произошедшего, как следовало бы ожидать от ему подобной уличной шпаны.
Когда капитан скрутил ему руку в болевой захват, случилось необъяснимое - мальчик все-таки вскрикнул. Громко и пронзительно, подобно маленькому зверьку, он неосторожно махнул рукой и тут-же, в дальнюю полку, уставленную глиняной посудой словно влетел обезумевший смерч, отчего во все стороны брызнули осколки керамики, а часть тарелок и кувшинов почила бесформенной грудой на потемневших от времени дубовых досках пола.
Кто-то из дремучих заезжих крестьян вскочил и бросился к выходу. Кто-то закричал от недоумения, остальные же посетители отнеслись к случившемуся с большим спокойствием, ведь в самом эпицентре неожиданного взрыва полыхнуло искрящееся фиолетовое сияние, остановив разлет опасных и острых обломков посуды.
- Етить! Это что такое было?! - неуверенно переглянулись два тугодумных гончара из Портового района.
- Телекинез, - равнодушно ответил им еще один присутствующий, был это мрачного вида немолодой данмер, кутавшийся в длинный плащ и почти полностью закрывший лицо глубоким капюшоном. До этого, угрюмый и тихий мер занимал со своим собеседником дальний столик, где те пили дорогой импортный алкоголь, чем слегка привлекали к себе внимание обычно менее состоятельных местных завсегдатаев пивной. Данмер спокойно шел вперед, а руки его поглощали свечение заклятия, что спасло присутствующих от летающей посуды.
- Теле-шо-о-о? Да он магик! С Университету! - воскликнул один из гончаров, предвкушая, какая замечательная байка сможет родиться из всего увиденного.
- Отпусти его, - спокойным хриплым голосом произнес эльф, смотря алыми, мутными силуэтами глаз из тьмы капюшона, снизу-вверх на крепкого капитана. - Мальчик пойдет с нами.
- Чего?! И не подумаю! Гражданин, вы должны понимать и вы видели, что на ваших глазах чуть-было не произошло преступление...
- Хотите, чтобы ребенок устроил вам нашествие летающих предметов в тюремных камерах? Или учинил пожар? Конечно, "след" этого неуправляемого заклинания исходил от мальчика. А еще. Он. Психически. Неустойчив. И это видно невооруженным взглядом. Отпустите его, капитан.
- Да кто ты такой, чтобы указывать мне?!
- Я? Непримечательный Чародей Гильдии Магов. И, как сознательный работник и опытный педагог, я не могу просто так выпустить из поля зрения потенциального абитуриента, - предъявив медальон принадлежности к Университету Таинств, данмер сверкнул яркой, расшитой золотом мантией, скрытой под плащом.

Они шли через вечерний легкий снегопад, то-тут, то-там белой крупой присыпавший тротуары и чуть забеливший крыши домов Города. Ветер трепал своими шаловливыми порывами плащ волшебника, что решил остаться безымянным, а его молодой спутник, облаченный в мантию учащегося Университета, откинул капюшон и явил тонкое, скуластое лицо данмера, увенчанное забавной прической с зачесанными вверх и назад пепельно-серыми волосами.
- Родителей у тебя нет, дома нет... Зато, есть Дар управления потоками Магнуса, парень! Не все же так плохо, - пытался пошутить, с певучим, звонким голосом молодой эльф, ведя за ручку, вслед старому учителю, потихоньку начавшего замерзать имперского мальчишку. - Быть может, я тебя где-то видел?... Нет, не знаю... Как, говоришь, тебя зовут?
- Терральт, - тихо и печально прошептал маленький бродяга.


Быть может, придет тот день, когда небо и земля поменяются местами, засвистит грязекраб на вершинах гор Джеррол, а дружные гусь и свинья сбегут с фермерского подворья в ближайший кабак, дабы пропустить по кружечке вина Сурили. Полагаю, именно тогда Сарис начнет адекватно мыслить и уж точно примется исполнять порученные ему задания без доли идиотского фанатизма, излишней самодеятельности и... и вообще!
Намеренно злобные мысли посещали голову, пока я уныло смотрел в пустоту над голыми ветвями деревьев, поджав затекшие без стремян ноги, дабы не чиркать сапогами о дорожную грязь. Что до этого остроухого раздолбая? Ну, в седле своего Светлячка он чувствовал себя более чем комфортно, иначе, как охарактеризовать его хорошее настроение, вкупе с попытками завязать непринужденную беседу, или насвистеть мотивчик какой-либо песни.
Я молчал.
Затем, когда первый день пути из Анвила перевалил за свою середину, намекая на скорые сумерки, он начал всерьез докапываться с расспросами о случившемся со мной после Калдью и о личности Клода Марика в частности. Даже бессонная ночь не возымела эффекта над нашим самочувствием - благодаря ее насыщенному наполнению мы сумели поддержать в себе боевой дух, когда бы любого другого уже давно сморило в сон.
Я все-еще молчал...
Но, в конце-концов, данмер попытался разогнать эту игру в "молчанку" и всерьез задался целью дать кличку моему новому "скакуну", безвозмездно изъятому в анвильских конюшнях.
И тут я не выдержал:
- Что же ты за тупица?! У тебя было простенькое такое поручение: пока я отвлекал стражу, вывести из стойла лошадь свою и еще одну, на выбор... Лошадь! Сарис! Лошадь для меня... А... А не вот это вот все!
Пофигистично и, словно бы в подтверждение моим словам, ослик покивал ушастой головой. Хорошо, хотя бы, что не заорал благим матом, как тогда, стоило нам минуть первую милю от города.
Это было страшно.
И очень неожиданно...
- Ну що ви таки сразу начинаете?! Нормально же общались, Терра! А вот народные пословицы, шоб их сказавшему в Этериусе таки жеж не икалось, гласят: "Дареному коню в зубы не смотрят"!
- Са-а-арис, это же не лошадь... - страдальчески простонал я, ведь остроухий раздолбай опять включил "дурачка" и наезжать на него в ближайшее время представлялось бессмысленной тратой и без того изрядно прохудившихся нервов.
- Да какая к скампам разница?! Едет себе и едет, жрать не просит, шибко не орет, нет бы радоваться?! Лучше расскажи, чем закончилась вся эта вакханалия с ордами нежити в Калдью, что ты бежал от них до самого Анвила?
Разубеждая друга, касательно его саркастического мнения о моем бегстве из проклятого местечка, с значительными перерывами, но я закончил историю о своих злоключениях, когда мы уже организовали первый ночлег вне пределов городских стен. В конце-концов, Сарис взглянул на меня как-то больно уж заботливо и по-родственному:
- Слушай, а тебя точно никто... Ну, не знаю даже, скууму в тебя вливали литрами или по башке сильно треснули? Ибо вторая часть твоего рассказа слишком уж своеобразно обставлена. Ты жеж утверждаешь, что за считанную пару недель пересек всю северную оконечность Тамриэля, выиграл гражданскую войну в графстве Альбион, а опосля внезапно! очутился на Акавире?!
- Ага, а капитан "Черного Изумруда" Комус, теперь уже наш общий знакомый, передавал тебе привет... - с кисло-ехидным привкусом на своей физиономии, я подкидывал дровишек в огонь походного костерка.
Сарис странно вздрогнул, но продолжил неверяще ворчать:
- Нападение каких-то черных собак на большой город в северных провинциях, какой-то мутный наркоман, рассказывающий об аэдра, да что ты несешь такое?! - в священном ужасе во взгляде, данмер распечатывал бутылку вина. Пожалуй, нервы ему определенно стоит подлечить после моего необычного рассказа.
Слишком детального.
Пожалуй, это было не лишним, ведь стоило предупредить приятеля, во что он ввязывается.
- А историю мы слушали... жопой! - весело откликнулся я, помахав открытыми ладонями. - Ох, готов поставить десять септимов, что в течение этого же месяца ты поверишь всему мною сказанному.
- Двадцать!
- Заметано, - устало махнул я напоследок, прежде чем приняться за готовку ужина.

В чем главный минус путешествия на пару с Сарисом? Не будем брать во внимание второстепенные проблемки, вроде его исключительной лени (готовка, костер и выбор места для стоянки, добыча продовольствия, разведка местности - автоматически на все это, им забивается большой арбалетный болт), раздолбайства, кучи пустой и тупой болтовни, неуместных шуточек. Это все мелочи. Большее зло, оно же, выступающее порой и самым большим благом, это тот факт, что в дороге просыхать вы не будете. Вообще.
Никак.
Словно наихитрейший даэдра во плоти он способен добыть спиртное где угодно, как угодно, сколько получится, на какие имеются средства, плевать на качество, но это не значит, что данмер не смыслит толк в хорошей выпивке. И конечно же, он попытается поделиться этим с вами. Ибо, пить в одичноку, как известно, все равно, что... Пропустим, пожалуй.
Наутро я поднимался чуть тяжелее обычного. Сказывалось вчерашнее "лишнее", да. Утро было холодным, мокрым, серым... Обычным? Да, определенно.


Дальнейший путь в сторону Кватча проходил спокойно. Ни тебе засад, ни диких животных, нечисти на ночных дорогах. Лишь редкие разъезды Легиона, частые торговые и путешествующие телеги, порой, количеством до полудюжины, стремились поскорее вернуться в Анвил или родную деревушку, до падения настоящих холодов, прихода белой зимы и затишья в торговых делах. Обычно, нам не было до них никакого дела, разве-что мы могли перекинуться парой слов с возницами или выменять что-нибудь у странников. Увы, но на хоть какую-нибудь лошадь не было ни денег, ни встречного предложения.
Стараясь как можно меньше ночевать на обочине, под открытым небом, в условиях, когда землю то сковывало морозом до состояния покрытого инеем камня, то превращало в сырую грязь от мелких, нудных дождей, словно бы стремящихся довести меня до ноющей зубной боли, мы старались выбираться за дневной разъезд к какому-нибудь жилью, ища там дешевый кров и пищу.

За первую неделю пути, стоит сказать, все же произошли некоторые события, на которые стоило бы обратить внимание, особенно, если бы за всей этой сутолокой я бы не забыл о словах старика Джоффри. Действительно, чудны дела Девяти Божеств: то, что для другого человека могло бы перевернуть весь мир с ног на голову, для меня же стало лишь мелькнувшим мотыльком-фрагментом в гуще сумасшедших дел, навалившихся скопом, коварно и в одно мгновение.
В тот вечер мы сидели за дальним столиком в придорожной таверне Бринна-Кросс, ожидая, пока служанка принесет нам донельзя простой, зато дешевый ужин. В пути следовало экономить деньги, ведь неизвестно, где представится следующая возможность подзаработать, о чем я усердно мечтал, подперев голову рукой и меланхолично наблюдая, как порывы ветра за окном развлекаются жестокой трепкой сиротливых стеблей старого винограда с садового участка таверны. Определенно, лучшего места, чем Кватч на первых этапах пути будет не найти. Конечно, я мало знаю этот город, придется немного привыкнуть к нему, прощупать оборону, лазейки и пути для отступления и уж точно не переться напролом, проводя агрессивную рекламную акцию моего присутствия там. Нам нужны деньги, а не неприятности.
И только-только я хотел устроить Сарису легкий допрос, на предмет его знаний о столь большом и чудесном городе (шутка ли - вторая по величине Арена в Сиродиле! Из двух, между-прочим.), как он прервал монотонные размышления своим неожиданным заговорщическим тоном.
- Короче, Терральт, я тут узнал кое-что. Надеюсь, штука полезная, вот, - отхлебнул он из фляжки нечто, что точно не могло быть безобидной водой. - возле Кватча... дела творятся. Странные!
- Сар, у нас, хвала Шеогорату они другими и не бывают, давай конкретнее.
- А, о чем это я... Дорогу от Скинграда до Кватча знаешь? Такая, холмистая, обрывов много, с нее еще шика-а-а-арный вид на Валенвуд открывается в некоторых особо возвышенных... возвышенностях. Ну, короче, перекрыли ее. Почти не ездют. А почему, спросишь ты...
- А почему? - почти сразу же, не заметив этого, меланхолично вторил я его словам.
- Бандиты там завелись. Странные какие-то. И, судя по всему, много их там. Говорят, грабят любой встреченный транспорт, убивают всех, кого придется, но убегающих не гонят и не догоняют. Забирают лишь продукты, одежу, оружие и сва-а-а-аливают куда-то в глушь. Пробовали выкурить Легионом, ну вот просто, как сквозь землю. А еще, слухи странные ходят, - Сарис придвинулся ближе, перегнувшись через столешницу. - Ну, типа, волшебники там у них, одеты все в красное. И убегающего не ловят, только если он убег в сторону Скинграда.
- Ага, и что? - в тот момент, я словно бы пропустил все им сказанное, хотя оно должно же было отложиться где-то в голове. На самых задворках отупевшего по некоторым причинам мозга.
- Что-что, н'ваху под е... дрить-даэдрить, да где жеж наш ужин?! Терр, братишка, а ты не заболел ли случаем?
- Нет... я... в порядке, - "ну, в относительном", стоило сказать в тот момент, чтобы не кривить душой. "Физически - да, морально - в относительном предсмертном состоянии" - это, если подробно.
Скамповы сны.
Проклятая Роза.
И идиот. Я.
Прежде чем слабый просвет в низких осенних тучах, поднял меня утром робким солнечным лучом, я видел сон. В кои-то веки, прекрасный и запоминающийся. Сон о ней. Обо мне. О спокойствии и единении. Словно бы, я поднимаюсь по каменной лестнице среди сводов чего-то старого и обрушающегося, вроде замка или некоего храма. За обширными дырами в стенах видны овраги, затянутые дымкой тумана, громадные стены и изорванное в клочья небо.
Я стучусь в дверь. Тоже старая, из дубовых досок, почти черных от сырости и времени. Не верится, что кто-то откроет...
С мягким, почти домашним скрипом она распахивается в мою сторону, заставив опасно попятиться на ступенях, зажмуриться, но взамен обдав снопами ласкающего солнца. На пороге стоит она, в простом сером платье, что совсем не вяжется с обычным ее обликом, где не находилось места даже простой юбке. Отчего-то волосы ее теперь белее облаков, первого снега и подвенечного платья. Это не седина - это абсолютная чистота. Я делаю шаг вперед. Что-то говорю, о ее важности, значимости для меня. В ответ, насмешка. Как обычно?
Горько улыбаюсь.
Я ведь привык, ничего.
Она садится на трон в окружении старых узловатых деревьев, на этом... балкончике? Расчесывает неожиданно длинные волосы. Я приваливаюсь рядом с дверью, спиной к холодной стене, чье обмораживающее дыхание чувствуется даже через теплый плащ. Сырая ли это земля пробилась через мой сон и подстилку из еловых лап? Неважно.
Главное, что там были я, Кассигния и этот свет. Мы опять о чем-то говорили, а я, с каждым словом, чувствовал себя все больше и больше последним дураком. Хотя, она даже смеялась. Но она ли это была? Или, просто мое неуемное желание видеть Касси такой? Какой я хочу, какой она никогда не могла бы быть...
"Ведь ты ее никогда не увидишь."
Утром того дня, чужой голос дернул меня сквозь сон, нахлобучив сверху улыбнувшийся лучик света. Приподнявшись на импровизированном лежаке, я огляделся. Сарис спал без задних ног, лошадь была спокойна, бодрствовал лишь мой ослик, догрызавший что-то последнее растительное на кусте, чуть поотдаль.
- Скамп... Опять, - погруженный в мечты о том сне, пытаясь восстановить его события и сокровенные слова, я сам не заметил, как повторил первые же утренние слова. Н-да, что-то нехорошее творится с моей головой. Впрочем, быть может, что оно и не ново, вспоминая старые болячки организма.
- Что опять? Говори жеж сразу! - вскинулся друг. - Ну прости. Не знаю за что... Вот, за ослика прости! Мы обязательно найдем тебе хорошую лошадку и тебе не придется неудобно поджимать ноги, шоби не цеплять ими землю! Таки да!
-Хватит. Не обращай внимания, просто мне нужен отдых в нормальной кровати. Теплой и сухой. Вот поужинаем и... спать, - протянул я это на фоне стука расставляемых на столе кружек и мисок.
Быть может, и сегодня во снах, мы встретимся вновь?
Как знать...

Путешествие давно перевалило за вторую неделю в дороге, мы распрощались с гостеприимным, окруженным лесами Стедвиком, потихоньку подбираясь к главному тракту Кватча, несколько скудному на предместные деревушки, зато располагающему большим солидным количеством шахт и прочих промыслов, благо в холмистой местности вокруг этого города наблюдались выходы рудных пород.
К вечеру, когда сумерки быстро и неумолимо вступали в свои права, Сарис громко сетовал на всю небольшую проезжую колею о том, где нам взять столько денег, чтобы отметить Праздник Новой жизни в Кватче, а я прикидывал, где бы разместиться на ночлег, случилась сущая мелочь. У меня неудержимо зачесался нос, но когда я поскреб переносицу пальцем, удивленно обнаружил, что тот весь измазан в саже.
- Саа-а-рис, - ядовито протянул я, явно не предвещая ему ничего хорошего. Между прочим, подозрения были вполне обоснованные, ведь в дороге у нас не оказалось ни одного зеркала, а воду мы обычно берегли для питья, порой пренебрегая утренним умыванием. - У тебя уголька случаем не найдется? Мне необходимо записать одну крайне остроумную мысль на... пергаменте.
- Вау! Конечно же нет. А, что за мысль? - в дальнейшем бы я и впрямь заподозрил бы Сариса в страшном преступлении по отношению к спящему мне, если бы не поднял глаза к небу, различив своим усиленным зрением нечто необычное и слегка пугающее.
Сверху летели компи, песчинки и хлопья пепла, кружась, как черный крупный снег или переносимые ветром мелкие сухие листья. Их было действительно много, что в очередной раз было благосклонно к сравнению такого явления со снегопадом.
- Эй, а в чем это мои руки? И одежда?! - воскликнул данмер, тоже почуяв неладное.
- Это пепел. Падающий с неба пепел. Такое бывает при пожарах, когда поднимается сильный ветер, - пояснил я, отмахиваясь от сыплющихся фрагментов чего-то сгоревшего.
- Вот только лесного пожара нам и не хватало! Терр, ветер же идет с востока? Малаката им дышло, если это не так и на подъездах к Кватчу не горят леса! И это-то почти зимой!
- Может, пожар в самом городе?
- Ага, до которого ехать и ехать! А пепел жеж досюда принесло, - покачал головой мой спутник. Натянув поводья коня, он огляделся в подступающей тьме и продолжил. - Наверное, пожар где-то в полудне пути отседова. Или в дне. Тут вполне сухо, дождей видимо давно не было, могла и листва заняться? 6(@9ъ, Терральт, я что, похож на лесника?! Давай вернемся назад, в Стедвик, переждем!
- Нет, боюсь, наши финансы этого не переждут, - чувствуя цепкую хватку жабы на худеющем кошельке я в очередной раз повел себя крайне неосмотрительно. - Как думаешь, если пожар идет со стороны большого тракта, есть ли объездные пути до города?
- Ну, я слышал про обходной путь через север от города. Там холмистые степи и это гораздо лучше, чем лесной пожар, - подъехав поближе, Сарис глядел с высоты своего положения на скакуне, как я читаю наше расположение на карте.
Ага, словно бы он что-то мог увидеть в такой темени.
- Если он перекинется на сухую траву, нам с тобой не будет вообще никакой разницы, сгореть заживо в лесу или на равнине.
- В том то и дело, что мы с тобой, дорогой друг, таки пойдем через старый шахтерский проход. Каков гешефт? Ну потеряем еще пару деньков и таки що? Зато там нечему гореть, это жеж наполовину подземелье! Только с дорогой и ответвления есть вроде шахт. Ну, они почти заброшены, вроде прииска каменного песчанника, но там жеж безопасно! Таки мамой клянусь!
- Пожалей бедную женщину, Сарис, - с усмешкой, свернув карту, я тронул бока своего "скакуна", подгоняя его вперед по ночной дороге. - Если нет другого пути, пусть будет так.
Он двинулся следом, ориентируясь на мой силуэт на отчасти светлом фоне песчаной дороги. Не лучший выход, ехать ночью, неизвестно куда, зная дорогу лишь по слухам и с помощью не самой точной карты на этом свете, но опасаясь надвигающегося пожара, мы начали спешить.
А в спешке рождаются ошибки.
- Ага, ярдов через триста должен быть поворот налево, там еще лес начнет редеть! - воодушевленно отвечала мне тьма за спиной голосом Сариса.
Чтобы развеяться перед моими неправильными глазами, стоит лишь повернуться туда, дабы уберечь лицо от дуновения несущего пепел ветра.

Глава 3 - Предвестник Рассвета
Глава 5 - Огненные врата

  • Thea это нравится




Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет