Перейти к содержимому


Фотография

Dragon Age: Увядающее Благословение

dragon age арена

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#681 Ссылка на это сообщение Элесар

Элесар
  • Asit tal-eb

  • 22 906 сообщений
  •    

Отправлено

pre_1536928460__ff976927c613.jpg

 

pre_1536928621__img_fonts.png

pre_1536928641__img_fonts_1.png

pre_1536928669__img_fonts_2.png


pre_1536951212__img_fonts.png




  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 689

#682 Ссылка на это сообщение Kykuy

Kykuy
  • Конь Паладина


  • 10 397 сообщений
  •    

Отправлено

Разговор с Бьярне

 

- Да, ну, что ты... Просто... - он вздохнул. - Вот... И это, будь счастлива. Вот.

 

— Я тоже должен тебе благодарность, Бьярне, хотя выразить её словами лучше, чем сделала Рона, я не смогу. Пусть у тебя всегда будет под рукой или кружка с хорошим элем, или достойный враг, — Сандрал вполне серьёзно кивнул берсерку, затем переводя взгляд на Рону. Выражение лица храмовника было схожим с тем, которое она видела после прощания с Цианом - странная смесь веселья и серьёзности, только сейчас ещё присутствовала и некоторая горечь.

 

Разговор с Матиасом\Гарримом

 

— Аааа, пришло время для прощаний. Долгие объятия, вымоченные в слёзах и соплях сатиновые платки… Нет? Ну ладно, обойдёмся и так, — расплылся в широкой (и как только ему удалось сохранить в постоянных драках полный набор зубов) улыбке гном и с готовность потряс протянутую ладонь в рукопожатии. — И вам спасибо за то, что не бросили Хасмал. Не попадай в передряги из которых не сможешь выбраться, Пентагаст. А всё остальное станет отличной историей в старости.

 

— Оставим платки и слёзы "ледям". Спасибо и за совет, Гаррим, я запомню. Думаю, мы оба доживём до того момента, когда к нам будут обращаться в надежде услышать парочку древних баек, — только сейчас на лице Сандрала появилась почти полная копия улыбки Гаррима, правда вызвана она была мыслью о том, что в следующий раз ему всё же стоит убедиться, что соглядатаи - это соглядатаи, а не наёмные убийцы. Впрочем, эта мысль нашла выражение лишь в его улыбке и глазах, но не словах, — Бывай, капитан. — кивнув гному, он развернулся, направляясь к Роне. Проходя мимо Матиаса, которого он наверняка видел сегодня в последний раз, Сандрал кивнул и ему, и в этом жесте было даже больше благодарности, чем во всех ранее сказанных им словах. Удача пригодится всем, но старому Пентагасту-сенешалю особенно, и молодой Пентагаст-храмовник был готов поделиться с ним небольшой частью своей, если бы знал, как. Храмовник был уверен, что и в этот раз Матиас справится.

 

— Вот и всё, Рона. Что-то закончилось, что-то началось, — подойдя к девушке, храмовник вздохнул, — Пойдём. К южным воротам, через южный мост. Тот самый, — Сандрал грустно улыбнулся, вновь предлагая ей свой локоть для опоры.


Изображение

#683 Ссылка на это сообщение Горыныч

Горыныч
  • котогорынчик

  • 11 187 сообщений
  •    

Отправлено

Бьярне протянул Сандралу руку.
- Спасибо! А тебе я пожелаю, - он посмотрел на Рону, - удачи и везения. Будь осторожен, и береги ее! Связь храмовника и мага опсная штука!
Бьярне посмотрел на Рону.
- Будь счастлива! Вот! И, это, благослови вас Создатель. Пусть ваша... любовь... будет крепче камня!

ae66179727fa9235a10281b450bcc11c.jpg


Моё!

 

 


#684 Ссылка на это сообщение SHaEN

SHaEN
  • Знаменитый оратор
  • 17 081 сообщений
  •    

Отправлено

Ранее у таверны. Разговор с Бьярне

 

— Я тоже должен тебе благодарность, Бьярне, хотя выразить её словами лучше, чем сделала Рона, я не смогу. Пусть у тебя всегда будет под рукой или кружка с хорошим элем, или достойный враг, — Сандрал вполне серьёзно кивнул берсерку, затем переводя взгляд на Рону. Выражение лица храмовника было схожим с тем, которое она видела после прощания с Цианом - странная смесь веселья и серьёзности, только сейчас ещё присутствовала и некоторая горечь.

 

Бьярне протянул Сандралу руку.
- Спасибо! А тебе я пожелаю, - он посмотрел на Рону, - удачи и везения. Будь осторожен, и береги ее! Связь храмовника и мага опасная штука!
Бьярне посмотрел на Рону.
- Будь счастлива! Вот! И, это, благослови вас Создатель. Пусть ваша... любовь... будет крепче камня!

 

Если взгляд, брошенный Бьярне на Сандрала, за минуту до этого Роне не понравился каким-то едва уловимым выражением в нём, то сейчас она улыбалась. 

— Спасибо за добрые слова, Бьярне. И тебе я желаю счастья, которое будет крепче камня. Удачи, куда бы ты ни отправился и чем бы ни решил заняться. До свидания, Бьярне, — улыбка не исчезла, хотя глаза снова предательски щипало. Встретившись с "шумным гномом" впервые, Рона бы никогда не поверила, что ей будет грустно расставаться с ним уже через несколько дней. Она посмотрела на Сандрала. От мысли, что Хасмал они покинут вместе, справляться с подступавшими слезами становилось легче. 

 

Место разбора завалов. Разговор с Матиасом/Гарримом

 

Рона держалась в стороне, но до неё долетали обрывки разговора Сандрала с его дальним родственником Матиасом Пентагастом. Но, даже если бы ей не удалось услышать совсем ничего, по виду двух мужчин она бы уже поняла — разногласия между ними остались в прошлом. Кто знает, как бы сложились их отношения, имей Сандрал с Матиасом возможность пообщаться подольше или вместе делать одно дело, но сейчас они говорили, как добрые родственники, которым нечего делить и не на что обижаться, но есть за что поблагодарить друг друга. Всё вдруг стало правильно в этой ситуации, и Рона могла только порадоваться за них обоих.

 

Однако вид ужасающих разрушений вокруг её угнетал. Она не могла ничего изменить. Мёртвых не воскресишь, а на помощь раненым  нет времени. Мысль о собственной роли в победе над драконом, угрожавшим городу новыми пожарами и жертвами, не приносила облегчения. Роне хотелось уйти как можно скорее. Впрочем, Сандрал не думал здесь задерживаться. Обменявшись несколькими дружелюбными фразами с Гарримом, он попрощался и с ним. Она слегка улыбнулась капитану стражи, наклонила голову. Сенешалю, обратившему на неё свой взор, достался более глубокий поклон. Рона  мысленно пожелала удачи всем, кому предстоит наводить порядок в Хасмале.

 

— Вот и всё, Рона. Что-то закончилось, что-то началось, — подойдя к девушке, храмовник вздохнул, — Пойдём. К южным воротам, через южный мост. Тот самый, — Сандрал грустно улыбнулся, вновь предлагая ей свой локоть для опоры.

 

Встретившись с ним взглядом, Рона улыбнулась в ответ, но печали в её улыбке было меньше. Она покачала головой и, вместо того, чтобы опереться на локоть Сандрала, взяла его за руку. Рона подумала, что фраза о новом начале очень правильная, применительно к жизни, которая, в отличие от сказки, была бесконечной историей, пусть и не для каждого в отдельности.

 

— Идём. Через южный мост, где началась наша с тобой история.

 

Хасмал бурлил, улицы были запружены народом, но далеко не все стремились убежать. Очень многие уже принялись за наведение порядка в городе, пережившем за день не одно потрясение. В конце концов то, каким будет новый день, зависело не только от представителей власти.


pre_1505637828__ub4.png

ec31f6d645d6874ec1dcd7531d24764f.png

 

thumb_pre_1458156674__00-snake.png


#685 Ссылка на это сообщение Драйго

Драйго
  • Знаменитый оратор
  • 83 957 сообщений
  •    

Отправлено

У вечернего костра. Аврелий и Элата

 

На пламя можно смотреть бесконечно долго, даже если ты сам повелеваешь этим пламенем. Засмотришься - и образы тают и появляются помимо воли. Воспоминания или фантазии, Аврелий вряд ли мог сейчас сказать. Действительно ли он подержал Рону за руку и говорил ей о своей тоске, когда покидал дом сенешаля? Или же просто пересёкся взглядом, с трудом выдавливая: "Доброго пути" и бесполезное "До встречи"? Может быть даже тепло попрощался с удачливым соперником? Нет, судьба в этом случае оказалась мудрее их всех, разогнав всех влюблённых мужчин до того, как они стали бы врагами. Сказать Элате или промолчать? Магу почудилось, что Бьярне уже задремал, поэтому он решился излить душу.

- У тебя было так, что твоя добыча могла достаться другому охотнику? Кто был был более быстр и проворен. Ведь нельзя  на него за это злиться.

- Нельзя злиться на добычу, которая просто ускользнула. Значит, не путь и не судьба была ей стать твоей.

Молодой человек был недоволен. Он понимал, что говорит ему эльфийка, но ситуации это не разрешало. У него будто отняли что-то желаемое и этого не вернуть словами. Ничем не вернуть.

- Сравнение неудачное, - заявила она, сообразив, что это так. - Есть многое, чего нам не дано, и надо просто отыскать в своей памяти место, достойное это хранить. Но погоди, Тео-Аврелий, разве это не мираж? Рона - девица замечательная, но будь на её месте иное прелестное создание, в тех обстоятельствах, что пережили мы, и ты сейчас бы думал не о Роне. О, Эльгархан! Боюсь предположить, что бы случилось с мужчинами нашего отряда, если бы девиц оказалось две. Допустим, если бы осталась та орлесианка, которая была с нами в Хасмале в первый день. Уверен, что сейчас не она бы тревожила твои мечты?

 

- Рона не просто красивая девица. Она добрая, смелая и честная и она маг. Ты ведь знаешь, мы, тевинтерцы стараемся передать своим детям свой дар. А та девушка-орлесианка не тронула моего сердца, хоть и была красивой.

- А я и не лишаю Рону её иных достоинств. Просто изначально влюбляются не в них, а сами не знают во что. Вот именно поэтому долийцы и не советуют с любовью торопиться. Прежде, когда мы жили долго, ухаживание могло растянуться на годы. И то, важно ведь, чтобы искра проскочила меж обоими. Если она в одном из пары не зажглась или угасла, продолжения не будет. Мы не животные, и нам нужна не просто подходящая пара, а та или тот, с кем будет приятно быть рядом всегда. Кого не захочется после заменить, как изношенную вещь. Поверь, Тео-Аврелий. Если бы храмовник Сандрал не оказался среди нас, у тебя было бы не больше шансов. Рона избрала его не потому, что он сильнее или красивее других, а просто потому, что их сердца запели одну песню.

Она поворошила угли, вызывая снова вспышки пламени, и добавила:

- Шемлены зачастую не думают о будущем и о последствиях своих желаний. Но Рона отыскала своего мужчину, она не выбирала из всех вас, а шла только к нему. Ещё тогда, когда сбежала из дому с другим.

Аврелий погрустнел, Элате даже захотелось погладить его по макушке, как ребёнка. Она едва сдержалась и попыталась успокоить его по-своему.

- Я не буду обманывать тебя, как сделала бы мать, сказав, что ты когда-нибудь отыщешь свою женщину. Это может быть так, а может и не так. И главное, сейчас тебе нужна именно та, что быть твоей не может, лишь это занимает твои мысли. Каприз или рана в душе - не важно, излечит только время. Поэтому спи, засыпай. Пускай тебе приснятся тёплые сны без печалей и тревог.

- Спасибо, - сказал  он ей. Аврелий был рано лишен матери, нет она приезжала в круг, но все равно он уже тогда больше принадлежал Тевинтеру, чем своим родителям. Он задумался и вправду начал засыпать под напевную эльфийскую речь: "Са'лин мала суледин. Ма совери, сенерас, Аврелий"... Словами самой Андруил, Элата говорила: "Потерпи, выдержи это испытание. Спи и мечтай, Аврелий, и всё будет хорошо".

Костёр почти погас. Была завершена важная часть их жизни, определяющая будущее каждого в тревожных судьбах Тедаса. И было ещё сказано: "Теланадас. Нет неизбежности для мира. Нет и для нас".


tdaedra_honey.pngforVernalNYCplayers.png93153b992f1f524187195540937b2cc8.pngde8e08c6396cb5662a91aa131a4f71d0.pngPerpetuumMobile002.pngpre_1527936904__darklight.pngMarvelMafia.gif





Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!


#686 Ссылка на это сообщение Kykuy

Kykuy
  • Конь Паладина


  • 10 397 сообщений
  •    

Отправлено

Разговор с Бьярне

 

Бьярне протянул Сандралу руку.

- Спасибо! А тебе я пожелаю, - он посмотрел на Рону, - удачи и везения. Будь осторожен, и береги ее! Связь храмовника и мага опсная штука!

Бьярне посмотрел на Рону.
- Будь счастлива! Вот! И, это, благослови вас Создатель. Пусть ваша... любовь... будет крепче камня!

 

Сандрал крепко пожал протянутую руку. Бьярне застал его врасплох своим поведением и словами, возможно, именно поэтому улыбка на лице храмовника сейчас была такой искренней, а слова - немногочисленными, пока он согласно кивал сказанному гномом:

— Непременно сберегу. — Переведя взгляд на Рону, Сандрал вздохнул. — Наверное, мы могли бы так стоять ещё долго, но всё же нам всем надо идти. Прощай, Бьярне. 

 

Разговор с Матиасом\Гарримом -> Мост

 

Встретившись с ним взглядом, Рона улыбнулась в ответ, но печали в её улыбке было меньше. Она покачала головой и, вместо того, чтобы опереться на локоть Сандрала, взяла его за руку. Рона подумала, что фраза о новом начале очень правильная, применительно к жизни, которая, в отличие от сказки, была бесконечной историей, пусть и не для каждого в отдельности.

— Идём. Через южный мост, где началась наша с тобой история.

 

Сандрал кивнул словам Роны, и его выражение лица стало чуть-чуть более радостным от ответной улыбки. Сжав её ладонь в своей, он слегка погладил её пальцы, прежде чем они отправились в путь.

 

На мосту, как и на улицах, было довольно многолюдно, но всё же большинство людей предпочитало переходить, а не стоять на нём, и занять немного места возле поручней не составило труда.

— Постоим. Совсем чуть-чуть, — тут же добавил храмовник, освобождая для краткого перерыва отдыха руки, свою и Роны, — Я думаю, тебе, наверное, нелегко оставаться здесь и смотреть на разрушения, но у нас впереди очень долгий путь на юг, и кто знает, когда ещё мы увидим такую реку, стоя над ней вот так, вдвоём, на мосту? — Сандрал перевёл взгляд на бежавшие под ними воды Минантера, сосредотачиваясь не на разрушенных зданиях по обеим сторонам реки, а на убегающей вдаль синей ленте и причудливо отражающемуся на ней оранжевому диску солнца, не говоря больше ничего на протяжении следующей пары минут. Всё же, как хорошо было найти человека, с которым комфортно было не только говорить, но и молчать. Пожалуй, он только сейчас понимал смысл этого высказывания.

Совсем недавно, когда они стояли здесь в первый раз, Сандрал сказал, что ему кажется, что он может чувствовать только плохое. Сейчас же он понял, что сейчас ему уже было тяжело чувствовать что либо в принципе, что он был морально истощён. Однако, Роне он ничего не сказал - храмовник знал, что это очень скоро пройдёт, когда Хасмал скроется из виду, а у девушки сейчас и так было достаточно своих поводов для беспокойства. Догадаться о том, что с Сандралом всё же было что-то не так, можно было лишь по несвойственному ему отсутствующему выражению в глазах. Пожалуй, если бы не гордая осанка, он бы сейчас немного напоминал Матиаса, до того, как тот вновь воспрял духом после победы над драконом. Сейчас же, при взгляде на озарённый солнцем профиль Сандрала невольно появлялась мысль, что его можно было чеканить на монеты. Не на золотые и даже не на серебряные, но, хотя бы, на медные.


Изображение

#687 Ссылка на это сообщение Горыныч

Горыныч
  • котогорынчик

  • 11 187 сообщений
  •    

Отправлено

Прощание с Сандралом и Роной\Поиск Элаты и Авриеля

 

- Прощайте... Хотя, лучше, скажу - до свидания. Хоть мир и большой, но все же маленький. И я буду надеятся на встречу.

Бьярне развернулся, и не оборачиваясь пошел к дому сенешаля. Он старался не думать об этой неожиданной встрече, и тех чувствах, что всколыхнула она, хотя, мысли так и лезли в его голову.

Так, он дошел до дома, и остановился, не сразу соображая, зачем он сюда пришел. Все же уже ушли от сюда. Где-то на задворках памяти, появилась мысль, что Авриель прибыл сюда на какой-то кляче, и скорее всего, они пошли забирать ее.

Сообразив это, гном стал продираться сквозь толпу горожан к таверне, в которой они останавливались до этого. Тавернщик, за монетку естественно, оказался на столько любезен, что показал ему путь к конскому двору, где, скорее всего и была оставлена лошадь.

Что ж поделать, пришлось гному топтать ноги в ту сторону. Подходя к стойлам, Бьярне услышал, как двое, усердно, спорят кому достанется туша. Гном, осторожно, подкрался ближе, и увидел мертвую, похожую на аврелевскую лошадь, мертвую тушу. 

Бьярне по крепче сжал топор, и шагнул к ним ближе.

- А ну, крысятники, отошли от лошади! Что вам от нее надо, и где хозяин?!

Вид у гнома был такой страшный, что два крепких мужика попятились в угол, и один из них проблеял.

- Нам ее продали какой-то высокий маг, и эльфийка с большой собакой. Когда мы пришли, она уже была мертва. Мы заплатили за нее, и они ушли.

- Не смей врать мне! - прорычал гном, наступая на них. - Знаю я вас падальщиков!

- Да покарает меня Создатель, если я вру! - присел говоривший. - Истинную правду говорю вам. Я заплатил за нее огромные деньги, как за хорошую. А оказалось, что она старая. И теперь я не знаю, куда ее девать.

И он стал причитать о тяжелой судьбе, и голодных детках.

Бьярне сплюнул, и вытащил несколько мелких монет.

- А они ничего больше не говорили?

Он подкинул монетки в руке, при виде которых, у мужичка загорелись глаза.

- Мне ничего. Но я слышал, что они направились к тем воротам. - И мужичек ткнул куда-то в сторону.

Глаза Бьярне сузились, и он сжал монетки в кулаке.

- Честно-честно! - затараторил мужичек. - Именно туда!

- Смотри у меня! - Бьярне показал кулак. - Не люблю, когда мне врут!

Он швырнул монетки на землю, и пошел догонять друзей.


ae66179727fa9235a10281b450bcc11c.jpg


Моё!

 

 


#688 Ссылка на это сообщение SHaEN

SHaEN
  • Знаменитый оратор
  • 17 081 сообщений
  •    

Отправлено

Южный мост

На мосту, как и на улицах, было довольно многолюдно, но всё же большинство людей предпочитало переходить, а не стоять на нём, и занять немного места возле поручней не составило труда.
— Постоим. Совсем чуть-чуть, — тут же добавил храмовник, освобождая для краткого перерыва отдыха руки, свою и Роны, — Я думаю, тебе, наверное, нелегко оставаться здесь и смотреть на разрушения, но у нас впереди очень долгий путь на юг, и кто знает, когда ещё мы увидим такую реку
, стоя над ней вот так, вдвоём, на мосту?

— Мне нравится смотреть на воду, — улыбнулась Рона, вставая у ограждения моста рядом с Сандралом.

Величественному и прекрасному Минантеру не было дела до разрушений на его берегах. Его позолоченные солнцем воды бежали в том же направлении, что и вчера, неделей, месяцем назад и будут течь так же ещё через год, два и позднее. Ныне живущим не дано поворачивать реки вспять, равно, как и не могут они замедлить или изменить течение времени.

Направление пути своей судьбы Роне уже менять не хотелось. Её безумный поступок привёл к человеку, с которым она всем сердцем желала разделить новую дорогу и вернуться домой. Бабушка бы оценила. Вот только вряд ли она обрадуется желанию внучки следовать за Сандралом и дальше. Но несомненно примет его, потому что этот выбор Роны уже взрослый, осознанный, который она готова отстаивать, а не бежать ото всех с ним несогласных. К тому же, ей ещё предстоит найти тот самый компромисс между велением сердца и долгом.

Рона уловила нездешнее выражение во взгляде Сандрала, но ничего говорить не стала. Иногда молчание может сказать не меньше, чем слова. По её губам скользнула улыбка, стоило коснуться бесценных воспоминаний о встреченном на этом мосту рассвете. Рона обняла Сандрала за талию, прижалась к его плечу. Доспехи мешали делиться теплом тела, однако для тепла души ничто не станет помехой. Это тоже была магия, но особенная, доступная каждому, независимо от наличия или отсутствия дара — магия любви.

 

Пожалуй, это и вправду было магией, причём такой, которой ничего противопоставить не мог даже тренированный храмовник. Возможно, именно благодаря этой магии Сандрал, планировавший постоять на мосту не более пары минут, задержался подольше. Почувствовав прикосновение головы Роны к своему плечу, он аккуратно провёл рукой по её волосам, прежде чем обнять её в ответ.

 

— Спасибо, Рона, — наконец произнёс он через несколько минут. За то, что сейчас стояла рядом, за то, что поняла его, за то, что это казалось таким естественным порядком вещей. И ещё за много всего другого, того, что крутилось в мыслях, но пока что попросту не находило выражения. Сандрал был уверен, что Рона и это поймёт, — Пора, — только и сказал он, перед тем как вновь взять её руку в свою, чтобы вместе покинуть Хасмал.

 

Им предстоял долгий путь - как минимум несколько недель, прежде чем они дойдут до Камберленда, и ещё почти столько же предстояло потратить на путешествие на корабле через Недремлющее море. А что будет потом... Пока что сложно было сказать. Сандрал точно знал, что храмовнику и магу крови будет тяжело в этом мире обрести счастье друг с другом, даже если оба искренне того желали. И точно так же он знал, что они найдут выход. Возможно, это было даже и к лучшему - ведь больше всего люди ценят то, что не даётся им за просто так.


Сообщение отредактировал SHaEN: 09 Сентябрь 2018 - 19:48

pre_1505637828__ub4.png

ec31f6d645d6874ec1dcd7531d24764f.png

 

thumb_pre_1458156674__00-snake.png


#689 Ссылка на это сообщение Элесар

Элесар
  • Asit tal-eb

  • 22 906 сообщений
  •    

Отправлено

pre_1536953177__img_fonts.png

 

Хасмал

pre_1536953195__d2f37c9beb1c127c57526e043219c1a0.jpg

Небольшой вольный город на берегу великой реки Минантер серьёзно пострадал ото всех выпавших на его долю потрясений. Разрушения в Восточном квартале и у Северных врат подкосили местную экономику. Заезжие купцы в этих местах стали огромной редкостью, а ремесленникам пришлось с огромным трудом восстанавливать мастерские или же покидать родину в поисках лучшей доли. Но люди пережили нападение драконов, а значит надежда на счастливое будущее жива.

 

Возрождением Хасмала, как и два десятка лет назад, руководит Матиас Пентагаст. Даже вечно недовольная знать уступила перед популярностью потомка древних драконоборцев, подтвердившего делом старинные легенды. Однако, мир не длится вечно. Паутина заговоров, поддерживаемая соседями, вновь сплетается над троном сенешаля и кто знает, как долго седовласому старцу на сей раз хватит сил и желания противостоять тем, кто отчаянно жаждет власти и выгоды. 

 

Гаррим, чья должность когда-то стала своеобразным жестом отчаяния, продолжает нести службу в городской страже. Со временем приходит опыт и закалённое в боях с мистическим чудовищем ополчение под руководством гнома весьма недурно обеспечивает порядок на улицах Хасмала. Не все проблемы решаются выбитыми дверями и разбитыми головами. Наземник усваивает этот урок, хоть и с великим трудом.

 

Круг магов и Орден храмовников пришли в упадок после взрыва и тяжелейшей победы на чёрным драконом. Слишком многих потеряли в тот день оставшиеся в живых и слишком мало способных командиров осталось в строю. Вскоре из Вал Руайо прислали нового рыцаря-командора и всем послаблениям, которых добился предыдущий Первый Чародей, пришёл конец. Маги превратились едва ли не в заключённых. До выяснения всех обстоятельств деятельности культа, но все прекрасно понимали, что нет ничего более постоянного, чем временное.

 

На площади перед Башней Круга теперь красуется величественное изваяние, посвящённое жертвенному подвигу Вильгельмины Эссен. Действительно ли она заботилась о городе или просто рассвирепела от осознания того, что крылатая ящерица собирается так запросто разрушить всего, чего женщина добилась? Теперь этого уже не узнать. Важно лишь то, что чародейка с пламенным мечом навечно останется героиней в памяти простого народа, несмотря на все попытки донести правду о её деяниях. 

 

На главной же площади, там где почти произошёл переворот, со временем возвели статую жертвам кровавого культа и нападению драконов. На переднем плане композиции стоит воин в доспехах, в чьих чертах легко угадывается прошлый глава ордена, Антуан ЛапьерДля большинства его имя быстро померкнет в памяти, но некоторые спустя годы будут останавливаться у изваяния, чтобы отдать почести командору, ведь знают, что порой сложнее всего совершить тот подвиг, который многие даже не запомнят.

 

Ла-Варре и Болейны вошли в число немногих, кто подтверждал поддержку новому-старому сенешалю не только словами, но и действиями. Общая трагедия сплотила семейства и вскоре они объявили о помолвке совсем юных Йена Ла-Варре и Сары Болейн. Послужит ли она укреплению связей или же станет причиной новых проблем, покажет лишь время.

 

За суетой восстановления города люди не сразу узнали о загадочных похищениях в Восточном Квартале. Пропадали молодые люди и хоть порой их находили, по возвращении они не помнили ничего о произошедшем за время отсутствия. К несчастью, храмовников привлекли к расследованию только после того как одну из исчезнувших девушек нашли в подвале полуразрушенного дома, с выколотыми глазами. На стене красовалась сделанная её же кровью надпись "У всего есть цена"

 

Хозяин Жареного Петуха восстановил, хоть и с большим трудом, свой трактир и вскоре в заведении вновь появились постояльцы. Из уст в уста передавалась история как группа незнакомцев спасла гостей и прислугу от нападения ужасных культистов. Со временем, правда, в ней стали фигурировать то взвод матерящихся гномов, то тевинтерские магистры, но главное что память о произошедшем жива и придаёт жителям уверенности в завтрашнем дне.

 

Тесак сколотил в Западном квартале новую банду и стал настоящей головной болью для городской стражи. Переживший встречу с магом крови и драконом разбойник легко находит новых последователей и не стесняется совершать налёты в богатые дома. Возможно, когда Хасмал окончательно оправится от потрясений, завравшемуся гному дадут отпор, но пока же он стал настоящим королём преступного мира.

 

Жизнь в эльфинаже после нападения дракона налаживается. Местным даже разрешили держать собственное ополчение в награду за помощь, да и в целом жители трущоб теперь не так подозрительно смотрят на заострённые ушки собеседника. 

Помогает им по мере сил Нетрас. После восстановления Завесы путь к оазису стал безопасным и они на пару с накопившей небольшую сумму Элорой открыли там постоялый двор "У источника".

 

Тевинтер

 

pre_1536953209__6c353f21bd9f50be29d947c25e8141500bc307c6_00.jpg

 

Сбежавшие из Хасмала отступники без особых проблем добрались до Империи. Самые способные стали учениками местных магистров или поступили на службу в армию, остальным же пришлось столкнуться с суровой действительностью далёкого северного края. Смотрители складов, мелкие чиновники и другие служащие нужны Тевинтеру не меньше, чем искусные воины, однако на самые престижные посты никто не спешил назначать южных варваров. Так борьба за выживание на родине сменилась немного другой, не менее жестокой. 

 

Флавий Павус сумел пережить дальнее путешествие, хоть здоровье его и подкосилось, дела семейства и пришлось передать молодому сыну, Галварду. Он отстранился от политических интриг, сосредоточившись на обучении юных магов и деятельности церковного служителя. Умер Флавий спокойно, в своей постели, за несколько месяцев до рождения столь желанного внука.

 

Марций, которому не стоило и надеяться на получение отцовской фамилии, посвятил жизнь служению Ордену. Бесстрашный и принципиальный, он стал настоящей головной болью для многих высокопоставленных магов, не желающих следовать имперскому закону. Возможно, когда-нибудь выбранный путь принесёт ему большие проблемы, но не похоже чтобы это хоть сколь-нибудь волновало Марция.

 

Тедас

 

pre_1536953221__8ef7d527444a50e6e6e01729f9d8921e.png

 

Наступил новый век. Век дракона. Нападение на Хасмал стало первым в целой череде появлений древних ящеров, не щадивших ни мирных жителей, ни целые армии. Мрачное пророчество Флемет не спешило исполняться, но мир менялся и эти изменения чувствовало где-то в глубине души каждое живое существо. К добру или худу они приведут ещё только предстоит узнать.

 

OST



#690 Ссылка на это сообщение Ewlar

Ewlar
  • Мастер баланса

  • 38 913 сообщений
  •    

Отправлено

У вечернего костра 

 

 

Перевалы Морозных Гор сменялись летними долинами, где жизнь, в этот сезон, бурлила так же, как и всюду. Пейзажи этой местности не походили ни на что, ранее виденное Бьярне и Аврелием. Их путешествие было похоже на экзотическую прогулку, и было бы совсем несложным, если бы у них были ездовые животные. Впрочем, на некоторых переходах приходилось взбираться и спускаться по таким кручам, что лошади, пожалуй, только помешали бы. Элата знала самую короткую дорогу и порой, одолев трудный перевал за три часа, её спутники понимали, глядя сверху на изгибы местности, что иначе им бы пришлось тащиться по более ровному пути не менее суток. Обоим пришлось полностью довериться долийской охотнице, ведь именно её чутьё и опыт могли помочь пройти этот маршрут быстрее, чем корабль, вышедший в тот же час из Вал-Руайо достигнет Денеримской гавани.

 

Климат сменился. Показались новые растения, среди которых всё чаще преобладали ели, своею почти чёрной хвоей застившие огромные участки зарослей. Тут снег спускался ниже по склонам, оставляя нетронутыми лишь распадки, испещрённые ручьями. Новизна величественных картин занимала воображение путешественников. В один из вечеров, сидя возле уютного костра, Элата заявила: "Мы уже в Ферелдене. Вам следует решить, кто же теперь куда направится". На вопросительный взгляд Бьярне, эльфийка указала в темноту: "В той стороне вход в Орзаммар. Это великий гномий тейг, и, если ты захочешь посетить его, нам следует свернуть немного влево от стоянки и двинуться вдоль горного хребта. Бьярне, ты бы и сам нашёл преддверие входа, там есть постройки и разбит торговый городок наземников. Но мы тебя готовы проводить. Если же хочешь, вместе с Тео, дойти до Остагара, с утра движемся прямо, постепенно спускаясь вниз, в долину. Ориентир - храм над деревней. К строениям подходить никому не рекомендую, там чересчур религиозно настроенные жители". Элата помолчала, потрепала по ушам волчицу, которой всюду было хорошо, и она снова улыбалась. Добавила: "Если вдруг вам придётся разойтись, вы должны знать, куда двигаться дальше. Остагар - город-крепость. Он расположен на каменном основании отрогов разрушенных холмов, но сразу же за ним распространяются огромные болота. Там сейчас и стоит наш клан... если не снялся по какой-либо причине. В гости не приглашаю. Человек не будет желанным посетителем, а гнома, думаю, большинство моих соплеменников никогда и не видели. Доверия от них не ждите. Поэтому давайте прямо сейчас решим, кто и куда направится. А мы с Соной, как сможем, проводим вас". Только сейчас стало понятно: разлука уже рядом. Приключение окончилось.

 

Не сказать, что переход давался гному легко. Хоть и был он достаточно силен и вынослив, но вследствие небольшого роста, ему приходилось, в некоторых местах, тяжелее чем его спутникам.Поэтому он был рад любым привалам, чтобы передохнуть.
Сидя у костра, и слушая эльфийку, он сделался мрачным и задумчивым. Поднявшись, Бьярне, не торопясь, отошел от костра, и уставился в темноту. Так он простоял пару минут. Затем повернулся к остальным.
- Нет! Я не пойду в Орзамар! Не хочу! - мрачно произнес он. - Я слышал рассказы о былом величии Орзамара, и мне хотелось увидеть его. И тут же я слышал рассказы о том, что большинство тейгов пришло в упадок. А те, кто остались, так заняты своими мелкими разборками, что даже не могут объединиться, чтобы противостоять порождениям тьмы. Не пойду! Пусть лучше Орзамар, в моих мечтах, останется сильным и могущественным.
Он сел и нахохлился.

Долийская охотница молчала. Она ждала, что теперь скажут её спутники. Излишне было повторять, что в свой эльфийский клан она ни одного из них не пригласит. Как и спрашивать их об изменении планов: они и так прекрасно понимали, что сейчас стоит сообщить о них. Но медлили.

 

Тишину нарушало только потрескивание костра. Ночной огромный мотылёк порхнул над ним и взмыл в снопе блестящих искр, навеки исчезая, как и этот день - развилка общего пути. Задумчивость прервала Сона, она сначала шумно зачесалась, а потом гавкнула, как бы оправдываясь за свою несдержанность. Вышло так, будто бы она спросила: "Что?"

Аврелий погладил Сону. Она так хорошо объединяла команду, то и дело становясь её центром.
- Но, почему ты не хочешь увидеть свою Родину? - воскликнул маг. - Мы с Элатой собираемся постранствовать.  - Я хотел бы увидеть все чудеса этого мира и твою прародину в том числе!
Раз так случилось, что у него не было Родины и планов, можно было продолжать поход сколь угодно долго. Пока он хотел только одного: быть подальше от магистров и политики Тевинтера.  Нет, он любил свою страну, но не ее амбиции. Спать и видеть, то что Тевинтер возродится как держава, которая подомнет под себя других, это было не для него.

- Потому что, я не хочу видеть, как мой народ стал ничтожеством! - рявкнул Бьярне, - Ясно?! Никогда не хотел, и сейчас не хочу!
Он с силой ударил топором о камень, аж искры посыпались.
- Вы идете странствовать? Замечательно! Я тоже! Только, видно, здесь, наши пути разойдутся. Так?
-Ты можешь пойти с нами, - предложил Аврелий. - Знаешь кое-кто в моем народе мечтает, чтобы Тевинтер опять владел всем миром, а я слишком хорошо понимаю, чем это грозил простым жителям, и не хочу в этом участвовать.Всё равно куда. Только не туда, откуда я сбежал, как преступник. Я не буду настаивать, но наш путь с Элатой идет к её народу. Мне хочется узнать у них, как маг может при колдовстве уберечь себя от опасностей Тени. Возможно, мы могли разработать практики, сделать так чтобы магия не была столь опасной.
- Ну, это другое дело! - обрадовался гном. - За это можно и выпить!
Он достал флягу. Сделал большой глоток, и протянул остальным.

- Выпей за меня, Бьярне, - вежливо отказалась эльфийка. - Зря ты коришь свой народ, потерявший величие. Мы, эльфы, потеряли больше, но держимся и сохраняем то, что можем сохранить. Достаточно того, что кланы перестали враждовать, как было ещё несколько веков назад. Твой собственный народ, гном, хотя бы не истреблял сам себя.

 

Сона заурчала от ласки Аврелия, подставляя загривок. Она казалась такой уютной, так ненавязчиво скрепляла любую компанию, что с ней, пожалуй, скоро будет труднее расставаться, чем с её хозяйкой.

- Я провожу вас до окраин Остагара, чтобы вы сами потом могли добраться, - решила Элата. - Там есть приметные места, в которых мы могли бы оставлять друг другу вести или, в назначенное время, встретиться там. Если кто-то из магов согласится поговорить с Аврелием, я приведу его. Но сама думаю скорее вернуться на стоянку. Эльфы должны знать о начале Века Дракона.

 

 

*

 

Гигантизм укреплений, башен, стен, непробиваемых, как скалы, издалека внушал путникам уважение. В этом сыром и мрачном краю Остагар казался достойным пристанищем. Но крепость оставалась почти пустой на протяжении уже нескольких десятков лет. Поля и огороды местных поселенцев располагались только вдоль дороги, не уводя крестьян глубоко в лес или болота. Небольшой гарнизон Остагара не придавал уверенности местным жителям, что их не разорят хасинды или эльфы. Хотя, что говорить, воинственные эльфы давно стали персонажами сказок, а настоящие иногда выходили из лесу, чтобы обменять его дары на те товары, которых у них не было.
- Отсюда, - сообщила товарищам Элата, вы сможете направиться в направиться в путешествие в любой город Ферелдена. Ближайший – Лотеринг, вон в той стороне. Он населён куда лучше, там есть и храм, и всякие обычные постройки. А это… это памятник тщеславию. Впрочем, пока он не разрушен временем, есть ощущение, что он ещё когда-то пригодится Тедасу.

 

Аврелий загрустил. Час расставания он представлял себе не так, да и вообще не хотел представлять его, а он вот так. Случился.
- Может, долийцы примут чужака, который их будет лечить там, всякие сказки рассказывать, - с надеждой произнёс Аврелий, пока не думая о Бьярне..

- Ох, не знаю. Долийцы вредные, - Элата чуть скривила губы, - Жители деревень всё-таки лучшая компания для человека, да и гному будет у них уютнее. Может, Бьярне найдёт себе работу у военных, будет гонять хасиндских кочевников, а то такой огромный военный пост находится возле болот Коркари совсем без дела. Вот что мы сделаем, друзья, - Элата, кажется, впервые так их назвала. – Эти столбы поставлены в давние времена и тут когда-то находился то ли дом, то ли некое капище. Дней через десять я приду сюда и, если обстоятельства изменятся, решим, что делать дальше.
- Вот именно, что обстоятельства, - проворчал гном.
- Оставите записку. Я же грамотна, - фыркнула Иримэ Элатиэль. - Впрочем, если долийский следопыт захочет вас найти в этом краю, не скроетесь. Да защитит вас Митал.

 

С этими словами, Элата просто развернулась и ушла куда-то вдаль, быстро скрывшись в редком подлеске. Сона, едва дала себя погладить, повиляла пышным хвостом и ускакала следом. Бьярне и Аврелий испытали чувство, что их внезапно бросили. Со всех сторон их окружали пустоши, болота и чахлая растительность, местами вдруг переходившая в участки полноценного леса. Кое-где над болотами внезапно высились холмы и всюду возникали виды неведомых сооружений древности. Отметив столб, указанный Элатой, отпечатком грязи, взятой тут же из-под ног, Бьярне решительно направился к туманным башням. Их крыши осветило полуденное солнце, когда они с Аврелием добрались до незапертых ворот. Здесь начинался новый этап их путешествия.

 

 

*

 

Ещё когда Аврелий с Бьярне топали рядом к своему новому пристанищу, маг первым не выдержал и сознался, что ему, ещё в Хасмале, не хотелось расставаться навеки с такой хорошей компанией и с душевным теплом, что она  им  дарила. Тевинтерец вполне привык к эльфийке и гному и не считал их чужаками или зазорной дружбу с иноплеменниками. С ними были тепло и естественно, словно их связывали уже более крепкие узы, чем случайное знакомство.
«Мы можем потом встретиться в Лотеринге, уверял он угрюмо молчащего гнома, - В Лотеринге есть храм, я мог бы помогать святым сестрам ухаживать за ранеными.  Кто будет искать мага в Церкви, в которой полно храмовников?» Знал бы он, что как будто заглядывает в будущее…

 

 

 

pre_1507623070___.jpg

 

 

Что-то происходило в Тедасе. Но мать-природа на все исторически значимые события имела своё мнение. До наступления холодов, Аврелий передал одно письмо Элате и даже получил один ответ. Мол, есть тут подозрение, что драконица собирается устроить своё поганое гнездовье в древнем кольце холмов, где есть какие-то развалины. И некогда сейчас думать о путешествиях. Бьярне рвался проверить, что там за история с драконом, но увы, ему было не дано найти среди болот Коркари верный путь. Нарвавшись на воинственных хасиндов, гном вынужден был отложить эту затею, тем более, не знал, куда идти. Вернувшись в Остагар, Бьярне наведался к Аврелию и заявил, что не желает никуда переезжать, пока не разберётся с чешуйчатой тварью. Но красноречивый маг сумел убедить отважного гнома, что если бы дракон тут был, его наверняка бы кто-нибудь заметил. Бьярне задумался: а не погорячился ли он в очередной раз? Все камни крепости были осмотрены, исхожены, простуканы обухом топора, и более тут не нашлась ничего интересного. На службу ему поступить не удалось, к тому же Остагар был небогат трактирами и выпивкой. А в Лотеринге можно было запросто получить должность вышибалы или телохранителя. Хотя, может быть, это были только уверения Тео-Аврелия, который не желал потерять ещё одного товарища при переезде. А следовало торопиться, если не хотели тут застрять на всю долгую зиму…

 

 

* * * * * * * *

 

 

Прошла зима. Несколько месяцев с тех пор, как славная команда приключенцев из Хасмала разошлась по домам, по разным странам, казались годами. Тео-Аврелий скромно жил при госпитале в Лотеринге, порой взглядывая в окно, ловил себя на мысли, что надо бы хоть прогуляться. Там, снаружи, весна…

 

Его мысли прервал довольно необычный звук: под дверь как будто бы кто-то сопел, сунув нос прямо в щель над порогом. Когда же он поднялся, чтобы открыть, с той стороны зацарапалось и так же затрепетало сердце. Сона стояла на пороге, улыбаясь, ровно одну секунду, а на второй Аврелий уже валялся на полу, смеясь от радости и едва закрываясь рукавом от языка-лопаты, готового измусолить всё его лицо.

«Фелас. Этхим. Энастэ», - староэльфийские слова, размеренные, как само течение времени, остановили, отозвали, успокоили полуволчицу. Аврелий поднялся и, чуть ли не с таким же рвением кинулся обнимать её хозяйку. Только серьёзный её вид и уважение к ней не дали задавить старушку от радости.

- Мы обнаружили следы дракона, - рассказывала Иримэ Элатиэль за скудным угощением со скверным чаем и печеньем, похожим на черепицу. – Сразу же обнаружили, и это нам явилось доказательством того, что Век Дракона начался. Зимой следов не было, эльфы успокоились решив, что ящерица скрылась, но несколько недель назад, ещё по снегу, мы снова отыскали отпечаток. Дракон вернулся или пробудился, если спал зимой. Пока никто из клана не погиб, но в поселениях говорят, что несколько людей пропало, что скот ворует кто-то. Встревожились хасинды, побросали свои зимние стоянки, мы там нашли следы борьбы и выжженные пламенем участки сухой травы. Возможно, это сделала дракониха, а может сами дикари пустили пал, не потушив костёр. Во всяком случае, мой клан снимается, и уже в этот час, находится в кочевье.
- Почему ты не с ними?
- Потому что они не со мной. Сет’лин. Фенедхис ласа! – выругалась эльфийка. – Я всю зиму просила родичей устроить поиск. Дракониха могла заснуть где-то в развалинах, потому и не появлялась. Мы бы могли прикончить её спящей, и сейчас не пришлось бы дёргать с хорошо насиженного места.
- Но клан же в безопасности? – неуверенно предположил Аврелий.
- Как можно быть в безопасности рядом с драконом? Он пролетит за два часа то расстояние, преодолеть которое клану понадобится дней пять-шесть. Поэтому я была за атаку на дракона. Я знаю, что он смертен, что его можно одолеть. Но самое обидное было, когда хранительница заявила: почему ты не принесла нам доказательства победы над драконом?

 

Сона спрятала нос меж лап: это она подарила смелому храмовнику добытый в битве драконий коготь. Но хозяйка не сердилась на неё за это.
- Эльфы должны верить друг другу. Сомнение оскорбило меня и мы поругались с моей троюродной сестрой. Она увела клан в другое место, а я, поскольку не могу идти одна в драконье логово, решила попросить подмоги в Остагаре. Но там пока не видели дракона и просто обозвали меня сумасшедшей. Знаешь, этого следовало ожидать. Когда-нибудь кто-нибудь вспомнит, что приходила вот долийская старуха, предупреждала… А! Плевать! Я не намерена ждать этого славного события. Пошли, пройдёмся, ты ведь этого хотел.

Аврелий начал поспешно складывать в пенал свои письменные принадлежности и вдруг понял, что это выглядит смешновато.
- Мы соберёмся, только надо позвать Бьярне.
- Верно, он опять проверяет свой желудок на вместимость алкоголя?
- Зря ты так, Иримэ. Бьярне о тебе отзывается очень тепло.
- Правда? Нескоро мне ещё доведётся услышать тёплые слова от родственников, поэтому пусть хоть гном скажет.
При словах «гном» и «Бьярне», Сона что-то припомнила и снова начала молотить хвостом, соглашаясь, что в хорошей компании много друзей не бывает.

 

* * * * * * * *

 

 

Эпилог Бьярне, Элаты и Аврелия

 

 

 

Фередленским историкам неизвестны подробности этого путешествия, но есть кое какие записи и местные легенды о том, где и когда встречали необычную компанию: суровый воин-гном, стройный молодой человек романтичной внешности, преклонных лет долийская эльфийка, а меж ними сновала толстая мохнатая собака. Наверное, помесь мабари с волком или горной овчаркой. Компанию, по крайней мере, дважды отмечали в Денериме, видели на пути к Чёрным Болотам Вендинга, возле Амарантайна и нередко у Брессилиана. Доподлинно не установишь, когда они встречались для нового похода, когда вновь расставались, чтобы решить какие-то свои проблемы. Наверняка известно только, что Элата не навсегда покинула свой клан и временами навещала родственников. Волчица разделяла дружбу с ней ещё с десяток лет и прожила счастливую судьбу любимого питомца, а старая эльфийка ещё долго не теряла бодрости и страсти к путешествиям. К своему счастью, до начала событий Пятого Мора она убралась к предкам и теперь наверняка рассказала бы, что собой предстваляет Банал’рас, который люди называют Тенью. Сетенеран – тонкое место снов. Ал раса мала ревас, Иримэ Элатиэль. Теперь никто и никогда не попытается лишить тебя свободы.

 

 

Когда-то тевинтерский маг Аврелий пришёл к этим событиям уже весьма пожилым и почтенным человеком, выручая больных и раненых при Андерфелском королевском госпитале. Ему не довелось стать свидетелем ужасов Мора. Но, как видный учёный, он получил впоследствии образец крови Архидемона, о чём впоследствии напишет интересные заметки в своих дневниках. Они пока не опубликованы, поэтому нам точно неизвестно, как сложился путь гнома Бьярне после того, как они, вместе с Авлом, посетили гномьи тейги. Кто-то из многочисленных кабацких завсегдатаев считает, что этот путь оборвался ещё в той первой битве за Ферелден. Эпичной битве с порождениями Тьмы под Остагаром...

 

О том, что произошло с Бьярне на самом деле

 

...Бьярне всегда мечтал, не признавая этого, увидеть славный гномий город Орзаммар, а маг мечтал добраться до Кэл-Шарока и, судя по его воспоминаниям, там побывал. Он дожил до начала Инквизиции и, пусть по-своему, содействовал спасению мира. В тот день, когда Завеса прорвалась над Андерфелсом, Аврелий спас юного короля, а так же множество людей, отдав последние силы, чтобы сдержать орды демонов. Потому есть надежда, что память об Аврелии Авле не исчезнет, и его труды будут продолжены высшей волей. Да, многие запомнили, что у старого мага, в своё время, была охранница - собака, внешне очень похожая на волка, которой он давал команды на непонятном языке и она его понимала с полуслова.

 

 

https://youtu.be/x2tHsj6BLuA?t=8


ef1d425ed9b4.jpg
Регулярный онанизм укрепляет организм

#691 Ссылка на это сообщение Selena

Selena
  • Воля Бездны

  • 18 937 сообщений
  •    

Отправлено

Циан. Эпилог, часть 1. 

Разные пути

Selena & Фолси

 

Он пробыл с Пимом три дня, внимательно наблюдая за происходящим вокруг и задумчиво глядя порой на длинную горную гряду, зримой границей разделяющую Тевинтер и Антиву. В сумерках третьего дня, привычно присев рядом с Пимом у вечернего костра, Циан какое-то время смотрел на танец охряных лепестков в полутьме надвигающейся ночи, прежде чем произнести то, что должен был сказать еще сутки назад:
- Я ухожу, Пим. – пламя в вишневых глазах отсвечивало багрянцем, - У каждого из нас своя судьба и моя с Тевинтером никак не связана. Я не люблю Империю, хоть и вырос в ее приюте. – эльф усмехнулся, качнув головой, - Хотя, возможно, именно поэтому. Я помню, что обещал проводить тебя, - глаза цвета вишни тепло улыбнулись зеленым, - Но теперь ты и так совершенно точно не заблудишься.
Горы звали его обратно, к далекой отсюда хижине по ту их сторону. Хижине, оставленной им, казалось, бесконечно давно.
- Я уйду утром, - продолжил Циан некоторое время спустя, ненадолго переводя взгляд на плящущие язычки огня и вновь поднимая его на Пима, - Если ты хочешь о чем-то поговорить или что-то спросить у меня – у нас впереди еще целая ночь.

 

Решение Циана не было неожиданным, но всё равно что-то внутри Пима с болью оборвалось. Нет, юноша не претендовал на время и общество эльфа, совсем наоборот: всё чаще маг сравнивал себя с оторванным листом, который уносит в даль один поток, затем другой. Сначала это были бродяжки из Старкхевена, затем - несостоявшиеся герои Арены, но состоявшиеся друзья. И теперь дорога снова манила, увлекая вслед за магистром Павусом в мрачный Тевинтер.
Что же, Циана тоже звала его дорога.
- Нет, твои секреты останутся тебе, - Пим медленно повёл рукой перед костром, будто сжигая в пламени возможные вопросы. - Но я бы хотел посмотреть. На горы. Увидеть Столпы такими, какими ты их помнишь... или никогда не знал.
Всё реальное имеет отражение в Тени. Места, которые никогда не видел воочию, можно посетить во сне. Или обнаружить в мыслях и мечтах других существ.
Пим ловко встал с земли и подошёл к Циану. Костёр отбрасывал на смуглую кожу и тёмную мантию зловещие тени, но это был только намёк на то кровавое прошлое, которое отступник оставил позади. Энтропия в его душе стала частью естественного цикла магии, перестав напоминать голодного и раздувшегося монстра. От кольца на пальце Пима шло равномерное сияние, и это было лучшим доказательством тех светлых изменений, которые произошли.
- Покажем друг другу мир нашими глазами. Это станет лучшим прощанием, которое запомнится навсегда, - маг ободряюще улыбнулся и протянул Циану сухую ладонь.

 

Секреты. Блеснули весельем обычно холодные глаза. Пим стал ему другом, он верил и доверял ему, и это стоило любых секретов. Вновь встретить того, кому можно без оглядки доверить спину. Но он лишь качнул головой, принимая сказанное.
Озвученное Пимом желание тронуло тонкие губы теплой улыбкой. Сто Столпов. Как много… всякого связано с ними.
- Хорошо, - Циан протянул ладонь навстречу, тонкие белые пальцы переплелись со смуглыми, потянули на себя, усаживая молодого мага на землю рядом, опуская их переплетеные ладони на свое колено. Глаза цвета вишни смотрели в огонь, отражая пляску огненных саламандр в его сердцевине, воскрешая в памяти давние воспоминания…

Высокие заснеженные пики, острые, местами изломанные, перезанные глубокими ущельями. Редкие снежинки в морозном воздухе, слепящее Солнце и занесенная снегом, едва угадываемая тропинка, уходящая куда-то в даль и вниз, в молочно-белый туман. Яркая зелень предгорий, редкие деревья, мелкие лиловые цветы на склонах, журчащий между поросших мхом скал веселый родник… глубокая темная расщелина, оказавшаяся скрытой валунами пещерой и два светящихся желтых глаза с черной полосой вертикального зрачка…

 

Первое, что ощутил Циан следом за воспоминаниями, скрытыми под водами памяти - это обжигающий льдом ветер на лице. Возле костра такое диво было совершенно непривычным, и эльф распахнул прикрытые на миг глаза.
Исчезла ночь. Исчезли караваны и мельтешащие между походными шатрами люди. Исчез Пим. Впрочем, нет, не исчез. Юноша стоял на самом краю обрубленной горной вершины, и ветер развивал его тёмный плащ, как парус аравелей.
Слева направо протянулся бесконечный горизонт, перетекающий в море на востоке и севере. Вон та россыпь точек - самый богатый порт изведанного Мира, Антива-сити. А там в густом тумане теряется остров Сегерон. И не скажешь, что в этой белой спокойной дымке каждый день гибнут имперцы и кунари. Природа бесстрастна, её не волнуют ни судьбы народов, ни судьба мира. И, стоя на вершине одного из легендарных Столпов, обозревая целые земли с высоты птичьего полёта, Циан понимал, насколько же все конфликты мелкие и преходящие по сути своей.
- Я никогда не был тут. Может, никогда больше и не буду. Спасибо, что показал мне путь, - Пим обернулся, и голос его был отлично слышен несмотря на завывающий ветер. - Подойди ко мне. Сюда, к самому краю.
Происходящее вокруг было умелой иллюзией, но всё равно захватывало дух. Разум не мог отличить отражение в Тени от реальной горной цепи, похожей на драконьи зубы. И при виде такой ужасной высоты кричал об опасности.
Но опасности здесь не было. Потому что зеленоглазый маг смотрел спокойно и прямо, а его рука снова была протянута Циану. Рука, что проведёт через любой шторм в царстве снов.
- Я думал над тем, что бы тебе оставить на прощание, - худые пальцы Пима бережно держали за ладонь убийцы. - Какое воспоминание не выцветет со временем и всегда будет по-хорошему резать душу. Сделает тебя особенным. И я придумал, - Пим улыбнулся и широко взмахнул рукой, указывая на зеленеющие подступы к горной цепи. - Мы полетим. Увидим мир глазами птиц. И заодно узнаем, насколько далеко я могу изменять Тень.
Маг в любой ситуации остаётся магом и пытается узнать границы дозволенного для себя.
Юноша крепко сжал ладонь друга и с громким, полным внутренней свободы криком прыгнул вниз, увлекая за собой Циана. В падении их пальцы расплелись, но эльфа тут же подхватил упругий поток воздуха, направляя тело вперёд и вниз. Перед глазами летели заснеженные склоны, потом - тронутые золотом и зеленью леса. Маленькие животные с интересом взирали на двух диковинных "птиц", парящих над ними. От скорости в ушах свистело, лицо обдувало хлеще урагана, земля была всё ближе.
Но Циан знал, что не разобьётся. Полёт продолжит изгибаться так, как эльф сам того пожелает. Ведь Тень - ничто иное, как воплощение желаний. А довольно верещащий и маневрирующий между верхушками деревьев Пим одним касанием руки передал Циану ключи от своего маленького царства.

 

Когда он проснулся, рассвет уже давно миновал, а угли прогоревшего за ночь костра покрывала шапка седого пепла. Караван ушел: судя по клубам пыли на горизонте и положению солнца – не менее двух часов назад, и лишь суховей гонял сухие стебли травы по оставленной стоянке. В глазах цвета вишни на миг проявилась горечь – была лишь одна причина, по которой Циан мог проспать уход каравана. Пим. Пим и его магия. Он оставил его одного, в пустыне, с неприкрытой спиной. Могло произойти все, что угодно.
«Но ведь ничего же не случилось.» - тихо произнес голос сердца. Сердце верило Пиму и не желало слушать холодного голоса разума. Юный маг, как и он сам, просто не любил прощаться.
Вздохнув, Циан качнул головой, опуская взгляд вниз. И невольно улыбнувшись увиденному: между ним и костром на пыльной земле палочкой были нарисованы горы. Воспоминания прошедшей ночи вернулись яркой лавиной образов и ощущений – огни далекой Антивы с высоты снежных отрогов; ужас падения, сменяющийся восторгом свободного полета, безграничное чувство свободы, распирающее грудь и упругий ветер, бьющий в лицо, вилорогие галла, несущиеся по степи прямо под ним и теплый, мягкий мех под ладонью, когда эльф, спустившись, погладил гордого самца по широкой спине…
Воистину незабываемый подарок.
Тонкая ладонь небрежно смахнула с земли рисунок гор, Циан поднялся, проверяя клинки в ножнах и подхватывая дорожный мешок. Не удивляясь дополнительной тяжести, но все же заглядывая внутрь. Обнаруживая там хлеб и сыр, завернутые в бумагу и вновь улыбаясь, поднимая взгляд к горизонту, где все еще клубилась пыль. Время – круги на воде. Возможно, когда-нибудь их пути вновь пересекутся.
Закинув мешок на плечо, убийца направился в сторону закрывающих горизонт зубчатых отрогов гор. Переворачивая еще одну важную, но подошедшую к концу страницу в книге своей жизни. Начиная новую, пока еще чистую, но ничуть не менее важную.


И в полночь в зеркале качнется
Двойник мой, что был вечно недвижим,
Он улыбнется мне, моей руки коснется...
И я местами поменяюсь с ним...



pre_1537345873__0-676.png
 






Темы с аналогичным тегами dragon age, арена

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых