Перейти к содержимому


Фотография

Dragon Age: Иллюзия полета

dragon age фрпг

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Наглый селф-инсерт

  • 34 142 сообщений
  •    

Отправлено

9HEhoJa.png

 

 

SSNV7Jf.jpg

 

 

4nx7dygoz5emzwf64n3o.png

 

 

4nepbqstoeor1qty4ntpbcgoz8em5wfordeafwf14n9pbpqozropbpsozdemxwf74nhy.png

 

4ncpbcsoz5emfwfo4g81bwfy4n9pdnqosy.png

 

 

 

4ntpbxstodem8wf64n3pdbsttc.png

 

 

В этой местности возможен бросок на Поиск Сокровищ.

 

Бросок на охоту \ рыбалку имеет следующие результаты:

 

7 Харинга, 9:88 года Века Дракона

 

Интерлюдия

 

Текущие задания:

 

"Потерявшийся гонец" (передать сообщение агентам Сопротивления \ подделать завещание) - Ринн

 

Выполненные задания:

 


Everyone knows by now: fairytales are not found,

They're written in the walls as we walk.
- Starset



  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2925

#2 Ссылка на это сообщение Aloija

Aloija
  • Знаменитый оратор
  • 11 875 сообщений
  •    

Отправлено

Монтсиммар --> Арена

 

Адалин проснулась уже уставшей. Иначе не бывало. Сносно поспать удавалось так же редко, как нищему досыта набить желудок. То есть, лишь в безумных мечтах. С глухим стоном поднявшись на ноги, она вдруг почувствовала себя так, будто вместо кровати лежала на шипах, а за окном не тихо подвывал ветер, а всю ночь трубили горны войны.

Прошедшая неделя выдалась мучительно долгой и утомительной. Адалин, казалось, обошла все таверны Монтсиммара: от крошечных трущобных забегаловок, до лучших заведений в дворцовых кварталах, где на нее посматривали как на муху, невесть откуда взявшуюся в тарелке с идеальным десертом. Обошла не по одному разу, успев порядком надоесть трактирщикам и обслуге. Денег, чтобы развязать языки ушло немерено, но она знала, что чем тяжелее становятся карманы, тем сильнее размывается грань между тем, что стоит, а что нет, говорить незнакомцу. В данном случае Адалин спрашивала о постояльцах, подходящих по описанию на людей из списка Холта.

Восемь человек. Всех она, так или иначе, нашла. И, пожалуй, беседа с будущими партнерами далась Адалин тяжелее, чем бесконечная беготня по городу. С этими людьми (и одним эльфом) ей предстояло провести бок о бок как минимум месяц, и от этой перспективы внутренности сжимались и замирали в спазме. Наверняка найдутся любители залезть в душу и наследить там своими очень важными советами.

Впустила уже как-то раз. Наслушалась. Только гаже стало.

И ведь такую роскошь, как послать всех демону под хвост, Адалин себе позволить не могла. Сопротивление редко отправляло агентов в одиночку, потому приходилось работать парой и стараться поддерживать нейтрально-деловые отношения. Благо, с понимающим партнером это было не сложно. А теперь вот работа в большой команде… И самое страшное, что она вынуждена будет не только присматриваться к спутникам, но и узнать их достаточно хорошо, если не хочет упустить предателя под носом.

Необходимость, от которой ее почти что тошнило.

Ни с кем не сближаться — правило, которое Адалин установила для себя полтора года назад и не собиралась нарушать. Месяц-другой придется потерпеть. Главное, не забывать, что каждый из напарников в итоге может стать трупом со следом удавки на шее. Цинично, но такова жизнь. Если в ней и встречалось что-то хорошее, очень скоро оно, в лучшем случае, превращалось в кучку дерьма. А в худшем — мучительно издыхало, оставляя в груди болезненную пустоту.

Ладно. Не время ныть из-за работы. Лучше она от этого не станет. Тем более, у Адалин не было другого выбора, кроме как продолжать. Сопротивление ее не отпустит, да и сама она понимала, что работа на износ, такая, чтобы не оставалось сил на посторонние мысли — единственное, что не дает ей утонуть в собственном отчаянии. Впереди важный день. Вечером, в комнатушке арены, все и начнется. А пока что стоит собрать вещи, докупить все необходимое и, наконец, собраться с силами, чтобы заглянуть к Инид.

Наскоро одевшись и позавтракав, Адалин вышла в город, встретивший ее свежим утренним ветром. В Денериме в это время года уже мог идти первый снег, но и в более теплом Орлее чувствовалось приближение холодов. Горожане надели шерстяные рубахи и куртки, натянули перчатки, а некоторые, особенно чувствительные, даже спрятали уши под шапками.

Адалин к холоду привыкла и практически не обращала на него внимания. Дело не только в том, что она родилась и выросла в стране с суровыми зимами. В детстве у нее было всего одно пальто, которое она носила, пока не выросла настолько, что не смогла застегнуть. Да и то прохудилось и истерлось так сильно, что почти не грело. В приюте тоже на хорошую теплую одежду для детей не раскошеливались. Адалин как сейчас помнила огромную, на пару размеров больше, дубленку, доходящую до колена, с облезлым мехом, воняющую не то мокрой псиной, не то тухлятиной, будто в ней кто-то сдох и в ней же разложился. Дубленка была такая тяжелая, что не то что двигаться, даже руки поднять оказалось не просто. Вот и вышло так, что носили эти куртки только в самые лютые морозы, когда без нее не обойтись.

Адалин дернула край залатанного плаща, закрывая не менее залатанную куртку, такую старую, что она и не помнила, когда ее купила. Для похода лучше бы приобрести одежду понадежнее, которая не рискует развалиться на лоскутки от первой же прорехи. Тяжело и с долей обреченности вздохнула. Денег хватало. В Денериме, в сундуке под замком, у Адалин было целое состояние — почти тысяча золотых. Она откладывала каждую заработанную копейку, не считая необходимых трат на еду, снаряжение и работу. И совершенно не знала, что со всеми этими деньгами делать. Но и тратить не могла. Каждый раз, когда она покупала что-то дороже необходимого, в груди появлялось противное щемящее чувство вины и страха, будто каждая потраченная монета — последняя. Слишком крепко в ней отпечаталось голодное детство, когда она сидела на улицах с протянутой рукой, молясь и надеясь на милость прохожих. Никогда больше Адалин такого не допустит.

Пришлось переступить через себя. Стало чуть легче расплачиваться с кожевником, когда Адалин думала о тратах, как о вложении в дело.

Кроме лавки с одеждой она заглянула к кузнецу, где докупила арбалетных болтов, обновила набор метательных ножей и забрала заказ, который сделала еще в первый день в Монтсиммаре. Бумагу, угольные карандаши и пузырек туши с пером Адалин давно уже приобрела. Оставалось заглянуть на рынок и продать бесполезного полудохлого коня. Он так и не отошел от скачки и теперь стоял на постое в одной из городских конюшен, превращая ее серебро в лепешки навоза.

Управилась Адалин со всеми делами к заходу солнца. До встречи с отрядом оставалось несколько часов.


Магазин-мастерская Инид находился на границе торгового и дворцового кварталов. Идеальное место, чтобы у надушенных и припудренных дамочек из высшего света не было ни единого шанса увидеть из окна кареты, по пути на примерку очередного платья, настоящие улицы — не всегда чистые, заполненные всяким сбродом вроде крестьян, нищих и наемников, таких, как сама Адалин.

Она шла вдоль длинного здания из белого камня, и всматривалась в вывески и обрамленные колоннами витрины. "Le petit chapeau", гласила надпись над окном, как всегда обманывая народ. Потому что шляпки, выставленные за стеклом, были какие угодно, только не маленькие. С живыми цветами, сложенными в подобие то ли пирамиды, то ли гнезда высотой с локоть; с искусственными букетами из такого количества ткани, что хватило бы на новые рубашки для десятка человек. Одна шляпа была украшена муляжами виноградных гроздьев, из другой торчали розовые перья с желтыми кончиками. Адалин с содроганием представила, как должно быть нелепо выглядела птица, с которой их ободрали. И еще нелепее — женщина в таком головном уборе.

На следующей вывеске прямыми, как частокол, буквами значилось: “Брокерская контора Луи Монже”. И ниже мелким шрифтом: “Доступность, честность, надежность”. Наверняка еще более наглая ложь, чем название шляпной лавки.

Адалин прошла мимо не задерживаясь и, наконец, оказалась перед входом в “Кружевную ленту”.

Она немного постояла у окна, глядя как юная девушка со швейной лентой, свисающей из кармана, порхает вокруг похожей на злобного пуделя дамы с маленькими глазками и безумным ворохом белых кудряшек на голове. Другие посетительницы рассматривали каталоги с тканями и платья на манекенах. Почти все были темных тонов, с острыми плечами и сложными геометрическими узорами, вышитыми золотом. Мода Тевинтера. В орлейском магазине, которым владеет ферелденка, Адалин ожидала увидеть нечто близкое к местной или родной культуре. Но, похоже, Инид решила следовать северным веяниям, раз они теперь продаются в высших кругах. Словно нарядившись, как тевинтерец, получишь привилегии тевинтерца по рождению.

Так и не разглядев мачеху среди работников, Адалин вошла в магазин. Тут же перед ней нарисовался мужчина в черном камзоле с блестящими пуговицами.

— Добро пожаловать в… — мужчина запнулся и сглотнул, будто жабу проглотил. С ног до головы осмотрел Адалин и снова сглотнул. — Боюсь, вы ошиблись магазином, эээ… мадам. “Кружевная лента” предлагает бальные платья по весьма нескромным ценам.

Он сделал несколько шагов вперед, пытаясь оттеснить Адалин за дверь, но она осталась стоять на месте, хмуро глядя на мужчину сверху вниз. Ну да, она отличалась от утонченных посетительниц так же сильно, как земля от моря, и с мечом на поясе наверняка выглядела устрашающе, но плевать. Сил на то, чтобы смущаться и чувствовать неловкость, попросту не осталось. Она очень давно не видела мачеху и, решившись ее навестить, отступать не собиралась.

— Я не за платьями. Мне нужна Инид. Она здесь?

— Мадам Бонье не принимает посетителей без предварительной договоренности. Вы можете назвать свое имя, я передам ей, и она назначит встречу, если найдет свободное время в расписании, — от сказал это таким бархатным тоном, что Адалин не сомневалась — ни хрена он не передаст. — Увы, на ближайшие три недели все занято, так что придется подождать.

— Адалин. Скажите, что ее дочь приехала, — ответила она, решив не вдаваться в тонкости семейных отношений.

Мужчина открыл рот. Закрыл. Снова открыл и с шумом втянул воздух. Поморгал, будто надеялся, что Адалин вдруг превратится в нечто более похожее на Инид: элегантное и изящное. Наконец, с коротким кивком развернулся, чтобы скрыться в соседней комнате.

Адалин осталась у входа. То и дело посетительницы украдкой поглядывали на нее с выражением брезгливости на гладких и чистых личиках. Ничего нового. Знать всегда так смотрит на тех, кто оскорбляет их своим видом, да и вообще существованием. Попрошайничая все детство, Адалин так к этому так привыкла, что встретила взгляды прямо, от чего женщины робели и отворачивались, будто ее тут и не было.

— Мадам Бонье готова вас принять, — отчеканил вернувшийся управляющий. — Следуйте за мной, прошу.

Он услужливо открыл перед Адалин дверь и она прошла дальше, впервые почувствовав себя не в своей тарелке. Следующая комната оказалась небольшой прихожей. Минуя множество других дверей, ведущих, как она предположила, в мастерские, управляющий поднялся по лестнице, подвел ее к кабинету Инид и, поклонившись, ушел.

К горлу подкатил комок. Она незнамо почему мешкала, не решаясь повернуть ручку. Инид не была важна для Адалин так же, как брат или Десмонд, и все же, мачеха оставалась последним близким человеком, кто до сих пор желал ее видеть. Потеряв и ее...

Ерунда какая! Инид в каждом письме звала в гости, она будет рада встрече. Не прогонит. Не разочаруется.

Минут пять, не меньше, Адалин простояла под дверью, прежде чем, так и не ощутив решимости, вошла в кабинет.

Инид стояла у манекена, то так, то эдак прикладывая к нему кусок ткани.

— Привет, — произнесла Адалин единственное, что смогла выдавить.

Инид обернулась, ткань выпала из ее пальцев. За пять лет, прошедших с их последней встречи она, казалось, совсем не постарела. Наоборот, будто бы посвежела. Изумрудное платье идеально сидело по фигуре, темно-рыжие волосы без единого проблеска седины были собраны в высокую прическу. Глаза, пусть и с морщинками вокруг, сияли теплотой, отчего в груди Адалин защемило. Она все еще не привыкла видеть Инид такой. В памяти мачеха оставалась затравленной и несчастной девушкой с синяками на лице.

— Адалин! Как хорошо, что ты наконец приехала! — Инид подлетела к ней, как вихрь и стиснула в объятиях.

Сраженная напором, Адалин опешила, но все же обняла Инид в ответ, пытаясь отделаться от чувства неловкости, будто оказалась на сцене дешевого уличного спектакля.

— Ты, кажется, еще больше выросла. И косу такую отрастила! — С улыбкой, показавшейся искренней, Инид поглядела на нее с расстояния вытянутых рук.

Адалин не знала, что сказать. Праздные разговоры не были ее сильной стороной. Она хотела спросить об Элтере, но слова застряли в пересохшем горле.

— Решила не стричь, — пробормотала она, садясь на диванчик у окна. — Дела идут хорошо? Этот управляющий сказал, что твое время нарасхват.

— Скоро зимние балы, так что работы больше, чем хотелось бы. Почти все время провожу тут, — сказала Инид, пожав плечами. — Ты почти ничего не писала о себе. Все еще работаешь, как наемник?

— Да.

— Тебе это нравится? Действительно нравится? — Инид бросила взгляд на меч Адалин. — Ты выглядишь… больной.

— У меня это получается. Убивать людей, — ответила Адалин резче, чем хотела.

Тут же ее уколола вина. Инид всего лишь беспокоилась. Не каждый, кто прошел через тяжелые времена и лишения, как они обе, вместо комфорта решит протирать ноги в седле, шляясь по миру с оружием на поясе. К тому же, она наверняка считала себя ответственной за то, какой Адалин выросла.

— Я в порядке Инид, правда. Тоже работа навалилась. Через пару часов надо на встречу, а потом я уеду из города.

— Ты только пришло и уже уезжаешь? Как же так? Надолго?

— Месяц или больше. Не уверена, что вернусь сюда. Может, сразу поеду домой.

— Адалин, ты всегда можешь остаться у нас. Насовсем, я имею ввиду. Мой муж не станет возражать. У тебя может быть спокойная и стабильная жизнь, разве не об этом ты мечтала в детстве?

"Мечтала, да, — отстраненно подумала она, — но не заслужила."

Адалин порой думала, как бы все сложилось, если бы она не решила остаться в приюте, когда Инид за ней вернулась. Не пришлось бы больше воровать, грабить и убивать. Она носила бы платья вместо мужских рубашек и штанов. Не умела бы сражаться на мечах, но научилась бы шить. Вместо Сопротивления работала бы в мастерской — рисовала эскизы. Училась бы в университете, как брат. Не встретила бы Десмонда. И не потеряла бы его. Может, была бы счастлива. Но все равно, где-то на границе сознания, Адалин знала, что не смогла бы вписаться в нормальную жизнь так хорошо, как Инид и Элтер. На такое будущее у нее не было никаких прав.

— Не надо, — выдохнула Адалин. — Мне хорошо как сейчас. Да и что я буду делать, если все брошу? Еще Элтер… он мне ни слова не написал в ответ. Даже не знаю, читал ли он мои письма. Представляю, как он будет рад, если я заявлюсь к вам.

— Ты все еще рисуешь? Сделаем тебе мастерскую, сможешь заниматься живописью в свое удовольствие. Или чем захочешь. Лошадьми? Фехтованием? Мы в конце-концов не благородные, так что на увлеченную оружием, а не нарядами, женщину не будут слишком косо смотреть, — Инид лукаво улыбнулась. — А Элтер не сможет долго обижаться, когда ты будешь рядом.

— У него все хорошо? — задала Адалин вопрос, который так и вертелся в голове. — Какой он сейчас? Сильно вырос, наверное?

— Не хочешь с ним встретиться? Приходи к нам, как закончишь дела. Хотя бы на один вечер.

— Не стоит. Не хочу портить ему настроение.

Больше всего сейчас Адалин хотела увидеть Элтера, сказать, что скучает, попросить вернуться в ее жизнь. И больше всего боялась услышать ответ. Им пришлось рано повзрослеть и слова одиннадцатилетнего мальчика о том, что он не желает больше видеть свою сестру, не были просто детским капризом.

Прошло уже больше десяти лет. Брат так и не изменил своего решения.

— Уже начал готовиться к экзаменам, хотя, я думаю, он слишком усердствует. Криус Сципион — профессор по юриспруденции, очень доволен его успехами и в учебе, и на работе. После выпуска он пообещал дать ему отличные рекомендации. Жаль конечно, что в Тевинтере не…

Инид прервал скрип двери и мужской голос:

— Мам, привет, я… О. Ты. Что ты здесь забыла?

Элтер застыл на пороге и хмуро посмотрел на Адалин. Она бы его не узнала, если бы встретила на улице. Пять лет назад брат все еще был мальчишкой, хоть и пытался казаться взрослым, нося глупый костюм. Тогда она видела его лишь мельком, издалека, но сейчас могла рассмотреть хорошо.

Элтер по-прежнему носил костюм. Темно-серый, с высоким строгим воротом и отделкой из серебряной нити. Под ним — атласная черная рубашка с узлом на шее. Или цвет делал его старше, или он сам так изменился, но от прежней мальчишеской нескладности не осталось и следа. Брат выглядел как мужчина. Статный, гордый, немного надменный. Он даже отрастил короткую бороду и под ней было заметно, как искривились его губы.

Адалин резко встала, подошла и протянула к брату руки. Стук сердца отдавался в ушах невыносимым грохотом, кончики пальцев окоченели.

— Элтер! Я...

— Нет, — перебил Элтер и посмотрел на нее так, будто впервые видит. — Тебе стоит уйти.

Адалин отшатнулась, словно он отвесил ей пощечину. От холодности и отстраненности брата все в груди болезненно сжалось, как от нырка в прорубь. Раньше, когда они были детьми, он засыпал у нее на руках ночью, а днем всячески подбадривал, помогал справиться с тоской. Осталось ли хоть что-то от того мальчика? Небесно-голубые глаза с солнечными искорками, и те заледенели.

— Элтер! Она ведь твоя сестра, — возмутилась Идин.

— Это наши отношения, мама. Мы сами разберемся, — сказал он чуть теплее, и вновь обратился к Адалин: — Что ты хотела? Поговорить?

— Да, — выдохнула она.

— Не думаю, что нам есть, что обсуждать. Но ладно, идем.

Элтер привел ее на крошечный балкончик. Зажег фонарь, в свете которого его лицо приобрело лишние пять лет, и облокотился о перила, глядя на вечернюю улицу, освещенную россыпью оранжевых огней.

Он ждал, пока Адалин заговорит.

— Я скучала. — Ее голос звучал гулко, будто в пустом ведре. — Ты так изменился, стал совсем взрослым.

Адалин запустила руку в сумку и достала длинный сверток — заказ, который она забрала сегодня у кузнеца. Под тканью были ножны и кинжал из великолепной гномьей стали, с черными прожилками на лезвии. Строгий, без лишних украшательств на гарде. Хорошее оружие, надежное и опасное. Она хотела подарить его через Инид, но раз встретилась с братом, решила передать сама.

— Возьми, — попросила Адалин, протянув кинжал, — Мне кажется, он тебе подходит.

Элтер повернулся, глянул на подарок лишь мельком и качнул головой.

— Не стоило тратиться. Оставь себе или выброси, мне все равно.

— Ты все еще так сильно меня ненавидишь? За то, что я сделала? Это было ради вас! — выпалила Адалин. — Я хотела как лучше. И вам стало лучше. Хватит уже меня за это наказывать.

Брат подошел ближе, на расстояние не больше шага. Он был ниже Адалин, младше на четыре года, но умудрялся смотреть свысока.

— Серьезно? До сих пор думаешь, в этом все дело? Ты меня бросила. Вот в чем дело! — рявкнул он. — Я устал бегать в этот твой приют, терпеть насмешки от твоих дружков и умолять: "Пойдем домой, Адалин. Мама хочет, чтобы ты вернулась. Я хочу, чтобы ты вернулась. Ты нужна мне. Пожалуйста, пойдем домой, Адалин." Да тебе плевать было! А сейчас ты вдруг решила вспомнить про семью?

Глаза защипало, дыхание сперло. Что она могла ответить? Никакие слова не смогут изменить прошлое. Голод и страх постоянных побоев не сломили Элтера. Казалось, ничего на свете не способно это сделать. Но Адалин, похоже, удалось. В разрушении жизней ей не было равных.

— Хочешь, я вернусь? Буду жить с вами? Все снова станет как раньше, как в детстве. — Адалин сделала очередную попытку прикоснуться к брату, но тот уклонился. — Я брошу работу. Мне нужен всего месяц или два, и после я смогу быть всегда рядом.

Теперь, когда Элтер сказал, что чувствует, Адалин готова была остаться. Если нельзя все исправить в их прошлом, может, ей удастся построить нечто новое. Если Сопротивление даст ей уйти после миссии… Ничтожная надежда.

— Два месяца? Как на счет сейчас?

— Я… не могу. Я бы хотела, очень, но я не могу. Это не от меня зависит. Два месяца. Пожалуйста.

Элтер фыркнул.

— Для Адалин, которую я помню, семья была важнее всего. А ты… Кто ты теперь такая вообще? Наемница? Бандитка? Убийца?

Каждое слово — удар под дых. Убийца. Слышать это от него, произнесенное с таким презрением, которого хватило бы, чтобы затопить Тевинтер, было особенно больно.

— Элтер, я...

— Ты — чужой человек. Я тебя больше не знаю и не уверен, что хочу узнать. Уходи. Я попрощаюсь с Инид за тебя.

Он снова вернулся к созерцанию города, потеряв к Адалин всякий интерес.

— Знаешь, теперь я тоже не хочу, — соврала Адалин и бросила кинжал под ноги брату. — Делай с ним, что хочешь. Можешь продать, хватит на новый модный костюмчик.

Элтер не шелохнулся. Ей вдруг захотелось разрыдаться от нахлынувшего одиночества и вместе с тем взять брата за плечи и хорошенько встряхнуть, что бы очнулся наконец, стал прежним. Ничего из этого Адалин не сделала. Просто ушла, пока еще была способна держать себя в руках.


Адалин выскочила из мастерской Инид, глубоко дыша, чтобы не позволить слезам политься по щекам. Опять она сделала это — не удержала язык за зубами, сорвалась на брата и сделала их отношения только хуже. Если они и так не были на самом дне.

Сжав кулаки, чтобы утихомирить нервную дрожь, она зашагала вниз по мостовой, освещенной оранжевыми фонарями и светом, льющимся из каждого окна, к окраинам города. Не оборачиваясь, не останавливаясь, и почти не разбирая дороги. Людей на улицах стало заметно меньше, чем днем и по пути ей встречались в основном стражники. Кажется, она заметила Легионера, того самого, что встретила в первый день в городе, но сил злиться еще и на него не осталось.

Адалин пролетала квартал за кварталом в бешеном темпе, будто чем быстрее она окажется от брата на достаточном расстоянии, тем легче ей станет. Но не становилось. Из головы никак не выходил презрительный тон его голоса и полный неприязни взгляд.

Хуже всего было то, что брат прав. Они давно не дети, слишком много времени прошло с тех пор, как они вместе прятались от отца в сарайчике или слонялись по улицам, выискивая прилавок, с которого Адалин могла бы незаметно стащить буханку хлеба. Все изменилось так сильно, что они и вправду стали чужими друг другу людьми. Стоило ли вообще пытаться преодолеть эту пропасть?

Нужно ли было пытаться?

Адалин не могла даже понять, хочет ли остаться в Монтсиммаре с семьей. Ее разрывало от противоречий и эмоций, которым она не могла дать названия. Всем, кроме полнейшей растерянности при мысли о собственном будущем. И страха.

В реальность Адалин вернул выскочивший из-за угла всадник. Лошадь скакала во всю прыть, и девушка чудом не оказалась под копытами, успев в последний момент отскочить и прижаться к стене дома.

— Смотри куда прешь, идиотка слепая! — крикнул всадник напоследок.

Адалин закрыла глаза и откинула голову назад, стукнувшись затылком об окно. А затем стукнулась еще раз и еще.

Недопустимо! Она так сильно отвлеклась на собственные мысли, что не услышала лошадь! Не крысу, не пса с мягкими лапами, а лошадь, фыркающую и цокающую копытами по мостовой. А ведь обычно она только по звуку могла сосчитать количество всадников.

Повернувшись, Адалин прижалась лбом к стеклу, оказавшемуся приятно холодным. Во всем виновата отвратительная неделя. Эти встречи с членами отряда выбили ее из колеи, а ссора с братом окончательно лишила равновесия. За последние полтора года впервые Адалин так сильно поддалась эмоциям.

Пора с этим кончать. Взять себя в руки.

Отойдя от дома, Адалин задрала голову и нашла в небе черный шпиль храма Разикаль. Он едва виднелся за крышами домов, но и этого хватило, чтобы почувствовать удушающую тошноту от незримого присутствия лже-богини.

Сопротивление. Работа. Вот о чем сейчас нужно думать прежде всего. Адалин не принадлежала себе и не имела права ошибаться из-за чувств. Не в очередной раз.

К Арене Адалин добралась задолго до назначенного времени. Охранник лениво скользнул взглядом по мечу на ее поясе и молча пропустил внутрь. В нос сразу же ударил запах пота, крови и алкоголя — ужасная смесь, но Адалин давно научилась не обращать на это внимание. Бывала она в местах и похуже.

Когда-то в городе всем заправляла банда, разросшаяся до таких уродливых и пугающих размеров, что превратилась чуть ли не в новую знать — называли они себя “Черные змеи”, как рассказывали Адалин. Их присутствие в Монтсиммаре кое-где все еще напоминало о себе, и Арена как раз была одним из таких немногочисленных мест. Раньше, десятки лет назад, Змеи проводили здесь кровавые бои едва ли не насмерть, а порой использовали это место для обыкновенных казней неугодных им людей под предлогом “гибели во время боя”. Сейчас же Арена стала местом развлечений тех, кому походы в театр, просмотр уличных представлений скоморохов и странствующих трупп, или же проповеди в храме казались слишком скучными и недостаточно рисковыми. Бои, конечно же, теперь проводились только до сигнала о сдаче противника и очень редко кто-либо погибал от случайно полученной травмы.

Протиснувшись через узкий коридор, полный людей, пришедших посмотреть на сегодняшний бой и сделать ставки, Адалин поняла, что здесь было гораздо темнее, чем на улице, и пришлось ждать, пока глаза привыкнут к полумраку. До ее ушей доносились отдаленные перекрикивающие друг друга голоса и магически усиленный голос организатора матчей, однако смотреть на то, как люди бьют друг друга до полной потери сил у девушки не было времени. Она свернула налево после того, как прошла коридор, снова столкнулась с хмурым взглядом еще одного вышибалы, но тот только кивнул ей и указал в сторону, мол, проходи туда. Комнаты располагались на этаже повыше, над самой ареной из желтого песка, в подобии алькова в галерее, опоясывающей круглое помещение. Третью комнату найти не составило труда. Пока что в ней никого не было, похоже, Адалин пришла слишком рано.

В комнате не было ничего, кроме огромного стола, нескольких стульев и табуреток и длинной деревянной скамьи у самой стены, под рядом светильников. Адалин забралась почти в самый угол, где света было больше всего, и откинулась назад, прислонившись к стене.

Нельзя было сказать точно, но кажется, еще не было и восьми вечера. Значит целый час ей придется провести наедине с собой и своими мыслями. Именно этого Адалин старалась избегать при любой возможности. Можно было спуститься к арене и посмотреть бой, но в этом не было ни интереса, ни удовольствия. Она предпочла бы сразиться сама — боль и адреналин битвы очищали голову от ненужной ерунды, — но отвлекаться на сражения перед важной встречей было неразумно.

Был еще один способ взять себя в руки и немного успокоиться. Адалин достала из рюкзака альбом и карандаш и открыла на пустой странице. Она прикоснулась угольным кончиком к бумаге, оставив черный штрих и задумалась. Стоило порисовать безопасные вещи. Например, одного из охранников — того, у которого странное квадратное лицо. Или вид, открывающийся на арену и пару бойцов, которых она мельком увидела по пути сюда. Но Внутренний порыв заставил руку Адалин скользить по листу, выводя линии, которые складывались в портрет ее брата. Она нарисовала его не холодным и далеким, каким он был сегодня, а таким, каким она хотела бы его когда-нибудь увидеть. С мягкой солнечной улыбкой и немного рассеянным и теплым взглядом.

Всего лишь рисунок, но глядя на него, Адалин почувствовала себя чуть менее одинокой. Тугой узел обиды самую малость ослабел, но, конечно, не распустился до конца.

Она услышала шаги в коридоре, и вздрогнула от неожиданности. В тот самый момент, когда дверь распахнулась, являя Холта, она торопливо спрятала альбом под стол, положив на колени. Карандаш остался наверху.

“Демоны Тени!”

Адалин не стыдилась рисования, но все равно не хотела, чтобы кто-то видел, как она рисует. Особенно настолько личное.

— О, привет, — бросила она Холту. Кажется, ее голос звучал достаточно ровно. — Я нашла всех людей из списка. Будут в девять, как договаривались.

— Девять человек в девять вечера. Символично, не находишь? — мужчина осторожно прикрыл за собой дверь и прошел в комнату, садясь на стул и облокотившись локтями перед собой. — Ты рано сегодня. Что-то случилось? — спросил он после небольшой паузы, внимательно скользя взглядом по Адалин.

Сегодня Холт выглядел как самый обычный посетитель Арены, пусть немного более богатый, чем работяги с фабрик и фермеры с торговцами с рынка. Кожаный дублет был не застегнут до конца, под ним можно было разглядеть белую льняную рубашку и болтающийся на шее амулет.

— Нет, ничего, — ответила она резче, чем хотелось бы и тут же мысленно обругала себя. И так нагрубила троим “Скорпионам”, хотя бы с начальником стоило вести себя адекватно. — Просто у меня оказалось много свободного времени, — добавила она, стараясь говорить мягче.

С приходом Холта вернулась нервозность. Адалин медленно и глубоко вдохнула и расправила плечи, пытаясь вернуть внутреннее спокойствие и придать себе невозмутимый вид. За все время знакомства Холт видел ее исключительно собранной и холодной. Но сейчас… Кажется, брови слегка дрожали — они всегда так делали, когда девушка переживала. А еще этот дурацкий палец принимался корябать столешницу, стоило только отвлечься и упустить контроль.

Адалин спрятала руку под стол и сделала очередной глубокий вдох. Надеяться, что Холт не заметил ее дерганность, пожалуй, не стоило. Но может, он хотя бы сделает вид, что все в порядке.

Так и произошло. Если агент что-то и заметил, то не придал этому значения и не подал виду. Достав из сумки несколько свитков, он разложил их на столе и принялся изучать досье. Не то чтобы ему это было особенно нужно, досье он запомнил и держал в голове на случай, если свитки окажутся потерянными или уничтоженными, но работать с бумагами ему всегда нравилось. Это успокаивало и придавало уверенности. Возможно, Адалин, увидев это, тоже немного успокоится.

— Итак, девять человек. Почти все из них — наемники, мало кто работал с нашими достаточно долго, чтобы доверять им полностью. Надеюсь, ты понимаешь, что это значит. — Мужчина отложил свиток с изображением темноволосого молодого парня. — Особенно меня беспокоят двое. Девушка из клана и антиванец. Ты встречалась с ними сегодня, скажи, какие первые впечатления?

— Почему они, не тевинтерка? — удивилась Адалин, но ответа дожидаться не стала. — Девушка, Ринн, вела себя уверенно, говорила по делу. Кажется, она знает свою работу. А антиванец… Знатный. У них не всегда поймешь, что на уме. В любом случае, ты наверняка знаешь больше, чем я.

Холт поднял глаза и взглянул на девушку, чуть качнув головой.

— Я знаю лишь то, что мне прислали. Ты же встречалась с ними лично. И то, и другое важно, но некоторые детали могут всплыть только при общении лицом к лицу. Впрочем, чего-то такого я и ожидал. Хм… — он отложил два досье в сторонку и принялся перелистывать остальные. — Насчет тевинтерки не волнуйся. О ней мы знаем больше, чем о других, и в случае чего нам есть, на что надавить. Что скажешь про марчанина? Дамиана, я имею в виду.

Адалин дернулась. Дамиан понравился ей меньше всего. Но не говорить же Холту, что из-за того, как сильно напомнил ей отца.

— Он… нагрубил. Кажется, что-то вывело его из себя. Но после был вполне вежлив. — Она пожала плечами, понимая, что от ее слов не много толку. В поведении людей она совершенно не разбиралась.

— Нагрубил? Хм. Странно. По документам он числится как вполне вежливый человек, — мужчина пожевал нижнюю губу. Как раз в этот момент принесли свежий чай. Одна из девушек, которая занималась разносом угощений для более или менее богатых гостей, постучалась в дверь и после короткого “войдите” занесла круглый пузатый чайник на подставке, а также несколько фарфоровых чашек. Поставив все это на стол, она кивнула Холту и, получив серебряную монетку в качестве чаевых, ушла, не собираясь прерывать беседу. Пусть Арена и не была заведением высшего класса, здесь все же старались делать так, чтобы гости с деньгами возвращались почаще. — Неважно. Скоро мы встретимся с ними лично. Кстати, об этом, — Холт собрал документы в одну стопку и аккуратно убрал в сумку. — Когда буду проводить инструктаж нашему отряду, смотри внимательно на то, как каждый из них будет реагировать. Особенно, когда я перейду к упоминанию капсул с ядом.

— Поняла, — кивнула Адалин. На что именно ей обращать внимание? Искать признаки неуверенности и страха? Пожалуй, это она распознать смогла бы.

Яд — крайний шаг, когда вариантов спастись не осталось. Каждый агент Сопротивления знал о необходимости убить себя, прежде, чем агенты Тайной Службы применят магию крови, чтобы добыть информацию о планах и других агентах. Адалин в том числе. Но простые наемники… вряд ли все они так легко примут риски.

— Хорошо. Если вдруг кто-то попытается соскочить в середине задания, мы должны заранее это предупредить. Наемники обычно работают за выгоду, золотом ли, или чем-то еще, но не готовы расстаться с жизнью. А наше задание вполне может предполагать и то, что нам придется это сделать. Если хоть кто-то попадется и его расколят, всей нашей ячейке конец, — Холт серьезно посмотрел на девушку, и хотя он прекрасно знал, что ему не обязательно было сообщать ей очевидные вещи, нужно было напомнить ей о том, что на кону. Его взгляд затем устремился на небольшое окошко под потолком, где можно было видеть часть улицы с мостовой и кусочек неба. До девяти вечера оставалось не так уж и много времени. — Если у тебя еще есть какие-то вопросы, задавай. Наши наемники скоро придут.

— Да, я… кое-что хотела. — Адалин сглотнула, вновь почувствовав неуверенность. Короткий разговор о работе дался ей легко, а сейчас губы вдруг пересохли, а палец снова принялся ковырять столешницу. Но ей надо было спросить, иначе она изведет себя. — После того, как мы закончим работу, я могла бы… уйти? Я понимаю, что это не ты решаешь, но у тебя есть связи и… Может быть…

Адалин поймала себя на мысли, что в глубине души хочет услышать отказ. Это так упростит ее жизнь! Лишит выбора, да, но она не была уверена, что хочет этот выбор иметь. По крайней мере, она больше не будет метаться, пытаясь принять решение, которое, как и все решения, которые она принимала, наверняка заведет ее еще глубже в бездну.

Но если Холт согласится… Что ж, Адалин придется подумать над этим после миссии. В любом случае, это лучше, чем мучить себя неизвестностью.

— Уйти? — брови Холта поползли вверх, а губы сжались в тонкую линию, однако выражение его лица не казалось враждебным. Скорее, удивленным и немного растерянным. Он постучал пальцем по подбородку, покрытому короткой щетиной, и вздохнул. — Я не знаю. Ты хороший человек, Адалин, и я хотел бы тебе счастья. Но это зависит не от меня, как ты сама прекрасно понимаешь. Я могу обещать тебе одно: если такая возможность будет, я попробую поговорить с начальством, чтобы они отпустили тебя. Если же нет… — он не закончил и пожал плечами, его глаза потемнели, словно говорить это ему было неприятно. — Лучше заранее не загадывать о том, что будет дальше. Поверь мне, так проживать каждый новый день будет намного легче.

— Так и живу. Но я как будто…

“Исчезаю”, — пронеслось в мыслях то, что она никогда бы не сказала вслух.

Зря она вообще подняла эту тему с Холтом. Такую преданность делу, как у него, еще поискать. Адалин тоже была предана. Но в последнее время ее все чаще посещало ощущение бессмысленности всего происходящего и все яснее она понимала, что продолжала двигаться по привычке. Потому что слишком боялась, что если остановится, то окончательно потеряет себя. Но работа не могла заполнить пустоту, которую поселилась внутри с тех пор, как не стало наставника, только помогала забыть о ней на время. Адалин знала, что пустота никуда не делась. Просто затаилась. Черная и жадная, только и ждала момента, чтобы поглотить ее целиком.

Уже поглощала. Адалин чувствовала, будто медленно растворялась в ней. И понятия не имела, как выплыть на свет. Всю свою жизнь она тонула, а нелепые попытки барахтаться только сильнее утягивали на дно.

— Неважно, — отмахнулась Адалин. — В любом случае, спасибо. Давай вернемся к работе. Есть что-то еще, что мне нужно знать?

— Пока ничего. После того, как мы всех соберем и раскроем детали миссии, будет видно. Одно скажу сейчас: в городе задерживаться нам будет нельзя. Монтсиммар… — Холт сделал паузу, подбирая подходящие слова. — Как растревоженный улей. Пока что ничего не происходит, но я чувствую, что что-то готовится. Что-то не слишком приятное… для нас. Поэтому после инструктажа у нас будет не более, чем несколько дней, чтобы подготовиться, собрать всю необходимую информацию и выехать из города. Если у тебя есть, с кем попрощаться, сделай это как можно быстрее.

Адалин кивнула и поднялась. Альбом свалился с коленей — она совсем о нем забыла — раскрывшись на странице с портретом брата. Вздрогнув, она подняла его с пола, резко захлопнула и убрала в рюкзак.

— Нет, я готова выходить хоть сегодня, — ответила она. Адалин и так была не в своей тарелке и понимала, что ведет себя не очень-то профессионально из-за личных проблем. А новая встреча с семьей не принесет ей спокойствия. — Я подожду остальных на входе.

Стараясь не встречаться с Холтом взглядом, она выскользнула из комнаты и прислонилась к стене возле двери. Коридор пока что был пуст, но вот-вот должны подойти наемники.


Сегодня Адалин куда меньше походила на бродяжку в потрепанных лохмотьях. Одежда была новой — аккуратной и чистой, без заплат. Но все равно сидела на ней не по размеру, будто с чужого плеча. Рукава кожаной куртки были коротки для ее слишком длинных рук, рубашка под ней топорщилась и собиралась в складки над корсетом, заканчивающимся под грудью. К корсету крепились метательные ножи — по четыре с каждого бока, симметрично. Все черное. Вкупе с бледностью кожи и все таким же усталым видом, какой у Адалин был во время встреч с наемниками, это придавало ей траурный и тревожный вид.

Она стояла, привалившись к стене, скрестив руки на груди. Ее глаза были закрыты, но нельзя было сказать дремлет ли она или нет. Когда в коридоре раздались шаги, Адалин открыла глаза и повернулась лицом к тому, кто из наемников пришел первым.


Сообщение отредактировал Aloija: 31 мая 2021 - 17:09


#3 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Монсиммар, дом Жослин -> Арена

 

Руфус стоял перед зеркалом и повязывал шейный платок, перебирая в памяти события последних недель. Не то чтобы это было ему необходимо, но всегда есть шанс что-то упустить или забыть. Особенно, если речь о довольно важных событиях и информации. Как, например, той, что сообщила ему девушка в черном с косой. Маг на миг застыл, припоминая.

Тогда ему нужно было запастись чистыми листами и обновить письменные принадлежности. Нужная лавка обнаружилась не сразу, втиснутая в самый угол обрамляющих торговую площадь магазинчиков. “Штрихи и кляксы”, прочитал маг название на оформленной завитушками и виньетками вывеске. То, что надо.
Внутри пахло бумагой, пергаментом, а ещё красками и чернилами. Особый, неповторимый аромат, навевающий воспоминания о рабочих кабинетах Коллегии. Маленький щупленький мужичок с остроконечной бородкой походил бы на уличного художника, если б не дорогой камзол и обшитая бисером шапочка. Забавный тип. Впрочем, Руфус пришёл не затем, чтобы оценивать веяния современной моды.
— Добрый день, сударь, — маг поздоровался и учтиво кивнул.
— День добрый, добрый, месье, — продавец заулыбался и широко раскинул руки в стороны, призывая посмотреть на стеллажи и полки с канцелярскими принадлежностями. — Проходите, проходите, пожалуйста! Чего ищем, м? Может быть, — он цепким, профессиональным взглядом пробежался по посоху в руке и сумке через плечо. — переплетённые книги для магии? Чистые, подготовленные в строгом соответствии с требованиями Академии — прямо садись и пиши. Или, отборные лебяжьи перья? Хотя нет, нет! — человечек отчаянно зажестикулировал, перебив сам себя, — У нас есть перья гарпии! Лучших нигде не найти! А ещё тончайшая рисовая бумага, ммм, — орлеец приложил ко рту щепоть и причмокнул со вкусом. — Только самое лучшее для господ чародеев!
Звякнул входной колокольчик, в магазинчик вошёл второй посетитель. Руфус вежливо кивнул белокосой девушке в чёрном и вернул внимание продавцу.
— Ничуть в этом не сомневаюсь, месье…
— Месье Румильон, к вашим услугам, сударь маг, — человечек снова раскинул руки в стороны, отвешивая небольшой поклон.
— Я ничуть не сомневаюсь, месье Румильон, что в столице можно найти только самое лучшее, — целитель слегка склонил голову, выказывая уважение стараниям торговца, — поэтому и решил сделать покупки именно здесь, в Монсиммаре. Однако же в данный момент я испытываю потребность в более простом и практичном. К слову, закупиться собираюсь основательно.
— Отлично, отлично, — ничуть не выказывая своего разочарования, потёр руки торговец. — Сразу видно знающего человека. Подберём всё в лучшем виде, сударь.
Руфус улыбнулся. На похвалу он не клюнул. Пройдоха за прилавком был явно не новичок в торговле и понимал, что грошовый клиент и богатый — это в любом случае больше, чем только богатый.
— Вы весьма любезны, — ответил маг без тени подобострастия. И тут же перешёл к сути, припоминая в уме список необходимого. — Итак, мне нужны будут: десять плотных пергаментных листов, пять тонких и три фунта бумаги. И ещё рулон кальки. — он сделал небольшую паузу, чтобы торговец успел всё запомнить, и продолжил. — Также понадобятся два пузырька чёрных чернил, и один красных. Пять угольных палочек, пучок гусиных перьев, один сшитый журнал и тубус. Тубус должен быть прочным и устойчивым к неблагоприятным погодным условиям. Очень желательно, чтобы с защитой от протечек в случае погружения в воду.
Румильон пошевелил губами.
— Такой тубус есть, но стоит недёшево, — предупредил он.
— Меня устроит. Главное, чтобы в нём можно было без опаски хранить документы.
— Перочинный нож? Промокательная бумага?
— Нож у меня имеется, благодарю. — Руфус задумался. Вполне возможно, что какие-то письмена придётся сворачивать в спешке, так что последнее предложение пришлось очень кстати. — А вот бумагу добавьте. Вот и, пожалуй, всё.
— Момент! — торжественно провозгласил усатый шустрила и скрылся в подсобке.
Руфус не торопился, а потому спокойно ждал, когда соберут его заказ, разглядывая полки с книгами и свитками. Предстоящие траты его не особенно беспокоили. Лучше как следует подготовиться, и потом заработать деньги во время экспедиции, чем кусать локти, что не запасся вещами, которых в глуши не найти. Вскоре возвратился купец, нагруженный под завязку бумагами и письменными принадлежностями. Тубус болтался сзади, перекинутый через плечо. Отлично, в походе будет удобно переносить.
— Вот, всё в лучшем виде, взгляните сами, — Румильон раскладывал товар на прилавке, чтобы покупатель смог воочию убедиться в его качестве и исправности.
Маг отнекиваться не стал, понимая, что бракованные вещи заменить потом будет нечем, и тщательно изучил целостность бумаги, наполненность пузырьков, а также качество самих чернил. Он раскрыл тубус, осмотрел и внутри, и снаружи, ощупал швы и уловил лёгкий флёр магии.
— Чары?
— Аааа! — обрадованно подтвердил Румильон. — Разумеется! От воды и от огня, и от грязи ещё. — Руфус восхищённо покачал головой. Вот ведь пройдоха, всё же нашёл способ увеличить выручку. — Пятьдесят семь драконов и три вирма, — обрадовал его орлеец, отвечая на невысказанный вопрос. — За всё вместе.
— А вирмы за что? — удивился целитель.
— Так за бумагу же! По весу на восемь виверн и три вирма вышло. Могу лист убрать, тогда будет семь виверн и девяносто восемь вирмов. — тантерваллец ответил словоохотливому купцу долгим пронзительным взглядом. Тот примирительно поднял ладони. — Ладно, ладно, пусть будет пятьдесят семь драконов. Скину для ровного счёта.
Маг кивнул, выложил на прилавок плотно набитый мешочек, отсчитал из второго ещё двадцать семь и стал собирать пожитки. Румильон тоже времени не терял. Проверил на зуб несколько случайных монет, задумчиво взвесил в руке мешочек и остался удовлетворён полученной суммой. Руфус усмехнулся про себя. Даже если бы там не хватало нескольких монет, жучила явно не остался бы внакладе, так что мог позволить себе не мелочиться.
— Благодарю, месье, — он вежливо склонил голову, прощаясь. — Когда снова буду в ваших краях, непременно загляну снова.
— Заглядывайте, заглядывайте обязательно! — Румильон покачал головой, благожелательно оглядывая навьюченные на мага вещи. — Это для чего ж столько бумаги нужно?
— Скорпионов рисовать, — пошутил целитель, направляясь к выходу и освобождая прилавок для девушки. Предстояло ещё заглянуть за плащом потеплее. Он вышел на улицу и вдохнул прохладный, предостерегающий о предстоящей зиме, воздух.
— Скорпионы? — раздался голос позади. Дверь магазинчика с хлопком закрылась, и девушка с косой встала перед Руфусом. Она беззастенчиво оглядела его с головы до ног, задержав взгляд на посохе и торчащих из специальных кармашков на сумке горлышек пробирок. — Ты ведь из тех, кто хотел записаться в отряд?
Руфус приподнял одну бровь, слегка удивлённый неожиданным совпадением.
— Предположим, — уклончиво предположил он и тут же представился. — Руфус. С кем имею честь?
— Адалин, — сухо представилась девушка, и кивнула скорее самой себе, чем ему. — Одна из твоих коллег-учёных посчитала, что ты хорошо впишешься в отряд. Знаешь, о ком речь?
Уголки губ Руфуса слегка приподнялись вверх. На такой кривой козе к нему ещё не подъезжали.
— А, старушка Анвина, — он кивнул, признавая знакомство. — Как она поживает? Только не говори, что я назвал её старушкой, ладно?
— Понятия не имею, — ответила Адалин, всё ещё не изменяя сухому тону. Второй вопрос она проигнорировала. — Отряд встречается в субботу в девять. На окраине города есть арена, она одна в Монтсиммаре, так что не промахнёшься.
Деловая. Слова лишнего не скажет. Интересно, кто придумал отправлять такого посыльного? Или всё же…
— А ты тоже в отряде будешь? — высказал догадку целитель.
Девушка вздохнула так, будто бы Руфус уже начал ей докучать, но все же ответила:
— Да, я тоже в отряде. У тебя еще какие-то вопросы есть?
Вопросы у Руфуса были, хотя ему казалось странным, что она сама не соизволила сразу дать необходимую информацию. Он бросил взгляд на дверь канцелярской лавочки. Спешит? Мужчина готов был пойти ей навстречу, но отпускать, не получив нужные сведения, всё же не собирался.
— Вопросы имеются, да. Но если у тебя срочное дело здесь, — маг кивнул на дверь, — а я задерживаю, то я вполне могу подождать, когда ты закончишь.
Девушка, не показывающая до этого никаких эмоций, нахмурилась и качнула головой.
— Нет. Я не спешу. Спрашивай, что хотел.
Руфус устремил на неё испытывающий взгляд тёмных глаз. Не спешит, но сочла, что этой информации будет достаточно. Не слишком профессионально. С другой стороны, она и сама могла не так уж много знать. Взгляд мага слегка потеплел, однако он не отступил.
— Я наслышан об этой Арене, обычно там собираются наёмники всех мастей и представители прочих профессий. Наверняка там будут не только наши люди. Если судьба сложится благоприятно, я тебя узнаю, а ты уже познакомишь меня с остальными. Но что если нет, и какое-то несчастливое стечение обстоятельств помешает тебе явиться, что прикажешь делать? Ходить и спрашивать всех, не они ли из Скорпионов? Это привлечёт ненужное внимание и кривотолки. — он слегка приподнял бровь, заканчивая с пояснениями, и приступил к сути. — Сколько человек ожидается? Кто ещё в деле? Как мне узнать остальных, если я их увижу? Мне нужно больше информации. Нельзя рисковать с единственным связующим звеном.
Адалин отступила на шаг назад и дёрнулась, не ожидая такого потока вопросов. Её брови дрогнули.
— Не обязательно меня поучать, чтобы получить ответы, — недовольно сказала она, пытаясь убрать удивление и растерянность с лица. —  На арене есть приватные комнаты. Наша — третья. Это ты сможешь отыскать, не ходя и не спрашивая всех подряд?
— О, да. Благодарю. — Комнату под конкретным номером, конечно же, легче отыскать, чем неизвестных персон. А девочку-то задело, похоже. Должно быть, роль курьера для неё не слишком привычная. Руфус примирительно наклонил голову. — Прости за нудную лекцию. Я лишь хотел объяснить, почему важно подстраховаться. У меня не было намерений тебя задеть. Номер комнаты — это именно то, чего не хватало.
Маг миролюбиво улыбнулся. Девушка явно нервничала, судя по грубой защитной реакции, и он не стал заострять внимание на том, что даже после заявления что "поучения" не обязательны, он получил ответ лишь на один вопрос. Посыльной и так приходилось несладко.
— Ага. — Адалин шумно вдохнула, наконец беря себя в руки и встретила взгляд Руфуса. — Если это всё, увидимся в субботу.
— До встречи, Адалин. — он учтиво кивнул, прощаясь.
Тогда маг продолжил путь, размышляя о предстоящей экспедиции. Его не покидало чувство, что эта будет сильно отличаться от тех, к которым привык учёный, и сейчас оно только усиливалось.

 

— Руфус, разве так необходимо идти в тот вертеп? Там дерутся, пьют горькую и хвастаются, кто сколько драконов перешибил, хоть всем и прекрасно известно, что всё — чистейшей воды враньё.

Маг бросил взгляд на Жослин, у которой остановился в городе, и пожал плечами. 

— Встречу назначили там. Ничуть не хуже место для наёмников, чем любое другое. 

Женщина со вздохом грохнула на стол стопку фолиантов. Зашуршала бумага, до уха целителя донеслось тихое "Ох", но он вовремя успел подхватить падающий древнеэльфийский свиток и подал подруге.

— Осторожнее, эти раритеты довольно хрупкие, — мягко пожурил он коллегу. 

— Благодарю. Но послушай, ты ведь учёный, а не наёмник. Нашёл бы нормальную экспедицию. 

Маг покачал головой и усмехнулся.

— Жослин, дорогая, ты как никто другой должна знать, какие редкие бриллианты можно порой отыскать в куче навоза. Выражась метафорически. — вернувшись к платку, он следил за ней через отражение в зеркале. 

— Но записываться в команду наёмных клинков — это не слишком ли далеко от нашего поля деятельности? Это ведь даже близко не похоже на организованную поисковую экспедицию.

— Вот и хорошо. — узел удался на славу, и Руфус подхватил со спинки стула камзол. — Недостаток огранизованных экспедиций в их узконаправленности. Или, вернее сказать, сфокусированности. Преследуя конкретную цель, мы рискуем упустить из виду многие крупицы драгоценных знаний, отсеивая их как не подходящие теме исследования. Вместе с наёмниками я не связан заранее какими-то рамками и мой кругозор не ограничивается конкретной темой. Почему бы и не попровать, в конце концов.

Прошелестели юбки, мягкие руки орлессианки расправили ворот камзола сзади.

— Ну ты там хоть аккуратно, Руфус. Было бы весьма печально потерять столь светлый ум в кабацкой драке или потасовке с бандитами.

Закончив с одеванием, маг с улыбкой развернулся к ней лицом. Взял в ладонь тонкую ручку и галантно поднес к губам.

— Я уже большой мальчик, Жослин. Умею за себя постоять. — Однако же, пора было уходить, если он хочет оказаться на месте встречи пораньше. — Ещё раз благодарю за ужин. Рыба удалась на славу.

Подхватив посох, целитель покинул гостеприимный дом и направил стопы в городской Арене, где была назначена встреча. Расчеты оказались верны, и к месту он прибыл чуть более, чем на полчаса раньше. Отлично: успеет посмотреть на остальных, так сказать, в дебюте. 

 

На Арене его облик если и вызвал вопросы, то пропустили мага без всяких препон, смерив глазами посох. В конце концов, здесь собирались мужчины и женщины всех мастей, и пристойным видом никого было не удивить. Он без труда отыскал на галерее комнату номер три и, поздоровавшись с Адалин у дверей, прошел внутрь.

 

lTMZe81.jpg


Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#4 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 784 сообщений
  •    

Отправлено

Монсиммар-> Арена

 

Фел был рад пару дней побыть в относительном уюте и подальше от кораблей и путешествий. Уже пару месяцев он путешествовал, сначала в Риалто, а потом уже в Джейжер. До Монсиммара - столицы провинции Орлей, пришлось почти полторы недели провести в седле. Хотя деньги и обеспечили ему комфорт, но все же первый день в столице он провел в праздности. Благо развлечений и впечатлений ему хватило на пару лет. Тут все, не смотря на осень, было ярко и красиво. Постоянные ярмарки, уличные балаганы, выступления менестрелей и бардов, сменяли друг друга, в ярком калейдоскопе. А орлесианский театр - это вам не смотреть нравоучительные пьесы в бывшем королевском театре в Хоссебурге, которые навевали такую тоску и зевоту, что прям и казалось, что тут должен прямо в воздухе материализоваться демон отчаяния. А девушки цветочницы, которые яркой стайкой обступали Фела! И хоть ему некому было тут купить букетика, он все же не удержался, купил букет и подарил уличной музыкантше. Казалось, этот город никогда не спит и вечно к услугам все развлечения, которые можно купить за деньги. А рынки и лавки! У модных магазинчиков стояли зазывалы, которые на всякий лад хвалили товар и унижали конкурентов. И лишь только иногда появляющиеся Кровавые Легионеры нарушали идиллию.
Одна из модных и относительно приличных таверна стала излюбленным местом времяпровождения. 
"И что я должен делать?" - думал Фел, лениво потягивая вино и прислушиваясь к беседам. Сам он сидел так, чтобы быть не на виду. Будет ли разумно ему присоединиться к игрокам или выпивохам? А может заказать еще немного вина и выведать все местные сплетни у тавернщика? Он понимал, что надо уметь наслаждаться моментами, покоя и тепла, они расслабляли, в отличие от той суровой жизни, к которой он привык со Стражами. Хотя в глубине души он считал орлесианцев слишком мягкими и изнеженными, особенно тех кто жил в городе и наслаждался его полным комфортом. "В какой-то момент я потону в этих растянутых гласных, выборе вкусной еды и во всяческих развлечениях". Но обстоятельства пока не предоставляли ничего более интересного его беспокойному нраву.
Размышления Фела прервала девушка, которая без спроса подсела за его столик. Очень высокая и очень мрачная, с острым лицом, на котором застыла маска бесконечной усталости,  и длинными заплетенными в косу волосами, не делавшими ее ни капли женственнее. 
— Я Адалин из “Скорпионов”, ищу рекрутов. Слышала, ты хотел записаться в отряд? — спросила она, потирая переносицу. Это явно был не первый для нее разговор. 
—  Как тут быстро расходятся сплетни! Но я думал, придет кто-то  более внушительный и солидный.  Фел не был склонен сразу же доверять незнакомке. Кто мог знать на кого та работала? Мужчина все же пригласил Адалин присесть за столик и разлил по бокалам вино. Сам он размышлял, кто же эта незнакомка, связной или нет. Могла ли информация утечь к тайной службе? Но он старался не показывать виду, Для всех это должна быть беседа двух знакомых.
— Что ж, придется тебе терпеть не внушительную и не солидную меня. Смотри, не оскорбись, — раздраженно ответила Адалин, откинувшись на стуле и сверля Фела взглядом. На вино она не обратила внимания. — Твоим первым напарником был эльф с золотыми глазами. Его любимое оружие — две сабли. Назови мне его имя. И свое тоже, было бы хорошо. 
-  Филлион, - ответил он, вспоминая эльфа. После того дела, они долго не виделись, но теперь ему было понятно, что Адалин своя.  - А меня зовут Фел.  - Для него было привычно, называть сокращение от своего полного имени.. - Прости, но слишком доверчивые люди попадают в неприятные ситуации. Или просто пропадают в большом городе. Итак, после всех любезностей, Я отвечаю: да, меня интересует работа наемником.
— Встреча отряда будет в субботу в девять. На окраине города есть арена. Мы собираемся в приватной комнате под номером три, — отчеканила девушка, не удостоив больше Фела взглядом. Было не понятно, то ли он ей не особенно понравился, то ли она устала от однотипных встреч с другими членами отряда. — Можешь задавать вопросы. Если они у тебя есть.
—   И сколько раз ты уже это произносила? - поинтересовался он.  - Хотя меня больше интересует, с чем мы столкнемся на арене. - Фел быстро подумал про арсенал своих заклинаний, и он не был таким широким, как у мага-стихйщика.  Но конечно, у него, как у мага крови были другие козыри, но пока он их мало применял, в неспокойной обстановке или в бою.
— Мы встречаемся в приватной комнате, а не посреди арены. Чтобы поговорить, не размахивать мечами или что там у тебя, — объяснила Адалин.
— Я думал, что  будут показательные бои на арене, после встречи. Но, думаю, что там узнаем, тогда  про показательные выступления или что там будет. 
— Узнавай, — развела руками девушка. — Мое дело — найти тебя и сказать, где будет встреча.
 — Мы это сделали уже пять минут, а теперь делаем вид, что  разговариваем. А она не из приветливых, и вытянуть сверхмеры информации вряд ли можно было с наскока, а может  Ада и не  знала больше, чем ей сказали.  
Адалин вдохнула, выдохнула и поднялась из-за стола, собираясь уходить.
— Купи все необходимое к субботе. Я не знаю, как скоро мы уйдем из города, — сказала она.
— Надеюсь, что скоро — ответил он. Фелу хотелось побыстрее свалить отсюда, и  заняться делом. Мягкие постели и сытная еда, были очень привлекательны, но сидя тут они делу не помогут. Адалин кивнула и ушла, а Фел допил вино и пошел  заниматься сборами в дорогу.

                                   *************
Как только девушка печального образа удалилась, Фел подумал, что зря он решил так пошутить. "Да, ты прям мастер заводить новых друзей! А  что ты ее командиру что ты скажешь? Ведь он  и твой новый командир". Закончив внутренний монолог, Фел допил вино, и отправился закупаться. Кто знает, куда забросит их наемничья судьба?

Прежде всего, что нужно наемнику - это удобная одежда, непромокаемая палатка, хороший котелок.  Так как путешествовал Фел по Орлею, тратя антиванские деньги, к его услугам были постоялые дворы, так что он не терял время в пути.

А вернее не заботился о ночлеге и еде, ибо Орлей, как-никак, боролся за звание провинции  высокой культуры и быта.

Лавки  были к его услугам, и чего там только не продавали. Витрины были ярко разукрашены, а торговцы и торговцы были похожи на экзотических птиц, которые сидели в своих клетках и наперебой щебетали, переходя со всеобщего на орлесианский и обратно.

Но его путь лежал сначала к кузнице, а потом уже к кожевнику. У него он приобрёл  хорошие сапоги и куртку из тонкой кожи

Она была красиво расшита, но что же, удобная одежда не должна быть унылой. Закончив со всякими дорожными мелочами, он вошел в кафе решил отдохнуть перед  решительным броском за палаткой.  Вообще на рынке он услышал много спелетен, как всегда именно городские торговки знают,чем живет город лучше его правителя.
.
Аромат кофе с корицей и апельсинами, напомнил ему поездку в Антиву, которая тогда была для него неожиданной. Именно там он открыл для себя, что кофе может быть не только черным или с молоком, а со множеством разновидностей. Антиванцы вывели  этот бодрящий напиток на какой-то новый уровень, иные мастера даже научились рисовать на пенке премилые изображения цветов и бабочек. Это было особенно к месту, если ты собирался угостить какую-нибудь молодую леди. Правда, в ту поездку Фелу было не до флирта с леди, он ведь выполнял очень ответственное задание.  Он начал вспоминать.

.
Путь в Антиву у него начался неожиданно. В тот раз уже более полугода прожил он со Стражами, никуда особо не удаляясь. Обычно Фел проводил в их лагере с месяц, не более, а затем приходилось их покидать, чтобы узнать про дела в большом мире. К тому же он не мог слишком часто игнорировать научные собрания в Академии. Хотя пока ему и не удалось получить научную степень, он все же был приписан к кафедре и не собирался терять своих достижений. Но сейчас, когда дело шло к диссертации, он мог уже полгода находиться, так сказать, в научных экспедициях, а иногда и больше. Лишь бы вовремя присылал отчеты, пускай и даже с почтой.

"Тебя вызывает командир!" - внезапно  его  размышления над научной проблемой, прервали, и его вызвали к командору Хранфельду.

Фел уныло поплелся, ибо он только что понял, как переводиться вот эта фраза на древнеэльфийском. Он в течение получаса работал над отрывком из старого свитка, который когда-то оказался у Стражей, был положен с остальными документами и был забыт пока его не нашел Фел.
.
- Вызвали ? - спросил Фел.  Он посмотрел на Стража. Его кабинет был похож на такой же в Вейсхаупте. Может чуть меньше трофеев, и меньше почтенных реликвий. Но все же на почетном месте были обмундирование и оружие тех, кто однажды своими руками убили архидемонов.

Фел в это время рассматривал развешанные пособия по видам и способам убийства  разнообразных порождений тьмы. Еще будучи рекрутом, им по старой памяти преподавали эту науку.

Фел представился по форме.  Вот так бывает, то ты сам рвешься на задание, то когда хочешь заняться сортировкой разных свитков и книг, а тебя отвлекают от дел. А если его вызывали, то значит ему придется выполнять какое-нибудь поручение и не зря неделю назад здесь побывали несколько антиванцев.

Они о чем-то совещались с почтенными Стражами, а Фелу лишь приходилось гадать о чем там говорят за закрытыми дверями.
.
Вот так-то лучше, - сказал командир, он ждал когда Фел представится по всей форме. Конечно, мужчина мог и выпить со своими подчиненными, и даже спеть пару разухабистых песен, весьма фривольного содержания. Но сейчас он поддерживал дисциплину и правила.

- Да, ты как-то жаловался, что  у тебя давно не было серьезного дела и горел желанием  помочь Сопротивлению. Так вот, у тебя будет такой шанс. Но сначала, тебе придется съездить в Риалто, там тебе лично расскажут о важном задании. Хранфельд  встал и подошел к  секретеру, вытащил оттуда бумаги и кошелек.
- Запомни: тебя зовут Антонио Сфорци, ты племянник дядюшки Страве, едешь чтобы навестить любимого родственника. У этого дядюшки племянников и племянниц больше, чем волос на голове. Сам он разыгрывает  для всех комедию, но он ценный союзник Сопротивления. Ибо, хоть для многих он старый господин со  многими причудами, но он часто помогал нам и Сопротивлению. А это - кошелек на дорожные расходы, - он протянул его магу.
- Сколько времени это должно занять? - поинтересовался Фел, прикидывая, много или мало он сможет сэкономить с этой суммы.
- К весне я хочу снова поздороваться с тобой вот здесь, - недвусмысленно обозначил срок Хранфельд. - Именно поздороваться, а не читать твои послания. Или, тем более, послания о тебе, - он подчеркнул определённую опасность. А затем повернулся к магу и несколько секунд смотрел в глаза.
- Ты сможешь это сделать. Ты буквально создан для такой работы. И знаешь, Фелисан, у меня нету других вариантов, как доверить это лишь тебе. И ты, я думаю, прекрасно понимаешь, что это испытание доверия и что у тебя будет лишь один шанс окончательно влиться в наши ряды, как свой. Как брат. Ну, а инструкции... всё же получишь там. Ступай.
Важность поручения, конечно же, дошла до Фела сразу. И он себе поклялся сделать всё, что от него зависит, хотя ему не сразу всё сказали, именно потому, что опасались раннего провала. И всё же верили. Ему приятно было это знать.
.
Путь в Антиву был не близок,  Фел не хотел вспоминать прощание с родными и близкими и путь из крепости в столицу  Андерфелса.  И пусть часть пути он проделал на грифоне, но остаток пришлось взбираться по каменным кручам и тут уже невольно вспомнишь  Вейспахаут, где в части маршрута, в самых крутых точках подъема, были сделаны удобные каменные ступени, а кое-где можно было даже посидеть на скамейках, устроить, так сказать, привал. Да, скамейки  были каменными, но  путнику выбирать не приходилось.
.
Фел и не ожидал, что здесь будет так непривычно. Осень, в столь экзотическом краю, была ещё пышнее раннего сезона в других известных ему странах. Она только и занималась тем, что баловала взор и слух приезжего, вокруг были цветущие клумбы и палисадники усыпанные плодами деревья. Но и когда не видел буйного растительного мира, бродя по улицам, этот праздник жизни чувствовался во всём. Было такое ощущение, что в Антиве всё поёт. Музыка слышалась на площадях, среди жилых кварталов и на окраинах. Не музыка, так песни, которые тянул всей грудью и праздный молодой романтик, и подгулявший работяга, и рыболов, что выгружал на берег свои сети, и фермер, что в полутьме раннего утра подбадривал куплетом ослика, везущего тележку с овощами. Даже ночами, когда засыпали менестрели, залив Риалто будто бы дышал мелодией, купая звёзды в бликах мелкой ряби под лёгким бризом.
Здесь сочеталось вековое и величественное с воздушным, эфемерным и игривым. Всё это создавало настроение, не похожее ни на один край, что когда-либо довелось посетить Фелисану. Проведя в этом городе лишь первые несколько дней, он был уверен, что никогда не забудет его непередаваемого стиля. И это ему ещё объяснили, что он в этом году опоздал на празднование Сатинальи, и Фел пообещал себе, что непременно побывает здесь когда-нибудь опять. Не по заданию.
.
И этот дух свободы и веселья не смогли вытравить ни  Верховный Жрец, ни его подручные жрецы, которые носили свои черные одежды.

Фел провел веселую неделю, часто грустя, что не они с Жизель танцуют  по вечерам веселую тарантеллу или наслаждаются великолепным исполнением фламенко. Антивские танцоры отличались столь непередаваемым талантом, что их исполнение было даже не с чем сравнить.

А персики и разные другие фрукты - последние дары жаркого лета, прямо таяли во рту. "Ах, что бы так и не жить? - подумал Фел, - сиди себе, жуй фрукты, которые, казалось, сами падают к ногам!"

И все же была в Антиве и темная сторона. Которую не видит праздный турист. Антива была порабощена, на  вольную страну, как и на весь Тедас, Рази и ее последователи накинули петлю, которую с каждым годом стягивали все сильнее.
.
Из воспоминаний его вывела толпа студентов, которая ввалилась в кафе.  "Да, да я уже для них стар, - подумал Фел, расплачиваясь за заказ и оставляя чаевые, - А ведь я был когда-то таким беззаботным и шестнадцатилетним и все, что меня волновало - это экзамены и девушки".
.
Время бежало неумолимо вверх, а в большом городе оно пролетает незаметно. Он побывал еще в нескольких местах. Чары на одежду, чтобы она дольше служила ему в пути и другие мелочи. Вот только начинаешь составлять список, и вспоминаешь, то иголку забыл, то моток прочной веревки нужен.

А теперь ему стоило еще устроить свою кобылку, которая верно служила ему всю неделю пути до Белого Города. Благо у него были свои контакты в столице, вернее несколько старых товарищей, которым он мог доверить бедное животное.

"Вот и все", - подумал Фел, возвращаясь в гостиницу. В номере он повторил пару заклинаний и отправился спать. Ему снились блеклые и ничем не примечательные сны. Не то что в детские года, когда те были яркими и насыщенными.

А утро наступило быстро и уже  зашнуровывая рукав и пряча там нож, Взяв и забросил за спину посох, Фел задумался, что уже пути назад не было да и он не раздумывал даже о возможности отступления.
 
.
Путь на арену прошел без происшествий, Фел только купил листок, с местными новостями и кинул мальчику за него пару медных монет. По пути он присел за столик в открытом кафе, выпил чаю, и обратил внимание на известие о том, в что Джейдере кто-то утопился в бочке с тевинтерской  мальвазией.
 
Несчастного обнаружили только когда привезли из Джейдера бочку с этим напитком. Свернув листок и положив его в обширный карман, Фел отправился по своим делам, а потом на Арену, когда  над городом уже начали сгущаться сумерки.
 
Арена была заполнена до предела и кого там только не было. Бедные горожане и  почтенные матроны с мужьями. Стайки весело щебечущих тевинтерцев и орлесианцев, все были возбужденны и с жаром обсуждали  бойцов, и  делали ставки. Все скамейки на склонах для зрителей были заняты. Даже простой народ, будучи не прочь бесплатно посмотреть, как бьют морды люди в кабаках, не отказывался заплатить за особенное зрелище. А уж аристократам давно было мало живых всплесков эмоций, у них были места получше, вокруг них вились слуги с напитками и веерами. Предстоящее кровопролитие возбуждало тех, кто уже давно пресытился всем, что только  может предоставить цивилизация. Фел слышал и о тайных гладиаторских аренах, там дрались до смерти, но конечно  открыто все же  старались соблюдать какие-то приличия. Но и тут так же песок впитывал кровь, хоть и толпа не выносила окончательный приговор полумертвому бойцу. Сегодня путь мага лежал в скромную комнату далеко от сражений, происходящих на арене. Около двери уже на своем посту его встретила Адалин, он поздоровался с девушкой  и вошел внутрь. Когда он вошел туда, он обнаружил что не был первым, он увидел также и довольно скромную обстановку. Альков был больше похож  не на будуар, как любят делать орлесианцы, а на скромное помещение, вроде кабинета.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#5 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Наглый селф-инсерт

  • 34 142 сообщений
  •    

Отправлено

Несколькими днями ранее...

 

Деметра остановилась в таверне, названия которой не помнила — да и незачем было помнить. Постоялый двор находился где-то неподалеку от центральной торговой площади, на другой стороне от магазинов одежды и нескольких кузниц, и хозяин, узнав о том, что девушка является тевинтеркой, недолго думая, предложил ей скидку. Магесса спорить не стала, благо денег, взятых ею перед отъездом из поместья тетушки Авроры, ей хватило ровно на то, чтобы прибыть в Монтсиммар. Пришлось продать лошадь, чтобы выручить денег на комнату и пропитание, однако пока что ей удавалось не оказываться вышвырнутой за порог; видно, признавали в ней представительницу привилегированного класса. Трудно было вытравить из себя привычку держаться высокомерно и даже чуть презрительно, и Деметра решила даже не пытаться. В конце концов, что за дело орлесианцам до того, зачем некая тевинтерка-магесса приехала в столицу? Не их ума это дело, твердила она себе, однако глубоко внутри засел легкий укол страха.

 

Что если ее узнают? Что если она столкнется с кем-то, кто мельком видел ее где-нибудь в Минратосе или во дворце?.. Девушка посмотрела на себя в зеркало - ее комната была самой крайней слева на втором этаже, и она почти оттуда не выходила. Приказала служанке притащить ей бадью, чтобы помыться, и теперь медленно, задумчиво водила гребнем по длинным черным волосам, липнувшим к лицу и шее. Когда они более-менее высохли, Деметра заплела тугой узел, убирая все выбивающиеся из него пряди с упорством и дотошностью того, кто привык уделять внимание деталям и не оставлять работу наполовину доделанной. Вместо своей привычной тевинтерской одежды она обзавелась толстым, теплым шерстяным платьем и плащом, отороченным волчьим мехом — недорого, но вполне практично, да и позволяло ей смешаться с толпой на улицах столицы. Хотя толпа была весьма разношерстной, Деметре все равно не хотелось привлекать к себе слишком много внимания.

 

Взглянув на себя в зеркало еще раз и поправив прическу, она вздохнула. С такой внешностью так или иначе будут приглядываться, как ни крути, хоть многие сначала принимали ее за антиванку, но это первое впечатление быстро проходило. Встав со стула, она аккуратно, педантично осмотрела свое одеяние и пригладила любые складки, которые могли там быть — или которые она себе вообразила. Затем девушка взяла сумку, лямки которой перекидывались через плечо и достигали бедра, и вышла в коридор. Тот был пустым, хотя из-за одной из дверей по пути к лестнице доносились звуки смеха, звона стаканов и бутылок и какие-то повизгивания. Деметра поморщилась и подавила приступ тошноты, подкативший комком к горлу. Подобные развлечения казались ей уделом тех, кто недалеко ушел от уровня лошадей, собак, кошек и прочих тварей. Ускорив шаг, магесса спустилась по лестнице в главный зал трактира, о названии которого не беспокоилась, и уселась за столик, на котором стояла фарфоровая ваза с несколькими свежесрезанными розами. Именно этот знак должен был увидеть связной, ищущий ее — вдобавок к кодовой фразе о благосостоянии некоей леди Калистрии из Вирантиума. Выпрямив спину и держась холодно и отстраненно, как она и привыкла держаться на публике с тех пор, как пересекла границу детского возраста, Деметра вежливо кивнула подошедшей к ней прислужнице и попросила кувшин с горячим чаем и несколько свежих булочек с корицей на завтрак.

 

К столику Деметры подошла девушка, не похожая на нее настолько, насколько небо далеко от земли. Бледная, как мел, со светлыми, сероватого оттенка волосами, очень высокая и худая, на грани истощения. Вместо аккуратного уложенного пучка — длинная неопрятная коса; выбившиеся из прически пряди падали на лицо, но, кажется, ей это не мешало.

 

— Я Адалин из “Скорпионов”, — представилась она, проигнорировав приветствие и, не дожидаясь приглашения, села напротив. — Ты, как я понимаю, собираешься вступить в отряд?

 

Темно-зеленые глаза, ярким пятном выделяющиеся на лице магессы, поднялись и взглянули на подошедшую незнакомку. Несмотря на разницу в росте, ее взгляд казался опущенным сверху вниз, что раздражало немалое количество людей, однако было, скорее, выученным и инстинктивным, чем нарочным. Смуглая девушка взмахнула рукой и дождалась, пока ей принесут чай и булочки, и только затем, предложив подсевшей к ней наемнице чашку и завтрак, кивнула и ответила:

 

— Отряд? Вы, кажется, ошиблись столиком. Я всего лишь тут проездом по дороге в Тевинтер, — сверкнули на мгновение белые зубы в чуть натянутой улыбке.

 

— Неужели? Если будешь в Вирантиуме, передай привет леди Калистрии. Кажется, она последний год плохо себя чувствует, — сказала наемница и обхватила чашку чая обеими ладонями, будто  опасаясь, что Деметра передумает угощать незнакомку.

 

— О, так вы знакомы? Обязательно передам, как только буду в тех краях в следующий раз. Впрочем, мы не представились, а заключать какие-либо договора, не зная имен, пахнет дурными манерами. Меня зовут Викториа, — магесса кивнула, поняв, что перед нею именно тот связной, которого она ожидала уже несколько дней в этом трактире, ощущая себя настолько не в своей тарелке, насколько это было возможно, однако не подавая виду. — Вы попробуйте булочки, они здесь, пожалуй, единственные, что можно есть без желания выплюнуть обратно.

 

— Обязательно. — Сероватые от грязи пальцы Адалин ловко сцапали с тарелки булочку. — Я уже представилась, так что перейдем к делу. Отряд встречается в субботу в девять, на городской арене. Мы будем в приватной комнате номер три. План действий расскажет командир уже на месте. Какие-то вопросы?

Наемница без особого интереса глянула на Деметру и одним махом откусила половину булки. Она тоже держалась несколько скованно, но, кажется, еда ее немного расслабляла.

 

— На арене? Необычное место для встречи… не могу сказать, что была там. Насколько опасно девушке приходить туда в одиночку? — спросила Викториа, чуть нахмурившись, однако продолжая свой завтрак как ни в чем не бывало. Адалин знала, что та была магессой и смыслила достаточно, чтобы не бояться обычных городских грабителей, но никакого особого оружия, кроме посоха за спиной, у нее не было, да и ее одеяние вряд ли можно было назвать броней. — Вы уверены, что меня пустят без вопросов?

 

— Если тебя взяли в отряд, значит ты способна о себе позаботиться. Или вон… — Адалин кивком указала на какого-то бугая у барной стойки, за спиной которого красовался огромный молот. — Заплати ему десятку, будет махать оружием вместо тебя. А на арену пускают всех.

 

Викториа пожала плечами, отпивая глоток из чашки с горячим травяным чаем. Ответить на это ей было нечего, последние деньги она потратила на новую одежду, оплату постоя в Монтсиммаре вместе с завтраком и обедом, и то, что у нее осталось, вряд ли составляло достаточное довольствие для телохранителя. Поэтому, постаравшись не подать виду, о чем думает, магесса кивнула Адалин.

 

— Что ж, хорошо. Я вас услышала и прибуду на встречу в назначенное время. Мне ожидать кого-то еще или я пока буду первой, с кем вы наладили контакт?

 

— Всего планируется девять человек, включая командира. Два мага-целителя, два мага-демонолога, маг крови, один лучник. Остальные, включая меня — бойцы. А, и еще собака, — ответила Адалин, стащив очередную булочку.

— Собери все вещи до субботы на всякий случай.

 

— Не беспокойтесь, — девушка посмотрела на Адалин с легким оттенком раздражения. Ей явно не особо понравился тон, которым наемница говорила с ней, а еще приказной оттенок ее слов, однако магесса понимала, что должна была смириться с этим. По крайней мере, на время. Напомнив себе о том, что на кону стояло нечто гораздо большее и гораздо важнее, чем ее собственная гордость, она проглотила колкий ответ и добавила: — Увидимся во время встречи, Адалин.

 

— Ага, — с плохо скрываемым облегчением бросила наемница и, не попрощавшись, ушла.  Судя по всему, она чувствовала неловкость и нервничала не меньше самой Деметры и была рада, что разговор закончился.

 

***

 

15 Первопада, вечер

 

Арена оказалась тем еще отхожим местом, по мнению Деметры, которая на время своего пребывания вне дома решила взять себе другое имя, представляясь Викторией. Не такое примечательное, как Деметра Авгур, но тоже сойдет, с усмешкой подумала девушка, протискиваясь сквозь главный вход. В это время Арена была набита битком, и ей пришлось расталкивать других посетителей едва ли не локтями, продвигаясь медленно, но верно к намеченной лестнице на второй этаж. Смотреть на бои ей было совершенно неинтересно. Развлечения для бедноты, которым, кроме как собственными кулаками, занять себя более нечем. Фыркнув себе под нос и стараясь привлекать как можно меньше внимания, магесса наконец пробилась к лестнице, пригладила растрепавшиеся было волосы, которые по собственному недосмотру не убрала в пучок перед тем, как прыгать в пасть зверя, поднялась наверх, придерживая длинный подол синевато-зеленой робы.

 

У искомой двери, отыскать которую не составило особого труда, она остановилась и взглянула на знакомое лицо высокой блондинки, молчаливо несущей вахту, привалившись спиной к стене с облупленной краской.

 

— Добрый вечер, Адалин, — улыбнулась Викториа, чуть склонив голову в привычном уважительном жесте. — Могу я пройти?

 

Получив утвердительный ответ, и не желая более терять времени, магесса скользнула рыбкой в приоткрытую дверь и обнаружила, что пришла далеко не первой. Мазнула взглядом по трем мужчинам, сидящим на диванчиках вокруг овального полированного стола с отколовшейся полоской на стыке. Двое среднего возраста, третий молодой, с длинными волосами и каким-то странным, будто неправильным лицом. Эльфокровный, что ли? Викториа пожала плечами и, устроившись поодаль, насколько это было возможно, расправила складки на робе.

 

— Приветствую, — коротко бросила она. Сидела девушка ровно, но без напряжения, спокойно разглядывая темно-зелеными, бутылочного цвета глазами своих будущих сопартийцев. А вон тот хмурый, серьезный мужчина с короткой стрижкой и аккуратно подстриженной бородой, видно, и есть их командир. Он тоже кивнул ей в знак приветствия, однако разговора пока не начинал, ожидая, пока соберутся все. Виктория могла его понять. Ей самой ужасно не нравилось повторять одно и то же по нескольку раз.


Everyone knows by now: fairytales are not found,

They're written in the walls as we walk.
- Starset


#6 Ссылка на это сообщение Junay

Junay
  • Знаменитый оратор
  • 26 533 сообщений
  •    

Отправлено

                                                                                   Монтсиммар,
                                                                       Несколько дней тому назад
 
Когда Ринн спустилась в прокуренный зал таверны с поэтическим названием “Носатый  рогопил”, то поняла, что свободный столик отыскать проблематично.  Не смотря на ранний час, местная рыгаловка (а на большее Рогопил уж точно не тянул), была полна народу. И контингент завсегдатаев таверны оставлял желать лучшего - в основном это были отбросы с низов, перемешанные с местным криминалом. Отличное место, что бы потерять кошелек, или голову. Или голову и кошелек. В другое время она бы в такое место ни за что не сунулась, но благодаря тевинтерышам (двум) ее финансы, жизнь и будущее накрылось медным тазом.

Ринн брезгливо  столкнула с грязного  стола какого-то спящего дрыща, и уселась у окна. А ведь план был великолепный. Надежный, как гномские часы. Афанасий (или как там этого тевинтерского дебила?) крепко висел у нее на крючке, она была в нем уверена, как в самой себе. Дело с богадельней шло  на мази, и она даже перевела ему предоплату («одолженную» из заначки Джори)… И что же могло пойти не так?
Но, демоны Тени, даже после этого провала еще был шанс вернуть статус кво. Если бы не…
“Неудачное стечение обстоятельств”. - прогнусавила мысленно она, подражая голосу Джори. Нужно сказать он все-таки  пытался ее выгородить, насколько это возможно. Вот, даже шанс реабилитироваться дал… Мизерный, конечно. И вообще, больше похожий на самоубийство… И если бы она плохо знала Джори, то решила бы, что он хочет попросту ее убить таким способом. Постороннему человеку бы точно так показалось… Но в их клане отношения  были… своеобразными.

Служанка принесла  какое-то мерзкое пойло, которое здесь величали “антиванским кофе” (ха!)  и девушка склонилась над чашкой. За окном (располагавшимся  почти у земли) мелькнула черно-белая тень. Видимо, медоед, которого Ринн окрестила “Охренелием” за его охрененную наглость, искал, чем поживиться. За время путешествия тварь к ней здорово привязалась, но приручаться упрямо не хотела. Медоед шастал по округе, ночью шарился в ее стоянках и вещах, выискивая что-то съедобное, но в руки упорно не давался. С другой стороны, он, похоже, застолбил ее, как свое имущество, потому что с дикой яростью бросался на любое зверье, которое пыталось подобраться к ее временным стоянкам.
Однако, девушка не отступала от идеи его приручить, раз уж животина за ней увязалась.

Краем глаза Ринн заметила у барной стойки очень высокую девушку со светлой косой ниже пояса. Если бы не рост, она бы и не выделялась среди трактирного сброда: черная куртка в заплатках — явно пережила не одну битву, на боку короткий меч в явно дешевых ножнах безо всяких украшательств вроде металлических вставок и тиснения. Обычная наемница, какие порой заглядывают в эту дыру.
Девушка о что-то спросила у престарелого трактирщика, но тот лишь отмахнулся. Вспышкой блеснула монета, упавшая на столешницу, и мгновением спустя оказавшаяся в кармане старика. Он, оторвался от натирания кружки, заулыбался и указал костлявым пальцем прямо на Ринн.
— Это ты собираешься наниматься в "Скорпионы"? — Девушка забрала стул от соседнего столика и села напротив Ринн.
Ее лицо не выражало ничего, кроме усталости. Под глазами залегли глубокие тени, обветренные губы почти сравнялись цветом с кожей, а на щеке было серо-черное пятно то ли сажи, то ли угля.

-Чего? А, да, ну конечно же. К “Скорпионам” как раз и собиралась. Слыхала, отряд собирается достойный с большими… этими, как его… Перспективами. - закивала девушка, присматриваясь к незнакомке.
Значит, вот и она - связной Сопротивления. Если не очередной агент Тайной службы. От мысли о последнем у девушки просто зубы свело и она едва удержалась, что бы не скривиться - незнакомка явно не то подумает. . - А вы, пардоньте, кем будете?

— Адалин из “Скорпионов”. Можем перейти из этого подвала на улицу. Погода в Монтсиммаре сегодня хорошая, — произнесла девушка кодовую фразу и окинула безразличным взглядом помещение. Кажется, ее не смущало соседство отбросов общества, но правую руку, на всякий случай, она держала на коленях, поближе к мечу.

- А меня Ринн зовут. - ответила девушка. - Да уж, погодка сегодня славная. Особенно по сравнению с Ферелденом. В Денериме опять идут дожди. - ответила на кодовую фразу Ринн. - Так что со Скорпионами? Ты меня в них сама приймешь или к вашему главарю идти надо? Кстати, хочу предупредить - у меня животина вроде как есть, медоед. Так что если увидите медоеда, то не трогайте его.

— Раз мы разговариваем, то ты уже принята. Все подробности работы будут на общей встрече. В субботу, в девять. На окраине города арена, там есть приватные комнаты, тебе нужна третья, — сообщила Адалин необходимую информацию, не виляя вокруг да около. — Если хочешь знать что-то еще — спрашивай.
Просьбу на счет медоеда она проигнорировала, только на мгновение опустила взгляд и поморщилась, будто ожидала увидеть зверя под столом.

- Вот быстро у вас дела делаются!  Отлично. - кивнула Ринн, хотя была несколько удивлена тем, что ее так быстро “приняли”. Но, по большому счету это была пустая формальность - о ее участии в операции было оговорено гораздо ранее. На минуту  промелькнула мысль, кого бы отправили на эту операцию, если бы она отказалась. Сам Джори пошел?
-  - Заметано. - подытожила она, запоминая детали явки. - Да особо знать… Хотя, да - есть вопрос. Что-то об остальной команде известно? Кто такие, откуда? Какая … кхм… направленность деятельности? Если это, конечно, не секрет. - добавила она.

— Шестеро магов, два из них — целители. Остальные — бойцы. И вот ты — стрелок. Всего девять человек, не считая командира. Я из Ферелдена, остальные пусть говорят за себя, если хотят, — все так же сухо, будто по заученному,  ответила Адалин. Вдаваться в жизнеописания остальных членов отряда она явно не собиралась. — Работа заключается в поиске некой женщины. Все подробности расскажет командир на месте встречи. Он...
Какой-то пьянчужка за соседним столиком закурил, клубы сизого дыма потекли по воздуху, принося с собой горький и резкий запах. Адалин закашлялась, при взгляде на курящего ее передернуло.

— Так вот… — Адалин снова повернулась к Ринн, выражение лица ее стало еще более жестким, будто она терпела зубную боль. — Командир — мужчина моего роста, со шрамом у левого виска. Брюнет, с короткой бородой. Если что, ищи на арене его или меня. И еще. Лучше сделай все дела в городе до субботы. Я не знаю, как скоро нам придется уходить.

Ринн допила кофе, отметив про себя, что информации о остальной команде практически не получила. Возможно, потому что ей еще не доверяют, как постороннему наемнику. Или вторая причина - что сами личности мутные, о которых распространяться нельзя. Что ж, посмотрим на месте. Но готовой быть нужно ко всему.
- Без проблем. Здесь у меня никаких дел, кроме Скорпионьих нет. - сказала она. - Могу уходить как только, так сразу.
— Тогда увидимся на арене. — Адалин кивнула и, не задерживаясь лишней секунды, вышла из таверны.
- До встречи. - лениво махнула рукой Ринн, провожая новую знакомую взглядом.
Дел у нее действительно в Монтсиммаре других не было, как только операция Сопротивления и до субботы она будет кантоваться в этой таверне, расходуя последние копейки. С другой стороны, сопротивленцы явно должны еще наличных подбросить на “нужды команды”.
Размышляя так, девушка встала из-за стола и отправилась в свой номер.

                                                                      15 Первопада

Монтсиммар, даже в такой унылый осенний сезон, был по-своему красив. Желтые, почти абрикосовые лучи мягкого солнца, которое пробивалось через тучи, золотили фасады старых зданий, построенных еще до войны, со свойственной бывшему Орлею пышностью. Теперь от нее мало что осталось – позолота слезла с  лепнины и орнаментов, облезли статуи львов, виверн и голых  косситов, щедро украшавшие фасады. Украшения из настоящего золота растащили еще во времена смуты Черных Змей и понятное дело, их никто восстанавливать не стал. Так же с орнаментов старых домов исчезли изображения всех, кто был причастен к старой религии, а в городе – исчезли их статуи и барельефы. Вместо Андрасте и других религиозных деятелей, теперь были драконы,  безымянные герои, приведшие в мир Разикаль и прочий никому не нужный тевинтерский хлам (по скромному мнению Ринн).

Старые  здания казались серо-желтыми, выцветшими,  и их цвет резко контрастировал с яркими магическими фонариками. И все-таки, они  по прежнему оставались величественными и монументальными, словно памятники навсегда ушедшей эпохи орлейского величия. Рядом с ними зачастую, вырастали новостройки – в новом, имперском стиле, словно грибы возле старого пня.
Некоторые деревья уже сбросили листву и тянули голые ветви к осеннему  небу, которое капризно менялось чуть ли не ежеминутно – то набегая сизыми жирными тучами, то заливая город  солнечными лучами. Над крышами домов время от времени пролетали стаи птиц, а под ногами то тут, то там, попадались лужи, не успевающие высыхать в тени.  По улицам сновали горожане, ездили кареты, мальчишки-зазывалы разносили  горячие пирожки и местные пошлые журнальчики.  Терпкий запах опавшей сырой листвы смешивался с ароматом из дорогих кофеен и свежей выпечки.

А еще, в городе было полно тевинтерышей и их прихвостней. За свое недолгое путешествие по улицам, Ринн заметила потрошителей, легионеров, черномазых торгашей  и богачей (которые, конечно, не факт, что тевинтерыши, но очень похожи), и уж явно здесь было стадо невидимых  ТС-ников, маскирующихся под нормальных людей. Но  даже наличие всех этих паразитов не могло омрачить ее впечатление от города.  Монтсиммар ей определенно нравился.

 - … Было хорошо, было так легко,
 Но на шею бросили аркан
…  - мурлыкала себе под нос Ринн, поправляя за спиной походную сумку.
Она пробиралась улицами  столицы, неотличимая от сотен других простолюдинов – работяг,  наемников, крестьян, которые слетелись в город на сезонные распродажи. Плюс такого столпотворения был в том, что ей легко было затеряться в толпе. Минус же – слежку в такой толпе выявить тоже было проблематично.  Она некоторое время кружила на рынке, закупая всякую ерунду для путешествия, как и подобает уважающему себя  наемнику. Долго  рассматривала добротный арбалет, прицениваясь и цокая языком, бродила от лавки к лавке, прицениваясь и рассматривая товары.
Затем совершила вояж на главную площадь, где шло какое-то увеселение с магическими фокусами, и до вечера проторчала там,  а потом – нырнула  в задворки и пробиралась ими в соседний квартал. Хвоста за ней либо не было, либо Ринн не смогла его обнаружить.

     - И мёртвый месяц еле освещает путь,
И звёзды давят нам на грудь, не продохнуть…
- дорогу к Арене она расспросила еще накануне и теперь уверенно двигалась к ней. Место не сказать, что отвечало ее высоким требованиям – бессмысленные мордобои с кровищей и хрустом костей, Ринн попросту не любила. Проливать кровь, по ее мнению, следовало только за две вещи – за свой клан и свободу. Но уж точно не за медяки для развлечения публики. Запах, навалившийся на нее, как только она прошла внутрь, заставил поморщиться. Правда, после  обблеванных столов в «Рогопиле» ее мало что могло смутить, и все же…
Ловко, словно змея, пробираясь в полумраке, между вонючими тушами завсегдатаев боев, девушка пролавировала к комнатам на верхнем этаже.

«Третья комната». – подумала  Ринн, выискивая нужную «Ага, вот и она!»
У двери комнаты стояла та самая девица, которая встретилась с ней ранее в «Рогопиле», кажется, ее звали Адалин.
Девушка поздоровалась с ней и  толкнула дверь:
- Есть тут кто живой? Всем привет! – и бесцеремонно ввалилась внутрь.

Куплено:


5+10+5+5+20+50+50+10 = 1,55 з


fa33af7f64016476bb304e42c86c4d4e.gif


#7 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

Девушка поздоровалась с ней и  толкнула дверь:
- Есть тут кто живой? Всем привет! – и бесцеремонно ввалилась внутрь.

 

Руфус уже успел поздороваться с несколькими вошедшими и ненавязчиво осмотреть. Интересная подбиралась компания. А вот и новое лицо. Почти девчонка. Маг скосил глаза на командира отряда, но того, похоже, такое положение вещей ничуть не смутило. 

— Добрый вечер, миледи, — повторил он сказанное чуть раньше вошедшей другой юной девушке. — Присаживайтесь, располагайтесь. Ждём остальных пока что. Полагаю, будет уместно представиться друг другу после того, как все соберутся, но вы можете называть меня Руфус.

Он слегка привстал и поклонился. И тут же присел обратно. Диванчик не отодвинешь, чтобы помочь даме сесть.


Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#8 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Наглый селф-инсерт

  • 34 142 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

— Викториа, — представилась ему молодая девушка со смуглой кожей и длинными черными волосами. Впрочем, глаза в ней были самой примечательной чертой, такой цвет редко встретишь среди обычных людей, не балующихся магией и иллюзиями. Оттенок был таким насыщенным, словно это и вправду был магический трюк. Она кивнула Руфусу, откинувшись на спинку диванчика, впрочем, все еще сохраняя ровную осанку. — А вы, я так понимаю, наш командир?

— Уильям Холт, — отозвался мужчина лет сорока непримечательной внешности, спокойным взглядом скользящий по собравшимся. — Пока ждем остальных, угощайтесь чаем. Он здесь не такой уж и плохой, — и организатор указал на стоявший в центре стола на подносе пузатый медный чайник и несколько пустых чашек. — Адалин присоединится к нам, как только подойдет последний член нашего отряда.

Пока они ждали, из-за приоткрытой двери доносились отдаленные крики и голоса посетителей Арены. Если подумать, то выбрать место лучше для подобных разговоров было невозможно. Арена была публичным местом, где в толкучке и суете легко было затеряться даже такой разномастной компании, как "Скорпионы", а шум накладывался на тихие разговоры, не выходящие за пределы комнатушки. Любой подозрительный нюхач был бы сразу замечен Адалин, и остановлен ею еще до того, как подберется достаточно близко, чтобы хоть что-то расслышать. Не говоря уже о том, что этими комнатами довольно часто пользовались для собственных встреч разнообразные наемники и представители не слишком законных группировок, платя достаточно, чтобы их не беспокоили.


Everyone knows by now: fairytales are not found,

They're written in the walls as we walk.
- Starset


#9 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 784 сообщений
  •    

Отправлено

Комната

 

- Есть тут кто живой? Всем привет! – и бесцеремонно ввалилась внутрь.

--Есть, ответил  Фел и вполне живой, — ответил он незнакомой девушке.  - Как вас зовут мадмуазель? - спросил он ее   — Он прошел вглубь комнату и кивнул еще одному незнакомцу,  а за столом видимо сидел их командир.--Фел поприветствовал его и прям хотелось сказать.  "Я прибыл и готов выполнять приказы сэр"
Так же была незнакомая, смуглая девушка, пока их состав был довольно интересным.  Как и оказалось, что за столом и был их командир. Значит Холт, подумал Фел и что - то про себя подумал, что поговорит с ним позже и там уже все будет по форме, типа прибыл, приказ выполнил, ожидаю новых.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#10 Ссылка на это сообщение Junay

Junay
  • Знаменитый оратор
  • 26 533 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

— Добрый вечер, миледи, — повторил он сказанное чуть раньше вошедшей другой юной девушке. — Присаживайтесь, располагайтесь. Ждём остальных пока что. Полагаю, будет уместно представиться друг другу после того, как все соберутся, но вы можете называть меня Руфус.

 

- Как вас зовут мадмуазель? - спросил он ее

 

- А-а-а... - невразумительно выдавила девушка, прикидывая, к кому эти парни обращаются. Помозговав пару секунд, и решив, что все таки к ней (хотя она такого обращения не ожидала - на леди и мадемуазель она была похожа меньше всего), Ринн улыбнулась. - Приятно познакомиться! Меня зовут Ринн и я... вроде как ваш проводник по труднодоступным местам. 

Честно говоря, девушка была несколько ошарашена увиденными товарищами. Она ожидала увидеть компанию наемников-головорезов, каких-то полукриминальных личностей. Тут же подобрались весьма благовоспитанные персоны, прямо из салона, не меньше.


fa33af7f64016476bb304e42c86c4d4e.gif


#11 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

— Уильям Холт, — отозвался мужчина лет сорока непримечательной внешности, спокойным взглядом скользящий по собравшимся. — Пока ждем остальных, угощайтесь чаем. Он здесь не такой уж и плохой, — и организатор указал на стоявший в центре стола на подносе пузатый медный чайник и несколько пустых чашек. — Адалин присоединится к нам, как только подойдет последний член нашего отряда.

 

- Приятно познакомиться! Меня зовут Ринн и я... вроде как ваш проводник по труднодоступным местам.

 

Руфус воспользовался предложением Холта, но прежде чем налить чаю себе, вопросительно посмотрел на присутствующих дам, ожидая позволения поухаживать за столом, как полагается благовоспитанному джентльмену. 


  • Junay это нравится

Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#12 Ссылка на это сообщение Junay

Junay
  • Знаменитый оратор
  • 26 533 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

— Пока ждем остальных, угощайтесь чаем. Он здесь не такой уж и плохой, — и организатор указал на стоявший в центре стола на подносе пузатый медный чайник и несколько пустых чашек.

 

- О, чай! Недурно! А он с жасмином? - Ринн, ничтоже сумящеся, сразу же бросила свои пожитки и двинулась к чайнику, краем глаза рассматривая командира. Что она там собиралась высмотреть - не известно. Командир - как командир. Деловой. На Адалин похож, пожалуй. - Да, хочу уведомить всех присутствующих - если увидите рядом черно-белую зверюгу - это НЕ скунс. Не трогайте его, это мой медоед Охренелий. Он ручной... Почти. 


fa33af7f64016476bb304e42c86c4d4e.gif


#13 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Наглый селф-инсерт

  • 34 142 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

Руфус воспользовался предложением Холта, но прежде чем налить чаю себе, вопросительно посмотрел на присутствующих дам, ожидая позволения поухаживать за столом, как полагается благовоспитанному джентльмену.

 

Викториа, выглядевшая, как представительница титульной нации Тевинтера и особенно этого не скрывавшая, благосклонно кивнула Руфусу, мгновенно поняв брошенный в ее сторону вопросительный взгляд. Положив ногу на ногу, она сложила руки на коленях и взглянула на Ринн, чуть поморщив нос, однако этот жест вряд ли можно было углядеть в полумраке комнаты, не приглядываясь специально.

— Интересная подобралась компания, не находите? — сказала она, ожидая, пока в ее чашку не нальют чаю.

— В компаниях наемников порой встречаются люди самых разных наций, возрастов и сословий, — добродушно заметил Холт, сплетая пальцы и опираясь локтями о край стола. — Не думаю, что это станет для нас проблемой. Или станет? — он приподнял бровь. Викториа же лишь пожала плечами, заметив, что человек, представившийся Руфусом, по крайней мере, обладает манерами, присущими людям ее круга. Она не питала иллюзий насчет того, что не придется работать с представителями низшего слоя, но получить толику удовольствия от общения с кем-то, заслуживающим ее внимания, позволить себе все же могла.


Everyone knows by now: fairytales are not found,

They're written in the walls as we walk.
- Starset


#14 Ссылка на это сообщение Кайра

Кайра
  • Знаменитый оратор

  • 94 784 сообщений
  •    

Отправлено

Комната номер три

 

- А-а-а... - невразумительно выдавила девушка, прикидывая, к кому эти парни обращаются. Помозговав пару секунд, и решив, что все таки к ней (хотя она такого обращения не ожидала - на леди и мадемуазель она была похожа меньше всего), Ринн улыбнулась. - Приятно познакомиться! Меня зовут Ринн и я... вроде как ваш проводник по труднодоступным местам.

Честно говоря, девушка была несколько ошарашена увиденными товарищами. Она ожидала увидеть компанию наемников-головорезов, каких-то полукриминальных личностей. Тут же подобрались весьма благовоспитанные персоны, прямо из салона, не меньше.

- Приятно,  познакомиться  -  Разрешите мне представиться, меня зовут Фел-сказал он ей.   - Он тоже был ошарашен ожидая, что тут будет сборище головорезов, а тут прям клуб леди и джентльменов.
-- Обожаю хороший чай, — ответил он Холту, М при  помогая разливать  чай  дамам, как он там назвался Руфус.    -- Тут, пока еще не все собрались верно, я понимаю? - спросил он у  Холта, представившись коротким именем и ему.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#15 Ссылка на это сообщение Aloija

Aloija
  • Знаменитый оратор
  • 11 875 сообщений
  •    

Отправлено

Арена

Адалин не подслушивала специально. Но оторвать себе уши не могла. Ее слух, натренированный еще в детстве, когда она, ожидая опасность за каждым углом, прислушивалась к малейшим шорохам, улавливал тихий разговор из приоткрытой двери приватной комнаты. Ничего интересного, обычные вежливые расшаркивания. Пожалуй, слишком вежливые на ее вкус. На памяти Адалин все, кто обращались к ней не иначе как "мадмуазель", хотели получить что-то в замен. Услугу, улыбку, снисхождение. Или усыпить ее бдительность. Пожалуй, не в этом случае. Этот Феликс Зиндерманн явно был из знатных или же хотел походить на знатного, у них показная вежливость к языку прилипла. 
Присоединяться к разговору Адалин не стала. Всем наемникам она и так представилась, их имена тоже знает. А пустая болтовня... О, Тень, не сейчас. Хотелось еще немного времени провести пусть и в не полном, но одиночестве. Успокоиться. Смириться с тем, что следующие несколько месяцев она должна будет путешествовать в компании восьми незнакомцев и Холта, которого она знала многим дольше, но не многим сильнее.


Сообщение отредактировал Aloija: 31 мая 2021 - 18:44


#16 Ссылка на это сообщение Junay

Junay
  • Знаменитый оратор
  • 26 533 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

Ринн уселась в кресло, попивая чай и из под слегка прикрытых ресниц, осматривая присутствующих. Взгляд ее остановился на парне, который представился, как Фел. Надо же, какой красавчик! Что он вообще забыл в Сопротивлении и смертельно опасных операциях? Такого красавца любая знатная дамочка прибрала бы к рукам и носилась с ним, как дурень со ступой. Руфус уступал ему по внешности и молодости, но явно был благовоспитанным, и возможно, даже благородным... И не менее неуместным на смертельных операциях Сопротивленцев... Как и смуглая девушка, которая явно не была ни наемницей, ни простолюдинкой. Хм... А это точног третья комната? Может, она попала на заседание какого-то элитного клуба, а не к сопротивленцам? Как-то она по другому представляла наемников Сопротивления. 


fa33af7f64016476bb304e42c86c4d4e.gif


#17 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

Викториа, выглядевшая, как представительница титульной нации Тевинтера и особенно этого не скрывавшая, благосклонно кивнула Руфусу, мгновенно поняв брошенный в ее сторону вопросительный взгляд.

 

Дождавшись, когда Ринн освободит чайник, Руфус налил чаю.

 

— Прошу вас, Викториа, — он галантно поставил чашку с блюдцем напротив девушки, и только потом стал разливать себе.

 

— Он здесь, на Арене? — обратился он к Ринн. — Надеюсь, ему не причинят вреда. У местной публики бывает весьма воинствующий настрой.


Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.


#18 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Наглый селф-инсерт

  • 34 142 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

-- Тут, пока еще не все собрались верно, я понимаю? - спросил он у  Холта, представившись коротким именем и ему.

 

— Верно, — коротко ответил ему Холт, дождавшись, пока Руфус вернет чайник на место и наливая себе в кружку самостоятельно. Взгляд его глаз дернулся в сторону небольшого окошка, понимая, что время подходило к намеченной точке, а некоторых еще было не видно. Если у него и были какие-то подозрения насчет причины опоздания, то он их ничем не выдал.

Благодарно кивнув Руфусу, Виктория пригубила горячий, но не кипящий чай. Она любила пить его именно таким, почти обжигающим, что часто вызывало недоумение и удивление среди ее знакомых. Ей было знакомо томительное ожидание и ничегонеделанье, это напомнило о доме уж слишком живо, когда приходилось ждать, пока соберутся гости на какую-нибудь очередную встречу или бал. Раздражение, которое девушка испытывала в такие моменты, она научилась прятать за маской заинтересованности, а скуку — за напускной вежливостью. Саму ее присутствующие не смущали. Магесса ожидала, что в отряде будут самые разные специалисты, и взять на роль проводника в лесах и горах кого-то из этих самых лесов и гор казалось достаточно разумным решением.

— Вашего питомца зовут... как? — она едва не поперхнулась, услышав слова девушки, представившейся именем Ринн. — Я, пожалуй, не буду это повторять.


Everyone knows by now: fairytales are not found,

They're written in the walls as we walk.
- Starset


#19 Ссылка на это сообщение Junay

Junay
  • Знаменитый оратор
  • 26 533 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

— Он здесь, на Арене? — обратился он к Ринн. — Надеюсь, ему не причинят вреда. У местной публики бывает весьма воинствующий настрой.

 

Вопрос Руфуса вырвал Ринн из своих размышлений.

- Кто? Охренелий? Нет, он еще слишком... свободолюбивый, но я работаю над его приручением. - девушка глотнула чаю и поискала взглядом на столе печенье или конфеты. - Но да, могу точно сказать - медоед та еще пила в жо... кхм...  - она осеклась, прикинув, что простолюдский сленг не совсем тут уместен: - то есть - свирепый зверюга. Порвет всех врагов на тевинтерский флаг. 

 

— Вашего питомца зовут... как? — она едва не поперхнулась, услышав слова девушки, представившейся именем Ринн. — Я, пожалуй, не буду это повторять.

 

- Охренелий. Или Охренелиус. В честь тевинтерцев назвала. - гордо сказала девушка. - Можно просто Хреня, если так сложно.


Сообщение отредактировал Junay: 31 мая 2021 - 18:03

fa33af7f64016476bb304e42c86c4d4e.gif


#20 Ссылка на это сообщение Thinvesil

Thinvesil
  • Знаменитый оратор

  • 7 358 сообщений
  •    

Отправлено

Арена, третья комната

 

— Вашего питомца зовут... как? — она едва не поперхнулась, услышав слова девушки, представившейся именем Ринн. — Я, пожалуй, не буду это повторять.

 

- Охренелий. Или Охренелиус. В честь тевинтерцев назвала. - гордо сказала девушка.

 

Уголки губ Руфуса слегка дернулись. Обе молодые, но такие разные, как земля и небо. Смутное беспокойство о том, почему таких девушек толкнули на преступный путь, не заботясь об их будущих судьбах, он пока затолкал поглубже. 

Бросив взгляд на вход в комнату, маг налил чаю в новую чашку и, извинившись перед присутствующими, понес ее к двери. Адалин стояла на посту, а ведь она такой же будущий компаньон, как и все они, кто сейчас согревается ароматным чаем.

— Я принес тебе чаю, Адалин. Хочешь? — негромко произнес Руфус, встав у двери снаружи.


Noli Timere Messorem
------
Того, кто услыхал всесильный зов, уже ничто не сможет удержать.
Мирняк безусый день и ночь готов под окнами куратора стоять.
Чтоб с тайны мафовства сорвать покров, чтоб нити роли с мастерами прясть,
То к мафии безумная любовь - пред ней не устоять.






Темы с аналогичным тегами dragon age, фрпг

Количество пользователей, читающих эту тему: 12

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых


    Bing (10)